Снежная Кэрол 2

Глава 2 Сестра

 

  • Гейда:

В окна светило нестерпимо яркое солнце. Будто насмехаясь, злорадствуя, что у меня опять не получилось.

— Госпожа Файкрайт, как вы себя чувствуете? – руководитель отдела заботливо коснулась моего плеча. – С вами все хорошо? Может быть, воды?

Я молча подняла глаза на женщину в безликой форме государственного служащего, но ничего не смогла ответить. Да и что говорить? Моя жизнь, все, о чем я несколько лет мечтала и к чему стремилась, только что красиво помахало мне ручкой и полетело в черную дыру. Определенно, со мной не все хорошо.

Выдавив вежливое «Спасибо», я поднялась и вышла из кабинета. Когда гэйвэйрэйтэ в приюте для стариков сказала, что Кай распределён и подписал согласие на продажу на других планетах, я не поверила. Даже не сомневалась: произошла какая-то глупая ошибка, и поэтому попросила о встрече с руководителем отдела. Но та только подтвердила, — удача ускользнула прямо у меня из-под носа. Как раз сегодня утром Кайлийя забрала представитель департамента межпланетных отношений, для переправки покупательнице на другую планету. Осознание ужасной правды стучало в висках, выбивая из реальности.

Я медленно брела по коридору. В очереди маялись посетительницы, мимо пробегали спецы с кипами бумаг, у дверей несла вахту дородная женщина-охранник. Вокруг раздавались какие-то звуки, разобрать которые, я была не в состоянии. Да и не пыталась. В мозгах стоял неясный шум, а окружающее виделось через дымку. Разве это возможно? У меня в голове не укладывалось, как так?! Зачем Кай согласился уехать с Венги на какую-то неведомую планету. Зачем его, вообще, спрашивали о таком?! Зачем? Почему тут, вообще, допустили, чтобы мужчина, в жизни не принявший ни одного самостоятельного решения, что-то там подписывал?

Хоть бы рассказали, кто его купил. Где искать. Но без запроса Старшей госпожи Дома никакой информации мне не предоставят. А я этот запрос разве что в розовых снах смогу увидеть. И что теперь делать?

Постепенно стала накатывать злость. Это не честно! Я опоздала всего на один день. Какой-то один несчастный день. Ведь как знала: надо поторопиться, так нет же, решила неженку из себя построить. Подумаешь, танайский вирус подхватила, могла бы и перетерпеть. Один день на ногах с лихорадкой — не смертельно, Ойлейн бы на руках донес. Зато сейчас лежала бы в постели, а Кай был рядом. Мой и ничей больше. Гадство!

В аэрошке ввела адрес дома и откинулась на сидение, прикрыв глаза. Думай, Гейда, думай, ты никогда легко не сдавалась. Не сдашься и сейчас!

От несправедливости захотелось свернуться калачиком и горько расплакаться, как в детстве. Я же так старалась! В лагере для девочек — лучшая воспитанница, поступление в университет на архитектурное отделение — с государственным грантом, три года учебы — только на повышенную стипендию. Везде лучшая, везде первая. Как же иначе? Никто не будет платить за дальнюю родственницу из казны Дома. А мне так хотелось стать архитектором, открыть свое дело, создать свой дом, быть независимой, успешной.

А еще у меня была Мечта. Кай. Кайлий. Матушкин любимчик. От одного взгляда на него кровь закипала в жилах и тут же, как ошалевшая, с шумом отливала вниз, сердце проваливалось в пятки, и дыхание перехватывало. Он был в моих детских снах. В моих фантазиях, когда я только начала понимать игры взрослых женщин с наложниками. Зацикленным эротическим видением в моём воображении. Абсолютно недоступным! Разве так можно?! От прикосновения к нему, голова сразу шла кругом, мир менялся, становился тёплым и мягким, как пух. Только ни матушка, ни ее сестра, мать Кая, всю жизнь меня почему-то близко к нему не подпускали. Даже сама Старшая госпожа пару раз намекнула, чтобы я нашла себе более подходящего мальчика, способного со временем подарить дочь. Да я о детях в ближайшие лет десять и думать не собираюсь. Мне Кай нужен!

Сколько себя помню, я всегда была очарована им. Еще малолетней пигалицей не сводила со взрослого брата глаз, бегала за ним хвостом, а он милостиво так слушал сказки про моих кукол, прикрывал мои проделки от матери. Ух, как же я ревновала, когда матушка звала своего любимчика, и Кай тут же забывал о моем существовании, верным псом бросаясь на колени к ногам своей госпожи.

Позже, уже будучи подростком, чего я только не вытворяла, чтобы привлечь его внимание. Добраться… но Кай – ах, этот недоступный, невозмутимый Кай – ничего его не пробивало, с одинаковой снисходительностью сносил и попытки играть с ним без разрешения, и многочисленные злые шутки. И мне оставалось лишь сжимать кулаки да тайком подглядывать за ним в бассейне.

Сотни раз я просила отдать его мне, умоляла, истерики закатывала, в ногах валялась. Все без толку, матушка была непреклонна, — то мала я была, то провинилась, то не заслужила, а потом и вовсе без обиняков заявила, чтобы я не смела даже мечтать о Кае. И мне хотелось рвать и метать, да только поделать ничего не могла. Даже поступление в университет не помогло, матушка на радостях готова была одарить меня чем угодно, только не своим любимчиком. А Старшая Госпожа ее поддерживала, мол, одержимость одним рабом до добра не доведет. Что ж, может быть, я и одержима, только что в этом плохого такого?!

Тогда, три года назад, мне пришлось отступить. Но это вовсе не значит, будто я отказалась от своей мечты. Я упорная. Даже придумала чудесный план. Когда Каю исполнится тридцать, женщины дома перестанут им интересоваться. Кому нужен старичок, если рядом целый гарем свежих юных мальчиков. Только мне! Для меня он и в тридцать всех за пояс заткнет! Его можно еще много лет использовать, пока совсем не состарится.

И я принялась методично воплощать свой план в жизнь. Экономила каждый венгаллар, хваталась за любую подработку, ночами не спала, корпела над чертежами и вариантами проектов. Даже обзавелась парой-тройкой постоянных клиенток, которые доверяли мне серьезные работы. Еще новый закон так удачно вышел — тридцатилетних наложников теперь не усыпляют. А из приюта для стариков забрать Кая гораздо проще, бесхозного наложника отдадут любой желающей почти даром. Всего-то и оставалось выкупить Кая, закончить обучение, приобрести приличную квартиру в Венгсити и жить там, в полное удовольствие со своими мужчинами.

И что в итоге? Старшая зачем-то отдала Кая в приют почти на месяц раньше. Я только вчера узнала! Несколько лет упорных трудов рассыпались прахом из-за одного росчерка пера. Все пропало. Все!

Я непроизвольно опять сжала кулаки. Эй, не раскисать! Держи себя в руках! Нельзя. Не может быть, чтобы ничего нельзя было сделать. Просто надо хорошенько подумать.

Я закрыла глаза и сосредоточилась на дыхании. Вдох-выдох, вдох-выдох, как учила мастер-гуру на занятиях по самопознанию и раскрытию потенциала.

Ничего не придумывалось.

Вдох-выдох.

Аэрошка остановилась у трехэтажного дома в западном районе Венгсити. Здесь я снимала квартиру. Я мазанула карточкой по считывателю транспортной сети. Система списала оплату и разблокировала замок.

Я вошла в квартиру и тяжело привалилась к двери спиной. Матерь Всего Сущего, до чего же хочется забиться в угол потемнее и проораться вволю. Выплеснуть, выдохнуть всю эту несправедливость. Не время. Я сейчас справлюсь. Приду в себя и что-нибудь придумаю.

— Госпожа, позвольте вам помочь.

Я вздрогнула от тихого голоса, раздавшегося снизу. Ойлейн. Мой муж. Стоит, как положено, у порога на коленях с моими тапочками. Я и забыла про него. Ох, куда бы его услать? Мужчина не должен видеть свою госпожу слабой и неуверенной, не должен сомневаться в ее силе, воле и знаниях, иначе потеряет опору в жизни и начнет дурить. Да и, вообще, стыдно! Я хорошо знаю правила и стараюсь быть хорошей госпожой. Это не просто. Никто не отправлял младшую родственницу в лагерь для госпожей. Наоборот, все хотели, чтобы эта родственница была тише, смирней, чтобы выросла и сменила мать в котельной. И училась я в бесплатном лагере, именно на оператора котлов. Гонять спецов и следить за сложной аппаратурой. А принимать решения за себя саму без старших, держать лицо, не выказывать своих поражений, даже движением глаз, так как это умеют настоящие госпожи, я учусь сама. Но сейчас у меня просто нет сил.

Мужа мне торжественно вручили тоже три года назад. Нагрузкой в университет. Порядочной госпоже даже такого бедного дома, как мой (который и в рядах-то аристократии, по-моему, держится давно просто по инерции, всё уже заложено и в долгах), не пристало жить одной в университете. А тут такое сокровище бесхозное пропадает. Выпускник Джордана, вышколенный, выдрессированный и мозгами не обделенный. Бери, Гейда, и радуйся! Забыли только упомянуть, что сплавили мне подпорченный товар – зверька, полученного домом в качестве бонуса к паре лошадей. Никто не говорит, почему так вышло, но и кундейке понятно, что ценного наложника таким путём никто не отдаст. Как же я тогда негодовала!

Конечно, не сказать, что Олейн совсем уж плох. Если отринуть эмоции, мне достался очень даже неплохой зверёк. Симпатичный. Зеленоглазый шатен, под метр девяносто, не сильно мускулистый, правда, но и не худой. И в хозяйстве от него польза немалая, со всеми задачами нашего быта справлялся замечательно. Даже можно сказать умный, если только это понятие можно применить к мужчинам. И для спальни, и любых игр, которые приходили мне в голову, тоже вполне подходил. Играть в него было занимательно. Все вроде хорошо, за исключением одного: Ойлейн – не Кай. Удобно – не значит тепло. Когда мечтаешь о бриллианте, фианиты не радуют.

Муж дождался моего кивка, аккуратно снял сапоги. Обычно я люблю, когда он вот так раздевает меня, целует ступни, легонько массирует. Но не сегодня. Я молча отстранилась, бросила на пол куртку и сумку, прошла в ванную. Включила кран, присела на край ванны и уставилась невидящим взглядом на льющуюся воду. Почему у меня не получилось? За что? Чем я могла так сильно прогневить Мать Всего Сущего?

Из оцепенения меня вывел звук разбившегося стекла. Я выскочила из ванной и застала Ойлейна, спешно собирающим осколки тарелки. Завидев меня, он бросился на колени и забормотал извинения. О, нет, для полного счастья мне сейчас не хватает только воспитательной работы с мужем! Но делать нечего, пришлось сжать зубы, нахмуриться и строго спросить:

— Ойлейн, ты знаешь, что тебе полагается за это?

— Да, госпожа, – муж был само раскаяние: голова низко опущена, глаза в пол. – Десять ударов.

По правилам наказание должно следовать незамедлительно за проступком, а я очень стараюсь быть правильной госпожой, потому:

— Верно. Иди, готовься.

— Да, госпожа, — он еще ниже опустил голову и бесшумно исчез.

Когда я вошла в спальню, Ойлейн уже приготовился: полностью разделся и вытянулся на кровати. Все, как я требую — лежит на животе, лицом уткнулся в подушку, руки сцеплены на затылке. Красивое зрелище, завораживающее. Рука сама собой потянулась к упругой ягодице. Гладкая бархатная кожа так и притягивала, манила погладить. Все бы отдала, чтобы сейчас на этом месте был Кай. Но его нет. Нет! Я со всей силы сжала пальцы, впиваясь острыми ногтями в мягкую плоть.

Ойлейн не издал ни звука, только плечи напряглись. Я зло одернула руку. Наказывать мужчин за проступки жизненно необходимо, а вот наносить повреждения – ради собственного удовольствия или ещё хуже, по причине потери контроля – это расточительство, в моей финансовой ситуации абсолютно не позволительное. Нанесённые повреждения потом нужно будет залечивать. Да и вообще, мужчины – они, как дети: наивные, пугливые, требуют постоянного контроля и воспитания. Позволишь себе один раз пустить всё на самотёк, выпустить на него эмоции, для него не предназначенные, и он начнёт постоянно этого бояться. А я не люблю, когда на меня смотрят, как на людоеда. Обязанность женщины — заботиться о своих мужчинах, а не запугивать их.

Я вздохнула и взяла флоггер. В отличие от ногтей, этот инструмент выдаст только боль, без последствий.

Вообще, Ойлейн дает мало поводов для наказания. Бывает, ведет себя настолько идеально, что мне неделями не приходится браться за плетку. Матушка считает это тревожным сигналом, так муж может разбаловаться, и заставляет меня в таких случаях хотя бы один раз в месяц пороть его, просто для профилактики. Она очень щепетильна в вопросах воспитания рабов и всегда проверяет, выполняю ли я ее советы.

Но у Ойлейна есть одна занимательная черта. Стоит мне прийти домой сильно расстроенной или взвинченной, как он тут же что-нибудь натворит. А мне приходится его наказывать. В принципе, это удачное для меня качество, ведь всем известно, лучшего способа снять стресс, чем хорошая порка, еще не изобрели. Сперва я думала, это какая-то мистика, ведь не может обычно аккуратный и ловкий мужчина ни с того ни с сего бить посуду или разливать сок. Но после долгих размышлений пришла к выводу, что Ойлейн просто слишком остро чувствует мое плохое настроение, начинает нервничать и становится неуклюжим. Вот на таких мелочах понимаешь, насколько всё в твоей жизни зависит от тебя. Изящный замах, свист, хлесткий удар. Ягодицы мужа, мгновенно покрывшиеся алыми полосками, сжались и тут же расслабились. А я словно чистого адреналина хлебнула. В мышцах невероятное напряжение и расслабление одновременно образовалось, какое только после часовой тренировки в спортзале можно получить. Еще удар, и меня охватывает легкое головокружение, словно я уже не здесь и не сейчас, и передо мной не провинившийся муж, а все мои разбившиеся планы, годы упорной работы, и матушка, и Старшая, что мешали мне, не подпускали к Каю, и проклятая лихорадка, из-за которой я опоздала, и дурацкие правила в приюте, и обида, и злость, и Кай, сбежавший к чертям собачьим на какую-то проклятую планету, и даже противная соседка по лестничной площадке. Десять ударов давно закончились, а я остервенело била и била Ойлейна, не замечая, как лицо заливали слезы, а волосы слиплись и лезли в глаза. Но я ничего не видела, лишь ненавистную горящую алым задницу, которую хотелось растерзать в кровь. Я остановилась сама, просто на какой-то вдох или выдох. Выронила плеть и ушла в ванную:

— Твоё наказание закончено, убери здесь.

Потом сидела у раковины, и никакая холодная вода не помогала остановить слёзы. Столько лет ожидания! Надежд. Я же всё продумала. Всё просчитала. Почему?

Ночью я лежала в темноте, в каком-то тупом оцепенении, без единой мысли в голове, и пялилась в потолок. Глупо получилось. Разревелась, как маленькая девочка прямо. И Олейн, думаю, видел. Маме доложит. Опять будут вокруг меня круги наворачивать: “Ты не из той породы, чтобы жить в городе. Дом тебя защитит. Старшие лучше знают, что правильно…” Ладно. Этого уже не изменить. Решать нужно то, что пока ещё можно решить.

План сложился как-то сам на восходе солнц. Просто, где-то между первой и второй зарёй, в мозгу вдруг всплыло такое простое и очевидное решение: нужно найти человека, который в обход запроса Старшей поможет мне узнать все о женщине, купившей Кая. Просто данные о покупательнице. Все сделки с другими планетами оформляются через департамент инопланетных связей. ДИС – огромная организация, там работает сотня сотрудников, и, значит, найти ту, которая согласится помочь, вполне возможно. Как угодно, всеми правдами и неправдами надо просто получить эти сведения. А потом я поеду на эту самую другую планету, за ним, встречусь с этой женщиной и верну… верну Кая, мужчину, который должен принадлежать только мне.

От принятого решения как-то сразу стало легче. Я закрыла глаза и заснула, наверное, как раз в тот момент, когда над городом вставала третья утренняя заря: Солнце-госпожа, вступающая в свои владения.

 

  • Кай:

 

Моя новая хозяйка отстранилась и начала одеваться. Я стиснул зубы – значит, мне снова на улицу. Может, попытаться попросить одежду? Еще немного такого мороза, и госпоже придется долго меня лечить. А это – одни убытки, так что я вроде как о финансах дома беспокоюсь. Но тут, не дав мне открыть рот, раздался её задумчивый голос:

— Сначала надо тебя одеть…

Я чуть не поперхнулся. Вот, кретин тупоголовый! Умным себя захотел показать? Неужели действительно решил, что мозгов больше, чем у госпожи? Видимо, спина по плетке соскучилась. Сколько там за ненамеренное оскорбление госпожи выписывали? Шестьдесят ударов? И это ещё, если настроение у хозяйки благодушное.

Пока я себя распекал, женщина успела позвонить по маленькому подобию головизора и теперь то и дело посматривала в окно на улицу, явно, ожидая какой-то транспорт.

Транспорт приехал минут через пять. Всё это время я старался, вообще, не отсвечивать и морально подготовить себя к новым потрясениям. Но всё равно все мысли снова вылетели из головы, когда госпожа схватила мою ладонь и буквально на буксире протащила меня к невысокой, полностью закрытой странной аэрошке на колёсах. Машина была очень низкой и, явно, не нуждалась в «подставках» для ног. Госпожа открыла дверь и, юркнув в небольшой салон сама, затащила и меня вместе с собой, усадив бок о бок. По привычке я хотел тут же сползти на пол, но не смог. В этой странной, тесной аэрошке места для рабов на полу просто не было. Только один сплошной диванчик сзади и практически впритык к нему два кресла спереди, одно из которых уже было занято.

Вспомнив новые правила, я постарался завести руки за спину, но сжавшаяся на моём запястье ладонь госпожи заставила замереть.

— Ближайший торговый центр, пожалуйста, – сказала госпожа мужчине впереди, не одарив того даже взглядом. И понятно почему, мужчина, явно, был либо сельскохозяйственным клоном, либо спецом. Нос картоперцей, нижняя губа – будто ойсы покусали, и мелкие глаза. Он окинул нас через маленькое зеркальце равнодушным взглядом, чуть задержавшись на госпоже, и, наконец, повел аэрошку.

 

  • Кэрол:

Предновогодняя столица переливалась всеми огнями, поражая воображение даже обычных провинциалов, не говоря уже о парне с Венги. Нескончаемая толпа мегаполиса, потоки транспорта по тоннелям и эстакадам.

Моя покупка, старательно изображая опущенный взгляд, косился сразу во все стороны. Снег прекратился, а холод и хлюпающие под сандалиями заснеженные лужи парня, видимо, от этих наблюдений отвлечь уже не могли. Мы поднимались по ступеням одного из самых крупных торгово-развлекательных центров столицы – хорошее место, чтобы, не выходя на улицу, сразу купить всё необходимое.

Я ещё раз окинула взглядом удивлённо косящегося по сторонам парня. Только бы не простыл. А то объяснить доку, что парня надо лечить, но не лапать, будет сложно. Хотя… может, с мужчиной Кай будет менее послушным и сам отпор даст.

В торговом центре я втащила свою покупку в нужный магазин одежды и вручила его девушкам-консультантам, сразу огласив сумму, на которую нужно упаковать парня. Рудокопы – частые посетители столицы, и местные торговцы знают, что этим людям надо обычно всё сразу, на год вперёд и быстро. Так что три продавщицы, мгновенно выразив понимание, потянули моего парня в примерочную, сами бросившись собирать для него разные варианты того, что нужно мужчине на севере.

Сама я, честно, не очень люблю всю эту возню с примерками, но парня надо было одеть. В посёлке магазинов нет, до следующего отпуска возможности больше не будет. Так что я уселась на диванчик, возле этой самой примерочной, и даже получила дежурную чашечку кофе от персонала магазина: «Чтобы приятнее было ждать».

Кай пару раз показался в тёплых штанах и свитере. Я махнула, чтобы выбирал сам. Девушки-продавщицы наизусть знают гардероб, необходимый для севера, сумма им тоже обозначена, а фасоны… я как-то в этом всё равно ничего не понимаю. Тем более, кажется, Кай способен смотреться отпадно в любой одежде, даже в самой дешёвой рабочей куртке. Чёрт!

Ну и вот, чего он от меня ждёт, с вопросительным взглядом показываясь в каждом прикиде? Ему всё идёт!

Чтобы как-то заставить Кая выбирать самого, я отставила кофе и, встав, сама пошла по рядам одежды.

Ну, что там ещё не принесли работницы магазина? Точно! Бельё не взяли. Я вопросительно остановилась у полок с мужским бельем. Выбор был столичный – огромный. А я как-то забыла узнать пожелания.

К моему возвращению к примерочной, парень крутился у зеркала в тёплой рубашке. Изучающе ощупывал мягкую ткань и придирчиво поправлял воротник, пытаясь придать даже ей сексуальный вид. Что самое удивительное, ему это как-то удавалось.

— Кай, какую модель нижнего белья ты предпочитаешь?

Более-менее постоянный мужчина в моём доме последний раз был года четыре назад. И тот парень, помнится, был очень придирчив к нижнему белью, объясняя мне, что данная деталь гардероба – половина комфорта мужчины.

Моя покупка хлопнул глазами, кажется, не понимая вопроса. Говорили мы, конечно, на одном языке, но его сильный акцент и привычка растягивать слова слегка ухудшали лично моё восприятие. Возможно, моя речь ему тоже не очень ясна… Или он слово «модель» не знает? Может, на Венге нет в этом вопросе особого разнообразия? Ладно, есть способ узнать проще:

— Кай, расстегни и немного приспусти джинсы.

Парень без вопросов расстегнул штаны и слегка приспустил их так, как я потребовала. Чёрт! Он, вообще, не носит белья! Мог бы сразу сказать! Ага, если он, вообще, понял, о чём я говорила. Ладно, он не носит… не носил белья, и, значит, ему всё равно, какая модель.

— Оденься обратно…

Девушка-консультант, появившаяся в это время за спиной Кая с пачкой свитеров в руках, смотрела на меня с очень шокированным видом. Видимо, такое впечатление на неё произвела голая задница моей покупки. Чёрт! Крепись, Кэрол, сказка только началась. Твои ребята выскажут тебе намного больше эмоций при таких вот казусах.

Пока я расплачивалась на кассе, Кай усилено косился на прилавок с новогодними сувенирами.

Девушка-продавщица, заметив его интерес, принялась старательно расписывать эти безделушки, кажется, только для того, чтобы покрутиться рядом. М-да, и с чего ты, Кэрол, его с котом сравнивать взялась? От него человеческим самцом метров на пятьсот веет! Вон, одна уже надышалась!

— Кай, тебе понравилось что-то? – И, не обращая внимания на его отрицательные мотания головой: – Возьми то, что понравилось, и иди сюда.

Мужчина быстро приблизился, отдав мне маленькое зеркальце, в форме новогоднего колокольчика. Я усмехнулась: ну какой же Кай без волшебного зеркала, передала предмет продавщице, чтобы та добавила сувенир к сумме покупок, а потом вернула парню в руки:

— Это – твоё.

Он посмотрел на меня удивлённо. А ещё больше в этом взгляде было даже не паники, а усталости от паники. Один короткий взгляд, а потом, опомнившись, снова устремил глаза в пол.

Ладно, сейчас завернём ко мне в отель, поедим, успокоимся, а к утру уже будем в посёлке. Там народу мало, и, наверное, ему будет проще осваиваться.

 

  • Кай:

 

Здешний аналог торговой площади поражал своими размерами. Огромное строение на несколько этажей, сверкающее яркими плакатами и экранами. Госпожа, расплатившись со спецом-водителем, спешно снова схватила меня за руку и протащила к входу в здание. Я даже не старался замаскировать любопытство, но, на самом деле, намного больше ярких красок меня интересовали люди вокруг. Первое, что бросалось в глаза – это толпа народа. Куда-то спешившая, бесконечная толпа. Люди были повсюду, но даже не это было главным. В этой толпе были ВСЕ. И мужчины, и женщины. Они одинаково что-то покупали, о чем-то разговаривали, с кем-то спорили.

Вот рядом с нами проскользнула молодая девушка, на руках которой сидел маленький мальчик. А потом, совершенно спокойно, даже не спрашивая разрешения, к девушке подошел чуть пухлый мужчина и с доброй улыбкой подхватил малыша. Дальше они продолжили путь уже вместе, рука об руку, не переставая о чем-то переговариваться.

А вон там пожилой мужчина что-то недовольно высказывал группе девчонок, лет шестнадцати. Они пристыженно опускали глаза в пол, иногда виновато вставляя пару слов.

Я постарался, как можно больше, отрешиться от происходящего и плыть по течению. Иначе бы просто рисковал сойти с ума.  Все мои венговские инстинкты, все вбитые потом и кровью правила поведения, всё рушилось на глазах. Эти люди, вот так, походя, беспечно разбивали меня на осколки.

Пока я пытался удержаться от нервного срыва, госпожа привела меня в одну из лавок и приказала молодым девушкам подобрать мне одежду. Одетые в одинаковые синие костюмы, они закрутились вокруг меня, словно мальки вокруг дерева на первоснейжен.

— Какой у вас размер? — с улыбкой спросила одна из… спецов, наверное. Она то и дело пыталась заглянуть мне в глаза, а я их старательно отводил.

— Чего, госпожа? – переспросил я, отчего девушка раскраснелась и засмеялась в кулачок.

— Одежды, господиииин, — промурлыкала она, растягивая последнее слово, как бы издеваясь. От подобного тона и реакции на мои слова, я потерял дар речи и только и смог, что пожать плечами.

— О, не знаете? Тогда сейчас примерим несколько и посмотрим! – она весело умчалась к стойкам с одеждой, попутно давая указания остальным женщинам.

Не прошло и 30-ти секунд, как мне вручили приличную стопку разнообразной одежды и проводили к ряду небольших кабинок со шторками. На самом деле, вещей оказалось не так много, просто все они были из достаточно плотной ткани. Что ж, надеюсь, они действительно настолько теплые, насколько выглядят.

Я поспешил переодеться, чтобы не заставлять госпожу ждать. Но, как только взялся за резинку штанов, услышал сдавленное «ох» со спины и обернулся. В проходе между кабинками стояла женщина, лет сорока пяти, с ворохом одежды в руках, и с нескрываемым интересом смотрела на мой голый торс. Я так и застыл изваянием. Но эта госпожа быстро пришла в себя и, как-то наигранно недовольно поджав губы, дернула вбок шторку со словами: «Прикрылся бы, бесстыдник!». Через пару секунд я услышал неспешный топот её каблуков и звук другой закрывающейся шторки. Хм, оказывается, кабинки надо было закрывать.

Одежда была не слишком подходящей. Плотная вязаная кофта с рукавами мало того, что закрывала всё тело, так еще и кололась неимоверно. Бесформенное нечто скрывало всю фигуру, и было непонятного болотно-зеленого цвета. Несомненно, в этом было бы намного теплее, чем в тонкой рубашке, в которой я прилетел с Венги. Но показаться госпоже вот в этом убожестве? Нет, надеюсь, это был просто неудачный вариант.

Штаны у меня тоже не вызвали энтузиазма. Плотная ткань, похожая на мешковину, врезалась в нежную кожу и совершенно не желала тянуться. В таких я даже на колени красиво встать не смогу, а уж о танцевальных движениях можно и не заикаться.

Второй вариант кофты уже больше мне понравился, материал был более мягким, хорошо тянулся и плотно обтягивал фигуру.

Штаны, увы, разнообразием не отличались, поэтому я постарался выбрать те, что сидели посвободнее, не сильно терли и легче снимались.

Так и вышел в холл, стараясь поймать эмоции в глазах своей госпожи. Она, хмыкнув, окинула меня взглядом и снова уткнулась в кружку с тайшу. Не понравилось? Не понимаю.

Девушки-спецы, наперебой нахваливая выбранную одежду, притащили еще несколько стопок. Теперь я примерил уже более яркий вариант костюма, стараясь подобрать что-то оттеняющее мои зеленые глаза и концентрируясь скорее на внешнем виде, чем на комфорте. Но госпожа вновь не проявила никакой определенной реакции, лишь махнув рукой. С опозданием понял, что выбор предстоит сделать мне самому. Тяжело вздохнул и решил остановиться на компромиссном варианте. Бежевая кофта хоть и не столь удобна, но оттенит глаза, а свободные штаны хотя бы позволят избежать некоторых неприятных моментов.

В кабинку зашла моя госпожа, окидывая меня заинтересованным взглядом с ног до головы. На её лице появилась толика одобрения, и я, наконец, вздохнул с облегчением. Моим выбором она вполне довольна. На несколько секунд она о чем-то задумалась и спросила:

— Кай, какую модель белья ты предпочитаешь?

Модель белья? Перед глазами сразу пронеслись те маленькие обтягивающие тряпочки, что я видел на женщинах. Кружевные великолепия притягивали взгляд, то и дело заставляя ненароком нарушать правила и смотреть не только в пол. Ненадолго зажмурившись, я постарался снова привести мысли в нужное состояние. Не думаю, что меня могли спросить о моих предпочтениях в женском белье. Тогда о чём? О том, какие модели белья я предпочитаю для себя? Вспомнить названия недорогих каталогов для рабов я никак не мог. Поэтому просто не нашёлся, что ответить, до сих пор сомневаясь, о чем же меня, собственно, спрашивают.

Приказ расстегнуть штаны, на фоне всей этой ситуации, казался мне настолько привычным и домашним, что руки выполнили его практически без моего ведома. Но, как я убеждаюсь снова и снова, здесь все – не как у людей. Глаза госпожи широко распахнулись, несколько секунд задержки и приказ одеваться обратно. Неужели я совсем не привлекаю её как мужчина? Зачем тогда меня, вообще, купили? Что не так?

Госпожа, сильно задумавшись, вышла. А в кабинку буквально влетела девушка–спец с ещё одной стопкой одежды. Положив очередные рубашки на тумбочку, она развернулась ко мне.

— Вы ведь приехали с юга, мистер…? – замурлыкала она, приближаясь почти вплотную. Я невольно немного отстранился, но отказать женщине… это не в моих силах.

— Да, госпожа. Там, где я раньше жил, было намного теплее, – как можно более безразлично, ответил я, стараясь скрыть надвигающуюся панику и невольно пытаясь отыскать в толпе за шторкой госпожу Кэрол.

— Ну, это по вам видно, – еще ближе, – такая загорелая кожа, – девушка провела пальцем по внешней стороне моей ладони. – Вам не кажется, что эти джинсы вам немного велики? – она переложила свою ладонь на моё бедро, чуть сжимая через плотную ткань. – Думаю, вам больше пойдет вариант с заниженной талией.

— В более узких, мне будет не очень удобно, госпожа. – Давя в себе попытки к бегству, тихо пролепетал я.

— Даже так!? – она изумленно уставилась мне в район паха, буквально пожирая глазами. Этого я уже совсем не смог вытерпеть и, со словами: «Простите, госпожа», я практически пулей выскочил из кабинки. Эта девушка – спец, и моя госпожа поручила ей только подобрать мне одежду, а больше ничего не разрешала!

Найдя взглядом госпожу Кэрол, с облегчением пристроился, как и требовали новые правила, сбоку и чуть позади, при этом старательно отводя всё еще блестящий паникой взгляд в сторону и делая вид, что меня заинтересовали воооон те непонятные финтифлюшки.

Та самая женщина-спец, выложила на специальный стол всю отобранную для меня одежду и снова постаралась подойти ко мне поближе, под предлогом объяснений, но на этот раз Матерь Всего Сущего услышала мои молитвы, и госпожа, наконец, обратила на меня внимание.

На её вопрос я ответил честно: мне ничего на этом прилавке не понравилось. Но… если бы я начал спорить и отказываться от оказанной милости, пришлось бы задержаться в этом безумном месте ещё на несколько невыносимых минут. Так что я схватил первое, что попалось под руку, и передал это госпоже. И потому очень удивился, когда со словами «это – твоё» мне в руки вложили маленькое зеркальце странной формы. Девушка-спец тоже за всем этим наблюдала. Это сумасшедший мир!

« предыдущаяследующая »

Как не пропустить новую главу?

1. Вы можете подписаться на обновления этого сайта (вам будет приходить на почту когда я что-то выложила) :


Рубрики: | Метки:
Редактировать:
Напишите комментарий



Моё творчество

Романы Ольги Талан. Женское доминирование
  • Свежие комментарии

  • Метки

  • Рейтинг русскоязычных сайтов о Женском ДоминированииРейтинг русскоязычных сайтов о Женском Доминировании
  • счётчики

    Рейтинг@Mail.ru
    Топ100- Эротические рассказы
  • Дизайн сайта Miss Udacha
  • 

    Оставить комментарий




    Загрузить свой аватар