Снежная Кэрол 13

Глава 13. В ритме любви

 

  • Герда

Видимо, бюрократия, она на любой планете и есть бюрократия. В миграционной службе Минеджи меня заставили заполнить просто невообразимое количество форм одними и теми же данными, которые и так, между прочим, были в уже предъявленных мной документах. Потом подождать часик, ещё часик и ещё полчасика, которые затянулись на все два. Потом опять заполнить кучу бумаг. Но всё это было не важно, потому что в конце этого квеста мне всё-таки выдали ту самую заветную бумажку. Всего один листок, на котором напротив большинства полей было напечатано «не указано». Но в поле «текущее место работы» стояло «частный наниматель: Кэрол Нэджери». А в поле «Текущий адрес проживания» – странная короткая надпись – «Нихрон 12-4-9». Неужели их сумасшедшие архитекторы ещё и улицы цифрами называют? Или, вообще, что это?

На улице уже клубился поздний вечер. Приморозило, и то, что ещё днём было лужами, покрылось скользкой коркой льда. Показывая чудеса эквилибристики, как местные женщины ходят по таким дорогам, тут же только на коньках можно передвигаться, я доскакала до диспетчерской службы такси.

— А вот сюда сколько будет стоить доехать? Это далеко?

Совсем молоденькая девушка, какой-то особенно невыразительной внешности (хоть бы подкрасилась, что ли) внимательно прочитала адрес на моём листке.

— Нет, на машине сюда не доехать. Это далеко на севере. Туда дорог нет, можно добраться только челноком.

Улыбнувшись, я вежливо поблагодарила девушку. Можно было начинать по-настоящему радоваться. Странная надпись, действительно, является адресом, известным местным людям. А значит, нужно выспаться, собрать вещи и прямо с утра отправляться в космопорт, искать этот самый челнок, в этот самый Нихрон 12-4-9. Лучше, вообще, попробовать заранее по сети заказать. Да!

Неужели я доберусь? Найду Кая?

Я обернулась к Ойлейну. Он тихо стоял, низко опустив голову, даже, казалось, вжав её в плечи. Разбираясь с местной бюрократической системой, я строго велела ему быть рядом и не привлекать к себе внимания. Очень строго! Теперь он боится. Чувство вины давит. Понимает, что подвёл меня утром, и мучается в ожидании наказания.

— Пойдём, зайдём в магазин, купим продуктов, чтобы ты мог порадовать меня ужином. А ещё я хочу вина!

Магазинчик нам попался какой-то маленький совсем. Продукты теснились в большой стеклянной витрине, как попало. Мясное рядом с молочным, овощи рядом с сыром. Кроме того, здесь оказалась очередь в пять человек. Толстый зверёк за тридцать указывал женщине продавцу, что и в каком количестве ему взвесить. Делал он это жутко медлительно, часто задумываясь, уточняя характеристики товара, читая надписи на упаковках. Короче, заставлял пять человек, из которых ещё двое, кроме меня, были женщинами, ждать.

Ситуация меня бесила. Но, с другой стороны, я уже была в одном шаге от своей главной цели – стоит ли сейчас рисковать из-за такой мелочи? А потом мне, вообще, пришла в голову интересная мысль, посмотреть на всё это с другой стороны, как, собственно, я могу использовать эту ситуацию:

— Ойлейн, посмотри на этого старика. Вот так нужно правильно обращаться к местной госпоже, когда она на службе. Запомни, чтобы мне не понадобилось потом снова тебе этого объяснять.

Зверёк обращался к женщине… никак. Он смотрел только на товары и говорил что-то типа: «А ещё грамм триста вот этого сыра». Как будто за прилавком стояла не женщина, а торговый автомат. Зато этот странный автомат был доволен и не спешил вызывать полицию.

День получился хоть и плодотворным, но крайне нервным. Завернувшись в одеяло, я сидела у окна в гостиничном номере, пила неплохое такое молодое вино и размышляла. Мастер-гуру всегда говорит, что половина наших поражений – это неотпразднованные победы. Не то чтобы я полностью понимала взаимосвязь этих событий, но мне бы очень хотелось со временем стать такой же уверенной в себе и спокойной, как она. Научиться её мудрости. Тем более что в этой науке она была единственным моим учителем. Ни мама, ни даже Старшая госпожа моего дома не блистали ни аристократическим спокойствием, ни абсолютной уверенностью. Не умеют они.

Невероятно, но я, кажется, всё-таки найду Кая! Кажется… Завтра я поеду в этот Нихрон, встречусь с хозяйкой Кая… увижу самого Кая. Я закрыла глаза, рисуя в голове картинки. Хотела вспомнить какой-нибудь момент с Каем, который особенно возбуждал, будоражил кровь… А вспомнилось почему-то, как он учил меня плавать.

Мне было лет десять-одиннадцать. Все девочки моего возраста уже замечательно плавали. Ну, или мне так казалось. А меня вода пугала. В смысле, пока мелко – не пугала, конечно. Но как только дно исчезало под ногами, я впадала в панику. И Кай учил меня не бояться. Я ругалась, обещала его высечь, а он спокойненько так заявлял, что высечь его, конечно, можно, если мне угодно, но тогда он будет вынужден рассказать моей маме, что я боюсь воды и проявляю в этом вопросе недостойную юной госпожи трусость. Не думаю, что он всё-таки рассказал бы кому-то. Он всегда меня прикрывал. Всегда был на моей стороне, что бы я ни делала. Просто тогда мне не хотелось, чтобы он посчитал меня трусихой.

Почему сейчас мне вспомнился именно этот момент?

Рядом со мной на колени опустился Ойлейн:

— Госпожа, ужин готов. Прикажите подать?

Это был тихий, какой-то мечтательный ужин. За окном снова валил снег, но в этот раз он не казался мне отпугивающим. Наоборот, в нём было своё очарование. Минеджа, казалось, перестала быть холодной… Хотя оставался ещё один вопрос, который висел над всей этой идиллией молотом, не давая, наконец, придаться радости от осознания, сколь многое мне уже удалось в этом изначально безумном путешествии:

— Ойлейн, ты сегодня вовлёк меня в неприятности. И хотя всё вышло очень даже неплохо, меня не обрадовала необходимость общаться с местной полицией.

Муж ещё больше опустил голову:

— Простите, госпожа. Я виноват и заслужил наказание.

Я кивнула:

— Хорошо, что ты это понимаешь. Напомни мне, какое именно наказание полагается за твой поступок?

Голос Ойлейна стал ещё тише:

— Пятьдесят ударов плетью, госпожа.

И ведь моё собственное мнение во всём этом, получается, вообще, никак не учитывается. Есть кодекс, и Ойлейн знает его наизусть. Идеально! Там, в этом самом кодексе, прописано всё, до последней буковки. И там прописано, что сегодня я должна избить своего мужа до полуобморочного состояния. Пятьдесят плетей! И за что? За то, что я и сама не знала, что местные кундейки так неадекватно реагируют на вежливых мужчин?! За то, за что я не считаю его виноватым!?

С другой стороны, он сам расскажет всё маме. Она умеет добиваться искренности. И мама будет ругать… рассказывать мне, как я молода и наивна, что я должна, и что настоящая госпожа просто обязана следовать кодексу… Я непроизвольно прикусила губы. Знаю, выглядит совсем по-детски, но как по-другому сдержать в себе злость? Злость, не предназначенную мужу. Чёрт, не получается у меня быть настоящей госпожой!

— А за непреднамеренно навлечённые неприятности что полагается?

Муж поднял на меня осторожный взгляд:

— На усмотрение хозяйки, госпожа.

— Тогда так… – я покрутила головой. – Эту ночь ты проведёшь вон в том углу, стоя на коленях. И чтобы ни единого звука! Это будет твоим наказанием. Я так хочу!

На губах мужа мелькнула робкая улыбка:

— Спасибо, госпожа.

Я отмахнулась:

— Всё, убирай посуду, иди… поешь чего-нибудь. Твоё наказание начнётся после того, как я лягу спать.

Да, мама мне потом всё расскажет о моих способностях воспитывать рабов. Всё, и несколько раз!

 

Спать я укладывалась с настроем, что завтра будет самый решающий день моего путешествия. Завтра всё решится!

Никакой информации о рейсах в нужный мне посёлок в сети не нашлось. И уж тем более не нашлось сервиса по продаже билетов на эти рейсы. Но как-то же туда добираются местные жители?! Особенно учитывая, что сам посёлок на картах был указан. Далеко-далеко на севере, за полярным кругом. Там, вообще, местность была густо усеяна этими Нихронами с разными номерами.

Ойлейн заботливо укрыл меня и вместо того, чтобы послушно отправиться в оговоренный угол, опустился на колени. Ну, что ещё?

— Госпожа… – голос у него был каким-то трагическим, я бы даже сказала отчаянным. – Я хотел бы ещё сказать, простите… Я очень люблю вас! Я раньше считал, что в тот день, когда меня выкинули из старого дома, Матерь Всего Сущего решила наказать меня. Я был не прав! Если бы этого не случилось, я бы не попал к Вам. А Вы – самое лучшее, что случалось со мной в жизни. Мне очень повезло, когда меня отдали вам… Я бы хотел сказать… как бы ни получилось… я буду счастлив быть рядом с Вами тем, кем вы пожелаете. Как бы Вы ни решили…

На этой ноте он поднял, наконец, на меня глаза, быстро смутился, ещё раз извинился и испарился в нужный угол. Счастлив он будет, видишь ли! Развёл тут… И вообще. Всё, завтра я найду Кая. А сейчас спать!

 

  • Кэрол

Он так и не ответил мне ничего. Можно уже привыкнуть – он заранее согласен, чтобы я ни делала. Избалует меня! Тиранкой буду!

Я немного задержалась в дверях, чтобы в свете, проникавшем из гостиной, мой классный парень успел поставить поднос с чаем на стол. Чтобы не включать свет в комнате, вообще. Закрыть дверь и очутиться во мраке, к которому постепенно привыкают глаза, и ты уже отчётливо видишь всё вокруг, просто в некоторой особенной дымке ночи. Отсветах от снега за окнами, от ярких звёзд Минеджи, от глаз напротив.

Я развернула Кая к себе. Не торопясь. Давая ему тоже привыкнуть к темноте. Сориентироваться в этой ночи, успеть поймать мой взгляд. Улыбку.

Знаю, сейчас он видит меня намного лучше, чем я его. Это для меня он лишь фантастический контур на фоне окна. А на меня этот свет падает как раз, чтобы не скрывать ни одной детали.

Короткий поцелуй. Глубокий, не целомудренный, и с обещанием большего, буквально через пару минут.

Я отступила на шаг. Чёрт! Гормоны через край! За гранью понимания, в бешеном биении желаний. Хочу! Ловко, одной рукой расстёгнутые пуговицы на рубашке, чтобы не глядя отправить её в темноту. Джинсы тоже утром буду искать в неизвестном направлении, но сейчас это не важно.

Глаза уже привыкли к темноте окончательно. В глазах моего классного парня лёгкое офигение. Перед ним женщины никогда не раздевались?

Шаг навстречу. Без проблем – я сама его раздену! Сама, я сказала! Лёгкий шлепок по рукам. Точно говорю, тиранку из меня вырастит!

Ласково пальчиками по каждой линии тела. Чёрт! Меня колотит просто от прикосновений. Это пьяняще вкусно, касаться его вот так, без ограничений. Темнота нам идёт!

А вот это выражение лица я уже сегодня видела. Но, честное слово, не поверю, что какой-нибудь там моральный принцип запрещает мне трогать его там. Собственнически. Ощущая в ладони обалдительную эрекцию – самый честный невербальный комплимент и ответное желание.

Ладонью в грудь. К акробатике я сейчас не расположена, так что перемещаемся на кровать. Простым и верным способом снимать сексуальный голод доморощенных тиранов.

Он мне не мешал. Наоборот, мягко подстраивался под мои движения, мои желания. Но и не делал ни шага по своей инициативе. Сейчас это было правильно. Сейчас я и сама точно знала, что хочу, и мне не нужны были ничьи поправки.

Впиваться в податливые послушно отвечающие мне губы. Сжимать бёдрами его бёдра, опускаться на его член, в своём собственном слегка растянутом темпе. Чувствовать его горячие ладони на талии, не сдерживающие и не ускоряющие. Как мне угодно. Ловить в его глазах отражение своего дурманящего безумия. В ритме сбитого дыхания, в поцелуях взахлёб, в марше бешеной скачки сердца. Дразнить, ускоряться и замедляться, играть в своё удовольствие… Прикасаться, ощущать вкус… Загнать себя и его до изнеможения. До потери осмысленности, до растворения здесь и сейчас… До пика… До звёздочек перед глазами… И долгих тонких иголочек где-то в пальчиках ног…

А потом… потом лежать, растянувшись на этом классном парне, как на подушке, и понимать, что день был безумно длинным, и спать хочется так, что просто сил никаких нет.

 

  • Кай

Последовавший за поворотом поцелуй не был неожиданностью, почему-то ничего другого даже в голову не могло прийти. И пусть разум на заднем плане и говорил, что так не бывает, но подсознание как будто точно знало – да, вот так и должно быть. Но так же быстро, как и нахлынуло, наваждение прошло. Госпожа отстранилась и начала раздеваться. Каюсь, секунд пятнадцать я абсолютно не понимал, что сейчас происходит. Что, и всё? Уже ложимся спать? Разве госпожа не хотела в меня поиграть? Да и бешеное желание в её глазах никуда не делось. Я вполне был готов к тому, что прикажут раздеться мне, но ей-то зачем раздеваться полностью? На самом деле, хоть я и прожил жизнь в гареме, полностью обнаженных женщин видел разве что в купальнях. Даже на церемонии зачатия наследников наши женщины одевали свободное белое ритуальное платье. И во время игр на них были, как минимум, белье и сорочка.

Из ступора меня вывела сама госпожа, нетерпеливо начав стягивать с меня одежду. Судорожная попытка помочь была резко пресечена хлопком по ладоням. Не больно, но запрет на какие-либо действия вполне понятный. Так что даже с каким-то внутренним облегчением я привычно убрал руки за спину и расслабился. Пальцы госпожи пробежались по груди, торсу, скользя все ниже и…. ммм, любите же вы, госпожа, доводить до сердечного приступа. Хотя после сегодняшнего утра вполне уже можно было осознать, что для неё не существует негласных венговских запретов. Запоздало отметил, что уже возбужден, и чертыхнулся про себя. Совсем перестал тело контролировать, как малек, ей богу. Госпожа возбуждаться, конечно, разрешила, но такой прокол больно бьет по гордости, все тренировки шушарке под хвост.

Повинуясь легкому толчку в грудь, падаю спиной на кровать. Тц, рукам неудобно, но потерпеть можно. Особенно, когда госпожа так неистово седлает твои бедра и начинает свою неконтролируемую скачку. Движения были резкими, хаотичными, иногда приходилось буквально «подхватывать» госпожу, чтобы не завалилась на бок в очередном порыве. Такой рваный ритм практически не давал настроиться и поймать темп, поэтому держать себя в руках с каждой секундой становилось все труднее. С губ то и дело срывались рваные стоны и вздохи. Ммм, как же тяжело оставаться неподвижным. А уж сдерживать себя без контроллера… Слава Матери Всего Сущего, госпоже понадобилось не слишком много времени. В очередной раз протяжно застонав, она повалилась на меня сверху. Я сквозь зубы выдохнул, убрал руки, но хуже всего было то… что госпожа не соизволила даже позволить мне выйти из неё! Я – не муж, и о наследниках никакой речи быть не может, так что, кончить вот так я просто не имел права, что бы там госпожа с утра ни разрешала! Сейчас она пьяна и, возможно, не осознает последствий. И более чем уверен, за непреднамеренную беременность мне шею свернет даже самая добрая женщина.

По прошествии нескольких минут, я уже готов был волком выть, а госпожа, похоже, вообще, заснула. Вот кто бы мне сказал, что женщина может заснуть в таком положении, никогда бы не поверил. Понимая, что еще чуть-чуть, и случится непоправимое, осторожно дернулся и просительно простонал: «Госпожа-а-а». Сонно приоткрыв глаза, она заворчала что-то про вес и скатилась в бок, подгребая под себя подушку и снова засыпая. Подхватил лежащую рядом тряпку, оказавшуюся моей рубашкой, и, закусив зубами уголок подушки, чтобы снова не разбудить госпожу, позволил себе получить разрядку.

Ма-а-атерь, что за шебутной день… как же я устал… ммм… рубашку надо будет потом постирать…

 

« предыдущаяследующая »

Как не пропустить новую главу?

1. Вы можете подписаться на обновления этого сайта (вам будет приходить на почту когда я что-то выложила) :


Рубрики: | Метки:
Редактировать:
Напишите комментарий



Моё творчество

Романы Ольги Талан. Женское доминирование
  • Свежие комментарии

  • Метки

  • Рейтинг русскоязычных сайтов о Женском ДоминированииРейтинг русскоязычных сайтов о Женском Доминировании
  • счётчики

    Рейтинг@Mail.ru
    Топ100- Эротические рассказы
  • Дизайн сайта Miss Udacha
  • 

    Обсуждение закрыто.