Снежная Кэрол 5

Глава 5. В спальне.

 

  • Гейда

Ойлейну я написала прямо по дороге. Дала чёткие указания купить мне билет на планету Минеджа, на самый ближайший рейс. А ещё собрать мои вещи в дорогу, с учётом холодного климата планеты и предполагаемой продолжительности путешествия в пять дней. Время я взяла с запасом. На самом деле, полагая, что управлюсь дня за два-три.

Итак, я еду на другую планету! Что нужно предусмотреть? Почитать в веганете отзывы о планете. Найти гостиницу, продумать транспорт, которым я доберусь до указанного мне адреса. Что ещё? Наверное, стоит предупредить Старшую, иначе матушка обязательно что-то заподозрит, слишком хорошо она меня знает. Даже представлять не хочу, каким скандалом может обернуться эта поездка. У меня есть две недели на практику, могу взять их сейчас с этим потоком. Скажу Старшей, что отправляюсь на практику для изучения инопланетной архитектуры. Напишу там по возвращению что-нибудь! Вывернусь! Да! Это отличное решение. Старшая должна поверить.

Уф! Да я сама поверила, после того как я минут пятнадцать восторженно вещала ей об уникальной, долгожданной и нереально крутой возможности собрать материал для диплома на соседней планете. На таком подъеме, какой я сейчас ощущала, получилось очень вдохновенно. Старшая улыбнулась, пожелала мне удачи, стребовав лишь клятвенное обещание звонить не менее одного раза в три дня и отчитываться о состоянии здоровья и дел.

Я, глупо улыбаясь сама себе, смотрела в окно аэрошки. Внизу пролетали хутора, окруженные зелеными садами, ровные ухоженные дороги, кареты, запряженные лошадьми. Было так легко. Так ясно на душе!

 

Как только я переступила порог, под ноги мне снова бросился муж.

— Госпожа, прошу, не оставляйте меня тут. Ваша матушка и Старшая госпожа никогда мне не простят, если вы уедете одна в такое далёкое путешествие. Госпожа, меня просто запорют! Сейчас есть закон, любая госпожа может взять с собой мужа, даже на другую планету. Я буду полезен! Я не доставлю хлопот! Минеджа – очень опасная планета, госпожа. Не оставляйте меня. Разрешите поехать с вами.

Сперва я хотела отмахнуться. Мне в поездке только за мужем смотреть не хватало. С другой стороны, в чём-то он был прав. Мама точно устроит скандал, если я уеду одна. А если мама будет в гневе, Ойлейну не поздоровится, это точно. Кроме того, я, действительно, пока никуда никогда не ездила одна. Не то чтобы я не способна о себе позаботиться, но всё же такие вещи, как тащить тяжёлый чемодан, опять же готовить еду, следить за одеждой или, если вдруг понадобится, сделать причёску посложней… лучше иметь под рукой проверенного мужчину.

— Ладно, возьму, – прервала я строгим голосом поток мужниных стенаний, на ходу скидывая куртку на пол. – Закажи и себе билет,

— Уже купил, госпожа, вместе с вашим, – тихо возвестил муж. – Билеты на мужчин отдельно не продаются.

Я даже выглянула в гостиную, взглянуть на это чудо. Но Ойлейн сиял такой радостной улыбкой, такой жалобной улыбкой, смотрел на меня с такой надеждой. Вот как его ругать? Самостоятельный? Предусмотрел? Я хмыкнула:

— После ужина тебя ждёт пятнадцать ударов. Надеюсь, научишься спрашивать, наконец.

Муж радостно кивал. Я отмахнулась. Иногда мне кажется, что он до сих пор воспринимает меня той шестнадцатилетней девочкой, которой я была, впервые приехав в Венгсити. Что он постоянно помнит, как сложно мне было разобраться в городской жизни. Как другие студентки, настоящие аристократки, хорошо знакомые друг с другом ещё по лагерю госпожей, смеялись над моими манерами и нищетой. Как я терялась, воспитывая его самого, бросаясь в крайности. Как училась быть взрослой. Много всего было. Но скорее всего, мне именно кажется. Я – давно взрослая, и он это знает.

 

Заснула я почти под утро, искала в сети информацию по Минедже. Начиталась кучу советов, страшилок, всяких рекомендаций. Нашла и гостиницу, и карту. Короче, поступила, как взрослая женщина – подготовилась.

Ойлейн разбудил меня ровно в назначенный час. Плотный завтрак, две большие собранные сумки у порога. Вытащенные из закромов теплые куртки и ботинки.

В космопорт мы тоже прибыли ровно в назначенный час. Быстрая проверка документов, и вот я уже шагаю по стеклянному коридору к кораблю, стараясь всем видом показать, что ничего необычного не происходит, что, как и все эти женщины вокруг, для меня не составляет никакой сложности полететь на другую планету. Дела, знаете ли!

Последние несколько метров по земле. И вот он последний шаг по поверхности Венги. У меня слегка дрожат колени, но я никому в этом не признаюсь. Вообще, с чего бы у взрослой госпожи могут дрожать коленки просто от того, что она улетает с Венги?!

 

  • Кэрол

 

Волнуясь за свою покупку, домой я постаралась вернуться как можно раньше. Сидевшая в гостиной Дора меня немного успокоила:

— Ну ты, конечно, нас шокировала… слегка. Но он хотя бы у тебя тихий и не хамит. Хотя я, конечно, никогда не сомневалась в твоей разумности, Кэрол.

Из всех домочадцев, возмущений Доры и Роберта я, пожалуй, побаивалась больше всего. Им вполне могло взбрести в голову под каким-нибудь предлогом начать ораторствовать против присутствия в доме этого парня. Задавшись идеей, они бывали особенно упорны.

Кай нашёлся в своей комнате у окна. Когда я заглянула, он спешно упал на колени и попытался спрятать плед за спину. Да, снежные равнины за нашими огромными окнами, даже в виде ночных силуэтов, завораживают кого угодно.

— Я там нам с тобой ужин захватила. Посуда в общей столовой, внизу направо, сможешь накрыть в гостиной?

Он кивнул. Простой, но почему-то в его исполнении очень красивый жест. Тем более что за день он, видимо, слегка успокоился, и сейчас в глазах, скорее, читалась лёгкая напряжённость, но уже далеко не паника.

Парень поднялся на ноги, направляясь в столовую. А я просто обалдела, как он умудрился сделать из обычных джинсов и рубашки наряд в стиле какого-нибудь порно-фильма. Чёрт! Это смотрелось… безумно вкусно! Все дневные передряги вылетели из головы. Тааак… Сначала переодеваться, а потом меня ждут ужин и обалденный парень в полном моём распоряжении!

К моему возвращению в гостиную, на столике, на салфетке, меня ждала тарелка, аж в подтарельнике, на которой цветочками была выложена принесённая мной рыба, с художественной такой пирамидкой овощей и маковкой соуса сверху. Позёр! Тарелка была одна.

Я повернулась к моей покупке, замершей на коврике в позе преданной собачки. Крупной такой собачки. Из крупного мужчины, вообще, сложно маленькую собачку изобразить, хотя у меня сложилось впечатление, что Кай очень пытался сделать именно это:

— А ты что, есть не будешь? После шести не ешь? Худеешь? Я, вообще-то, на двоих принесла.

Парень кокетливо так наклонил голову вбок:

— Если госпожа пожелает меня накормить, я с удовольствием приму еду из ваших рук.

Так значит!? Из рук? На коленях? Как зверёк? Заигрываем!? Ну, не то чтобы я особо любительница таких игр, но ничего плохого в этом не вижу. Будем играть в собачку:

— Ну, иди сюда поближе.

Не поднимаясь на ноги, он прямо на коленях подполз ко мне вплотную, вопросительно взглянул и, легко улыбнувшись, положил голову мне на коленку. Ну, совсем пёсик. А зарылась пальчиками в его волосы. Смешной.

Дальше я ужинала. Ела сама, дразнила парня кусочками рыбы, быстро отложив вилку в этом вопросе. Он изображал глазами голодную собаку, тёрся о мои колени и усердно облизывал пальцы, когда эта самая рыба всё-таки попадала ему в рот. Выходило у него всё это очень соблазнительно. И хотя сама по себе игра была немного странной для меня, в его исполнении она даже заводила. Вообще, было весело.

Потом рыба кончилась, да и играть в собачку мне надоело. Меня всё-таки человеческие мужчины, а не собачьи привлекают. Кай, видимо, понял моё настроение и выпрашивать еду перестал. Уселся на коврике с видом терпеливого ожидания и замолчал. Совсем.

Я попыталась завязать разговор. Как-то в моём понимании люди должны в такой ситуации разговаривать. Получалось не очень:

— Как тебе ужин?

— Спасибо госпожа, очень вкусно.

И глаза в пол, и больше ни звука, ни жеста.

— А, вообще, это местечко? База, сама по себе?

— Простите, я не привык к холоду, госпожа.

И то же самое. То ли я его обидела чем-то, то ли, вообще, не понятно, что сделала. Сидит, поглядывает на меня и чего-то ждёт молча.

Я закончила с чаем и отставила посуду в сторону. Вопрос встал ребром. Надо было как-то перейти к самой вкусной части вечера. Но парень продолжал сидеть на полу, уткнувшись глазами в ковёр, и ничего не делал.

Ну, ладно, слегка форсируем события. Мне подумалось, надо просто дать понять, что ужин закончен, и далее по плану у меня – секс. Я поманила Кая за собой в спальню. Вошла в комнату, присела на край кровати. По-моему, ситуация однозначнее некуда! Вот я тут – действуй!

Кай опустился на колени у дверей и снова замер в ожидании чего-то. Чёрт!

Того облезлого щенка из нищих районов Галактического союза, чей ролик я сразу закрыла, я бы уже трахала. Он бы сам залез ко мне в кровать через двадцать минут после ужина. А ещё лучше до. Сам бы предложил, подкатил, мне бы осталось просто не отшвыривать его прочь… А тут я что-то, явно, делала не так… Мой красавчик тихо сидел напротив, опустив глазки, чётко отвечал на мои вопросы, очаровывал каждым движением и не делал ни шагу навстречу.

— Кай, можешь снять рубашку? Хочу на тебя посмотреть.

Он поднялся и красиво, не задавая вопросов (даже взглядом), избавился от этой детали одежды. И опять замер. Чёрт!

Вспомнив, как легко он разделся в магазине, я решила продолжить намёки:

— А остальную одежду?

Джинсы полетели за рубашкой, белья он так и не надел. Те же эмоции. Мне показалось, что ему даже нравится просто ловить мои взгляды. Но предпринимать что-то, как-то реагировать в ответ он не собирается. Может, он надо мной издевается?

Ладно! Я встала, подошла. И? Положила ладонь ему на грудь. Красивый рельеф здорового, сильного тела. Бархатная кожа. Запах какой-то лёгкой травяной, что ли…

— У тебя очень красивое тело…

На его губах проскользнула улыбка удовлетворения. Он стоял передо мной голый, я облизывалась на него, и он был чертовски этим доволен. Блин! Но у него на меня даже не стоит! Нет, я понимаю, что я не первая красавица, и всё такое… но и не то чтобы старая уродина ведь. Обычно на меня мужики очень даже бодренько так реагируют. А тут, вообще, нулевая эрекция. Как-то я, вообще, потерялась. Мне подсунули бракованный экземпляр, или его кнутом надо отходить, чтобы он возбудился? Чёрт!

Честное слово, я ведь не трусиха и не девственница. У меня всё хорошо с решительностью и самоуверенность тоже там, где надо. Мне не составляет никакой сложности строить своих ребят тут, на шахте. Я умею принимать вызов и атаковать, заставлять. Но секс… это немного другая область. Взаимная!

Вообще, у меня никогда раньше не возникало таких проблем. В любом баре, на любом пляже, я легко подходила к понравившемуся парню, улыбалась, говорила что-то типа: «Ты – красавчик», и он всё понимал. Мне больше ничего не нужно было объяснять. Любой парень в такой ситуации или говорил: «Извини, крошка, ты не в моём вкусе», или: «К тебе или ко мне?», ну, или называл цену, сколько стоят его услуги. В любом случае, всё было просто.

Сейчас же мы стояли посреди комнаты, я в одном домашнем халатике, он голый абсолютно, моя рука на его прессе… и? Могу руку и пониже опустить… все равно никакой реакции!

В такой момент мужчина должен бы был сделать шаг вперёд: поцеловать, руки распустить, что-то сказать, хоть тупое совсем, но показывающее, что он тоже в данном процессе участвует… проявить какую-то взаимность! Как-то уже подать признаки жизни… блин!

Да, чёрт, я бы даже сама попинала его несколько шагов до момента, когда гормоны окончательно отключат голову, если бы видела, что он хотя бы реагирует на меня… хотя бы чисто физиологически! Хоть как-то, кроме того, что он доволен, что понравился мне!

Я убрала руку. Вот ведь блин! Мне нужен холодный душ! И, вообще, надо хоть мануал для начала прочесть к этому диковинному коту. Да! Никаких выводов пока не прочитаю, чего мне там приложили. Вечно я так, сначала кнопки тыкаю, потом инструкции достаю! Это же – породистая зверюшка, а не какой-нибудь Барсик с нищих окраин! Может, у него ритуал какой-нибудь есть, чтобы в его кошачьих мозгах нужная программа включилась? Чёрт! Ладно, сама дура!

— Кай, ложись спать. Спокойной ночи.

Я вышла из его комнаты.

 

  • Кай

Зайдя в комнату после такого обеда, я облегченно опустился на колени. Немного погодя, смог успокоиться окончательно и уселся поудобнее, облокотившись спиной на ручку дивана. Нужно было привести мысли в порядок. Когда я первый раз сел на этот ковер, он показался мне мягким и привычным. Сейчас же, я замечал всё больше и больше отличий – более грубый короткий ворс, из-под которого тянет холодным воздухом. Если заснуть на таком – болезнь обеспечена.

За большим, широким окном, со странными белыми пластмассовыми шторами, собранными с одного бока, всё ещё шёл снег. Сейчас он уже не казался настолько противным. Передергивая плечами и потягиваясь, я встал и подошел к окну. Оно выходило на колоритный снежный пейзаж, состоящий из огромного количества разнокалиберных сугробов и монолитных белых гор на заднем фоне. Ветра не было, и снежинки кружились медленно и плавно, напоминая скорее пух, чем снег.

Когда я соглашался на продажу на другую планету, я не то чтобы ожидал такого же отношения, как на Венге… Я просто ничего не ожидал. Решение было необдуманное, спонтанное. Я, вообще, не думал об этом… Мне казалось, что если женщина покупает раба… то всё будет как на Родине. И сейчас, осмысливая всё происходящее, и смотря на это более уравновешенно, я жалел о том, что не выбрал вариант с переучиванием на спеца. Ведь спецом я всё равно остался бы на Венге. Наверное, можно было попытаться, может, специалист нашла бы у меня какие-нибудь таланты… Возможно, я даже работал в своём же доме, где всё так просто и знакомо.

Сейчас же передо мной совершенно новый мир, с совершенно непонятно какими правилами, условностями и традициями. А ещё здесь холодно… очень. И боюсь, с таким климатом проживу я тут меньше, чем спецом на Венге. Намного меньше! Не думаю, что госпожа захочет тратить деньги на лечение больного раба, если это будет что-то серьезнее простуды. Я поёжился. Надо было либо надеть что-то, либо какой-то пледик поискать. Я вспомнил те бесформенные закрытые тёмные вещи, что мне купили, и решил, что плед подойдёт лучше. Его хотя бы можно быстро скинуть с плеч и сразу предстать перед госпожой в приемлемом виде.

Обыск своей комнаты ничего не дал. Не в одеяло же закутываться? Тогда, может, заглянуть в комнаты госпожи? Наказание я себе и так уже обеспечил, на фоне всего этого, небольшая вольность будет практически незаметна. Так что, как в заправских детективах, где юные девушки успешно раскрывают «глухари», я, на цыпочках, постоянно оглядываясь и прислушиваясь к шуму за дверью, по стеночке пробрался в хозяйскую комнату.

В отличие от моей, комната, явно, выглядела жилой, хотя это – не спальня, просто… немного неубранно. Госпожа, видимо, собиралась в спешке, так что вещи валялись на креслах, на столе и, кажется, даже на полу. В углу, рядом с рабочим столом, висело несколько полок с книгами. По привычке огляделся в поисках двери в комнату для наказаний. Дверь не нашел, наверное, она в спальне, зато практически споткнулся взглядом об огромный приоткрытый шкаф с… рыболовными снастями! Не поверив глазам, подошел поближе и чуть приоткрыл. Действительно, вот целых семь разных спиннингов, от простых двух-трех метровых палок, до семиметровых хлыстообразных красавцев. Целая полка была отведена под катушки, которые варьировались не только цветами, но и размерами и грузоподъемностью. А вот стенка, обвешанная крючками, блёснами и мушками, даже заставила меня передёрнуться. Уж больно хищно смотрелись острейшие тройники разных размеров. Плетни, удилища, грузила, манки, карабины – чего тут только не было. Настоящее сокровище рыбака.

В таких вещах я разбирался, но порыбачить выходило настолько редко… Да и снасти-то все тогда не мои были, приходилось клянчить у старшего по гарему. А по-настоящему хорошие комплектующие я только в каталогах и видел. Хотя на нашем озере (скорее, большой луже, конечно) они и не нужны. А вот рядом со школой для наложников было действительно большое и рыбное место. Пару раз даже с ребятами на речку неподалёку гоняли. Один раз попались, но оно того стоило.

Я с огорчением прикрыл шкаф до его изначального состояния. Может, госпожа возьмёт меня как-нибудь с собой. Хотя… я посмотрел в окно, где всё ещё падал снег… возможно, лучше не надо мне такого счастья.

Отходя, нечаянно наступил ногой на широкую разноцветную доску и чуть не столкнул стоящие у стенки лыжи. Активная у меня госпожа, ничего не скажешь. Особенно это заметно по многочисленным фотографиям. Практически на всех был кто-то закутанный с кем-то ещё более закутанным по самые глаза. Госпожа узнавалась только по волосам да глазам, ну иногда ещё по улыбке. Я постарался не обращать внимания на то, что частенько фигуры рядом с ней мужские. Тут странное к этому отношение, я уже это прекрасно уяснил.

Перед самым выходом, практически за дверью, обнаружилось несколько мотков крепких жестких веревок и кучка лежащих карабинов. М-да, с их помощью не одного раба можно к чему угодно примотать. Но надеюсь, я всё же ошибаюсь, и у моей госпожи нет таких интересных увлечений. Я не очень такое люблю.

Искомый плед обнаружился на спинке кресла. Аккуратно стянув его, я завернулся по самый нос. «Вот теперь хотя бы не холодно» – подумал, устраиваясь поудобнее на ковре в своей комнате так, чтобы просматривалась входная дверь, и в то же время меня было не сильно заметно. Если задремлю, будет время оклематься.

Сейчас состояние у меня было… трудно охарактеризовать. Я вроде успокоился, но понять, что делать, как себя вести… я не мог. Я абсолютно не знаю, чего мне ожидать дальше. И чтобы я себе не надумывал – постоянно выходит по-другому. Как в воздухе подвешен!

На всякий случай, я вспомнил уже перечисленные мне правила и постарался снова вбить их себе в голову. В обращении к госпоже использовать её имя, не вставать на колени вне её личных комнат, не курить… Тяжело будет ломать годами выработанные рефлексы. А ведь это только начало – слишком много правил мне ещё не озвучили. По одному обеду только вижу, что очень-очень много. Надеюсь, вечером, госпожа, наконец, разъяснит всё подробно. Или лучше книжку с правилами, как в школе, даст… да, с книжкой намного проще.

 

Пока я ждал, за окном становилось всё темнее и темнее. Когда пришла госпожа, природа уже вовсю сигнализировала о глубокой ночи, звезды покрывали небосвод, подмигивая холодным белым светом. Но на часах ещё не было и шести вечера.

На лице госпожи не было ни осуждения, ни раздражения, хотя она и заметила на мне свой плед. Хороший знак. Возможно, если я сейчас хорошо себя преподнесу, она совсем забудет о наказании за прошлые провинности. Так что, дыхание – глубже, движения – как можно более плавные, взгляд – чуть туманный, и уголки губ в легчайшем намёке на улыбку. По отдельности всё это практически незаметно, но в совокупности рождает просто убойную смесь. Благодушно настроенные женщины, в большинстве случаев, сразу начинают таять.

Госпожа Кэрол распорядилась насчёт ужина и пошла в душ. Еда в принесенных контейнерах оказалась свалена, как попало. М-да, здешний повар готовит, конечно, неплохо и достаточно вкусно, но, судя по всему, об эстетике приема пищи и не подозревает. Кто же сваливает всё, и гарнир и рыбу, в один контейнер?! Оно ж всё друг друга перемажет, и вместо красивого блюда будет чёрт знает что!

На первый этаж, за посудой, я крался по стеночке, но на моё счастье никого не встретил. Я внимательно продумал примерный рисунок сервировки. Нашёл почти всё необходимое. Получилось вроде хорошо. Ну… по тем правилам, которые мне знакомы. Госпожа Фейяйна была уже в возрасте, и последнее время обсуждение сплетен с подругами её интересовало намного больше, чем игра во взрослого раба. Так что такие приказы, как «сервировать стол» и «налить вина», я выполнял намного чаще, чем «раздеться». Что, если уж быть откровенным, меня вполне устраивало.

Госпожа Кэрол вышла из душа непозволительно быстро, так что более тонко украсить блюдо соусом не получилось, пришлось лишь чуть-чуть полить сверху. Зато, когда женщина вошла в комнату, я уже был вполне собран и настроен на хорошую игру. Есть я ещё не хочу, но скрасить госпоже ужин обязан.

На моё удивление, ужин прошел очень… по-венговски. На какую-то долю секунды мне даже показалось, что я снова на своей планете, в знакомой и понятной мне обстановке. И вот моя новая госпожа запускает мне руку в волосы, вот дает мне лакомые кусочки еды, и я покорно облизываю пальцы, благодаря за милость. Но ни одна игра не бывает вечной. В какой-то момент госпоже расхотелось меня баловать. Наверное, она вспомнила о наказании. «Эх, не пронесло» – я покорно отполз подальше, ожидая.

Но вместо того, чтобы идти за плеткой, она начала задавать мне вопросы. Может, хочет подловить меня на ещё какой провинности или неуважении, дабы увеличить количество ударов? Если госпоже нравится пороть именно по какой-то причине…

К счастью, долго и это не продлилось, и мы совсем быстро всё же оказались в комнате госпожи. В спальне. В воздухе повисла какая-то странная, нервная пауза. Причем, мне почему-то казалось, что нервничаю здесь не только я. Хотя, по идее, от женщин обычно в такое время исходит довольство и предвкушение.

Наконец, эту тишину прервал приказ снять рубашку. Стараясь не показывать своего перенапряжения и не спешить, я выполнил его, так же как и последующий – раздеться полностью. Чуть кося глазами, с облегчением заметил, что госпожа явно наслаждается процессом. Выражение её лица было настолько восхищенным, что я еле сдержал торжествующую улыбку. В этом было даже что-то… женщины уже давно, лет пять, наверное, не реагировали на моё тело так одобрительно. А тут… В эту минуту госпожа Кэрол почему-то даже напомнила мне мою двоюродную сестренку. По причине крайней юности, та была порой очень эмоциональна. И иногда, когда думала, что я её совсем не замечаю, смотрела на меня вот точно так же. Но малышка-сестра – это одно. А сейчас на меня смотрела взрослая, красивая женщина. И желание на её лице заставляло меня буквально сгорать изнутри.

Госпожа подошла ко мне ближе и положила руку на торс. Прикосновение непривычно нежное, а еще немного щекотно. Я всё-таки не удержал мимики и улыбнулся.

— У тебя очень красивое тело, – тихий голос на грани слышимости чуть не заставил меня потерять контроль и возбудиться без приказа. Госпожа так близко, что я могу ощутить те волны тепла, что исходят от её тела. Глаза непроизвольно раз за разом пробегают по фигуре, и лишь силой воли то и дело я останавливаю их чуть выше её талии, не позволяя себе проявить неуважение. Рука госпожи опустилась чуть ниже, и я уже готов был выть, умоляя о снисхождении. Ну, пожалуйста, лишь одно слово, я ведь сейчас сорвусь! Но всё, что я слышал – было лишь её дыхание. Тишина была вязкой, тянущей, как липкая патока. Пронизанной желание, предвкушением…

Тепло руки исчезло внезапно. И не успел я опомниться от так резко разорванного момента, как она уже выходила из комнаты, бросив напоследок недовольным голосом приказ ложиться спать. Что… что это было? Разве… аа… ээ… Хм. Вот оно что!

Похоже, моя новая госпожа предпочитает наказывать морально, а не физически! И ведь я даже не заметил фальши в её действиях. Она прекрасная актриса! Я, действительно, поверил, что мной, рабом-перестарком ещё можно восхищаться. Так восхищаться! Что я ещё вызываю желание… Сейчас же правдивая реальность хорошенько побила меня головой об стенку. И, пожалуй… я бы предпочел привычный хлыст.

 

« предыдущаяследующая »

Как не пропустить новую главу?

1. Вы можете подписаться на обновления этого сайта (вам будет приходить на почту когда я что-то выложила) :


Рубрики: | Метки:
Редактировать:
Напишите комментарий



Моё творчество

Романы Ольги Талан. Женское доминирование
  • Свежие комментарии

  • Метки

  • Рейтинг русскоязычных сайтов о Женском ДоминированииРейтинг русскоязычных сайтов о Женском Доминировании
  • счётчики

    Рейтинг@Mail.ru
    Топ100- Эротические рассказы
  • Дизайн сайта Miss Udacha
  • 

    Оставить комментарий




    Загрузить свой аватар