Троеполый (наброски)...

Наброски. Пока сама не знаю к чему. Империя ну и остальное сами увидите )
Чёрт его знает какой год.

 

Встречать Веронику вызвалась Хизер. Нагир уже несколько дней был поглощён экспериментом с Хиакинтум, водоросль наконец соизволила начать деление в открытой среде, и опасаясь пропустить хоть минуту её активности он почти не выходил их лаборатории.

Хизер привстала на цыпочки, осторожно касаясь губами его виска:

— Навигатор прогнозирует, что до столицы я доберусь в полдень. Плюс думаю всё же придётся что-то оформлять дополнительно в миграционной службе, хотя агент клялась что всё улажено. Так что работай. К ужину у нас будет гостья.

Он всё-таки отвлёкся от мониторов, улыбнулся как-то очень пронзительно. Шрамы на щеках и виске натянулись тонкими ниточками, обрисовывая худые угловатые скулы, подчёркивая бледно голубые глаза.

Потом легонько потёрся носом о её щёку:

— Что ж, буду ждать. Предупреди, если придётся задержаться.

Во дворе послышались сигналы приземления скоростного флаера. Хизер кивнула и, ещё раз на короткое мгновение прижавшись мужчине, выскочила на улицу. Нужно было торопиться.

 

 

Она влюбилась в этого парня практически с первого взгляда. Три года назад. Молоденький, чуть больше тридцати, магистр биолог, избравший должность её ассистента исключительно из-за глуши, в которой находилась экспериментальная станция. Она помнила ту встречу до мельчайших подробностей. Когда со ступенек флаера спрыгнул высокий, русоволосый парень в коротком защитном комбинезоне, с довольно миниатюрным рюкзаком через плечо. Он остановился, откинул волосы со лба и улыбнулся:

— Приветствую вас профессор Абически. Я магистр Нагир Хатихвар.  – его взгляд окинул станцию. Уходящие в горизонт теплицы, компактный корпус микробиологической лаборатории, и просторный жилой корпус в духе романтизма 25 века. Тишина, стрёкот кузнечиков и периодическое жужжание простейшей робототехники. – Честно, мне уже у вас нравится.

У него были обезоруживающий  взгляд. Завораживающие губы. И бессчётное количество тогда ещё рваных шрамов на лице и всех открытых участках тела.

Но шрамов Хизер не видела, она практически сразу утонула в одних только глазах. Лишь усилием воли заставляя себя вести себя максимально сдержанно, по-деловому. И твердя себе, что стоит не пугать нового ассистента и хотя бы сначала ознакомиться с его социальной анкетой, если такая выложена в сети. Вдруг он имеет какие-то предубеждения к близости, ну или она сама абсолютно не соответствует  его параметрам партнёра. Будет чертовски обидно если так. С такими глазами просто катастрофически обидно!

Тогда она взяла себя в руки, полностью соответствуя роли начальника станции:

— Приветствую, магистр Хатихвар. Надеюсь ваши шрамы не результат пренебрежения техникой безопасности.

Он искристо усмехнулся, покачав головой:

— Нет, профессор. Лишь неудачное скачкообразное взросление свойственное моей расе. Не беспокойтесь. Это одноразовое удовольствие, мною оно уже полностью пройдено и ужасней я не стану. Если позволите, для меня болезненна эта тема.

Тем же вечером Хизер нашла в сети его анкету: «Открыт для лёгких, необязывающих отношений. Довольно консервативен в предпочтениях любовных игр. Предпочитаю женщин близких к землянам. Табу на прикосновения вне интимной обстановки, исключение — руки от кисти до плеча. Болезненно реагирую на свои шрамы и хрупкость фигуры»

Хрупким Хизер нового асстента,  никогда бы не назвала, скорее просто худым. Эдакая аристократическая астеничность. Учитывая рост парня, почти на голову превосходящий её собственный – просто шикарная фигура. И шрамы на её вкус его тоже не портили. Наоборот, скорее придавали некоторый  шарм внешности.

Поэтому, тем же вечером, вооружившись бутылкой вина и букетом так вовремя зацветшей в полях Кабрика Лакорнас, она уже стучала в личные комнаты мужчины.

Он открыл. На плечах и торсе пенные капли, на бёдрах наспех накинутое полотенце, на носу гарнитура с виртуальными мониторами. Про себя Хизер поставила плюс. Она тоже обожала читать в ванной. Откинуться на пружинистый край в душистой горячей пене, всем телом ощущая как расслабляется каждая мышца. А взглядом скользить по висящему перед глазами тексту, пролистывая почту и новости.

Мужчина вопросительно приподнял бровь:

— Профессор?

И она быстро выставила вперёд букет, так что крупные голубые колокольчики   Лакорнас одновременно качнулись стряхивая росу прямо на её кофту.

— Магистр Хатихвар, если у вас нет других планов на вечер, ну или каких-то других препятствий, я хотела бы предложить вам секс. Так сказать познакомиться поближе. Нам много и тесно работать, по-моему это помогло бы взаимопониманию.

Он окинул её взглядом. Под нынче модные параметры сексуальной привлекательности Хизер конечно подходила слабо. Сейчас ценились пышные формы: пухлые щёчки, широкий зад, объёмная грудь. Эдакая выпяченная женственность, и нега.  Внешность же Хизер скорее была классической. Маленькая, жилистая, коротко стриженная.  Из украшений на теле только серьга-маяк в ухе не стандартная, а с длинной висюлькой с белыми камушками. Ни тебе грудей в две ладони, ни задницы.

Мужчина ещё раз взвесил предложенное:

— Я достаточно консервативен в сексуальных практиках

Она кивнула:

— Сегодня мне это подходит.

Она ещё раз протянула букет. Он усмехнулся и сделал шаг в сторону приглашая её войти:

— Хорошо. Присоединяйтесь ко мне в ванной. – потом скользнул глазами по бутылке в её руках – И я не пью алкоголь. Я розоокровый, он на меня не действует.

 

Сегодня, спускаясь с посадочной площадки флаерной техники, Хизер почему-то вспоминала именно ту ночь. Самую первую. В пене, аккуратных ласках, постоянных переспрашиваниях, типа «ты приемлешь, если я приласкаю твой сосок языком?» или полунамёках «Если тебе хочется, там меня можно слегка укусить».

Потом этих ночей было много. Она не лезла Нагиру в душу, но лично для неё он оказался идеальным. Совершенным мужчиной,  совмещающим в себе интеллект развитый в том же направлении что  и у неё самой, достаточное чувство такта, сексуальную привлекательность и довольно обширное совпадение по предпочтениям в постели. Она даже добилась разрешения  прикасаться к нему вне постели не только к рукам. Без навязчивости конечно, уважая личное пространство, но с полным правом прижимаясь к его щеке или касаясь этой самой щеки короткими поцелуями.

Всё было настолько хорошо, что два года назад, после того как Нагир защитил кандидатскую, она предложила ему «детский контракт». Ей давно хотелось ребёнка. Что-то истинно природное требовало внутри неё пройти этот путь матери, ощутить все его радости и печали. Связывать себя браком, брать на себя ответственность за кого-то желания не было. А вот контракт, соглашение двух полноценных людей…  Хизер нисколько не сомневалась, что в отпущенный срок Нагир доберёт научные баллы и получит золотой браслет гражданина. Так что такой контракт — вынесенное на бумагу желание иметь общего ребёнка и растить его в равной степени ответственности – казался ей самым уместным.

И любимый мужчина  оценил. Они устроили романтический вечер, обсуждая своё виденье общего родительства. Потом за неделю юристы утрясли с каждым из них подробный текст договора. А потом в кругу немногочисленных друзей  в курирующем научном центре сектора «Полесьевский»  торжественно под  взрывы смеха и поздравлений подписали бумаги. На утро она по собственной инициативе сменила сетевой социальный статус на «серьёзно влюблена», а Нагир вообще  поставил у себя «связан детским контрактом».

Тогда им обоим казалось, что всё случится очень скоро. Хизер доктора определяли как «Полностью здорова. Гормонально и эмоционально готова к зачатию». С Нагиром было сложней. Доктор сопровождавший его имел широкую квалификацию,  общую по флоновым расам человека. А с розовокровыми расами был более знаком по нэрми и неолетанкам. И большим знатоком по расе Нагира, указанной в генетической карте как «ЕФ-185-16», он не был. Но настроен был оптимистично. Много повторял, что флоновые расы, из-за механизма обязательно передачи определённого набора генов ребёнку своего пола, испытывают даже меньше проблем с зачатием, чем расы передающие ребёнку геном хаотично. Да и тот факт, что мать Нагира генетически почти полностью земляка просто по определению исключает какую-либо несовместимость.

Оптимизм не помог. Два года попыток не дали результата. Им было восхитительно рядом. Нагир начал брать студентов, добирая научные баллы. Активно собирал материал для докторской.  Хизер закончила монографию, которую научная общественность хоть что-то понимающая в специализированных одноклеточных колониях оценила на ура. Они словно были единой волной. Понимали друг друга с полуслова, чувствовали настроение друг друга, мечтали, сплетались в ласковых перекатах секса, но зачатия не происходило.

Нагир грешил на то самое взросление, которое он преодолел с большим трудом, получив на память шрамы по всему телу.

— Понимаешь, я не нашёл информации, но сам процесс как это происходило скорее напоминал метоморфоз, чем просто взросление. Подобно как головастик превращается в лягушку. За очень короткий срок моё тело полностью перестроилось. Ты бы никогда не узнала меня на старых фотографиях.

Она приподняла бровь:

— У тебя отрасли лапки или отпал хвост?

Он отвернулся:

— У меня выросли крылья. Вернее должны были вырасти. На деле одно крыло застыло на стадии начала роста кости, а у второго не правильно сформировался сустав. Я убрал их, когда стало понятно, что дальше они не разовьются. Но, по словам матери, мой отец носил полноценные крылья и умел летать.

В повисшей паузе он повернулся. Взглянул на её удивлённое лицо:

— Важное в моём рассказе, лишь то,  что перестройка организма была слишком серьёзной и точно прошла не полностью. Так что может и фертильность моя до конца не сформировалась. До метоморфоза я был стерилен. Проверял.

 

В результате Хизер воспользовалась правом вопроса к СОК. Конечно, она ждала, что на отправленный ею пакет данных включающий полный набор лабораторных анализов, подробный анамнез и заключения обоих докторов, общеимперская научная база выдаст ей координаты специалиста знакомого с расой любимого мужчины по-настоящему. Без всех этих «вы думаю, понимаете, что данных по этому вопросу вашей расы у меня нет…». Который просто взглянет на них обоих и выдаст лекарство, которое быстро  и легко решит вопрос. И пусть даже такой специалист найдётся не в Империи, а например в САП. Вполне себе развитое государство, пусть и с культурными архаизмами, населённое розовокровыми женщинами, вполне могло бы проявлять научный интерес и к другим расам своей группы.

Ну или, на крайний случай, СОК могла направить их в генетический центр, который возьмётся за искусственное совмещение генного материала родителей без отговорок типа «что вы, профессор, флоновые расы в этом вопросе просто ящик пандоры. Ни кто не поручится, что совмещение даст жизнеспособный организм». Должны же существовать серьёзные центры в этом направлении!

СОК дала другое. Очень короткое письмо-рекомендации, что делать. Видимо специалист в этой области работал на секретных проектах, или же имел слишком высокий статус и избыток научных баллов, чтоб просто отказывать в личной консультации по своему желанию. В любом случае дать письменную консультацию на запрос СОК обязан любой гражданин Империи. И перед Хизер был короткий текст, который в свою очередь вызывал ещё больше вопросов, чем было до него.

«Заключение по полученным данным:

Причина бесплодия пары – раса ЕФ-185-16 «Вамп» не размножается в двуполых союзах. По просмотренным мною данным мужчина достаточно здоров, но в союз нужно добавить половозрелого человека пола энеста.

Примечание: энесты расы ЕФ-185-11 «Неолетанка» в своей традиционной культуре имеют враждебность к расе Вамп. Так что советую внимательно отнестись к безопасности мужчины, а лучше избегать традиционно воспитанных особей»

Нагир смотрел на этот короткий ответ долго. Потом поджал губы:

—  И что? Ты предлагаешь завести любовницу? Насколько помню пол «энеста» это такая четырёхрукая женщина. Ну, в смысле внешне женщина.

Хизер пожала плечами:

— Я говорила, я достаточно открыта к сексуальным экспериментам. Тем более если такой эксперимент позволит зачать.

Он задумался:

— Я не могу сейчас никуда поехать. Ещё месяцев девять у меня активная фаза в опытах.

Она кивнула:

— Знаю. А ещё в ответе есть предупреждение об опасности. Поэтому давай просто купим нужную особь в каком-нибудь агентстве по секс экзотике. Привезём сюда. Усилим охрану. Можно даже на пару месяцев взять роботов в полиции.

Он согласился. И потом они долго спорили. Имперский генетический каталог рас выдавал только два кода людей пола энеста. Тот самый ЕФ-185-11 «Неолетанка» и ещё ЕФ-185-12, который собственно нигде кроме этого каталога больше не упоминался. Но Неолетанки кроме названия и ссылок на информационные ресурсы медицинской и этнического направления, имели приписку «Код опасности расы Б7». И это обозначало, что свободный въезд  в Империю для них закрыт.

В конце концов Хизер обратилась к серьёзному агенту по миграции и ей подсказали воспользоваться пактом о праве на размножение. И вот сегодня она встречала в космопорту ту самую неолетанку, которую они наняли на секс-контракт с отказом от прав на возможное потомство. И которую официально ввозили в Империю как необходимый элемент для своего размножения.

 

В космопорте как всегда текли нескончаемые реки народа. Единственный порт, через который Сатон-4 принимал не имперские корабли, никогда не бывал пуст.  Днём и ночью, зимой и летом в любой год здесь всегда было не протолкнуться.

Хизер остановилась на обочине дорожки пешеходного движения, разворачивая экран личного процессора. На экране мигало сообщение от агента с приложением координат встречи. Она улыбнулась. Переключила процессор на пешую навигацию. Три минуты ходьбы в соответствии с указаниями навигатора и вот она уже видела их. Агента, робота-специалиста по миграционной безопасности и неолетанку. Они стояли на обочине. Толпа протекала мимо. Агент поглядывала на экран своего процессора. Робот естественно не двигался. А неолетанка с какой-то особой детской наивностью разглядывала сразу всё вокруг.

Высоченная, тоненькая, сжимающая дорожную сумку сразу всеми четырьмя руками. Каштановые волосы до плеч, широко распахнутые синие глаза.

В какой-то момент эти самые глаза скользнули по самой Хизер, две тонкие ручки отпустили сумку, оставив её верхней паре конечностей, и неолетанка принялась махать освободившимися руками с радостью приветствую Хизер. Они виделись всего раз, в коротком видео собеседовании, когда выбирали претендентку. Но видимо у Вероники была очень хорошая память на лица.

Когда Хизер приблизилась робот пришёл в движение:

— Профессор Абически? Вот ваша опекаемая гостья, Вероника Метс. Документы оформлены. На выходе из космопорта ваши браслеты попадут под сканер и начнётся отсчёт визы. Напоминаю, её срок три месяца без права продления. Ваши местные службы правопорядка предупреждены и будут навещать вас ежедневно. Завтра утром они заедут дать вам с партнёром общие инструкции. Желаю удачи в ваших планах.

Агент тоже пожелала удачи, поблагодарила за то, что воспользовались их услугами и вскоре Хизер осталось наедине со своим приобретением. Хотя как наедине, толпа никуда не делась.

Мечта со вкусом малины (новогодний миник)...

Серия “Земли богов”, 936 год ИИ

Новогодний миник 2016 — 2017 год.

Мэй в возрасте около 30 лет

 

 

 

Мечта со вкусом малины

 

В Клинки мы добрались уже к вечеру. Опять пришлось швартоваться в городке Драконов и пешком тащиться через порталы. Сейка усиленно зевала. И хотя ногами она не топала, а, вцепившись в мой загривок всеми четырьмя руками, тряслась в рюкзаке, всё равно грозилась вот-вот заснуть от усталости.

— Так, клоп, это что за позевотины? Кто обещал не спать всю новогоднюю ночь?

Сейка вздёрнула нос:

— Я не сплю! Просто укачало чуточку. Долго ещё?

Я бодро поднималась по дороге во внутренний город Об Хайя. Тут мало что изменилось. Те же дома, те же улицы. Вон у той гостинице всегда сидела носатая тётка на крыльце. И сейчас сидит. Просто волосы стали седыми. А вон у того бара, ещё когда я была мелкой, как Сейка, парни проломили крышу, и хозяин наспех заделал её экраном от трофейного модуля. Этот лист до сих пор блестит заплаткой.

У ворот во внутренний город стояли пару солдат. Молодые. Я их не знаю, ну или не узнаю. Тут столько пацанов понавырастало за это время, чёрта с два кого узнаешь.

Мы прошли без церемоний, выпустив Ар, принудив парней открыть нам калитку и напрочь забыть о том, что мы тут появлялись.

Узкая затянутая зеленью улица в один пехотный лайнер. Старые домики. Возле одного из них я остановилась.

Он совсем зарос. Плющ покрыл стены. Кустарник сросся в единый ковёр, не оставив и намёка на тропинку, и всё усыпано большими белыми бутонами.

Сейка высунулась из-за плеча:

— Мы уже пришли? Ээээ… по-моему, тут никто не живёт.

Я развернулась к дому напротив:

— Да, мы уже на месте.

Аккуратное крыльцо с металлической кнопкой звонка. Дверь, в которую мне нужно нагибаться, чтобы войти.

Я спустила Сейку на землю, указывая на звонок:

— Жми!

 

Открыл нам Доновар. В традиционном для даккарского весеннего половодья шарфе с петлями и с бутылкой пива в руке:

— Мэйдалин?

Сейка выпрыгнула к нему с радостным визгом:

— Деда!

Он поймал её, растерянно обнял, улыбнулся. Потом ещё раз с сомнением взглянул на меня:

— Ну, заходи, раз приехала.

В центральной комнате женщины накрывали на стол. Под ногами крутился Федо, а ещё где-то в комнате плакал новый сын Метрана, имени которого я, честно, так и не спросила. Сейка бросилась обнимать брательника, потом пса, потом женщин. И все они начали ахать, как она выросла за семь месяцев.

Я на цыпочках прошлась по дому, заглядывая в комнаты. У Доновара не такой уж большой дом. Впрочем, в том, напротив, в котором я когда-то выросла, тоже всего семь комнат.

— Его нет. – я оглянулась на спокойный голос ацунавы. – Он в конторе ещё. Собирался вернуться до полуночи.

Мужчина замолчал, некоторое время рассматривая меня:

— Ты надолго, вообще?

Я, усмехнувшись, пожала плечами:

— Завтра уеду?

Из-под его руки высунулась Сейка:

— Мы к вам только на даккарский новый год. Индо думает, что мы у бабушки, а мы прыгнули в корабль и улетели сюда. Но на Большое солнце нам нужно обязательно обратно прилететь. Иначе нас…

Я шикнула:

— Клоп!

Дитё заткнулось. Потёрло ножкой о пол:

— Ну, да. У нас там всё-всё – большой секрет.

Конечно, мне всё равно пришлось кое-что рассказать Метрану и Доновару, когда забирала Сейку. На хорошую мать я ни в одном глазу не смахиваю, аргументы, что я сама росла без матери и знаю, что это такое, не прокатили. А тупо украсть ребёнка, означало получить официальный от ворот поворот в Клинках. Так что я поведала, что кроме монастыря Нитеницы, Белые скалы взяли под опеку ещё и пару неолетанских хаймов. В одном из них живёт ами, которая тогда, в самом начале, меня удочерила, ну я же малолетней была. И Сейку я забираю ни куда-нибудь, а в тот самый дом. В качестве внучки, но это ничего не меняет, о ней там позаботятся. И я даже не то чтобы сильно наврала. Так, слегка исказила некоторую правду. Домик у меня свой, но находится то он ведь в хайме Пустыни. Именно там, где живёт моя мать – Морок. Да и она, действительно, первое время, как приехала Сейка, нас частенько навещала. Правда, больше прочищая мне мозги, что надо было и Метрана привозить. Если бы всё было так легко!

Доновар усмехнулся:

— Ты, как ребёнок, втихаря сбежала от Идмана?

Я изобразила улыбку. Ну вот не надо всё перекручивать! С Индо мы опять не разговариваем. Снова! В очередной раз! Я сбилась уже со счёта в какой. Не беда, вернусь – помиримся. Просто достало всё… я очень стараюсь… стараюсь начать, наконец. вести оседлый образ жизни. Быть Сейке матерью. Хоть какой-то. Семь месяцев уже стараюсь! Согласилась принять командорскую должность, согласилась сидеть на месте и не рыпаться никуда. Только… Мне ведь ещё и тридцати нет! Мозг рвёт на части от всей этой рутины и постоянства. Бесит!

— Дитё преувеличивает. У меня официальные выходные, с разрешения генерал-командора.

Да, я выпросила выходные у Венки. Хотя, конечно, как сказать выпросила, подложила записку Экому на стол, он точно не пропустит. Венки видит, что со мной, и не откажет. Всего-то на новый год. Эта мысль так вдохновенно звучала тогда в моей голове… Отловить Метрана. Прижать этого упрямца к стенке уже!

 

Доновар, хмыкнув, потрепал Сейку по макушке, отправляя её обратно к брату:

— Ну и как дела в братстве Веникема? Вижу, ты, наконец, получила командорский орден.

Да, на плече верхней руки красовалась ящерица. Мелкой, я думала, что это дракон. Потом, уже в хайме, Карлу приспичило познакомить детей с описаниями природы истинного Даккара, сделанными когда-то дотошными имперцами. И оказалось, что это – ящерица. Довольно крупная, неповоротливая и очень толстокожая. Мне никогда не нравился этот орден!

– У Белых скал всё хорошо. Завоевали очередной сектор. Обложили данью. Ещё один крупный кусок суши закатали под поля. Не знаю уже, сколько там секторов Веникем снабжает наркотой, иногда складывается впечатление, что все.

Даккарец кивнул:

— Он хорошо ведёт дела. Умно и с размахом.

Хлопнула входная дверь. Мы оба замолчали, оборачиваясь к дверям в комнату.

— Слушай, отец… – он застыл, недоговорив фразу. Вечно строгий, невероятно сдержанный, с пронзительным чёрным взглядом из-под ресниц… Самый красивый даккарец, которого я, вообще, когда-либо встречала. Это было шокирующе, получив уровень вольного мастера, примчаться в Клинки и вместо тихого, такого знакомого мне мальчика найти эдакого ледяного аристократа, полностью разочаровавшегося в даккарских ценностях. Увидеть и потерять дар речи. Прикоснуться и забыть обо всём… – Мэй? Ты… Не помню, чтобы приглашал тебя.

На голос из комнат вылетела Сейка:

— Па! Мы приехали к тебе на даккарский новый год! Мы соскучились!

Он ещё раз приморозил меня взглядом, потом, поджав губы, положил руку ей на макушку и всё-таки улыбнулся. Присел на корточки рядом с ребёнком. Обнял её.

Мне нереально повезло, что Сейка унаследовала его раскраску, даккарскую. Было бы убийственно, если бы она была похожа на свою биологическую мать. И не представляю, каково бы было тогда ему.

— Как ты выросла. Уже совсем большой стала.

Дитё с гордостью выпрямилось:

— Я уже в школу хожу.

Он удивился:

— В школу?

— У них там Имперские порядки, и в школу с пяти лет берут, представляешь? Ну, в детскую такую школу. Там читать, писать учат. А драться будут учить, как везде, только в восемь… Ой! – она оглянулась на меня, понимая, что снова болтает. Вздохнула и пожала плечами, замолчав.

Метран подхватил ребёнка на руки. И, полностью игнорируя моё присутствие, двинулся к столу:

— Ну, я, честно, и не уверен, что драться, это такая уж нужная наука.

Свои мечи он забросил в семнадцать, почти сразу после окончания школы. Повесил на стену и больше никогда не носил. Это, само по себе, было попиранием традиций Даккара. Но ацунавой он был хорошим, и Роджер и сам закрыл на это глаза, и стариков заткнул.

— Не, па, я хочу, как мама, драться! Всеми четырьмя руками! Вжик, вжик так, и все охренели! Ой! В смысле, невероятно удивились. Вот!

Первые пять лет своей жизни Сейка провела в САП. Не думаю, что в этом возрасте ребёнок так уж много воспринимает. По-моему, даже её стремление не ругаться при отце, это не воспитание в САП, это САП который умудрился впитать в себя сам Метран. Даккар разочаровал его своей сосредоточенностью на войне, САП заполнил недостающее. А Сейка просто старается соответствовать его ожиданиям.

Доновар прервал мои размышления:

— До полуночи пять минут. Быстро все за стол!

Он откупорил новую бутылку пива и запел: «Новое время побед наступает, новым мечам открывает дорогу…». Метран поморщился, а мы с Сейкой и даже мелким Федо во всю принялись подпевать. Какой новый год без новогоднего гимна?! Песни, вообще, сердце Даккара. Отец всегда пел.

Цифры на часах обнулились – полночь. Ещё один год вступил в свои права. За окнами затрещали выстрелы салюта. Сегодня в каждом баре, в каждой казарме, на каждом даккарском корабле праздник. Сейка выскочила на крыльцо. За ней мелкий Федо и женщины. Доновар вытащил собственные припасы петард и под радостные визги детей отправился запускать их с пустыря. Все ушли с ним.

Я подсела к Метрану, обнимая его за плечи. Он даже не обернулся, выдохнув:

— Вот трогать себя я точно не разрешал.

Я пожала плечами:

— Когда это мне требовалось разрешение?! Я же – дикая пиратка, что с меня взять?!

Он оглянулся, фыркнул, но вырываться даже не попробовал. Знает, что не отпущу. Потом увидел новый орден:

— Тебя произвели в командоры? Дела Белых скал настолько плохи?

Я рыкнула, разворачивая его к себе. Он поморщился:

— Мэй, имей хоть немного совести, дай поесть!

Я отодвинулась. Он опять даже не взглянул на меня. Просто неторопливо, с такой особой свойственной только ему грациозностью, ел.

Морена говорит, что дети не рождаются продолжением своих родителей. Что они с рождения имеют свой собственный характер – подарок богов. И если им позволяют, выбирают ту дорогу, которая подходит именно им. Возможно, даже пролегающую совсем по другим плоскостям, чем у родителей. А если им мешать это сделать, они не смогут быть счастливыми. Это очень сложная для меня мысль. Практически неподъемная! Как? Как мальчик, родившийся и выросший в Клинках, любимый сын отца-даккарца, мог получиться таким недаккарским? Сдержанным не только снаружи, но и внутри. Всем из себя правильным, по САПовски грациозным и невероятно красивым. Как мальчик, с которым мы детьми бились на деревянных клинках и не могли дождаться, когда получим настоящие, мог повесить свои мечи на стену как бесполезную картинку? Как мальчишка, с которым мы лазили по туннелям канализации, мог стать таким чёртовым эстетом?

Когда я вернулась в Клинки, все старшие мастера Хинти водили вокруг него хороводы. И он расчётливо крутил их интересом на своё усмотрение и, в принципе, никого не подпускал. Я нашла способ купить его благосклонность. Наверное, это было неправильно, но до мудрости я ещё не доросла… и сомневаюсь, что когда-нибудь дорасту. Я была в офигении, в возбуждении и амосе по самую макушку. Я хотела его и нашла способ, чтобы он добровольно пошёл со мной в постель. Полагаю, это был первый шаг, который всё усложнил.

— Мет, я завтра уеду. Побудь со мной.

Он не повернулся. Неспешно, аккуратно подцепляя вилкой кусочки мяса, доел свой ужин. Сделал глоток вина. Промокнул губы салфеткой. Потом поднялся и махнул мне, веля следовать за ним в комнату. Переступил порог, приглушил свет и принялся методично расстёгивать маленькие пуговки шёлковой рубашки. Даккарцы никогда не носят такие рубашки. Ну, разве что Роджер иногда, когда появляется на приёмах где-нибудь на Селене. Ну, может, Денкам по праздникам. Но Метран в САП просто заболел этим шёлком. Он одевается в него постоянно. Чёрный шёлк с маленькими пуговками.

Я поймала его руки. Притянула к своим губам. Рядом с ним я кажусь себе неотёсанной. Дикаркой, возле аристократа. Пираткой… Мы невероятно разные. Вот Индо не нужно уговаривать залезть в постель, не нужно всяких там красивых ухаживаний, слов, жестов, подарков. С Индо нужно только выяснить, что он свободен на ближайшие четыре часа. А так потрахаться он всегда «за». Он ревнив, импульсивен, горяч и абсолютно понятен. Даккарец!

Но в эротических снах я вижу именно Метрана. Ни разу не предложившего мне секс по собственной инициативе, даже не прикасавшегося ко мне самостоятельно без дурмана амосы. Абсолютно свой и чужой одновременно.

Я, вообще, наверное, мазохистка в плане мужчин. Потому что второй парень, которого я вижу в этих самых снах, ещё недоступней. Вамп, которого я видела всего восемь дней когда-то в юности. Не уверена даже, что правильно запомнила, как он выглядел. Не могут живые парни так выглядеть. Хотя тот, чьи ладони сейчас в моих руках, тоже абсолютно невероятен.

Я обнимаю Метрана со спины. Проскальзываю ладонями нижних рук под гладкую ткань рубашки. Он позволяет. Кладёт голову мне на плечо. Расслабляется. Я точно знаю, что он вообще не спит с неолетанками. Последние лет пять точно. У него есть две женщины, купленные им чуть ли не в двадцать, и больше никого. Вернее, ещё есть я, которая иногда вламывается в эту его спокойную правильную жизнь со своей пиратской настойчивостью.

Я разворачиваю его, накрываю его губы поцелуем. Пью. Пытаюсь утолить неутолимую жажду. Жажду, которая носит его имя уже много лет…

— Мет, я люблю тебя.

Он смеётся мне в губы. Подставляет шею под поцелуи. Скидывает, наконец, рубашку…

Юбля, его запах. Кто бы что ни говорил, запах каждого человека уникальный. Обычный естественный запах. Тот, что чувствуется, только если провести носом по самой кромке волос. Пьянящий…

— Ты любишь почти любого мужчину. Половина Клинков хоть раз лапала тебя в своей постели…

Я фыркаю. Да, взросление неолетанки – ужасная штука. Лет в двадцать у меня было впечатление, что все мои старые друзья-даккарцы, даже те, кто вроде младше меня, вдруг догнали по возрасту моего отца, а я осталась, какой была. Играла в старые игрушки, зависала на горках у школы Ар, не видела никакого прикола в капитанских орденах и была абсолютно ненасытна до мужчин. Потом нашлись подруги-неолетанки, и всё стало хорошо. Им нравилось то же, и горки, и игрушки на планшете, и говорить о мужчинах они могли часами. Некоторым из них даже нравились драки на спортивных клинках, хотя таких было меньше.

— У меня природа такая любвеобильная. Я ещё даже не половозрелая. Мне можно.

Он хотел что-то ответить, но передумал. Амоса уже распаляла его, он потянулся к брюкам, расстёгивая ремень. Слегка улыбаясь. Я наблюдала за ним восхищённая. Упиваясь каждым движением. Чёрным взглядом из-под ресниц. Резким выдохом, когда я опустилась на колени, целуя его везде…

Комнату прорезал яркий луч света от приоткрывающейся двери. Потом просунулась голова Сейки:

— Ма, Па, там торт достали… А вы чего… трахаетесь уже, что ли… ну, в смысле, сексом занимаетесь? А как же торт?

Метран молча укрылся одеялом:

— Сейкерис, нельзя врываться в комнату взрослых без стука. Мы поедим торт потом.

Ребёнок скрылся, прикрывая двери. Метран отодвинулся от меня и некоторое время лежал, откинувшись на кровати. Ему требуется время вернуть настрой на секс. Индо бы от ввалившейся в комнату мелочи даже с ритма не сбился. Я чуть касаясь погладила пальчиками его коленку, потом её же коснулась губами… С ним у меня всегда ощущение, что я соблазняю девственника. Пугливого юношу, никогда не ощущавшего неолетанской амосы. Каждый раз как первый… Хотя нет, первый раз ещё и было ощущение, что я делаю это против его воли.

Дверь приоткрылась снова. Сейка молча протиснулась в комнату, крадучись подобралась к столу и поставила на него тарелку. После чего так же показательно на цыпочках смылась, уже у самой двери пояснив:

— Там торт. А то Федо съест всё, даже не попробуете.

На этот раз я, рыча, поднялась и для надёжности припёрла эту самую дверь комодом. Обернулась. Метран опять сидел на постели, завернувшись в одеяло. Опять по самые уши! Я взяла тарелку с принесённый ребёнком торт, подсела, подцепила небольшой кусок на ложку и поднесла к его губам. Да, сладкое он любит. Всегда любил. Маленьким, вместе со мной, с удовольствием таскал из-под носа Кэти конфеты с кухни. Я тоже попробовала торт. Яркий вкус малины. Сочный. Летний.

— Мммм. Откуда малина в это время года?

Он покосился на меня, как на сумасшедшую:

— Мэй, я торгую с партнёрами более чем с тридцати планет, из более сотни портов. Всегда где-нибудь лето!

У него на губах капля сока. Сил остановить себя не нашлось, да и какой смысл? Я, потянувшись, слизнула её. Потом внимательно посмотрела в его глаза. Отодвинется? Нет? Каждый раз как по лезвию с ним хожу, не понимаю, не могу предсказать простейших реакций и безумно хочу. На этот раз пронесло. Он подставляет губы под поцелуи. Снова вливается в игру. Поддаётся амосе, смеётся, ластится, медленно разгорается… входит в меня, заносится в рваном темпе, взрывается, позволяет обнять и проникнуть…

 

У меня перед глазами звёзды. Метран лежал у меня на груди, медленно выводя на ней кружочки подушечкой указательного пальца. Он довольно устойчив к амосе. Никогда не вырубается сразу. Это Индо – кончил и уснул.

— Мэй…

— М?

— Сделай мне визу в Империю.

Я подняла на него глаза:

— Зачем тебе Империя?

— Я взял в САП всё, что они могли мне дать. Больше в матриархальном обществе мне не получить. Я хочу продолжить учиться в Империи.

Впитать ещё и её? Это я устроила ему учёбу в САП. Поменяла мечту на мечту. Я мечтала о нём, он об учёбе в настоящем университете, не помешанном на войне. За те годы учёбы он, как глазурью, покрылся корочкой САПовской правильности. Чем его покроет Империя?

Не получив от меня ответа, Метран отвернулся:

— Не можешь?!

Я не могу!? Да почему не могу?!

— Я же говорила тебе, что могу всё! Хочешь в Империю, поедешь в Империю!

Понятия не имею, как я это сделаю. Придётся Карла о помощи просить. Объяснять… Но, юбля, сделаю! Для него сделаю!

Я притянула Метрана к себе, снова целуя в губы. Жадно, не сдерживаясь. Я уеду утром… я не так много хочу… Он поддался, разрешил, подчинился моему напору…

За дверью снова послышались пение и пальба салютов. В Клинках на новый год детям всегда полагались сладкие подарки. Я – уже не ребёнок, но свой, в данный момент, держу всеми четырьмя руками… Вредный, замороженный и со вкусом малины на губах… и, честно, все остальные грани разумности именно сею секунду идут лесом. Я даже понимаю, что оно как-то не так, но сейчас по-другому не умею. Через два года мне стукнет тридцатник, и я постараюсь, наконец, повзрослеть… приложу усилия, чтобы научиться этой замысловатой неолетанской мудрости, о которой постоянно говорят Морок и Венки, по-настоящему остепенюсь и даже, возможно, стану меньше ругаться… но не сейчас. Сейчас я пьяна собственным возбуждением и счастлива. В моих руках мечта. Он улыбается, отвечает на поцелуи, и больше ничего в этой бесконечной Вселенной не имеет значения.

Принцесса Империи (наброски)...

  • Черновик возможно к роману «Не принадлежащий земле»
  • Серия Земли богов 746 г ИИ
  • (через 16 лет после ухода императрицы, за 10 лет до рождения Морены)

 

Предисловие

Альберт подхватил меня за талию, увлекая на постель. Его пальцы скользили вдоль позвоночника, стискивали бёдра, губы жадно прижимались к груди. Захватывали в плен то один сосок, мягко и одновременно сильно, то резко отпускали и пленили другой. Это была тягучая игра ощущений, внутри которых созревала, закручивалась тугим кольцом пружина естества. … Шелковая кожа, сильные руки, язык тонкий и точный в своих прикосновениях к клитору. Сильно, требовательно, ритмично…

— Хватит… хочу член!

Он усмехнулся:

— На спинку?

Я попыталась задуматься, но потом просто перевернулась на живот поднимая попу и прогибаясь в спине:

— Кошечкой!

На бёдра легли руки. Внутрь легко проскользнул крепкий орган. Замечательный, простой и такой бесхитростный способ получения удовольствия…

 

Альберт вышел из ванны. Русые кудри по влажным загорелым плечам. Ни единой нитки одежды.

— Хочешь чтоб я ещё остался?

Я вытянулась на кровати:

— Нет. Позвони мне дня через четыре. Может, я снова захочу тебя позвать.

— Четыре? Мне казалось твой цикл меньше.

— Я сейчас сильно увлечена одной идеей. А сексуальная энергия удобно выгорает в огне научных экспериментов.

— О! Ну, тогда новых открытий тебе, очаровательница.

Он ласково и жгуче коснулся моих губ поцелуем, то ли вовлекая в новый оборот толи просто излишне горячо прощаясь.

— До встречи, принцесса. Я буду с нетерпением ждать вашего вызова.

Подхватил с ковра свой килт, ловко запахивая его на ходу. И, помахивая сандалиями, скрылся в проёме двери. Правда, ненадолго. Через минуту русые кудри снова мелькнули в дверях:

— Вас там Марта ожидает. Позвать?

Я расслабленно кивнула: «зови».

 

Марта носила тело миниатюрной девушки с маленькой грудью, округлыми очень аппетитными бёдрами  и узким разрезом тёмных глаз под веерами ресниц явно не природной длины. Ей шло. Особенно в этом платье по последней моде сзади опускающимся на пола, а спереди открывающим взгляду самый низ волос на лобке. А вот кружевные полупрозрачные лифы мне не нравились, даже в таком нежно голубом цвете. Хотя на таком теле всё равно смотрелось очень гармонично.

— Доброе утро, принцесса. — Марта дематериализовала свой планшет. – Если ты уже закончила удовлетворять потребности своей физиологии, мне бы хотелось обсудить запрос, который ты мне прислала.

Вообще мне Марта не служила. Она была личным поверенным моей матери, Её Императорского Величества владычицы и вершительницы судеб мира Октавы Эвиг. Но мать  вот уже шестнадцать лет как бесследно испарилась из собственного дворца, так что Марта и весь огромный двор, который должен был обеспечивать комфорт и досуг императрицы прозябали без дела. И я этим активно пользовалась:

— А что не так с моим запросом?

— Ты написала, что хочешь пожить на планете Циклар 1-2 года, причём пожить согласно их культуре и традициям. И при этом подчеркнула, что не хочешь ничего знать об этой планете заранее?!

Я поднялась, усаживаясь на постели:

— Да, так и есть. Я же понимаю, что ты попытаешься сразу выложить мне всё внутреннее мироустройство этой планетки. Но так как я хочу путешествовать под флагами романтики, а не реализма, то нет. Я категорически не хочу ничего знать заранее. Пусть будет сюрприз!

Марта задумалась. Уверенна, за триста лет службы матери ей приходись исполнять на много более сумасбродные идеи, чем мои. Тем более и последние годы перед исчезновением, моя родительница довольно условно принадлежала этой реальности. Но тут скорее всего сказывалось другое: как и большинство слуг дворца, поверенная матери просто до сих пор считала меня ребёнком.

Я не так уж юна. И вообще давно уже успела выполнить и перевыполнить тот ценз, который отделяет взрослого гражданина империи от юнца подающего надежды. Я с блеском закончила обучение в центральном университете Сатон 2, по направлению «генная модификация человека».  Прошла интернатуру в центре эксперементального синтеза биокомпонентов. Написала несколько высоко оцененных статей о самых современных возможностях биомеханики на службе красоты. Защитила докторскую  по громкой теме: «вероятностным аргументам самопроизвольного возникновения разумной жизни». Создала и очень даже удачно преподаю собственный учебный курс: «Дифракция генной манипуляции у вида человек». Имею несколько наград за громкие выступления на научных конференциях. Это не мало! И всё это имело огромное значение в глазах моей  матери, социума Империи, моих коллег, сокурсников, друзей. Но для слуг которые растили  меня с самого детства и, пожалуй, для отца, все эти достижения ни значили ничего. Я оставалась ребёнком. Отец всегда очень красиво восхищался этими моими достижениями. Тринадцать лет назад, когда Империя официально признала меня достойной золотого браслета, он устроил огромный праздник на всю «Жемчужину». Но вот старше в его глазах всё это меня не сделало.

Марта расправила юбку и подняла на меня терпеливый взгляд тёмных восточных глаз:

— Хорошо. Расскажи мне, откуда вообще такая идея. Почему Циклар?

Я улыбнулась. Это была романтическая история. Самая что ни на есть безумная имперская романтика.

— Один их моих знакомых, Пауль Картарски, занимается систематикой автономных миров. И вот в качестве промежуточного результата, ну и просто повеселить публику, он создал некоторый мемберный тест, который анализирует мечты человека и подбирает ему мир, в котором он бы был счастлив с наибольшей вероятностью. – В этой системе  почти девять миллионов миров. От автономных в своей культуре и традициях государств, до планет и содружеств. Каждый мир описан по семистам тысячам параметров. То есть это ни какое-нибудь там сравнение из сми, это очень серьёзный научный проект на уровне Д.

Марта понимающе кивнула:

— И тебе этот тест выдал планету Циклар?

— Да. С вероятностью 86%. Это довольно высокая цифра, так как она учитывает проблемы адаптации.

Марта снова кивнула:

— И ты не хочешь совсем ничего знать заранее?

— Нет. Я дала краткий запрос СОК по обществу планеты и уровню развития. Мне выдало, что Циклар это автономное, полузакрытое общество, умеренно матриархального устройства. Двуполое, вида человек, процент совместимости с землянами выше 60%.

— Матриархальное?

— Марта! – моя собеседница замолчала, всем своим видом выражая недовольство. А я … а я продолжила как школьница оправдываться – Я ещё велела СОК рассчитать класс опасности для моего путешествия на Циклар. Цифра ничтожная! Прогулка в парке опасней.

Марта усмехнулась:

— Какой срок путешествия ты задала?

— Никакой. Командировка. Что? Я, между прочим, к тому же написала их местной правительнице. Указала, что в качестве проекта по изучению различных миров Вселенной хочу пожить на её планете 1-2 года, погрузившись в их культуру, обычаи и прочий колорит. Что хочу открыть на это время какой-нибудь полезный их миру бизнес.  И вообще ассимилировать и влиться в ряды цикларовских женщин.

— И что она ответила?

— Что не любит имперских туристов, но если я готова прожить на Цикларе хотя бы один полный год и постараться принять его культуру, то планета с радостью меня примет и она лично постарается поспособствовать чтобы моё пребывание там было комфортным. У меня приглашение на высшем уровне!

Марта задумалась. А я, решив наконец, что, смогла поразить эту женщину серьёзностью своего подхода в столь авантюрной идее добавила:

— А ещё я вчера заехала к отцу. Рассказала ему в приторно романтическом ключе всю эту историю и попросила помочь с деньгами. Он сказал, что желает мне счастья и денег даст.

Марта вздохнула:

— Сколько?

Я пожала плечами:

— Я не называла ни каких конкретных цифр. Он тоже.

Моя собеседница фыркнула:

— Да уж! Ты о сумме не говорила, Великий князь вообще такими вещами не озадачивается. А вот я когда пойду с этим к Виктору и принесу конкретные циферки и он, в отличие от князя, начнёт считать каждую копейку!

— Да, ладно. Не думаю, что мне так много понадобится. Вряд ли на этой маленькой планетке особенно дорогое жильё. А бизнес… можно дать запрос СОК подобрать то, что будет наиболее прибыльным и деньги у отца взять как инвестиции с возвратом. Я пока автономно ни один бизнес не вела, это даже интересно будет развить его и вернуть вложения. Думаю у них там много свободных ниш, планета не особо развита.

Марта некоторое время помолчала, упрямо сжав губы и вообще всяко выражая своим видом, что моё поведение неразумно. Уверенна, она никогда так не морщилась перед матерью, какая бы идея той не приходила в голову. Даже с отцом, полагаю, она ведёт себя крайне вежливо и подобострастно, хотя во вселенной трудно найти более мягкого и солнечного человека, чем он. Просто меня во дворце матери  ещё очень долго, если не всегда будут считать ребёнком. И это ещё один аргумент уже уехать хоть куда-нибудь.

Марта наконец перестала дуть губы и вернулась с насущному:

— А твоё обещание гарлине Циклара прожить на планете один год… имелся в виду Цикларский год?

Я пожала плечами:

— Я не уточняла. Но письмо писала на Цикларском, так что, скорее всего, она восприняла его  именно как местный год. Он сильно отличается от стандартного?

Марта пожала плечами:

— Ты же не хочешь ничего знать?!

Он продолжала смотреть мне в глаза, во взгляде играла хитринка. Я смотрела на неё в ответ. Но в конце концов сдалась:

— Хорошо. Расскажи мне пять самых важных фактов об этом мире, которые по твоему мнению мне жизненно важно узнать заранее. Постарайся не касаться тем любви и личных отношений. И вообще оставить сюрпризом всё, что можно оставить.

Марта отвела взгляд:

— Хм… минуточку я отберу главное.

Я спрыгнула с кровати, махнув ей следовать за мной. За стеклянными дверями, распахивал свои объятия сад. Ароматы тысячи цветов, звуки насекомых и птиц. Я забрала волосы наверх и нырнула в озеро. Марта устроилась на софе возле воды. Через некоторое время она отозвалась:

— Я готова. Пять самых важных фактов, который обязательно знать до въезда на планету, не касающиеся любви.

Я кивнула, что готова слушать и подплыла к берегу, устроившись на отмели:

— Первое: цикларский год составляет 9.3 стандартных года и имеет колебания температур соразмерные длине года. Зимой там очень холодно, летом немилостиво жарко.

— Хм… То есть  правительница планеты настаивает чтоб я прожила у них минимум 9 лет? Хм… ну в конце концов мне там должно понравится, почему нет?! А насчёт температур я поручаю тебе собрать мне гардероб с учётом их моды, погоды и моих предпочтений в одежде.

Марта хмыкнула и продолжила:

— Второе: планета находится в области отрицательного гравитационного спина.  Полагаю излишне будет напоминать, что в таких местах не работают все технологии использующие стабилизированные направленные гравитационные поля.

— Ни порталов, ни флаерной техники, ни временных полей?

— Абсолютно верно. Твоя эвакуация с планеты при чрезвычайных обстоятельствах будет осуществима только путём твоей смерти.

Я пожала плечами:

— Ну ладно… обновлю скан в дистанерском центре и прослежу чтоб это же сделали все люди, которых возьму с собой.

Марта кивнула:

— Третье… общество Циклара очень традиционно и каждый класс подразумевает определённые обязанности и функции. Я полагаю, что ты не хочешь подчиняться кому-либо и вообще планируешь занять наиболее высокую ступень в обществе из возможных для иностранки. Это положение «гармы», что на имперский можно перевести как «герцогиня». Ты должна будешь взять под управление один из заброшенных замков, создать там приемлемые условия жизни для своих подданных, обеспечить их работой. Этот факт так же подразумевает, что жить ты будешь не в столице, а где-то далеко на окраине в окружении максимум полсотни людей, скорее всего на побережье. А ещё что тебе понадобится знание языка. Местные жители за очень редким исключением не владеют даже межпланетным.

— Старый замок на побережье? Герцогиня? Ммм, какая романтика! Я всё больше понимаю, что Пайль прав и мне понравится эта планетка. Языковой чип? Вариант с переводчиком никак? Ну ладно я не так плоха в изучении языков, первое время похожу с чипом потом выучу.

Марта вздохнула. На некоторое время задумалась и продолжила:

— Четвёртое. В качестве бизнеса для самообеспечения тебе стоит выбрать центр омоложения и стимуляции жизни. Биос давно пытается пробиться на эту планету, но всякий раз получает отказ. В тебе Циклар заинтересован, кроме того биомодицикации основное направление твоей научной деятельности, так что тебе они такой центр позволят. И ты сможешь получить от  Биос всё необходимое оборудование и полные инструкции практически в дар. Да и найти доктора нужной квалификации, который захочет написать работу на локализации омоложения под особенности расы местного населения будет не сложно. Тема простая и заведомо выигрышная при защите.

— Ну, омоложение так омоложение. Я не против. Специалиста я найду сама, а с Биосом договорись пожалуйста официально.

— Пятое… — Марта снова задумалась – Я не советую тебе брать с собой из Империи живую прислугу. Эти люди не смогут вписаться в местную культуру и этим подведут тебя. А искусственный интеллект на Цикларе запрещён.

— Ий запрещён? Как они там живут вообще?! Портальной робототехники нет и локальной тоже? Что всё так совсем плохо?

Марта пожала плечами загадочно усмехнувшись:

— Ну, пару плат ий контрабандой в кармане ты можешь провезти, смертельного греха в этом не будет. Но полагаться на такую прислугу я бы не стала.  Советую набрать из местных. Большинство привычных тебе специалистов там легко отыщутся.

Я выдохнула. Планетка выглядела всё более и более средневековой. Хотя, может это даже хорошо. Я буду герцегиней в собственном замке. Найму живых слуг, красивых мужчин и женщин. Вообще я больше привычна в быту к роботам, но есть даже какой-то шарм в том, что вокруг тебя всё время живые люди со своими жизнями. Буду нести им красоту и молодость.

— Хорошо. Мне всё нравится.

Марта улыбнулась:

— Ну, тогда я сообщила тебе всё, что жизненно важно знать до прибытия на планету. Есть ещё какие-то пожелания?

— Да. – я выбралась из воды. Подхватила протянутое мне миловидным юношей-роботом полотенце. – Во-первых найди мне умных советниц. Двух. Из разных политических лагерей. Герцогиня это же вроде как правительница немного? Я хочу полностью погрузиться в антураж. А ещё… знаешь я хочу знать ещё кое-что об этом мире, очень коротко. Мужчины Циклара красивы?

Марта расплылась в улыбке и, плотоядно скользнув язычком по сухим губам, выдохнула:

— Да! Тебе понравятся.

В сущности это было главное, что я хотела знать перед началом своего путешествия. Своего романтического путешествия!

Наверное, я кажусь легкомысленной во всей этой затее. Отправится на какую-то забытую миром планетку, да ещё и в грави-спинотрицательном  секторе. Заранее пообещать прожить на ней почти 10 стандартных лет… но нужно же как-то взрослеть уже. В этом мире, в мире где имя моей матери даже в мыслях произносят только с благоговением и придыханием. В мире, где меня всегда будут считать юной девочкой, сколько бы лет мне не стукнуло и каких бы высот и авторитета я не добилась. В мире изначально принадлежащем не мне…

Все мои старшие братья и сёстры в своё время покинули этот дворец и придумали себе свою жизнь. Мать никогда не препятствовала любым идеям, отец просто желал нам счастья. Моё время тоже, наверное, уже пришло. Думаю пришло… мне 42 года. Зрелый возраст для большинства миров. Молодость для Империи. Юность для дочери императрицы. Даже когда её самой давно нет в этом дворце…

Так что этот тест Пауля, эта планетка с замком у моря… всё это очень вовремя. Я поеду в мир, где с вероятностью в 86% буду счастлива и одновременно в мир своей собственной жизни.

— Да, Марта, пусть замок будет именно у моря. Это романтично!

Она пожала плечами:

— Как пожелаешь, принцесса! – После чего кивнула, прощаясь – Я спишусь с герлине планеты как твой секретарь и всё подготовлю. Учитывая твоё отношение, полагаю многие решения будут приняты так, как в моём понимании ты бы хотела. Подготовка займёт несколько дней. Я ещё зайду.

Она материализовала в воздухе портал и ещё раз кивнув, шагнула в него.

Я отбросила полотенце. Солнце ласкало обнажённое тело. Лёгкий ветерок трепал распущенные волосы. В двух шагах от меня дерево склоняло ветви под тяжестью больших красных яблок. Я сорвала одно. Меня ждёт восхитительно романтичное приключение длинною в девять лет!

Детёныш чудного существа (набросок)...

Анжей Ан Тойра. 921 г. ИИ

Ретка появилась в моей жизни, точнее постели, около двух месяцев назад. Просто кошка! Ласковая, молоденькая шлюшка с действующим браслетом вот именно этого монастыря. Браслетом, обещающим, что магия -Ар в юном создании на сто процентов отсутствует.

Когда я понял что что-то не так? Позавчера. Мой помощник, мальчишка полностью уничтоженного рода Ан Дара, как бы между прочим, спросил:

— Я тут подумал, пока Оп Векра молчат, может я текучкой займусь? Информаторов проверю, кошку твою новую пробью… или не надо?

Браслет гарантировал, что неолетанка не владеет ар и только это. И, конечно, работая с разведданными, я всегда проверял связи своих редких четырёхруких любовниц на подозрительные контакты. До постели… до! Я всегда заранее проверял, кого тащу в кровать. Но тут точно помнил, что не делал этого. И объяснений этому факту в моей памяти тоже не было.

Да, я был невнимателен последнее время. Было ощущение, что просто заканчиваются силы. Последние капли. Последние надежды… хотя с надеждами я расстался, кажется, уже года два как. Всё летело как по накатанной – в пропасть! Братства ссорились друг с другом, теряли людей в глупых стычках со всеми врагами сразу. Даккар угасал. Таял как лёд на жарком солнце. Вся наша твёрдость, все наши знания, вся военная мощь не давали ничего. Один шаг вперёд  — два назад…

— Да, пробей кошку.

Ночь я не спал. Думал. Пытался встряхнуться, заставить себя собраться, что-то придумать… Ретка ушла ещё днём. Она вообще часто уходила — приходила. Как вообще могло такое случиться, что я в здравом уме подпустил к себе пусть не обученного, без особых способностей, не дистанционного, но непроверенного мага?! Все неолетанки маги, если пустить их в постель! А самое главное: почему я два месяца жил с этим и даже не осознал? Я настолько упустил контроль?

 

Ретка появилась на рассвете. Проскользнула в дверь комнаты как натуральная кошка. По идее парни Об Хайя на вахте должны были сначала позвонить и спросить нужно ли её пускать, но сейчас я понимал, что они никогда не звонили. Ни разу за эти два месяца и  этого я тоже  не замечал.

— Ой, Анджи, а ты чего не спишь?

В ней было два с половиной метра роста и всего 70 килограмм веса. Четыре тоненькие ручки с длинными ноготками раскрашенными в разные цвета. Короткая майка, ещё короче юбка и большие вечно удивлённые синие глаза с длинными ресницами. Как крылья бабочки или мелкой птицы. Детёныш чудного существа!  Комплекс из наивности и простодушия. Я был уверен, что ей 25 лет, но сейчас не помнил, откуда взял эту цифру. Уверен, что она выросла в каком-то хайме, и даже не знает общепринятого названия планеты, на которой он находится. Уверен, что уходит она чтоб проводить время со своими сёстрами, которых у неё огромное количество и  которые тоже резвятся где-то недалеко на даккарских базах. Откуда я всё это взял?

— Стой.

Я достал из кобуры пускатель  и взвёл предохранитель.

— Я хочу кое в чём разобраться. Просто стой там.

Ретка хлопнула глазами, непонимающе опустила взгляд на пускатель и тут же отпрыгнула как будто от змеи. В другое время я бы рассмеялся. Она вообще смешная. Но тут  вместе с этим прыжком что-то произошло. Пальцы, жёсткие сильные пальцы будто ухватили мою шею сзади, вонзаясь, сдавливая. Обливая как из ведра, пронизывая ощущением собственного бессилия, необходимостью просить о пощаде, сдаваться… Колени сами подогнулись, мягко опускаясь на пол, рука абсолютно сама опустила предохранитель пускателя и метко откинула его на кровать. Ар! Полноценная неолетанская магия! Дистанционная! Магия, которой  в этом существе быть просто не может!

После того как пальцы магии пропали с моего загривка, мне понадобилось несколько минут чтоб отдышаться и взять себя в руки. Мне приходилось попадать под ар. Всего пару раз и не под такой, но ощущения всегда были отвратительные. Полное, ничем не ограниченное подчинение чужой воле, до жеста, мимики, чувств, мыслей.

Ретка испуганно хлопала глазами:

— Извини, пожалуйста. Я тааааак испугалась! Эта же штука настоящая! – она тронула пальцем пускатель — Она стреляет! Я как её увидела… Анжи, у меня случайно получилось… я не хотела…

Она подсела рядом со мной на пол, поглаживая по щекам. Её близость дарила покой, уверенность и это тоже сейчас было не моим чувством:

— Ты имеешь способности к Ар, но не умеешь ими управлять?

Это было бы катастрофой. Такая недоучка легко может сломать человека и не заметить. Но Ретка обижено поджала губы:

— Почему не умею. Умею! Я официально признанный мастер самой высокой ступени. – она гордо задрала нос к верху —  Просто ты меня напугал. Страшно очень вышло. И неожиданно.

Итак, я нарвался на молодого мастера ар. Дистанционника. Каким-то образом она завладела браслетом кошки, и теперь балванит даккарские гарнизоны, в том числе меня и охрану штаба уже два месяца. Ходит через наши посты, скорее всего роется в моей голове. Неизвестно какую информацию и куда сливает. Нужно было что-то решать, выворачиваться, но сил не было. Давно не было сил и главное смысла.

— Зачем ты здесь?

Ретка потёрла пальцем нос. С такие моменты она ещё больше походила на дикого зверька.

— К тебе пришла. Вот яблоки принесла. – она растянула завязки рюкзака в виде игрушечной собаки и вытащила несколько маленьких красных яблок — Хочешь?

Я знаю, разговаривать с неолетанками, особенно молодыми это целая наука. Их мозги устроены по-другому. Как компьютер с инопланетной логикой, или как геометрия существ другой номинаторики измерений.

— Откуда у тебя браслет кошки? Его не дают тем, у кого есть способности к Ар.

Зверёк надул губы:

— Ну, так без него же никуда не пускают! На любом даккарском кпп без браслета гонят как будто я блохастая!

Очень неолетанский ответ: “почему дождь идёт — потому что мне грустно”

— Кто тебя направил ко мне? Какую информацию они хотели получить? Что ты им передала?

Зверёк взглянул на меня удивлённо:

— Никто. Я тебя сама нашла. В баре Об Хайя, помнишь? И я никому ничего не рассказывала!

Да, я подцепил её в командирском баре Об Хайя. И там тоже обязательно проверяют браслеты кошек. Именно сверяют с базой! А она свободно ходит через их посты, читает их командиров…

— Зачем ты полезла ко мне в постель?

Этот вопрос скорее всего был бесполезен. Но нужно было чем-то заткнуть паузу, чтоб придумать правильный. На этот же неолетанки абсолютно искренне дают чисто неолетанские ответы: “ тебе было холодно внутри — я решила тебя согреть.” Вестница при всей своей логичности и, по сравнению с другими неолетанками, взрослости, своё решение связаться со мной мотивировала: «Человека обязательно должен кто-то любить. Без этого нельзя. Я буду тебя любить!». Ретка ответила ожидаемо:

— Ты был грустный. Я была тебе нужна.

Юбля! Ситуация сама по себе была патовая. Передо мной очень сильное существо, которому непонятно что от меня нужно. Не агрессивное, но от этого не менее опасное. От злости я ринулся во-банк:

— Ты мастер ар, дистанционник, с украденным браслетом кошки. Это штаб разведки, ты проходишь в него так, что охрана на вахте ничего не сообщает. Зачем ты тут? Что тебе от меня надо?!

Ретка испуганно отодвинулась:

— Извини, я не знала, что тебе не нравится, что они не звонят.  Я просто подумала они там разговаривают о своём, зачем их отвлекать… да и тебя разбудят…. ночь ведь, я думала ты спишь.

— Ещё раз, что тебе от меня нужно!?

Я встал. Зверёк поднял слегка обиженный взгляд:

— Ничего… Тебя.

Ничего  и  всё!

— Что именно от меня?

Она подползла ближе, прижалась, абсолютно непринуждённо укладывая голову мне на колени. Поглаживая пальчиком с длинным зелёным ногтем с цветочками мою штанину.

— Я бы хотела тебя любить. Мне нравится с тобой. Я чувствую себя на месте. Всё так уютно. Я нужна тебе. Ты такой сильный, такой умный. С тобой спокойно. Я бы хотела, чтоб ты был моим. Только моим и ничьим больше. Мужем. Я хочу согреть тебя. Хочу, чтобы ты был счастлив, чтобы у тебя снова были сыновья.

 

Я очень много знаю о неолетанках. Пришлось. Например мне хорошо известно, что их культура завязана на браке как на основной цели существования. Они рождаются и живут, чтоб создать семью и народить полчища новых эни с большими наивными глазами. И я не могу сказать, что это глупо. Потому что в чём-то мы с ними идём одной дорогой. Как и Даккар неолетанки много лет назад потеряли свою планету и были вынуждены осесть в этих землях. Но только Даккар при всей силе своих армий  ежегодно теряет  тысячи воинов не способный восстановить численность. А неолетанки глупые и безоружные множатся, миллиардами разлетаясь по вселенной. Наши мальчишки покидают школы готовыми к войне, сильными воинами. И большая часть их всё равно так или иначе попадает в рабство. Неолетанки выходят из своих хаймов не зная межпланетного языка, не умея считать, не понимая предназначения денег, и это не мешает им. Они великолепные любовницы, но только безумец купит такую рабыню. Магия, на уровне мышления! Способность читать души, мысли, находить слабые места и давать надежду – вот их оружие. Беспроигрышное оружие в мире сильных людей. Зачем она упомянула сыновей? Я – последний мастер своего рода! Последний воин Армии Белых скал когда-то гремевшей на весь Даккар. Она сознательно это делает?! Я внимательно смотрел в большие синие глаза под крыльями ресниц. В них вообще не отражалось ни одной мысли.

Я старательно изобразил ухмылку и даже рассмеялся:

— Тебе не рановато ещё о мужьях думать?

Она покосилась на меня и снова попыталась задрать свой маленький нос. Лёжа делать это было совсем не удобно:

— Вообще-то, мне уже полные тридцать лет. Я взрослая!

То есть она ещё и полностью половозрелая. Если соберусь всё-таки купить себе женщину и наделать сыновей меня ждёт сюрприз из мелких четырёхруких.

— Тридцать лет, насколько я знаю для брака тоже мало.

Вестнице семьдесят с хвостом и она только недавно начала иногда болтать, что когда-нибудь заведёт семейство. Хотя в хаймовом захолустье неолетанки наверное обзаводятся мужьями рано. Я болтал наобум, просто поддерживая атмосферу непринуждённости.

— Мало – согласился мой опасный зверёк широко зевая – но через несколько лет я пойду в ата. Я придерживаюсь традиций южан. У них круто придумано. Тридцать лет всех вырастила и свободна. Можно снова гулять по всему необъятному космосу. Разведку там разведывать или просто отдыхать. Не то чтоб я думаю, что особо готова кого-то там растить, но… — она вдруг повернулась испуганно на меня глядя – Ой! А тебе уже всё рассказывать можно? – гримаса переросла в жалобную – Давай всё. Я уже так устала всё время голову ломать, думать что можно а чего нельзя говорить. Ты всё время такие неудобные вопросы задаёшь.

Вот это тоже была логика и стиль жизни неолетанок, меня пробирал смех близкий к истерическому и в то же время я понимал, что начинаю ощущать на себе давление Ар. С этим приёмом я был знаком хорошо. Ощущение, когда ложь, кажется, прилипает к языку, ты просто не можешь её произнести, слова собираются в горле и застревают не формируясь в звуки. Ар требующий говорить и говорить только правду. И что я могу ей на это предложить, если говорить только правду?

— Ну, если расскажешь лишнего, ты ведь, наверное, всегда можешь подтереть мне память.

Ретка поморщилась:

— Не очень хороший план. Ну, в смысле я умею, но не очень аккуратно получается. Иногда пытаюсь подтереть пару фраз, а человек потом пять лет жизни вспомнить не может. Лучше что-то другое придумать.

Вот тут желание смеяться у меня пропало. Неолетанка смотрела на меня своими большими синими глазами, ожидая решения. Ар требовал говорить правду. Сильное, наивное и не особо умелое в своей силе существо.  Способное мановением руки лишить меня большого куска моей памяти, данных, которых нет больше нигде.

— Ну, пока ничего секретного ты же мне не рассказала.

— Как не рассказала? Я же тебе сказала, что я мастер Суани. Что я взрослая. И что браслет мне Кошки мне дают, не смотря на всё это, потому что Морену об этом сильно попросили.

Суани? Самая секретная школа дистанционного ар. Личное детище Морок, легендарного мастера, истинной магии Арнелет.  Мифа или реальной неолетанки, возрастом во сколько то там столетий, остановившей своей магией несколько войн, собиравшихся смести неолетонок с просторов вселенной. Однажды я видел её в деле: она остановила организованное нападение трёх братств и отчихвостила их генералов как подростков.

Ретка продолжала хлопать крыльями ресниц в ожидании моего решения. Ар продолжал требовать правды. И что я могу ещё ей предложить? Ситуация была патовой и никаких идей как выкрутиться. Зачем?

— Ну, я могу  дать тебе настоящую даккарскую клятву. Клянусь, что не причиню тебе вреда и не предам тебя, какую бы информацию от тебя не узнал.

Ретка вздохнула:

— Тоже не пойдёт. Со мной же много важных секретных людей связано. Меня ты не предашь, а их? Я же порой сама пугаюсь в каком количестве тайн живу. Вот я сегодня только вышла от тебя хотела просто юбочку купить и что? Наткнулась на сестру, та такая же как я болтушка, набросилась на меня рассказывать, что старшие пошли каких-то синих Акила уничтожать. Вот зачем она мне это рассказала?! Я же не могу просто так взять и забыть. Я же думаю об этом. Вот как вообще люди могут быть синими? Или Акила не люди? Гуманойды как Тагочи? Не знаю… А когда я о чём-то думаю я болтаю. Анжи, что мне делать?

Акила была цепочкой портов, которые держали люди расы Мертзан. И цветом мертзанцы действительно были синие. Неолетанки собираются убрать порты Акила? Ну, в принципе причин у них предостаточно. Мертзанцы последнее время много на кого наседали. Пара выгодных союзов сильно повысила их боеспособность. Возможно, у них хватило глупости в своих нападках заходить и на поселения неолетанок.

И? Понимает ли беззаботно лежащее на моих коленях существо что делает? Я много лет общаюсь с неолетанками. Разными. Такими, чью мудрость и хитрость признают все окрестные галактики, такими чей ум опережает годы и такими, которые сами не понимают что делают, но интуитивно ступают шагами опытного дипломата и интригана. Может это игра? Все эти демонстрации силы и как бы невзначай выкладываемые данные… просто методичное затягивание меня в тупик… просто точный расчёт? И к какому шагу это меня может принудить?

Ретка потянулась и снова зевнула:

— Я бы очень хотела тебе доверять во всём во всём. Как себе. Даже больше. Это странно, но я и чувствую тебя как себя. Как будто ты всегда был со мной и просто однажды потерялся, а я забыла… а теперь нашла.

Она снова зевнула сворачиваясь клубком, прикрывая глаза и подкладывая  ладошки под щёку.  Как себе неолетанки доверяют только своим мужьям. Это тоже лишённый логики обычай. Особенность мировоззрения, постулат, аксиома не имеющая на мой взгляд ни какого смысла и вообще объяснения. На мой… потому что опять же статистика, история и вообще всё что смотрит не на логику, а на результат говорили об обратном. Даже проданных в рабство мужчин, ставших мужьями неолетанок, республиканцы стреляют наравне с самими неолетанками. Любой из них встаёт на защиту своей четырёхрукой до последнего вздоха. Не важно как мужчина попадал в хайм, там что-то превращает его в преданного сторонника. Я много общался с женатыми на неолетанках мужчинами. На мой взгляд они вполне в себе и вообще разум не потеряли. Просто как-то поверх своего обычного мышления прониклись этой преданностью, ну или наоборот изнутри… Роджер женат на великой Морене. Он величайший из вождей Даккара, но и преданнейший защитник Арнелет в части земель своей Великой.

— Ретка…

Существо на моих коленях уже мерно посапывало. Не длинные, вечно торчащие в стороны волосы нависали на глаза, обнажая абсолютно беззащитную очень тонкую шею. Тонкие плечи с выпирающими лопатками, тоненькая линия позвоночника, майка на ниточках ничего толком не прикрывающая и юбка из нескольких рядов кружева за которой видно красную ниточку трусов на маленькой немного угловатой попе, поджатые под себя острые коленки… Вот оно оружие и магия Арнелет – прижать противника к стенке, не оставить выбора, а потом в самый ответственны момент беззаботно заснуть умилительно сопя ему в ширинку. Действовать против всякой логики и всё равно побеждать!

 

Я спустил спящую со своих коленей, взял на руки и перенёс на кровать.

Что я имею? Я имею некоторое количество информации полученной авансом и выставленную цену: «Я хочу тебя мужем». Имею сильное существо, которое уже обжилось в моём штабе,  а значит знает ключи, пароли, привычки и слабости конкретных людей в охране, особенности распорядка, режимы, коды. Выкурить её отсюда будет очень проблематично. А ещё есть клятва, честная даккарская клятва уже произнесённая вслух — не причинять ей вреда и не предавать.

Весь мой опыт работы с Арнелет, тридцатипятилетний опыт «паука», твердил что воевать с неолетанками нельзя. Наивность четырёхруких, вся алогичность их мышления, мощная природная интуиция и пресловутая магия в прямом противостоянии делали их непобедимым врагом. С неолетанками нужно было играть по их правилам и договариваться. На своём собственном поле они были уступчивыми, пугливыми, да и природная глупости тоже в этом случае играла не на их стороне.

Как договориться с молоденьким мастером Ар пожелавшей себе в мужья когда-то прославленного «паука»? «Ты такой сильный…» Молодые кошки действительно капают слюной на ордена о званиях и победах на рингах. Вестница фыркает на такое поведение, но она из другого поколения. А я… а мне отчаянно всё-равно!

 

Оставив свою проблему спать, я ушёл в кабинет. После разгрома братства Белые скалы эта маленькая комната при штабе Роджера была моими единственным рабочим местом. Я не часто здесь бывал. Больше мотался по вселенной. Служба, которую я когда-то возглавлял, служба обмена развединформацией призванная объединить  братства Даккара, стала фикцией. Последние года полтора даже меньше чем фикцией. Никто кроме братства Острова богов уже не вносил в неё серьёзной лепты. Никто кроме Роджера не думал о спасении Даккара целиком. Каждая армия пыхтела только за свои шкуры.

Я открыл доступные мне источники. А портах Акила шёл бой. По непроверенным данным у мертзанцев был переворот, или какие-то другие внутренние разборки. Причастны ли к этому неолетанки? Вполне может быть. Они не любят афишировать себя если в этом нет необходимости.

 

Через час появился мой помощник.

— Доброе утро, генерал-капитан. Остров богов прислал внеплановую сводку. Кажется гарнизоны Акила перебили друг друга оставив порты всем желающим. Из армий восьми узлов там сейчас в сумме лишь пару десятков недобитых кораблей наберётся, если Даккар поторопится, вполне можно отхватить себе один два порта в полном снаряжении.

Я открыл бумаги сводки. Действительно, мертзанцы сняли всю охрану с портов, погрузились на корабли и перебили друг друга в открытом космосе. Очень похоже на руку великой Суани.

— Замечательно. Разошли всем братствам    Даккара срочно.

— Всем?

— Да, даже тем, кто не включён в договор. Восемь портов это много. Желающих найдётся не мало.

Усаживаясь на своё место, он кинул мне на стол тонкую папку:

— По твоей кошке, то, что нашёл.

Если бы я открыл этот отчёт до сегодняшнего разговора с Реткой, я бы всё равно увидел в нём много намёков на то, что моя синеглазка не совсем то, за что себя выдаёт. На её счёте в очень солидном банке болталась сумма в несколько миллионов– достаточно чтоб купить небольшой корабль среднего класса. В период, когда она вчера обедала с кем-то в кафе в Клинках, там почему-то отключались камеры наблюдения. Именно на эти полтора часа. Её браслет абсолютно подлинный, обновлён всего полтора месяца назад. А самое главное по данным проходов через порталы и охраны, на планете её сейчас нет. Она ушла вчера днём и ещё не возвращалась.

Я заглянул в спальню. Моя проблема спала. Оттопырив попу и раскидав руки в разные стороны. Она абсолютно точно была здесь, но Даккар об этом не знал.

Камень раздора (наброски)...

Набросок к роману «Крылья моей любви»

(Скорее всего в роман этот сюжет войдёт не совсем в таком или совсем не в таком виде  ;) )

 

Они сидели напротив друг друга. Сила стихии в каждой, проворство ума и резвость клинков. Воздух, казалось, гудел от напряжения. В нём просто искрилась магия рвавшаяся в бой.

Камнем преткновения был мальчик. Язык не поворачивался назвать это рыжее создание с испуганными серыми глазами мужчиной. Между тем он был мужчиной и мужчиной опасным. Вапм. Обаятельный 28- летний вамп, рода Дарксанга. Он сидел в большом мягком кресле, робко положив ладони на коленки. К нему не посмели притронуться, даже чтоб надеть наручники на время слушанья. Конечно, боялись в при этом не самого мальчика. Рядом с ним, закованная в кандалы всеми четырьмя руками, с медицинским браслетом на запястье подавляющим Ар – мастер Ярость, 32 летняя эми унаследовавшая чёрные выразительные глаза Адениана и почти белые косы своей фати. Одна из 17 сильнейших наших дочерей. Читать полностью

Полёт на Тлындыр (Миник)...

Полёт на Тлындыр

Мир Земли богов. Рассказ-зарисовка к роману Дорога за грань и сборнику Слияние стихий.
Рейтинг. Жанр: NC-13, слэш, семейные истории.
Место действия: где-то в 90 секторах не далеко от хайма Пустыни,
Время действия: 931 год (шестой год восхождения ата)
ГГ: Веникем Об Хайя (Ар Лиания) / Эком Ан Тойра (Ар Палимения Вердана Ларийк)

По заявке новогоднего конкурса 2013-2014 «Твоя фантазия может обрести краски».

Специально для Ирины Смирновой.

 

Межпланетный новый год в хайме не справляли. Суани больше уважали свой праздник большого солнца и считали началом года его. Даккарцы традиционно отсчитывали год от весеннего половодья, что по всем астрономическим вычислениям всего на неделю опережало это самое большое солнце. А межпланетный день, когда год прибавлял единицу, был просто днём, когда год прибавлял единицу. Поэтому, когда во всех портах космоса разномастное сообщество наряжало деревья и пьянствовало, в порту Белых скал был обычный день.

В этот самый обычный день мы летели в порт Тлындыр. Обычный день, обычная деловая поездка.

Когда я поднялся на корабль, Эком уже валялся на кровати, прямо в одежде,  раскинувшись звездой.

— Мне воспринимать это приглашением?

Он скосил на меня один глаз:

— Куклы за штурвалом проинформированы. Порт Тлындыр оповещён о нашем завтрашнем прибытии. Все документы на столе. Не понравится договор, там есть ещё два в папке. Будешь трахать — не буди, я трое суток не могу выспаться.

Я заглянул в рубку. Куклы действительно активно переговаривались с диспетчером и готовили корабль на вектор взлёта. На столе лежала папка с бумагами, но разбираться в них сейчас не было никакого желания. Мне хотелось если не праздника, то хотя бы милой болтовни. Я повалился на кровать рядом с Экомом.

— И кто такой злой не давал тебе выспаться аж трое суток?

Эком перевернулся на спину:

— Два дня назад это был ты, которому не жить не быть вдруг понадобились к утру планы производства.

— Ну, они давно были нужны.

— Но ты соизволил об этом сказать только накануне ночью. Назвать это время вечером язык не поворачивается.

— Да ладно! Время было ещё детское. Нет?

Эком скосил на меня глаза, видимо, пытаясь просверлить ими во мне дырку:

— Ну ладно. Я такой злыдень и тогда  не дал тебе поспать. Признаю свою вину. А кто был злыднем в остальные ночи?

— Позавчера у моей Гейль орала дочка, и я забрал её пацана спать к себе. У этой мелочи явно моторчик в заднице, он вертелся и прыгал почти до утра.

Я наигранно вздохнул:

— Да уж! Злыдень!

Эком фыркнул, никак не отреагировав на эту шутку.

— А вчера вернулась Палма. Я ей предлагал, так же как тебе, воспользоваться моим телом, не нарушая процесс сна, но договориться не удалось, пришлось до рассвета трахаться.

Я сел на кровати:

— Морок действительно передаёт ей ордена генерал-капитана ар?

— Насколько понимаю, да. Против только Очарование. Все остальные, имеющие право голоса, поддержали.

— Почему они не выбрали кого-то постарше? Ту же Очарование или Зов?

— Ну, на самом деле, я считаю, это самый правильный выбор.

— Почему? Предполагаешь, что тебе будет проще пропихивать свои идеи такому главе подразделений ар.

Эком закинул руки за голову:

-Не в этом дело. Что Палма, что Морок вполне разумны и восприимчивы к здравым идеям,  а мои идеи всегда здравые. Дело в другом: Морок тренер. Она не зря рвётся столько лет заниматься только школой ар. Это её профиль. Очарование великолепный мастер программирования, Зов знаток трав и стратег, но только Палма из них воин. Всё старшее поколение Пустыни научилось убивать против своей природы, для них до сих пор любая операция это молитва по павшему врагу. Палма как и Ретка уже другие. Они идут в бой, потому что могут победить, а не потому что этого боя нельзя избежать. Уверен, с Палмой во главе подразделения ар, мы наконец получим действующую армию, вооружённую этой магией. И вообще, — он сцапал с моей половины кровати ещё одну подушку и подложил её под шею, — если уж рассуждать о безумных назначениях, то я бы начал с твоего сына, получившего ордена командора подразделения ар.

— Ну, в первую очередь, он сын Морок. И её ученик. Его уровень вполне достаточный для этого поста.

— Он даккарец! Как даккарец может оказаться самой подходящей кандидатурой на ордена одного из восьми командоров ар?

— А кого было ставить? Мейдалин уехала.

— Вот, мы подходим к сути проблемы.  Почему мы подготовили бойца, а она, получив звание мастера, свалила в Клинки. Зачем ты её отпустил?

— Как будто я мог её удержать. Она неолетанка! Они не привязываются к роду. Вырастают и уходят. У них природа такая!

— Кто-то шесть лет назад хвастался перед стариками, что вырастит армию?! Где твоя армия, если её сильнейшие воины сваливают?!

Я пожал плечами:

— Насчёт Данко ты всё равно не прав. Девятнадцатилетний даккарец на голову разумней 20-летней неолетанки.

— Да я не говорю, что Данко плох. Просто это деградация войск ар! Они вырастают и уходят. Остаётся фикция.

— И как командир Данко раз в десять лучше. С него хоть спросить можно.

— О да. Командир он! Скажи мне, как он командует двумя десятками суани возраста до 30 лет. Тем, что трахается с ними со всеми?

— Ну, секс тут не мешает. Тем более это его образ жизни, а не специально для управления подразделением.

— Образ жизни? Называй вещи своими именами, командир, твой сын шлюха. Это даже младшей школе понятно.

— Это его выбор.

Эком некоторое время молчал. Спать он явно уже передумал, просто лежал и смотрел в потолок. Двигатели корабля ревели, завершая выход на вектор.

— Может, нам пара начать брать парней из других братств?

Я удивился. Мои мысли были направлены куда-то совсем в другое место и никак не хотели возвращаться на этот круг проблем братства:

— Зачем?

— Чтобы у нас не сбегали молодые мастера. Ну, вот скажи мне, начерта она рванула в Клинки? Ну, понятно же, что трахаться! Индман один её не потянул, а больше у нас блядствовать не с кем.

Я пожал плечами.

— Не думаю, что дело в свободных мужчинах. Они так устроены: вырастать и улетать. Просто надо как-то сделать, чтоб нагулявшись, они возвращались.

— Когда она нагуляется? К тридцати?

Ответа у меня не было. Да и не было никакого желания сейчас копаться в этом. Корабль уходил от порта Белых скал в открытый бесконечный космос. Где-то тут через несколько часов невидимые часы мира прибавят ему ещё один год.

Я забрал у Экома одну подушку и тоже улёгся. Некоторое время мы молчали.

— Вообще, сегодня межпланетный новый год. Я хотел отметить как-то.

Он отмахнулся:

— Завтра прилетим на Тлындыр, тебя там и напоят, и повеселят по этому поводу. А сегодня, извиняй, я затрахан по не могу.

— Кто тебя затрахал?! Почему без меня?!

Эком усмехнулся:

— То, что ты принял волевое решение не трахаться со мной в хайме, чисто твоё решение, твоя конспирация, я тут ни при чём. А затрахан я, уже сказал: Палмой, пацаном с моторчиком и твоим отчётом, — он помолчал: — Может, всё-таки начнём брать парней из других родов? Может, хоть часть останется.

— Суани не согласятся. До конца восхождения у них паранойя на любой лишний язык и уши. Да и ты сам, видать, не очень представляешь, что тут будет лет через пять.

— Можешь меня просветить.

— Ещё пять-семь лет, и проблемы, типа пацана с моторчиком, тебе покажутся цветочками. Дочери начнут входить в возраст взросления Мевы.  Тринадцатилетние неолетанки это нечто с абсолютно отключенными мозгами. Нечто, вдруг переставшее слушаться мать, которой ещё вчера смотрело в рот, и теперь оно думает только о сексе и насилует всё, что движется.

— И как неолетанская культура полагает с этим справляться?

— Реального опыта не имею. У моей матери никогда не было больше одной дочери в таком возрасте. Обычно она смотрела за таким ребёнком сама или поручала старшим сёстрам. У нас так не получится. У нас их будет слишком много. А теория управления хаймом советует закупить рабов мужского пола (помоложе и не особо мускулистых, чтоб сдачи не дали) и вместе с взрослеющими дочерьми изолировать их в грейс поне. Рабы выживут не все. Хотя неолетанки даже в таком возрасте не агрессивны, просто настойчивы.

Эком кивнул, видимо, делая пометки в своей голове по всему сказанному:

— Мне не рассказывай про неагрессивных неолетанок. Мои пятилетние сейчас отстреливают Кнабисов.  Двадцатилетние ученицы Суани  визжат «бедные птички», а этим мелким очень весело. По-моему, им достались порченные гены. Не мои… Палмины.

Я тоже кивнул. Разговор заходит в совсем непраздничные темы. Периодически я тоже боялся, что вырастет из этого смешения кровей и культур, что мы устроили в хайме. Маленьким неолетанкам полагалось быть ангелочками. Именно к таким эни я привык в обществе неолетанок. Ангелочек до дня рождения Мевы! Наши не были ангелочками.  Вернее, не так: среди наших были те, кто сразу рождались  бандитками. Семирняшки Денкама самой натуральной бандой шныряли по всем хайму. Обуздать их могла только их фати. Дочь Файны умилительно хлопала ресничками абсолютно чёрных глаз, но за отобранного медведя бросалась в бой берсерком. Ну, а  малявки Экома отстреливали вместе со старшими мальчишками нереально расплодившихся в хайме  Кнабисов.  Что будет, когда к этому компоту ещё добавится взросление Мевы?!

 

Эком потянул футболку через голову, метко отбрасывая её на кресло, туда же улетели брюки. На плече темнел генеральский орден. Мне давно казалось, что стирание орденов бред. Что на самом деле эти ордена въедаются мужчинам куда-то на подкорку мозга, пускают корни. Что снимали с Экома ордена, что не снимали, он остался генералом где-то глубоко внутри. И полтора года назад этот орден вернулся к нему. По-другому не могло быть.

— Обними меня.

— Чего?

Он рыкнул:

— Чего-чего, обнимай, пока предлагают!

Я выпал из своих размышлений, удивлённо покосившись на соседа по кровати. Мы не были друзьями. Дружба подразумевает равенство. Мы были именно любовниками. Он всегда был умнее меня, жестче, упорней, собранней.  Он был хорошим мужем Палме и завидным отцом её детям. Немногие из наших даккарцев посвящали столько времени сыновьям и уж тем более дочерям. Именно Эком замещал старика Гардмана в школе, когда того подводило здоровье и требовалось дать пацанам нагоняй. Именно перед Экомом вываливал бумаги и факты Адениан, когда на него сваливались загадки в отсутствие Анжея. С ним не дружили, не пили по вечерам пиво, не звали драться на клинках, но к нему приходили за советом, когда совет был действительно важен.  А я был его болезнью. Неразумной и необъяснимой привязанностью.  Он никогда не предлагал мне трахаться, но обижался и даже злился, если я не пользовался его не высказанным согласием. Он давно забил на условности. И это действительно было чисто моей идеей, ограничить секс между нами рамками этого корабля, во время деловых поездок вдвоём. Ему было важно чувствовать меня рядом, при всей насыщенности своей жизни он больше всего скучал по мне, когда я устраивал недельные тренировки с Морок в горах.

Я встал. Аккуратно сложил одежду и, переключив свет в ночной режим, забрался под одеяло, обнимая его со спины. Он повертелся, устраиваясь поудобнее в моих руках:

— Кофе мне без сахара, не забудь.

— Чего?

— Утром, когда будешь готовить кофе, мне без сахара.

Вот чему он точно научился от меня,  так это шутить. Тонко, иногда даже жестоко и всегда неожиданно.

— А почему это кофе с утра я варю?

— Ну, командир, во-первых, мы прилетим в два, даже ты к этому времени проснёшься. Во-вторых, я заслужил возможность отоспаться. А в-третьих, командир, ну как я могу встать раньше тебя, если ты меня держишь аж двумя руками?! – он ехидно покосился в мою сторону.

Я рассмеялся. Подмял его под себя, обнимая сильнее и целуя куда-то в ухо. Он фыркнул:

— Завтра, командир. У тебя будет полно времени утром.

В темноте не видно, но от поцелуев он краснеет. Убивает, не меняя выражения лица, выходит из горящего корабля, не ускорив пульса, а от поцелуев, особенно в губы, краснеет.

 

В комнате стало тихо. Дыхание Экома, казалось, почти перешло в дыхание спящего. Я сам почти засыпал. Мысли лениво гуляли вокруг завтрашних переговоров и того, что не плохо бы пройтись по новогодним лавкам, накупить подарков женщинам. Ну и ладно, что мы не справляем этот праздник, подаркам всё равно все рады будут.

Эком резко вдруг повернулся ко мне:

— Слушай, а может нам тупо денег им добавить?

— Кому?

— Мастерам, Суани! Ну, сам подумай, Мэйдалин не из тех, кто возьмёт деньги у любовника, и жить неизвестно на что, как перекати поле, она тоже не сможет. На какие шиши она там блядствовать собирается? Я могу посчитать, во сколько нам обходится отсутствие на операции мастера её класса. Снайпер шестого уровня способностей и третьего уровня мастерства! Да её периодически даже армия наёмников  заменить не может! Давай выставим ей соответствующую оплату! Сравнимую с половиной армии! Пусть приезжает, когда нужна нам. Поработала несколько недель и вали себе обратно в Клинки блядствовать с круглой суммой в кармане! Что думаешь?

Думаю, что я почти уже спал.

— Ну… может и сработать. Надо подумать на свежую голову. Как минимум, из плюсов вижу, что при таком раскладе она не станет работать на Владык. У них никогда нет денег.

— Кстати, да! Иначе до того как эти, выращенные нами мастера, нагуляются, их ещё или перетянут, или угробят ваши Великие ами. Знаешь, я с утра дёрну данные с последних операций и дам тебе цифры. Мы можем выставить ей реально очень большую плату и только выиграем…

Я почти не слушал. Я ведь знаю, он всё равно без труда повторит мне всё это утром. А сейчас я уже совсем спал. Космос кружился вокруг своей бесконечностью, корабль упрямым курсом шёл к порту Тлындыр, месту, похожему на все остальные порты этого сектора сразу, месту, которое я не вспомню  через месяц… а мировые часы несколько мгновений назад прибавили ещё один год…

Выстрел рикошетом...

Аннотация:
Как выглядит разумный матриархат? Гармоничное, устоявшееся общество, в котором каждый уверен, что мир вокруг него устроен именно так, как диктует логика человеческой природы?

Подними глаза. Камеры публичной трансляции охватывают этот мир плотной сетью своего неспящего ока. Любой твой жест, слово, поступок уже стали достоянием гласности. Здесь сексуальность повод лишить тебя гражданских прав.  Неразумность – смертельный приговор!

Под плащом целесообразности, под изящным макияжем философских трактовок, железным каркасом логики и флагами гуманизма, создан мир, перевернувший истины.

Здесь можно любить – если ты женщина. Можно выбирать – если ты женщина. Можно нарушать правила – если ты женщина. Можно почти всё – если ты женщина и не боишься ответить…

Серия Земли богов. Закончен. Роман состоит из двух книг = 37 глав + эпилог.

Приключения. Социальная фантастика. Антиутопия. Космическая фантастика. Эротика. Матриархат. Любовный роман.

Связь с другими книгами серии:

Начало событий — 891г.,  через неделю после уничтожения Даккара!!! (Примерно 31 глава Детей Мевы)

Как и все романы этой серии читать можно отдельно. Но после Дети Мевы будет интереснее.

Главные герои:

География событий:

  • Государство САП, планеты соединённые между собой порталами:
    • Фрида (где собственно остановилась Джессика и где живёт Темай),
    • Парда — тут живёт мать Райселя,
    • Селена — дом Ники и Именно там располагаются территории Армариакки,
    • Ажюрдая
  • Немного Свободные земли, приграничные районы. (Они же земли Мевы)
  • Планета Вебек, свободная, космополитичная колония, где-то между САП и Республикой.

Герои второго плана:

Нэрми:

  • Хаинь дома «Крыло дракона» — секретарь совета Драконов на Парде, эдза Темай
  • Миланирь дома «Крыло дракона», она же Мил. — Представитель партии Драконов в парламента САП, эдза Темай
  • Ваянья дома «Крыло дракона» — журналистка, эдза Темай
  • Серай дома «Крыло дракона», она же в меве Дурга — капитан Драконов, эдза Темай
  • Семиньяка  дома «Духовная сила»- сенатор, мать Деминаля
Околоземные расы:
  • Деминаль дома «Духовная сила»,  рода  Бакуфу,  жених Темай
  • Лорайн дома «Крыло дракона»- рейтинговый мужчина САП, муж Ваяньи, известный писатель
  • Земиль дома «Крыло дракона»- уроженец САП, муж Миланирь
  • Артур дома «Крыло дракона» од же Артурчик — инопланетник, муж Хаинь
  • Крисар Кэдели, он же Крис — сын известного бизнесмена Вебека, однокурсник Джессики
  • Лили Элиос — мать Джессики
Неолетанки:
  • Ника, она же Даниэлла Энастения, она же Дани — первый меч драконов, командир Темай в меве и бизнесс партнёр Джесики.
  • Морена, она же великая ами Армариакка, она же Марика — дочь Ники и старый враг Темай
  • Арсе — помощница Морена, мастер Хинти
Даккарцы:
  • Роджер Об Хайя — сбежавший муж Армариакки и случайный любовник Темай
  • Энтониэль — брат Артемиды

Дорога за грань...

Аннотация:

Смогу ли я по-настоящему объяснить тебе смысл слова «враг». Его вкус…

Возьми растерянность и тупую боль обречённой бессмысленности, когда город вокруг тебя усеян трупами молоденьких неолетанок. Легких и ярких как бабочки, устремивших последний взгляд наивных глаз в красное небо. Взгляд такой похожий на взгляды всех твоих сестёр. За что?!

Добавь замирание сердца  и отчаянье, когда ты мальчишка ни разу не дравшийся в реальном бою стоишь над окровавленным телом последнего воина Арнелет. Вот она: из груди прорываются лишь рваные хрипы, а бинты пропитала кровь. И за ней нет никого. Только ты!

Смешай с безумной бравадой, попыткой обмануть весь мир. Когда ты и сам знаешь, что всё лишь безудержный блеф, но останавливаться нельзя, за твоей спиной никого нет.

Влей во всё это глупость, из-за которой в последний момент всё рушится, катится ко всем чертям и ничего уже не исправить… и только провидение, боги, которые почему-то упрямо хранят сыновей Даккара, позволяют тебе не сорваться и победить в этой схватке. Вот он тот самый вкус, тот самый звук.

Взгляни на противоположный край игрового поля, на усмешку того, чьей дьявольской хитрости ты противостоял всё это время, не зная его лица. Вот он Враг! Враг, которого нельзя убить и нельзя оставить в живых…

Время войн закончилось, пришло время строить новый мир. Я не склонен к драматизму и сценам страдания. Мой мир состоит их чёрных клинков Даккара и красной вероломной магии Арнелет. И то и другое часть меня, и то и другое несовместимые половинки того самого мира, который я собираюсь построить.

Невозможно! Но, чёрт, я люблю головоломки!

Серия Земли богов. Закончен 03.11.11. Роман состоит из трёх частей. Всего 47 глав и эпилог. 

Психология. Эротика. Слэш. Детектив. Космическая фантастика.

Сюжет для читателей серии:

Сразу после Силы слабости. Возрожденное братство Белые скалы. Уютный и супер сытый хайм. И дилемма для генерал-командора Веникема: «А что делать с заклятым врагом которого нельзя убить?»  Ну вот совсем нельзя!

Осторожно эксперимент — СЛЭШ (в главной линии секс между мужчинами) Этот роман не обязателен для понимания сюжета последующих, так что если сомневаетесь — пропустите его.
Время действия — 925 г. Сразу после Силы слабости (примерно через месяц)
География событий — Хайм Пустыни (Свободные земли, 90-е сектора)

Главные герои

Второстепенные герои

Неолетанки:

  • Ведение (она же Палма, она же Палимения Вердана Ларийк, одна из Суани )
  • Морок (она же Лия, она же Лиания)
  • Мэй (она же Мэйдалин, приёмная дочь Морок, ученица Суани )
  • Ретка (она же Доминанта, она же Рерситея Аттуана Ларийк, одна из Суани)
  • Очарование (она же Шоли, она же Атшолия Ларийк, одна из Суани)
  • Зов (она же Лука, она же Лукирия Энастения, одна из Суани)
  • Коги (она же Лесть, молодая Суани)
  • Акма (она же Торнадо, молодая Суани)

Даккарцы

  • Тибиран Об Хайя (в прошлом генерал-капитан, главный паук братства Каменная река, 17 лет как списан в старики и учит мальчишек в Клинках)
  • Роджер Об Хайя (Генерал-командор братства острова богов и отец Венки)
  • Индман Об Хайя (он же Индо, мальчик Мэй)
  • Торес Об Хайя (Капитан, друг Венки)
  • Анжей Ан Тойра (генерал-капитан, паук, муж Ретки)
  • Адениан Об Хайя (генерал-капитан, муж Ретки
  • Гардман Од Мэдра (старик, муж Ретки)
  • Ктарго Ан Тойра (капитан, муж Зов)
  • Зарнар Оп Вэкра (Хомяк (даккарский орден повара), муж Зов)
  • Паймед Оль Тобра (Капитан, Каратель, муж Ведения)
  • Квали (мальчик неолетанского воспитания, муж Ведения)
  • Онисер Об Хайя (18 лет, муж Очарования)
  • Дэни (он же Дэнкам Ан Тойра, муж Морок)
  • Карл Герман Ханяковски (Имперец, профессор, муж Морок)
  • Кэро (Кэриан, сын Экома, 7 лет)

Другие

  • Вериян (женщина в доме Ктарго родом с планеты Даккар)
  • Файна (19 лет. женщина Венки)
  • Роуз (женщина Венки)
  • Саль (женщина Венки)
  • Нась (самая младшая из женщин Венки)
  • Тереза (мать Кэро)
  • Займа (женщина доктор)

Вольная птица...

Сюжет:

Все люди однажды взрослеют… или не все. Хотя последнее маловероятно, когда брат поднимает на тебя меч, на магов открыта охота, а мать хочет женить на неизвестной, но очень влиятельной ами.

«Клинки», столица Даккарского воинства в Свободных землях. Здесь по выложенным брусчаткой, как в старину, узким улицам ведут свой путь кровь и шпионские заговоры.

Можно быть гениальным стратегом, по праву заслужившим генеральское звание. Видеть замыслы противника в мелочах, командовать флотом в сотни кораблей, держать под контролем сектор из нескольких планет, нападать на опережение…  Но ты слишком молод!

Можно быть сильнейшим магом Арнелет. Обладать, могущественной интуицией и настоящим бесстрашием воина. Найти путь к спасению своей расы. Никогда и ни за что не отступать. Но ты слишком молода!

Можно легко разгадывать политические интриги, читать второй смысл за фразами, вопреки всему использовать магию Арнелет. С виртуозным мастерством владеть мечами и, с ещё большим, искусством правдоподобно врать. Но куда тебе?!

Или время взрослеть уже пришло?

Серия Земли богов. Закончен. Полный объём романа 16 глав и послесловие.

Приключение. Космическая фантастика. Эротика. Многомужство.

География событий

Всё происходит в свободных землях:

  • Клинки — дакарский город, столица братсва Острова богов
  • Нижний узел которым командует Адениан соединён с Клинками прямым порталом
  • База Венки находится в нескольких часах лёту от нижнего узла и в его прямом подчинении
  • Дом где вырос Венки находится в САП, на планете Селена

Главные герои

Второстепенные герои

неолетанки

  • Морена (Она же Марика, она же Великая ами Армариакка, и мать Венки)
  • Вестница (настоятельница монастыря Ар в Клинках)
  • Агатея (очень известная сваха)
  • Энастения (Великая ами)
  • Перлиада (Великая ами)
  • Лимуника ( Великая ами и глава школы Владык )
  • Аптишша (Великая ами и глава школы Дотси )
  • Камель (молоденькая Хинти, жена генерала Мартиона)
  • Морок (Учитель Ретки и глава школы Суани)

Даккарцы

Сила слабости...

 Аннотация:

Мастер Морок – могущество и истинная магия Арнелет! Воительница прошедшая через века. Легенда!… на которой, не спросив, женили, одного классного парня

Как выглядит самая опасная раса во Вселенной?  Нелюди превосходящие в скорости и реакции?  Солдаты с рождения?  Генетическая жажда убивать?

Неолетанки людская раса. Тоненькие, высокие, четырёхрукие девочки. Улыбчивые и наивные. Непревзойдённые и неутомимые любовницы. В большинстве своём не способные убить даже врага. Не имеющие армии, единой территории и правителя.

Но именно эту расу Империя объявила самой опасной для всего человечества. Именно её приказано уничтожить!

Мастер Морок редкая представительница защитниц неолетанок. Это её магия, и магия её маленького отряда останавливала нечастых покусителей на нищие неолетанские поселения.

Только отряд как раз готовится отойти от дел и выбирает мужей …

…Разве война хоть когда-нибудь бывает к месту?

…Разве любовь может случиться не вовремя?

Серия Земли Богов. Закончен был написан в 2010 году, но до 2017 болтался в состоянии черновика. В романе три книги. Всего 43 главы и эпилог. 

Приключения. Космоопера. Полиандрический брак. Матриархат. Эпическая фантастика.

Предупреждение: во второй части книги присутствует чайная ложна слэша. Как элемент антуража для того чтоб подчеркнуть особую кризисность ситуации.

География событий

Большая часть событий происходит в Свободных землях. На планете «Остров богов»:

  • Клинки — дакарский город братства Острова богов (Роджера)
  • Чаша судьбы — неолетанский город в Долине атаквы
  • Тайный домик Морок в туманах находится в лесу в нескольких часах езды от Чаши судьбы
  • Родители Дэни и Венки проживают в САП , на планете Селена .
  • Колледж Селена-Универси самая пристижная высшая школа для мальчиков рода Арнелет находится на той же Селене.
  • Ктарго со своим семейством изначально живёт на базе Рамтер, в нескольких часах лёта от северного узла братства Острова богов.

Главные герои

  • Морок (она же Лиания, она же Лия)
  • Сега
  • Дэни ( по-даккарски звучит как Дэнкам)
  • Венки (он же Веникем Об Хайя)

Второстепенные герои

Неолетанки

  • Мэй (она же Мэйдалин Аурелия, дочь Архо)
  • Морена (она же Марика, она же Великая ами Армариакка и мать Венки)
  • Вестница (настоятельница монастыря Ар в Клинках)
  • Агатея (очень известная сваха)
  • Энастения (Великая ами)
  • Перлиада (Великая ами)
  • Лимуника ( Великая ами и глава школы Владык )
  • Аптишша (Великая ами и глава школы Дотси )
  • Ретка (она же Доминанта, она же Рерситея Аттуана Ларийк, одна из Суани)
  • Очарование (она же Атшолия Ларийк, она же Шоли, одна из Суани)
  • Зов (она же Лукирия Энастения, она же Лука, одна из Суани)
  • Ведение (она же Палма, одна из Суани )

Даккарцы

  • Архо Об Хайя (генерал-капитан Клинков и отец Мэй)
  • Роджер Об Хайя (Генерал-командор братства острова богов и отец Венки)
  • Индман Об Хайя (Юнга, служил на базе под командованием Венки, соперник Мэй на турнире)
  • Анжей Ан Тойра (генерал-капитан, паук, муж Ретки)
  • Адениан Об Хайя (генерал-капитан, муж Ретки)
  • Гардман Од Мэдра (старик, муж Ретки)
  • Ктарго Ан Тойра (капитан, последний выживший брат Анжея)
  • Хавас (даккарский мальчик, друг Мэй)
  • Мет (даккарский мальчик, друг Мэй, сын торговца Доновара)
  • Рио (даккарский мальчик, друг Мэй)
  • Доновар (ацунава(торговец), торговец в Клинках)
  • Барсо (он же Барсиак Об Хайя, молодой пилот )
  • Жанван (доктор в госпитале в Клинках)
  • Экомион (Враг. Генерал рода Об Хайя)

Вампы

  • Вэрва Дарксанга (Он же Лорд чёрная кровь)
  • Ласцива Дарксанга

Другие

  • Кэти (женщина в доме Архо, которая воспитывала Мэй)
  • Вериян (женщина в доме Ктарго, родом с планеты Даккар)
  • Октава Эвиг (бессменная правительница Империи)

Дети Мевы...

ДМКатя(полное)

Аннотация:

Матриархальный и патриархальный миры. Он и она. Тысячи противоречий и всего одна нить притяжения, но возможно сотканная самой судьбой…

Ледяной космос не знает жалости, так же как и не знает чести. Но каждая новая раса выходит на его просторы наивным ребёнком в розовых очках своего мировоззрения, своих «правильно» и «никогда». Обычно эта наивность лечится кровью, большим количеством крови, но…

Посмотри на него. Прямой и открытый в своей жестокости, искренний как клинок за плечами, не умеющий врать… Верящий, что мощь планеты определяет армия… Надеющийся только на силу своего оружия!

И ты… которая шутя переопределяет расстановку сил правильными заголовками в СМИ… Которая жонглирует истиной,  с ловкостью фокусника, выворачивая её до неузнаваемости…

Ты, которой доступны магия Арнелет и чудеса Империи…

Ты, никогда не думавшая… что способна влюбиться… Так!

Серия Земли Богов. Закончен. В романе две части. Итого 40 глав и послесловие

Космическая фантастика. Любовный роман. Истинная пара. Матриархат.

Сюжет для читателей серии:

История родителей Венки. Морена и Роджер. 890 год по Имперскому Исчислению.

Связь с другими книгами серии:

На данный момент это первая книга по хронологии событий.

Главные герои:

География событий:

В Свободных землях:

  • Костры — город столица партии Драконов
  • Чаша судьбы — город отстроенный Марикой с Долине Ар (территория искусственно засаженная растениями выделяющими атакву)

В землях Цуе на официальных территориях государства САП планета Селена.

Герои второго плана:

Даккарцы:

Неолетанки:

  • Энастения (Великая ами, она же Насти)
  • Ника (Первая Драконов, она же Даниэлла Энастения, она же Дани)
  • Лимуника (Великая ами, она же Эдолла)
  • Арсе (вторая помощница Марики в заемлях Мевы)
  • Морок (Глава школы Суани)
  • Гардеона (Великая ами, жена Луиса)
  • Аурелия (Молоденькая Суани)
  • Нандрель (Помощница Марики в Меве)
  • Мидея (Управляющая делами Марики в землях Цуе)
  • Димуана (Помощница Мидеи)
  • Пэётис (Бухгалтер Марики)
  • Перлиада (Великая ами)
  • Амалия (Рыжая Хинти)

Амазонки (нэрми):

  • Артемида (Сильнейшая из воинов партии Драконов)
  • Сехмет (Помощница Ники)
  • Стрела (Глава партии Королей)

Другие:

  • Луис Аварацки (отец Ники, Энастении, Перлиады)
  • Хён Чон (Муж Энастении)
  • Эсти (женщина в доме Марики)
  • Тэма (женщина в доме Марики)
  • Эмани (женщина в доме Марики)
  • Фика (женщина в доме Марики)

Бум (наброски)...

Мини зарисовка к серии Земли богов

Время примерно 938год.

Рейтинга нет.

Вероятно будет вскользь упоминаться в Слиянии стихий

 

 

— Просто расскажи мне по-порядку, что ты делала?

— Да ничего не делала! Я же говорю, ничего не делала! Просто все так раз и бум…

Под «бум» подразумевался одновременный обморок почти трёхсот человек. Просто посреди второго урока около трёх сотен учеников и преподавателей бухнулись в обморок. А Очарование, которая в это время вела урок истории Арнелет, просто окатило мощной волной Ар. Читать полностью




Новые главы

  • Рубрики

  • Последние комментарии

  • Авторизация

  •