Снежная Кэрол 8

Глава 8. Правила

  • Гейда

— Эй, дамочка, слышите! Приехали, говорю.

Я очнулась от голоса водителя такси. Похоже, задремала по дороге. Только почему меня будит какой-то зверек, а не муж? Это его прямая обязанность. Глянула на Ойлейна и обомлела: спит. Это что еще за новости?

— Ойлейн!

Не реагирует. Пришлось хорошенько потрясти его за плечо. Муж поднял слипшиеся веки и непонимающе уставился на меня какими-то мутными красными глазами. Хотя уже через секунду сообразил, где находится и, на ходу бормоча извинения, бросился открывать мне дверь.

Вообще, я планировала отправить Ойлейна в магазин за продуктами. Полагаться на местную кулинарию совсем не хотелось. Вдруг её придумывал тот же безумец, что и метро. А Ойлейн может за двадцать минут приготовить именно то, что я люблю. Но сейчас, глядя, как муж как-то совсем ссутулился в ожидании заселения, опять поставив сумки на пол, я сильно засомневалась в успехе предприятия. Черт, наверное, можно один раз и заказать еду. Или сходить куда-нибудь.

Обстановка нашего гостиничного номера оказалась более чем скромной. Одна большая комната в сине-бежевых тонах, визуально поделенная на зоны. Двуспальная кровать, пара кресел, очень миниатюрная кухня за барной стойкой, где немаленькому Ойлейну и повернуться-то будет негде. Безликая убогая обстановка, не сравнить с Венгой. У нас принято использовать в дизайне теплые светлые цвета, мягкие округлые линии, обилие уютных тканей, объемные подушки, пушистые ковры. Здесь же… как в казарме, честное слово.

— Что же, – резюмировала я, оглядевшись, – по крайней мере, здесь тепло. Ойлейн, ты чего там застрял?

Я обернулась к мужу, да так и застыла с открытым ртом. Ойлейн привалился к входной двери и медленно сползал вниз. Глаза его подозрительно закатились, что, явно, означало, что он теряет сознание.

— Не смей!!! Слышишь?!

На мои окрики он не реагировал. Я бросилась к мужу и, что есть силы, потрясла за плечи, пытаясь привести в чувство. Тот же эффект! Чёрт! Если он сейчас здесь упадет, я не только его до кровати не дотащу, но даже из номера не смогу выйти, чтобы позвать на помощь. Я принялась ещё активнее тормошить мужа. Через минуты три Ойлейн всё-таки разлепил веки и посмотрел на меня каким-то полу-осмысленным взором.

— Госпожа… я сейчас… – прошептал он еле слышно.

— Ойлейн, встань. Сию же секунду вставай на ноги! Ты должен дойти до кровати. Не спать!

Матерь Всего Сущего, какой же он тяжёлый! Чёрт, да он весь горит! На лбу выступила испарина, губы пересохли. Я подпирала его с одной стороны, второй рукой он держался за стену. Чемодан тут еще мешается, зараза! Когда Ойлейн тяжело рухнул на постель, я, на ощупь, нашарила кресло и опустилась в него. Уф! Проблема с дверью решена. Остальное? Видимо, нужен доктор. Вот нашёл время болеть! Где я тут найду доктора, вызывающего доверие?

Чёрт… Да еще и единственная ниточка к Каю, считай, потеряна. Понятия не имею, как из этого нотариуса выцарапать информацию. С какой ещё стороны к ней можно подойти?

Кай… перед глазами, словно живая, всплыла картинка из детства: красивым отточенным движением Кай скидывает рубашку, за ней падают на пол брюки. Он поднимает руки вверх, сводит их над головой и подается вперед. Словно в замедленной съемке идеальное тело падает с бортика и почти без брызг входит в воду. Четыре мощных, сильных гребка – и Кай уже на другом конце бассейна. Выныривает из-под воды, шумно вдыхает воздух и тут же погружается опять, чтобы сделать следующие четыре гребка, от которых сверкающие капли воды веером разлетаются по всей поверхности бассейна. А я – двенадцатилетняя девчонка – прячусь за широкими листьями туаминской пальмы. Он уже не зовёт меня, как раньше, вместе купаться. Я уже большая. Я уже должна учиться вести себя, как полагается госпоже. И я назло всем подглядываю за ним с пальмы, завороженная, не могу оторвать глаз, не могу даже вдохнуть и выдохнуть, и прихожу в себя, лишь когда, едва не свалившись, ломаю несколько листьев и выдаю свое присутствие. Тогда я спрыгиваю на землю и бегу, несусь изо всех сил куда подальше, и мне весело, и лишь совсем немного стыдно…

Я тряхнула головой, отгоняя наваждение! Конец? Ну нет! Не затем я уже столько всего вытерпела. Просто надо найти чёрный ход. Но сначала решить проблему с Ойлейном.

Муж, как упал на кровать, так и лежал, не двигаясь. Наверное, отключился. Нужно его раздеть, а то сварится заживо. Придется самой, просить о помощи некого. Вот в такие моменты понимаешь, что мужчин при госпоже должно быть, как минимум, двое. Да, вот Кай бы его сейчас легко перевернул, не то что я. Громадные зимние ботинки – в один обе мои ноги поместятся – я сняла легко. А что делать с курткой? Оставлять никак нельзя. С трудом ворочая неподъемное тело, стянула с Ойлейна всю одежду. Уф! Укрыла простыней.

Без сил опустилась обратно в кресло. А я-то, наивная, по дороге сюда мечтала отдохнуть. Теперь вообще сил нет, словно целое поле картопейцы окучила вручную. А ведь ещё нужен врач. Это же серьёзно, когда мужчина, ну вообще, никак не реагирует.

Поискала в сети адрес врача, которого можно вызвать в гостиницу, но быстро поняла, какое это бесполезное занятие. Какой-то абсолютный бардак в информации. Ну что за планета, все не для людей! Посмотрела на мужа. Он лежал на спине, мелко прерывисто дыша. Его трясло. Лицо все мокрое от пота и белое, как мел, волосы слиплись. Нет, без врача здесь точно не обойтись.

То ли дело на Венге: при каждом доме есть свой доктор, а в тяжелых случаях звонишь в центральный кол-центр, оттуда присылают специалиста. И все, не надо ломать голову и никого искать по всему городу. Здесь же, похоже, можно только по знакомству выведать имя хорошего врача. По знакомству? А что, если…

Позвонила администратору, спросить совета, ведь Ойлейн наверняка не первый больной в этой гостинице. К счастью, девушка довольно оперативно сообщила мне номер ближайшей клиники, с которой у отеля заключен договор, поэтому цены за вызов умеренные. Уф!

Доктор пришел ровно через тридцать минут, точно, как мне и сказали при вызове, я ведь уже морально готовилась к очередной подлянке. Низкорослый, худощавый, очень энергичный такой старик, больше всего напоминающий юркую шушерку. Возраст спеца меня поразил, на вид ему было лет двести, не меньше. Я и не подозревала, что мужчины столько живут. У нас даже самые ценные спецы едва ли доживают до шестидесяти, а тут…  Хотя было в нем что-то такое, располагающее. Даже странно.

— Танайский вирус, – подтвердил мои худшие подозрения врач. – Был контакт с больными в последние три дня?

— Был, – растеряно подтвердила я. Сама недавно валялась в точно таком же беспамятстве. – Но Ойлейн очень крепкий, он и не болел-то никогда.

Доктор развел руками.

— Что вы хотите? Межпланетный перелет отнимает много сил. Прибавьте сюда акклиматизацию и местный холод. Жители теплых планет его всегда тяжело переносят. Возможно, дома ваш супруг даже и не заметил бы этот вирус. А тут организм дал сбой.

Старик достал из чемоданчика шприц и ампулу, сноровисто набрал лекарство.

— Жаропонижающее, – пояснил он. – Должно хватить на пару часов, а потом дадите сироп.

Он ловко сделал укол, после чего присел за стол и стал выписывать рецепт.

— Лихорадка продлится сутки, хотя рекомендую после этого еще пару дней посидеть дома, во избежание осложнений. Давайте обильное питье и жаропонижающее.

Спец смотрел доброжелательно, теплыми серыми глазами. Но без должного уважения, как на маленькую девочку.

— Сутки… так долго, – пробормотала я.

— Ох уж эти путешественники, – вздохнул доктор, – вечно куда-то спешат. Могу порекомендовать одно средство. Новейшая разработка, только недавно появилась в продаже, – он записал название. – Одна инъекция, и к утру ваш супруг будет как новенький. Но сразу скажу: удовольствие не из дешевых.

Он протянул мне листок с рецептом. А потом еще один – счет за услуги.

— Вы сказали: инъекция? Кто сделает укол?

— О, там специальная упаковка для самостоятельного введения лекарства. Оно уже в шприце. С легкого размаху втыкаете иглу вот сюда, – он немного повернул Ойлейна и нарисовал ручкой кружок в верхней части его ягодицы. Я даже слегка опешила от такого вольного обращения с пациентом. – И медленно давите на поршень. Уверяю вас, ничего сложного. – Заметив мой угрюмый взгляд, добавил: – Конечно, я могу вам помочь, но это не входит в стоимость визита.

— Я справлюсь.

Вздохнув, достала карточку. Средства на непредвиденные расходы у меня имелись, но я совсем не ожидала, что эти расходы возникнут в первый же день. Если и дальше так пойдет, мне придется залезть в неприкосновенные запасы, отложенные на выкуп Кая и покупку квартиры, а этого допустить никак нельзя. Ведь тогда конец всем моим планам. Замкнутый круг.

— Ничего, – бодро вещал доктор, пока я расплачивалась, – поправится. Когда придет в себя, сварите ему куриный бульончик. Для вашего супруга это сейчас самая лучшая еда. Овощи на пару хорошо. Никаких фруктов! И много-много питья.

— Сварить бульон? – не смогла сдержать удивления.

Я? Сварить? Или он решил, что у меня тут ещё где-то рабы прячутся? Или совсем из ума выжил? Это же надо до такого додуматься! Все понимаю: другая планета и культура, но где это видано, чтобы женщина готовила еду рабам?

— Да, понимаю, в гостиничных условиях не слишком комфортно выхаживать больного, – неверно истолковал мое удивление странный доктор. – Хотя, знаете что? Тут за углом есть небольшая забегаловка, ее держат мигранты с Остиона. Не самое респектабельное место, должен признать, но куриную лапшу там готовят отменно. Пальчики оближешь. Зайдите к ним к открытию – бульона лучше вы не найдёте.

Доктор откланялся и ушёл. А я без сил рухнула в кресло. Матерь Всего Сущего, дай мне сил выдержать этот сумасшедший дом! Так!

Муж все так же лежал на кровати, укол доктора начинал действовать, и Ойлейн дышал уже намного спокойнее. Кажется, мучительное забытье перешло в спокойный сон. Это хорошо. Я вздохнула. Что же делать? Купить новое чудо-лекарство очень заманчиво, но стоит оно, наверное, целое состояние. Что терять: время или деньги? За лишний день в гостинице тоже ведь придется платить. Я устало растерла виски. Ладно, в аптеке узнаю, что почем, и тогда решу.

На кухне нашлась пачка чая, наверное, предыдущие жильцы оставили, или это такой бонус от отеля. Не важно, главное, что можно выпить хотя бы чашку горячего напитка. Лучше подошел бы травяной сбор, но где его возьмешь? Я сидела на стуле и бездумно смотрела, как над чашкой поднимаются, заворачиваются спиральками и тают в воздухе язычки пара, вдыхала густой аромат, наполняясь его силой.

Почему все так происходит? Словно какие-то силы мешают мне добраться до Кая. Никогда не страдала суевериями, но сейчас невольно начала сомневаться. Да, сорвалась я в эту поездку крайне поспешно, но я же подготовилась. И решимости мне не занимать. Так чего я не учла?

Запиликал коммуникатор.

Я дернулась и тут же внутренне сжалась. Нет, не сейчас, пожалуйста! Нутром чувствовала: звонит матушка, и сейчас она будет высказывать мне все, что думает обо мне и моем отъезде, не согласованном с ней лично, грозиться содрать шкуру с Ойлейна за то, что не доложил заранее, и т.д. И остановить этот поток будет невозможно до тех пор, пока матушка не выдохнется и в раздражении не нажмет отбой.

Не отвечать нельзя, будет только хуже. Скорее же, нужно срочно принять вызов и первой, обязательно бодро и радостно, вывалить на матушку свои восторги по поводу потрясающего приключения. Лучший способ защиты – это нападение, верно? Только где взять силы?

Я не успела на какую-то долю мгновения. Матушка перехватила инициативу и минут десять эмоционально, прочувствовано, как только она может, выворачивала мне душу и мозг на тему «неблагодарной безмозглой эгоистичной кундейки, совершенно не думающей о матери». Из ее тирады о разрывающемся сердце и снедающей душу тревоге я поняла одно: матушка поверила в версию, которую я выложила Старшей, но подозревает подвох и сейчас хочет выпытать подробности.

Мне было немного стыдно, ведь она, в самом деле, беспокоится обо мне. И обманывать ее было как-то гадко, что я сама себе казалась в этот момент самой подлой и ужасной дочерью на свете. Но если не обманывать, придется отказаться от своей мечты, от всего, к чему так долго и упорно шла, сдаться, признать поражение, вернуться с позором на Венгу и сидеть, тихо, как шушерка, каждый свой шаг согласовывая со старшими.

Отказаться от самой себя. Нужно ли мне это? Согласна ли я?

Я еще не успела для себя ответить на этот вопрос, как матушка сделала паузу, и я тут же вклинилась, перехватывая инициативу. С энтузиазмом и неподдельной радостью в голосе я уверяла ее в полной своей безопасности, в том, как счастлива оказаться на такой другой планете, какая тут удивительная архитектура. Последнее, кстати, было абсолютно искренним, и, наверное, именно поэтому мама поверила.

— Даю тебе четыре дня. Вполне достаточно, чтобы там всё посмотреть и вернуться в спокойный безопасный мир. Если не вернешься сама, приеду на Минеджу и лично верну тебя домой. И тогда ты у меня год будешь под замком сидеть. А Ойлейна твоего в бордель отправлю, так и знай, – заявила напоследок матушка и отключилась.

Я сложила руки на столе и уронила на них голову. Четыре дня. Она понятия не имеет, сколько времени нужно, чтобы собрать информацию для диплома! И убеждать бесполезно. Хотя… четыре дня – это тоже время. Только… у меня не осталось никаких зацепок, и Ойлейн лежит больной. Проклятый вирус уже второй раз пытается меня остановить.

Я резко подняла голову. Вот и сделан выбор. Раз времени у меня нет, то буду терять деньги. Схватила куртку и выбежала из номера.

Аптека находилась напротив отеля, так что далеко идти не пришлось. Чудо-лекарство по цене оказалось сопоставимо со стоимостью захудалого раба, но я расплатилась не дрогнувшей рукой. В голове мелькнула забавная мысль: вот оно, мое время, в маленькой зеленой упаковке с красными полосками.

По совету доктора зашла в забегаловку, купила две порции куриной лапши. При одной мысли о еде все внутренности противно сжимались, но придется себя заставить. Не дело еще и самой свалиться с истощением. Заодно в ночном магазине приобрела йогуртов и фруктов на завтрак – должна же я чем-то питаться, пока Ойлейн болеет.

Сделать укол, и в самом деле, оказалось не сложно. Через силу поела сама. На этом моя кипучая деятельность закончилась, надо ложиться спать.

Как спать? А, собственно, где? Кровать-то одна, и почти всю ее занимает Ойлейн. Больной и потный. И ведь номер не поменяешь. За всеми хлопотами я об этом не подумала, а теперь поздно.

Попыталась устроиться спать в кресле. Повертелась немного. Сон совсем не шел. Несмотря на усталость, в голову толпами лезли мысли о Минедже, матушке, Кае. Что, если я не найду его? Или он так понравится новой хозяйке, что она не захочет его продавать? Об этом я, пожалуй, думать не буду, а то точно не усну.

Вспомнился странный доктор. Действительно странный, он почему-то совершенно не вызывал отвращения, хотя, если разобраться, все в нем было неправильным. И внешность, и поведение, и манера держаться. А главное, возраст! И ведь несмотря на него, он до сих пор приносит пользу – лечит мужчин. Наверное, это даже правильно.

Сон совсем не шел. Что за гадство! Села , растерла виски. Надо как-то успокоиться, выйти на свежий воздух, проветриться. Хотя нет, мне на сегодня морозов вполне хватило. Лучше пойти в бар внизу, пропустить какой-нибудь коктейль, должно помочь расслабиться.

Накинув куртку, я неслышно вышла из номера.

  • Кэрол

Заставив себя, наконец, покинуть комнату Кая, я вытащила телефон:

— Друг Бэрил, подежурь за меня до обеда. Я хоть парню базу покажу. А то вчера с буром провозились, ничего не успела.

Старый полярный медведь хмыкнул в трубку.

— Развлекайся, кэп.

Настроение у меня было солнечное, весеннее такое, когда знаешь, что можешь всё, и это всё обязательно получится, как надо. Впрыгнув в джинсы и свитер, я вернулась в гостиную. Кай уже ждал. Снова на коленях. Хотя… ну вот чего я придираюсь!? Чем лично мне мешает, что он на коленях стоит?! Я оглядела парня:

— Ты не замёрзнешь?

На нём опять была тонкая рубашка, да ещё и застёгнутая буквально на пару пуговиц, и джинсы на бёдрах.

— Столовая в другом корпусе находится. Сюда ребята только обед приносят. Хоть кофту надень.

 

Парень метнулся в свою комнату, я шагнула за ним и встала в дверях:

— Давай, я тебе пока расскажу немного о правилах в моём доме и, вообще, в посёлке. Если что-то забуду, задавай вопросы. Значит так: в этом доме, кроме меня, живут ещё три семьи. Мой старший механик Поль со своей женой Рейчел и двумя сыновьями, мой технолог Роберт со своей женой Дорой и мой химик Марта, ты её точно видел, она нас встречала. Её мужа зовут Стефан. Думаю, часть народа ты уже встречал вчера на обеде. Я просила Рейчел покормить тебя. Живём мы тут дружно, одной семьёй, можно сказать. Но и в личную жизнь друг друга не лезем. Надеюсь, ты тоже будешь вести себя вежливо и ни с кем не конфликтовать.

Кай натянул свитер.

— По посёлку можешь передвигаться свободно, если хочешь. Естественно, нельзя без приглашения заходить в чужие квартиры. Это, я думаю, ты и сам понимаешь. Ну, и на шахту без меня, без особой надобности, тоже не лезь. Там механизмов полно, для незнающих очень опасных.

Так что ещё? Я постаралась вспомнить самые испугавшие меня пункты инструкции, одновременно показывая парню жестом следовать за мной:

— А ещё! В нашем обществе вообще и очень серьёзно запрещены всякие сексуальные контакты с несовершеннолетними. До восемнадцати лет ни-ни. Можно попасть в тюрьму просто за то, что погладил подростка в интимных местах. Понял меня? Это очень серьёзное табу! По поводу взрослого народа на базе… Верность ты мне не обещал, но честно говорю, я очень плохо отреагирую, если узнаю, что ты путаешься… – тьфу, мне там советовали без иносказаний говорить – …занимаешься сексом с другой женщиной. С мужчиной, наверное, тоже не обрадуюсь… Хотя… главное, короче, без насилия. Бить никого нельзя! Всё должно быть мирно. Если кулаки чешутся, вон с мужиками в спортзал. Они там периодически устраивают реслинг.

Кай всем своим видом показывал, что внимательно меня слушает и периодически вставлял: «Да, госпожа». Мы вышли из квартиры:

— Кстати, в этой гостиной у нас 3D экран. Вон, на всю стену. Фильмы лучше на нём смотреть. Только порнуху тут не крути. Мальчикам Поля рановато пока такое смотреть. А они тут всё время крутятся. Ну и вообще, если Рейчел скажет, что при мальчишках такое нельзя – значит, смотреть только у нас в гостиной. Там экран простенький конечно, но тоже не самое старьё.

 

Перед выходом на улицу Кай опять закутался по самые уши. Утро было серое. Снег искрился, лёгкий морозец бодрил.

— Тут ориентироваться легко. Большое здание – это центральный корпус, от него направо наш дом, налево мужики. Три тропинки, дальше сугробы, плутать негде!

Я бодро вышагивала по тропинке:

— В центральном корпусе, кроме столовой, у нас находятся спорт комплекс и медблок. Я обычно занимаюсь днём, после сброса второй фракции. Ты можешь со мной, можешь сам, когда хочешь. Полагаю, разберёшься там со всем. Сегодня, после завтрака, заглянем к доку, по инструкциям всем вновь прибывшим полагается. И, кстати, бритву у него попроси, я как-то забыла, и персонал магазина не подсуетился.

Я усмехнулась. Мой парень имеет разлагающее влияние на женскую работоспособность. Персонал магазина, кажется, вообще, забыл о своих рабочих обязанностях.

Мы вошли в здание. По ходу показывая, где здесь что находится, я провела Кая в столовую. Там уже были Роберт с Дорой и «медведи» (Так, за немытость и небритость, у нас прозвали троих мужиков-операторов) Видимо, из-за вчерашнего ремонта, сегодня они все попали в одну смену.

Роберт присутствие Кая игнорировал, в остальном вёл себя сдержанно. Дора изобразила на лице улыбку, открыто ссориться со мной она побаивалась. Медведи отсалютовали ложками вполне доброжелательно. Или они опять пили полночи и пытаются это скрыть, что скорее всего, или им просто плевать на то, что я тут вытворяю и кого привожу.

Из-за буфетной стойки появилась крупная фигура Агнес. Предложив нам определяться с составом завтрака, она некоторое время медленно и плотоядно разглядывала Кая. Я усмехнулась, ну, по крайней мере, с таким отношением она вряд ли будет к нему придираться.

Расположившись за столом и, кажется, уже достаточно объяснив всё о незамысловатом быте базы, я, наконец, обратилась к еде, параллельно попытавшись перевести разговор на большее подобие диалога:

— Кай, а ты, вообще, как отдыхаешь обычно? Чем занимаешься?

 

  • Кай

Я просто старался ничего не анализировать пока. «Привести себя в порядок и идти с госпожой на завтрак».

На душ времени не было, пришлось в ударном темпе обтирать тело влажным полотенцем и лишь пару раз пройтись щеткой по зубам, чтобы изо рта не пахло. Утром, на голодный желудок – чисть, не чисть – все равно приятного запаха не добьешься. Но хоть так. И вообще, не понимаю я свою госпожу. Целовать раба… от воспоминаний уже сворачивало крышу… да еще и с утра, когда не проведены все гигиенические процедуры, неужели ей не противно?! А… а уж трогать член голыми руками… Всё, всё, не думать об этом, не анализировать! Тут другие правила!

Я заглянул в зеркало. Ну и вид у меня… Как она… Не анализировать! Быстро уложить волосы, придав им естественный вид. Холодная вода за отсутствием тоника… Как я мог в первый же день проспать её пробуждение!? Тля!

Труднее всего было исправить выражение лица, уж больно ошарашенный и какой-то чересчур довольный взгляд был у моего отражения. Любая женщина, увидев такую мину у раба, тут же пожелает его как-нибудь построже окоротить. Это любому мальку понятно! Выдохнуть, попытаться успокоиться… И не анализировать!

Голос госпожи уже перестал доноситься из-за стены, она может войти в любую минуту. Тля! Пахну, конечно, не цветами, но хоть уже не потом, и то хлеб.

Я в спешке перерывал свой шкаф, пытаясь найти что-то более-менее приличное для утренней трапезы. Матерь Сущего… В итоге, надел ту же комбинацию, что и вчера. Только немного отличающуюся цветом. Всё остальное… я не знаю, как это можно носить! Всё! Галопом в гостиную и в стандартную позу на ковер.

Вовремя! Дверь открылась буквально через пару мгновений. Колени от резкого приземления немного побаливали, от этого даже повеяло некоторой ностальгией по моей молодости. Такое ощущение, что с этой госпожой, я сбросил, как минимум, десяток лет. Веду себя как малек, у которого кровь кипит и шило в одном месте. Также много суечусь, трясусь и ничего не понимаю.

Новых правил было много. И практически все поражали своей необычностью. «Все живут одной семьёй, так что веди себя вежливо» – единственное, что полностью укладывалось в моё мировоззрение. Большой дом, где живет практически одна семья, пусть и между ними нет настоящей родственной связи, но это мелочи. Всё, как на Венге. Естественно, так как я здесь недавно, лучше не высовываться и не нарываться. Тем более что из объяснений госпожи понятно, что все те мужчины являются официальными мужьями. На несколько секунд меня одолела дикая зависть и обида. Ведь все встречные мной были далеко не красавцы, да и покорностью не отличались. Но они – мужья, им не нужно так трястись за собственную жизнь. А если еще и отцы наследниц – так вообще, спокойная старость обеспечена. Меня же взяли просто наложником. И в мужья мне уже точно не светит, с таким возрастом и родословной. Так что положение моё тут – в последнем ряду.

Следующее правило – «по поселению передвигаться свободно, но без приглашения в чужие квартиры не заходить. В шахту тоже нельзя» – я тоже вроде понял. По дому и саду ходить можно, но нельзя по чужим комнатам. А шахта… а что такое шахта? Это что-то вроде комнаты для наказаний, раз там много опасных механизмов? Или подобие гаража? Уже было хотел открыть рот и спросить, всё-таки лучше уточнять заранее, но госпожа, видимо, увлеклась, а я не стал прерывать.

Затем – «табу на несовершеннолетних, аж до восемнадцати лет» уже привычно выбило меня из колеи… несколько раз. Как же их мужчины учатся, если до восемнадцати ничего нельзя? Неужели к хозяйкам они попадают совсем невинными? Жестоко. Я бы не смог до восемнадцати терпеть, когда с четырнадцать уже всё стоит. А тут даже гладить нельзя… так же, вообще, импотентом стать можно. Но, нельзя – так нельзя! Не анализировать. Надеюсь, бедняги хотя бы теорию получают… или сами себя удовлетворяют.

А то, что и «с совершеннолетними тоже не особо что-то можно», полностью уверило меня в том, что как раз самоудовлетворение тут занимает первое место. Госпожа редко когда разрешает разрядку, а тут даже пар скинуть не с кем будет. Конечно, госпожа сказала об этом расплывчато, но уж смотреть правде в глаза я умею. Так что о приятном времяпрепровождении без напряга можно смело забыть. Теперь только лишь полные нервоза игры с госпожой – усмехнулся я про себя. А уж с такой госпожой можно и инфаркт на старости лет заработать.

Единственное светлое пятно – тут есть спортзал, хоть помутузить грушу можно, и то хорошо. Плохая замена привычной разрядке, но уже что-то. Я уже неделю, кажется, в качалке не был, так недолго и форму совсем потерять. И заметка – спросить у «мужиков», что такое реслинг. Я, конечно, догадываюсь, что это какая-то разрешённая драка, но чуйка говорит, что там тоже есть «другие правила». И от гаремных драк за иерархию это может сильно отличаться. Мыслей было много – но я старался, чтобы ни одна не отразилась на моём лице. Госпоже о моих сомнениях, недоумениях и недовольствах знать не нужно. Повинуясь жесту, вышел за госпожой из её личных комнат, где лекция продолжилась. Только сейчас было немного неудобно, все-таки сидеть привычней.

Следующее правило я не понял совсем – «фильмы смотри здесь, на экране, только мальчикам порнуху не показывай». Получается, существуют некоторые ограничения в… жанрах? А ещё нельзя смотреть всё то, что скажет не смотреть госпожа Рейчел. После таких указаний я к этому головизору точно не приближусь. Вдруг нечаянно не то включу, а с моим везением так и будет. Да, и одно дело фильмотека в гареме, а другое в общем зале, где то и дело женщины ходят.

Не останавливаясь в гостиной, госпожа спустилась на первый этаж и выпорхнула на улицу, лишь накидывая короткую курточку. Подхватив с вешалки свою, я поспешил следом, застегиваясь как можно быстрее. Улица радостно встретила нас снегом по щиколотку на дорожке и двухметровыми сугробами по краям. Дорожку, явно, чистили с утра, но как-то халтурно, что ли. На Венге за такую работу малькам бы уши отодрали и были бы правы. Солнце обманчиво ярко светило откуда-то сбоку, отражаясь от снега вокруг и слепя глаза, но не давало ни лучика тепла. Брр, неужели ей не холодно? Одета она, примерно, в то же самое, что и я, только другого покроя. Мысль об одинаковости одежды даже на некоторое время заставила меня забыть о стуже, но голос госпожи быстро отвлек.

Так, там, получается, дом старшей госпожи, там гарем, а в моём доме, видимо, родственники живут, не самые близкие. Про себя немного иронично усмехнулся, как был дааааальним родственником, так и остался. Только теперь в совсем ином мире. И судя по тому, что поселили рядом с госпожой, а не в гареме, то, получается, я – её единственный личный наложник? Причем, судя по всяким непониманиям и отсутствию всяческих так нужных рабу вещей, вообще, первый. Да ладно, в таком возрасте она должна была уже десяток личных поменять. Да и кто берет в любимчики тридцатилетку? Разве что совсем уже дамы в возрасте, и то совсем не для гаремных забав.

Мы вошли в то здание, что госпожа назвала «главным домом». Если честно, ожидал чего-то более… торжественного, что ли. Но холл был лишь обычным залом, с местами пошарпанным полом из странного серого материала и с этими их любимыми огромными окнами, гардеробной и кучей дверей и лестниц в разные стороны. М-да, здешнюю Старшую госпожу, явно, не интересуют элегантность и первое впечатление гостей. За одной из дверей располагался большой спортзал, с множеством различных тренажеров и квадратным рингом в правом углу. С одной стороны было зеркало на всю стену, с другой стояли полки с гантелями разного веса. Некоторые тренажеры были незнакомы, но, думаю, принцип я быстро пойму. Я, конечно, надеялся, что он будет в гареме, тогда я бы хоть смог разузнать обстановку у остальных мужчин.

За следующей дверью обнаружился бассейн, глубокий и такой же необычный, как и все на этой планете. Одна стена помещения была практически полностью покрыта различными вьющимися растениями до самого потолка. Видимо, зелени здесь совсем не хватает, что её высадили в таком месте. Но соглашусь с неизвестными дизайнерами – действительно красиво. Такой маленький кусочек теплого лета.

— Плавать умеешь? Не утонешь? – поинтересовалась госпожа. Я судорожно закивал головой. – По времени посещений никаких ограничений – хоть сутки напролёт тут сиди. Только говори, куда пошёл, чтобы я не рыскала по всей базе, – разрешение находиться тут действительно радовало. Хотя, конечно, наличие рядом не только мужской, но и женской раздевалки нервировало. Значит, женщины это место тоже посещают, и часто. А это значит, что весь воображаемый мной спокойный отдых может остаться только в воображении.

— Тут общая комната для всяких торжеств, – продолжилась моя своеобразная экскурсия. Большой зал с множеством стульев и сценой, сейчас закрытой алыми шторами. Чем-то похоже на маленький театр. У нас в гареме тоже такой был, но использовался редко, – дальше там жилые помещения общежития и лазарет. К доку мы после завтрака заглянем, по инструкциям всем вновь прибывшим полагается.

А вот это настораживает. Умом понимаю, что госпожа хочет проверить здоровье покупки, но волей-неволей начинаешь робеть, а вдруг что не так. Всё-таки не молоденький мальчик уже.

 

— А вот здесь столовая – огромное помещение с множеством столов и стульев и опять огромным окном, с сугробами за стеклом, покуда хватает взгляда. Подушек для рабов нет, все сидят за столом. Ну, это уже освоенный этап, хотя надежда в душе теплилась.

— Кэп, доброе утро, – небритый мужчина, примерно моего возраста, протянул руку госпоже. – Я с подозрением покосился на него, что ещё за «Кэп»? Уже не в первый раз слышу, как так называют госпожу. Девочка-малёк тоже использовала это слово. Это что-то вроде детского имени, что ли? С Кэрол мало созвучно. Может, это звание… Вопросов всё больше и больше. Мужчина окинул меня очень самоуверенным оценивающим взглядом, но агрессии не проявил. Хотя презрения в его глазах было предостаточно. Если бы я был дома, то уже бы планировал «романтическое» свидание в полночь. Но здесь вытворять такое – глупо, я уже молчу про прямой приказ госпожи. Так что я стерпел… но запомнил. Госпожа Дора тоже вежливо обозначила приветствие. Всё-таки я ошибся, Старшая госпожа – не она, вряд ли при ней мужчины вели бы себя так раскованно.

А тем более такие мужчины. Я еле удержался от того, чтобы брезгливо поморщиться. Кто пустил сельскохозяйственных клонов в дом?! Заросшие, словно одичавшие, с прилипшей к одежде грязью. «Медведи», как назвала их госпожа. Как ЭТО, вообще, могло оказаться в здании? Я даже как-то с облегчением вздохнул, когда они меня проигнорировали. Но с моей госпожой вполне дружески поздоровались. И она ответила! Я от удивления на пару секунд уставился на женщину, как на сумасшедшую. Ээээ… не анализировать. Я быстро взял себя в руки.

— А это – Агнес, наш спаситель в плане пропитания. Агнес, покормишь нас? – Я повернул голову в сторону, указанную госпожой, и пожелал провалиться под землю. Я даже не сразу понял, женщина это или мужчина. Всё-таки женщина, но она была такой… крупной, что боюсь даже представить, какого её мужу. А уж когда эта… всеобъемлющая госпожа начала заинтересованно на меня коситься, я замер сусликом и вовсю посылал своей госпоже мысленные волны с сигналами о спасении. Ну и что, что моя госпожа странная, спасибо тебе, Матерь Всего Сущего, что это именно она. Госпожу Агнес я бы точно не вынес… во всех смыслах! Выносили бы меня, с переломанными костями. И никакая качалка бы не помогла.

Госпожа Кэрол присела за стол. Я немного помедлил, но все-таки пересилил себя и сел за стол тоже. Раз уж тем… тем… в общем, тем медведям позволено сидеть при госпоже, то мне-то можно и подавно. Хотя сидеть так было даже труднее, чем тогда, за обедом. Всё-таки раньше я ещё не сидел за одним столом со СВОЕЙ госпожой.

— Ты, вообще, как отдыхаешь обычно? Чем занимаешься? – вопрос застал врасплох. Я чуть было машинально не кивнул, повторив набившее оскомину: «Да, госпожа». Вот пролет бы был. И как же сейчас ответить? Отдыхаю? Может, она имела в виду, чем я могу заниматься в её отсутствие? Почему-то сейчас, глядя на эти горящие любопытством глаза и открытую мимику лица, я чувствовал себя, как перед младшей сестрой. Она, мелкая плутовка, тоже же светясь исследовательским любопытством, игнорируя запреты матери, тети и воспитательниц, лезла с вопросами, желая узнать, что же творится на той, запретной для неё, мужской половине дома, куда её пока не пускают. Здесь, конечно, ситуация совсем другая. И госпожа совсем не та юная вредина, но почему-то этот блеск её глаз упорно напоминал мне Гейду. Что ж, возможно, нужно отвечать в том же стиле, что и тогда, опуская интимные подробности жизни мужчин в гареме.

— Когда раб не имеет счастья видеть свою госпожу и служить ей, он занимается совершенствованием тех навыков, что предпочитает госпожа. А так же приведением себя и своего тела в порядок, – на секунду подняв взгляд и осознав, что госпоже такого ответа явно не достаточно, я постарался его немного расширить. – В список моих умений входят игра на гитаре, танцы, стихосложение, сервировка стола, приготовление некоторых напитков, разные виды массажа, как эротического так и оздоровительного, а так же те умения, что стандартны для всех наложников на Венге.

Ну, хоть этого-то хватит? Глаза госпожи говорили, что «нет»…

— Кай, мне интересно, чем ты любишь заниматься? Какие занятия доставляют именно тебе удовольствие?

Я даже с некоторой долей отчаяния посмотрел на свою госпожу, имитируя вид побитой собаки. Ну какое госпоже дело!?

— Моя прошлая госпожа любила лошадей, – опустим, что заботилась она о них сильнее, чем о людях. – И мне… тоже нравилась верховая езда. Один из моих навыков – навык берейтора. Я обучал некоторых лошадей… – сами женщины в моём доме лошадей никогда не объезжали. Достаточно? Нет? – Так же я… мне нравится рыбалка. Но, боюсь, мои навыки совсем не чета вашим…

Я вспомнил то обилие снастей в комнате. Госпожа, наконец, улыбнулась. Видимо, мне удалось сказать то, что она хотела услышать

« предыдущаяследующая »

Как не пропустить новую главу?

1. Вы можете подписаться на обновления этого сайта (вам будет приходить на почту когда я что-то выложила) :


Рубрики: | Метки:
Редактировать:
Напишите комментарий



Моё творчество

Романы Ольги Талан. Женское доминирование
  • Свежие комментарии

  • Метки

  • Рейтинг русскоязычных сайтов о Женском ДоминированииРейтинг русскоязычных сайтов о Женском Доминировании
  • счётчики

    Рейтинг@Mail.ru
    Топ100- Эротические рассказы
  • Дизайн сайта Miss Udacha
  • 

    2 комментария на запись “Снежная Кэрол 8”

    1. obli 24.08.2016 12:53

      Ну что сказать )) ХОЧУ ХОЧУ ХОЧУ могу еще повилять хвостиком, от того что вы пишите просто треск за ушами стоит, пока то что прочитал просто заглатывается )) . Честно давно не получал такого эмоционального удовольствие и наслаждения. . Необычные сюжетные линии ваших романов просто завораживают ,герои очень реалистичны, в ваши миры погружаюсь легко и непринужденно с головой и кайфую как последняя шлюшка)).
      Если чего то и не прочитал из вашего творчества то это потому что хочется растянуть удовольствие. Долго отходил от серии Земли богов ну по мне все супер долго думал про себя до чего можно придраться но понял что это мелочи и размениваться на них не стал даже сам собой . Может конечно я не слишком избалован читаю не очень много всего художественного, но мне нравится когда идет пересечение нескольких жанров , пока на что то тривиальное не тянет абсолютно , может быть смог бы предлагать вам развитие некоторых сюжетов, но это целиком и полностью на ваше усмотрение!

    2. Ольга Талан 29.08.2016 16:03

      О ) Спасибо за такой фонтан эмоций. Нетривиально и пересечение жанров это то что я люблю и читать и писать.
      Насчёт подсказать идеи сюжетов — почему нет? Пишите. Честно говоря я многие повороты и сюжеты черпаю в том, что читаю и в том, что мне пишут мои читатели. Так что буду премного благодарна )

    Обратные ссылки

    Оставить комментарий




    Загрузить свой аватар