Снежная Кэрол 9

Глава 9. Зверь

  • Гейда

 

Я сидела в полутемном помещении на высоком стуле перед барной стойкой и бездумно разглядывала пустой бокал из-под коктейля. Играла динамичная музыка, достаточно громко, чтобы отвлекать от грустных мыслей, но не слишком, чтобы мешать разговаривать. Переливались световые панно, на стене без звука работал головизор. Народу в баре было не много. Влюбленная парочка обжималась на танцполе, – мужчина откровенно мял свою госпожу, но ей, явно, нравилось. За дальним концом стойки сидели два габаритных зверька в кожаных куртках с невозможным количеством металлических заклепок, а перед ними высились поистине огромные пивные кружки. Меня должен был бы немного насторожить такой безалаберный подход к алкоголю. Пьяные зверики могут стать очень немаленькой проблемой. Особенно местные, которые и так порядку не обучены. Но… у меня просто не было сил волноваться об этом.

Мне было не особо уютно здесь. Но и в номер возвращаться не хотелось. Едва ли не впервые в жизни мне некуда было идти. Надо было продумать дальнейший план, но в голове проскальзывали какие-то посторонние мысли и тут же уносились, не задерживаясь, не позволяя сосредоточиться на важном. Тяжелый выдался день, а завтра, скорее всего, будет еще сложнее.

Мне вспоминался Кай. Как он меня маленькую учил плавать. Старательно удерживал на воде, убеждал попробовать, объяснял, как правильно работать руками, и абсолютно спокойно выслушивал все мои возмущения по поводу того, какой он плохой учитель. Для той меня он был самым лучшим учителем. Ему можно было доверять. Это, вообще, очень редкое качество для мужчины. Но Кай им обладал. И не только им. Он самый-самый лучший… как только мне его найти?

— Позвольте угостить прекрасную незнакомку.

Я не сразу сообразила, что низкий мужской голос обращается ко мне. Только через несколько секунд, скорее почувствовала, чем увидела чужой взгляд, и повернула голову. Назвать зверьком сидящего на соседнем стуле мужчину язык не поворачивался. Слишком уверенный, породистый, холеный. Сильный. Не физически – взглядом. Зверь!

Внешне незнакомец выглядел довольно странно. Уже старик, лет пятьдесят ему было точно. Немногим выше меня, худощавый, жилистый. Густые темные волосы слегка тронуты сединой, тонкие аристократические черты эффектно сочетались с незначительными морщинами, не портя его, а наоборот, придавая ему какой-то особенный инопланетный шарм, как ореол, который исходит от мудрых, обладающих большим жизненным опытом венговских женщин. А глаза! Черные, почти угольные глаза, казалось, сканировали мои внутренности. Но при этом ореол – странное дело – мне не было неприятно. От его взгляда исходило тепло, оно словно цепляло душу и уже не отпускало из своих сетей.

Я дернула головой, избавляясь от наваждения. Стоп! Неужто я решила очароваться этим стариком? Еще чего не хватало!

— Благодарю, – хмуро отказалась я и отвернулась.

Не хочу с ним говорить.

Он был весь в темном. Темные: костюм, рубашка, галстук. Более точно цвета я не могла различить в полумраке бара. На мгновение сверкнула бриллиантовая запонка на рукаве. Мужчина был словно олицетворением моих темных мыслей. Хотя, наверное, я не справедлива. Меня одолевали беспробудно чёрные мысли, а незнакомец, несмотря на свою мрачность, выглядел невероятно элегантно, даже нарядно, и странно жизнеутверждающе. Я могла бы назвать его шикарным, если бы не нелепость применения этого слова к мужчине такого возраста. Костюм из дорогой ткани сидел, как влитой, явно, его тщательно подгоняли по фигуре. Ботинки, несмотря на уличную слякоть, блестели чистотой. На холеных музыкальных пальцах – печатка, стоимостью в целое состояние. Я знаю, изучала в университете курс ювелирного искусства. На тонком запястье – тяжелые массивные часы, едва видные из-под рукава пиджака.

Я чувствовала на себе его взгляд. Мужчина молчал и только демонстративно, в упор, смотрел на меня. Я не выдержала и повернулась к нему. Он улыбался – легко, почти незаметно, отчего вокруг черных глаз сильнее обозначились добродушные морщинки.

— Что? – довольно грубо сказала я.

Если он минеджец и не знаком с венговскими правилами поведения, это не дает ему права приставать ко мне, да еще так нагло. Он чуть покачал головой.

— Готов поспорить, у вас есть неразрешимая проблема, – объявил он.

— И? – я начинала закипать.

Да что этот престарелый щеголь себе позволяет?

— Лучший способ решить неразрешимую проблему – это разговор, – он сделал знак бармену. Тот понял его без слов. – Поверьте моему опыту, юная леди. Порой разговоры творят чудеса.

Манеры и голос незнакомца источали непоколебимую уверенность в себе. И еще спокойствие. Словно рядом с этим человеком не может произойти ничего плохого. Вокруг может рушиться мир, а возле него будет островок полной, абсолютной безопасности. И от этого странного ощущения я вдруг неожиданно для самой себя подумала: почему бы и нет? Знаю, его следует послать подальше и так, чтобы с первого раза понял. Но, может, он действительно сможет отвлечь меня разговором.

Я криво усмехнулась.

— И о чем мы будем говорить?

— Разумеется, обо мне, – огорошил мужчина и широко улыбнулся.

— У вас здесь так принято? Говорить о мужчинах?

— Нет. Просто подозреваю, что о себе вы рассказывать откажетесь.

— Вы очень проницательны.

Черт, а этот зверь мне нравится.

Бармен поставил перед нами два бокала, забрал мой пустой. Я подумала немного и решила не отказываться от угощения. Один коктейль провалился, как стакан воды, не вызвав ни малейшего опьянения, а второй заказывать было накладно. Цены на Минедже кусачие.

Второй коктейль пошел веселее, а после третьего я уже знала, что моего собеседника зовут Чарльз Принс, он владелец крупного строительного бизнеса. Специализируется, в основном, на постройке гостиниц и потому крайне заинтересован в сотрудничестве с самобытным инопланетным дизайнером. Мол, ему нужны новые, не затертые идеи. А мои работы ему очень нравятся. Я точно не могла сказать, когда именно мы стали рассматривать мои проекты в сети, но как-то так оказалось, что очень скоро Чарльз знал обо мне куда больше, чем я о нем. Хотя говорили мы только о нем. Какие коварные на Минедже коктейли.

А может, все дело в моем собеседнике? Оказывается, континентальные мужчины отличаются от венговских не только в худшую сторону. Подозреваю, правда, что этот Чарльз, на самом деле, является скорее счастливым исключением, нежели правилом, но все же! Это возможно. Раньше я и помыслить не могла, что мужчина может быть таким интересным, умным, независимым и в то же время не раздражающим, тем более в столь немолодом возрасте. Вот, наверное, почему некоторые наши женщины оставляли своих старых мужей. А я-то все удивлялась.

Возраст. Вот оно, ключевое слово. На Венге тоже сейчас много нововведений по этому поводу. Даже наложников в гаремах перестали усыплять. Везде пропагандируют, что мужчин можно использовать намного дольше. И я тоже согласна, что тридцатилетие не испортит для меня Кая…

В воображении тут же нарисовался образ вот такого же элегантного, убеленного сединой, но все еще невероятно привлекательного… Ойлейна. Черт, при чем тут мой муж? Я зажмурилась, прогоняя незваное видение и представляя на его месте Кая. Кай отчего-то представляться никак не желал. Не беда, с воображением я легко договорюсь, когда доберусь, наконец, до своей потери.

  • Кэрол

— Когда раб не имеет счастья видеть свою госпожу…

Он как будто просто не понимал, о чем я спрашиваю. Простой вопрос для любого человека в нашем мире… в моём мире, для этого парня был чем-то неподъёмным.

— Кай, меня интересует, что приятно именно тебе. Что доставляет тебе удовольствие?

Совсем ошарашенный взгляд и какой-то отчаянный. И судорожные попытки вспомнить-придумать занятия, которые бы понравились мне. Лошади нравились его прошлой хозяйке. О моём увлечении рыбной ловлей он, видимо, узнал, осматривая дом. Я отступила. Действительно, нет смысла наседать на человека, если ему, видимо, в жизни не положено было что-то любить по собственному желанию. Хотя мне очень сложно такое представить!

— Ну… у тебя будет ещё время освоиться и определиться со своими увлечениями…

Не в силах продолжать разговор, я замолчала. Кай тоже опустил глаза в тарелку и помалкивал. Затянувшуюся паузу прервал звонок коммуникатора.

— Я слушаю тебя, друг Берил.

— Кэп… – голос моего зама был какой-то тихий и пришибленный – я знаю, что ты хотела с этим своим побыть… только тебе лучше самой скинуть фракцию. Что-то я, наверное, не работник на сегодня…

— Что случилось? Сердце?

— Не знаю… Милана просто уехала с утра с челноком, на котором Лиз улетела… Обещала мне по почте документы на развод прислать…

— Вот мерзавка! Ты там слышишь… ты сядь в операторской. Чаю попей. Успокойся. Я сейчас приду.

Быстро убирая коммуникатор в карман, я оглянулась по сторонам, кинув сначала одному из медведей:

— Томас, метнись до дока, пусть летит на шахту, там Берила Милана кинула, как бы его не накрыло.

Потом Каю:

— Мне срочно на шахту надо. Ты ешь, не торопись, потом к доку заглянешь, как он вернётся. Дальше тут заблудиться трудно, думаю, дорогу найдёшь.

После этой фразы я уже вылетала на улицу, небрежно набросив куртку. В голове у меня роились матерные слова на вертихвостку Милану и, пожалуй, на Лиз, которая вполне могла бы, если бы захотела, выкинуть эту пигалицу из челнока, и никуда бы она не улетела, пока я лично не отпустила бы.

Чёрт! Берил, старый полярный медведь сидел в кресле с каким-то совсем траурным лицом со стаканом коньяка в обнимку. И жалко его, конечно, и сам дурак! Ну, это ж надо было поверить, что эта девочка приживётся с ним, стариком, тут, в наших беспросветных снегах!? Да когда он её привёз, вся база говорила, что не сможет она тут жить, не для неё это. Он один верил.

Я присела рядом:

— Ты только не раскисай сильно. Сейчас док прибудет, вштырит тебя чем-нибудь на место. Всё нормально будет.

Север ломает людей. Нет, наверное, рождённые в этих широтах обладают каким-то особым иммунитетом к холоду, ночам по полгода, к пониманию, что до цивилизации сотни километров, и ближайший челнок будет через месяц. Но мы все были уроженцами юга и средней полосы. В нашем веке никто и не осваивает другие климатические зоны для жизни. В такие снега люди едут только работать. На долгие кабальные контракты за большие деньги.

Берил работал в компании уже восемь лет. Восемь полярных ночей холода! За первые четыре года он поднялся до начальника рудника. А потом север сломил его. Тогда он из-за женщины сбежал с базы. Пытался её вернуть. Был скандал. На него наложили взыскание и перевели ко мне на должность зама.

Мы дружили и хорошо ладили. Он был стоящим специалистом и, вообще, толковым мужиком, но женщины – его слабое место.

 

Я дождалась дока, передав ему в руки пострадавшего на любовном фронте, и только потом переключилась на управляющий пульт. Док накормил моего зама успокаивающим, налил следующий стакан коньяка и велел ни в чём себе не отказывать.

Домой Берил идти отказался. Сказал, что там вся квартира, всё для Миланы куплено, как она хотела. Сидел у меня в узле управления и пытался занять меня и себя разговором:

— Вот что им, этим женщинам, не хватает?! Мне до конца контракта всего два года осталось… Вот скажи… Хотя, ты не знаешь! Ты, Кэп, мужик, хоть и числишься бабой!

Я, глазами автоматически отслеживая параметры фракции и привычно выставляя значени0я ректификационных сит, вроде как этот разговор поддерживала:

— Вот спасибо, обласкал!

— Это я уважительно и по-дружески. Не, ну ты подумай, вот какая баба ещё бы раба-шлюху привезла? Тут ты откаблучила, так откаблучила!

— А вам всем прям завидно?

Он тихо усмехнулся:

— Ты бы слышала, как тут вчера после твоего ухода мужики офигевали.

— Ну, офигение работе не мешает. Если молча, то мне плевать!

— Вот и я о том же… тебе плевать! Может, всё-таки выпьешь со мной? А то одному как-то…

Я вздохнула.

— Если досидишь тут до вечернего сброса, то вот как нагрузку скину до нормы и выпью. Но две максимум! Чисто обмыть твоё освобождение от уз этого брака! А то, смотрю, ты вторую бутылку начал уже.

  • Кай

После звонка госпожа пулей унеслась в неизвестном направлении, к счастью, не забыв дать некоторые указания: доесть не спеша и пойти к доктору. По идее, пугать должно было второе, но, если честно, я бы лучше вскочил и побежал к этому лекарю прямо сейчас. Причиной данного желания выступала всё та же госпожа Агнес, не спускавшая с меня глаз с самого начала встречи. А уж когда госпожа Кэрол так спешно удалилась, повариха посчитала это своим шансом, и сейчас этот грузовой аэрокар неспешно продвигался в мою сторону с ещё одной тарелкой еды. Женщина пыталась вилять бедрами, видимо, стараясь выглядеть сексуальной, но в её исполнении это было похоже, скорее, на брачный танец слоногемота. Если бы слоногемоты умели танцевать, конечно… Крейсер имени госпожи Агнес приблизился к моему столу и поставил передо мной тарелку с едой, количеством в два раза больше первоначальной порции.

— Рейчел рассказала, что тебе очень понравилась моя стряпня, – она расплылась в довольной улыбке, заставляя меня панически вжаться в стул, – ты даже добавки просил.

Я судорожно кивнул, стараясь смотреть куда угодно, только не на эту женщину.

— И то верно, – заворковала она низким рокочущим голосом. – Надо есть побольше, тебе много энергии понадобится, в нашем-то холодном климате. – Она пододвинула ко мне поближе принесенную тарелку. – Вот, специально мяска получше выбрала. – Во взгляде женщины проскользнуло что-то такое, что я себя почувствовал праздничной кундейкой, которую специально откармливают на убой. Матерь Всего Сущего!

— Это ты у нас Кайлийо будешь? – сзади раздался насмешливый мужской голос. – Агнес, разве я тебе не рассказывал, что переедание вредно для здоровья? Не порти мне статистику по базе! Давай, красавчик, заканчивай столоваться, пойдем, решим быстренько, что положено. – Не обращая внимания на изрядную долю сарказма, я еле удержал себя от вздоха облегчения. Матерь Всего Сущего наконец-то меня услышала и послала спасение! Главное, чтобы такое спасение ещё чем похуже не обернулось.

Чуть повернувшись, но при этом стараясь не спускать взгляда с поварихи, так, на всякий случай, я осмотрел подошедшего со спины мужчину. Если честно, то я впервые увидел в этом доме мужчину, который действительно походил на наложника. И то слишком много вещей выбивалось из образа. Парень, около тридцати, с каштановыми волосами до плеч и немного нагловатыми карими глазами. Так смотрят всеобщие любимчики, уверенные в своём обаянии и неприкасаемости. А уж улыбка одним уголком губ и небольшой прищур глаз создавали ощущение, будто смотришь на кота, съевшего миску сметаны и не получившего за это пинок под зад.

— Я местный эскулап. Кори, – представился он, протягивая руку, – но все зовут меня просто Док.

«Постойте-ка… – подумал я, настороженно подавая руку. – И это – ДОКТОР?».

Я, не веря своим глазам, снова пробежался по нему взглядом, вспоминая наших спецов-докторов, и в душе со вкусом помянул этот сумасшедший мир. В котором мужьями являются мужчины с внешностью спеца, а спецами – с внешностью наложника. Надеюсь, хоть слово «доктор» у нас имеет то же значение, а то не нравится мне его довольная рожа.

— Что, понравился? – усмехнулся этот… Док. Парень наклонился чуть ниже и прошептал: – Ты тут застыл, потому что желаешь ещё немного пообщаться с нашей феей сковороды и половника? – А?! Вот это удар ниже пояса! Так что, извинившись перед явно расстроенной госпожой Агнес, которая… м-да… уже начала потихоньку подъедать принесенную мне добавку, я посеменил за так называемым доктором.

Парень, явно, уверенный, что я абсолютно точно последую за ним, за всю дорогу до кабинета даже не обернулся ни разу. Зато, дойдя до двери, он раскрыл её передо мной и, явно, издеваясь, чуть наклонился, склонив голову:

— Прошу в мою скромную обитель, – а в глазах черти так и пляшут, и скрыть он их даже не пытается. Я незаметно выдохнул, гася в себе раздражение. Почему-то этот тип вызывал его одним своим присутствием. Ещё в коридоре припомнил старый опыт и напустил на лицо привычную маску полного безразличия к происходящему, которая не раз помогала мне раньше в подобных неоднозначных ситуациях. Мало кто станет продолжать провоцировать, когда тебя полностью игнорируют. Поэтому, стараясь не одаривать оппонента даже толикой внимания, я вошел в кабинет. А зря. Звучный хлопок по моей заднице оповестил о том, что вот с этого гада глаз точно нельзя спускать. Резкий разворот, и я чуть не приложил этого врачевателя правой с размаха. Чуть-чуть и…

Слава Матери, вовремя вспомнились озвученные госпожой правила: «Драки строго запрещены». Ну… а если в корпус? Там он фиг докажет, что я что-то сделал. В гареме тоже драки официально запрещены, но это мало кого смущало. Лично меня не ловили ни разу. Главное ведь, чтобы следов не было, и свидетелей. Остановили мои злобные мысли поднятые вверх, в якобы извиняющемся жесте, руки Дока.

— Ну, прости, не удержался. У тебя шикарный задний бампер. А при твоем телосложении и осанке, он просто чертовски притягивает. Не стоит карать меня так уж сильно за тягу к прекрасному.

Тля! Как к мальку! Я и сам прекрасно понимаю, что на данный момент моё положение в этом доме где-то в районе плинтуса, а тут ещё и этот спец старательно об этом напоминает. Спец! Или он настолько незаменим и профессионален, что может позволить себе такое поведение?!

Док указал мне на привычную кушетку, сам же со спокойным видом, будто я уже согласился его не бить, уселся за стол. Пока он рылся в каких-то бумажках, я старался успокоиться, мельком осматривая кабинет. Кушетка, на которой я расположился, самая обычная. Справа от меня шторка, почему-то ярко фиолетового цвета, да ещё и в горошек, за которой проглядываются вешалка для одежды и стул. Слева весы, ещё какая-то техника, а чуть дальше белый медицинский шкаф, с кучей разноцветных бумажек, небрежно наклеенных на боках. Стол Дока напротив – такая помесь собственно стола, шкафа и головизора. Полки со всякой всячиной будто вырастают из него и тянутся в несколько рядов, практически до потолка. Где-то стоят склянки с лекарствами, где-то побрякушки-сувениры, где-то какие-то бумаги. А на одной, вообще, миниатюрная вазочка с да-а-а-а-вно засушенным шипастым цветком. Рядом с рабочим столом неизвестная машиноподобная конструкция, не вызывающая у меня никаких ассоциаций. Видимо, это что-то сильно медицинское. Ещё несколько его братьев ютятся вразброс по всей комнате. Как финальный штрих ко всей этой своеобразной эстетике на одной из стен плакат с изображением рельефного мужского торса. Он-то тут зачем?!

— Кайлийо… – хмыкнул док. – Такого странного имени в нашей базе данных ещё не было. – Голос парня отвлек меня от более детального изучения обстановки. – Как по мне, оно очень красивое. Тебе подходит! – Он развернулся ко мне, подмигивая. – Бумаг на тебя, как в армию… Причем последнему заключению медкомиссии меньше месяца. Видимо, перед продажей делали. Так что все, что осталось – это сделать пару прививок. Задницу готовь!

Мне показалось, что угол кушетки треснул, когда я сжал его рукой. Это госпожа мной может хоть пол вытирать, а из тебя, парень, я отбивную все же сделаю. Лечь под спеца!? Да я лучше наказание получу, а тебе лишние зубы в твоей бл*дской улыбке выбью! Не изменится же твоя работоспособность от нехватки парочки.

Доктор замер в ожидании, а потом как-то удивлённо добавил:

— Эй… Только не говори мне, что ты, такой крепкий здоровый мужик, уколов боишься! – Эм, уколов? Вот же ж… Я рвано выдохнул, сбрасывая успевший накопиться адреналин. Тля, я его чуть в лепёшку не размазал за то, что он просто свои обязанности выполняет. А если бы попытался? Матерь Всего Сущего, да он меня бы тут же и усыпил, констатируя какое-нибудь бешенство! Я ведь, получается, без причины бы на него напал, такое никому не прощается! Тем более на квалифицированного спеца! При прямом приказе не драться! Хорошо только, что мою панику этот наглый лекарь истолковал по-другому.

— Что, совсем жуткие фобии? Ну… если тебе будет легче, можно вколоть в плечо, они у тебя хорошо развиты в плане мышц, так что вполне сгодятся.

В голосе парня как будто бы читалась забота. Я не стал вникать, молча протянул руку, задирая рукав, всё еще отходя от навалившегося на меня варианта ужасного будущего. Пару уколов совершенно не заметил.

— Так, ещё мне нужна твоя кровь… просто из пальца, – как-то опасливо всматриваясь в моё лицо, произнес Док. – Хм, не испугаешься? – Ещё одна пауза. Да за кого он меня принимает?! – Ладно, другую руку давай.

Я протянул Доку вторую руку, но, вместо взятия крови, он как-то заинтересованно начал её рассматривать. Потом усмехнулся:

— Знаешь, на этой станции ты первый парень с приличными ногтями за все годы моей практики, – он что-то там ещё хмыкнул себе под нос, подхватывая мою кисть и старательно растирая замерзшие пальцы. Снова незаметный укол, и вполне стандартный сбор крови. Разве что, вместо того, чтобы собрать кровь в пробирку, он растер её по белой пластинке и вставил в непонятное сооружение, которое сразу деловито загудело, выполняя только ему известный процесс.

— Ну вот, теперь подождать немножко надо. Никаких пыток больше не будет, так что расслабься, успокойся и получай удовольствие! – жизнерадостно заявил Док, ещё раз нагло оценивающе пробегая глазами по моему телу. Я уже говорил, что он меня раздражает? Мой страх отошел на второй план, да и проматывать в голове возможные варианты «вбивания уважения» мне ведь никто не запрещал.

— М-да, не нравится мне что-то твоё выражение лица… – Взаимно Док! – Странный ты, конечно. – Сам такой! – Хотя и чертовски сексуальный. – Парень похлопал меня по плечу. – Жаль только, что не разговорчивый совсем. Ну, привыкнешь.

В это время машина раздраженно пискнула, мигнула маленькими чёрными символами на панели и выплюнула листок с текстом и баночку.

— Так, что тут у нас? – Док тщательно всмотрелся в результат. – Здоров, как бык, разве что некоторых витаминов не хватает, ну и стандартный набор северянина. У нас тут света мало, условия жесткие. Болеть категорически не желательно, так что лучше предотвращать все заранее, – баночка полетела ко мне в руки, а парень стал копаться в шкафу, стоящем рядом с кушеткой.

— Так, вот это и это у нас и так есть по рецепту, но, думаю, надо еще добавить… – бубнил он себе под нос, перебирая медикаменты.

— В общем, то, что тебе техника прописала – это витамины и иже с ними, их по столовой ложке с утра во время еды принимать надо, – он указал на баночку у меня в руках, – а вот это уже от меня, добавка. Ты у нас парень южный, к другой пище привык, машина этого не учитывает. Так что так будет безопасней. Эту можно так же с утречка, но не критично. Так что в любой прием пищи, как на душу ляжет, главное, не забыть. Понял? – Я кивнул. Хотя прием такого количества лекарств, когда ты вроде здоров, немного обескураживал.

— Как закончится, придешь ко мне, ещё намешаю. По идее, все эти штуки должны болезнь предотвратить, но если вдруг что, галопом сюда. Здесь нет нормальной больницы, и если чересчур запустишь, придется тебя на материк отправлять! – То есть если заболею, то госпожа меня сразу продаст. Блин, вроде бы я и сам это осознавал, но когда знаешь об этом достоверно, становится намного страшнее. – Так что при малейшем подозрении, приходишь ко мне, и мы срочно приводим тебя в норму. – Я впервые испытал к этому человеку чувство благодарности. – Понял меня, красавчик? – Но он все равно меня раздражает!

Выйдя из кабинета доктора, я немного растерянно оглянулся по сторонам. Госпожа дала чёткие указания только до этого момента, так что, по идее, сейчас у меня свободное время. Но я обязан быть в комнатах, когда она туда вернется. А точного времени я не знаю. Мало того, я не знаю даже, сколько сейчас-то времени! Позднее утро… ну, примерно. И всё!

Перед уходом госпожа показала мне спортзал и бассейн, что ж, думаю, часа три у меня всё же есть. Только баночки отнести надо бы. Завтрак уже прошел, но, может, лучше выпить немного? Заболевать, даже зная, что тебя прикроют в случае чего, всё равно не хочется. Завтрак точно ещё не успел перевариться, так что я открыл баночку и слизнул где-то столовую ложку. Вопреки моим ожиданиям, субстанция была безвкусной. Никаких травяных оттенков, как во множестве лекарств Венги. Подумал и, на всякий случай, чтобы уж точно не заболеть, проделал все то же самое и с содержимым второй баночки.

Шаги, раздавшиеся за дверью медкабинета, напомнили мне о том, что делать подобные вещи посреди коридора, тем более чужого коридора, не желательно. Я шушаркой скользнул за угол и постарался припомнить дорогу до моего нового дома. Нужно отнести баночки, да и переодеться для похода в спортзал не помешало бы. Вроде, разбирая свои вещи, я находил пару свободных штанов и маек из тянущейся ткани. Перед госпожой те темные и не слишком красивые вещи носить не желательно, но вот в спортзал будет самое то. Там ещё какие-то шорты странные были… но в них наверняка будет холодно.

С такими мыслями я аккуратно пробирался обратной дорогой, на всякий случай избегая любых встреч. Выйдя из здания, буквально на спринтерской скорости, даже не застёгивая куртку, добежал до дома госпожи. В гостиной никого не было, и я без проблем добрался до своей комнаты.

« предыдущаяследующая »

Как не пропустить новую главу?

1. Вы можете подписаться на обновления этого сайта (вам будет приходить на почту когда я что-то выложила) :


Рубрики: | Метки:
Редактировать:
Напишите комментарий



Моё творчество

Романы Ольги Талан. Женское доминирование
  • Свежие комментарии

  • Метки

  • Рейтинг русскоязычных сайтов о Женском ДоминированииРейтинг русскоязычных сайтов о Женском Доминировании
  • счётчики

    Рейтинг@Mail.ru
    Топ100- Эротические рассказы
  • Дизайн сайта Miss Udacha
  • 

    Оставить комментарий




    Загрузить свой аватар