Снежная Кэрол 11

Глава 11. Глубинное желание

  • Герда

Просыпалась я тепло и уютно, словно я снова дома. В комнате было тихо, лишь где-то на улице, за прозрачными портьерами, монотонно гудел город. Какое-то белое северное солнце неуверенно заглядывало тонким лучиком лишь с самого краю окна. Брр! И солнце у них холодное! Кстати… А почему, собственно, мне так тепло? Ведь я постоянно мерзну на этой противной планете.

Тут я окончательно проснулась, открыла оба глаза и выяснила, что лежу на боку, чуть откинувшись назад, на грудь Ойлейна. Попа моя прижата к его бедру, а его ладонь почти невесомо покоится на моем животе. И как это понимать?

Я повернула голову и нос к носу столкнулась с мужем. Ойлейн смотрел на меня перепуганными и, одновременно, ошалевшими от счастья глазами. И как вот у него только получается подобный коктейль?

— Как ты себя чувствуешь? – тут же вспомнила я о насущном.

— Очень хорошо, госпожа, – обрадовался муж.

— А почему тогда ты все еще в постели? – нахмурилась я.

— Простите госпожа, я не осмелился будить вас. Вы лежите на моей руке.

И все это опасливым полушепотом мне в губы. Ах, он негодник! Задать бы ему трепку, чтобы не забывался. Или он думает, что если я ночью замёрзла и прижалась к нему, это дает ему какие-то новые права?

Я перевернулась на кровати, и тело тут же отозвалось неприятными ощущениями. М-да, спать на муже было, конечно, тепло, но вот поза, явно, была неудобной.

— Разомни мне плечи и спину. Аккуратно.

Последнее можно было и не уточнять, неаккуратность к женщине, наверное, последнее, что мог бы сделать венговский мужчина. Но просто сегодня вид у мужа был какой-то излишне ошалевший.

На мои плечи легли ладони. Мягко и, в то же время, сильно разминая затёкшие места. Пальцы ловко бежали вниз, казалось, чувствуя меня и старательно останавливаясь именно в тех местах, где мне особенно хотелось. Когда они дошли до поясницы, я прогнулась… хотелось прогибаться, как кошка.

— Госпожа… на бёдра массаж нужен?

Я даже повернула голову, чтобы взглянуть на Олейна. Не, все эти приключения на Минедже, явно, действуют на него как-то не так. Что он так на меня смотрит? Вот прямо как голодный.

— Ты точно хорошо себя чувствуешь?

Он моргнул и, кажется, постарался взять себя в руки:

— Да, госпожа. Большое спасибо за заботу. Вы очень добры ко мне.

М-да. А может, мне и мерещится. Я перевернулась обратно на живот:

— Разминай.

Наверное, эта странная планета как-то не так всё-таки действовала, только не на Ойлейна, а на меня саму. Под танцем ловких пальцев хотелось… расслабиться. Поддаться, раствориться в ощущениях, плыть по течению… Извращение! Я снова невольно прогнула спину и даже покрутила попой. Чёрт, я уже возбуждена. И, самое главное при этом, не имею никакого желания шевелиться.

— Хм… Пожалуй, одним массажем я не обойдусь. Я хочу… ласки. Сделай мне приятно.

Я повернулась к мужу, отслеживая, чтобы мой приказ был услышан правильно. Глаза у него были всё такие же шальные, а, услышав сказанное, он немного нервно облизнул губы. Всё-таки что-то эта планета делает с людьми не то!

По моему телу заскользили руки, губы, язык. Конечно, он точно знает, как я люблю. Большая часть моего взросления в этом плане проходила с его участием. Просто обычно я направляла его действия. Мягко или жёстко, но контролировала происходящее. Держала руку на пульсе, как это и полагается госпоже.

Сегодня меня несло по течению. Я позволила себе тонуть в прикосновениях, в лёгких, как крылья бабочки, поцелуях, в совсем уж наглых, практически обнимающих меня, руках (потом выпорю). От шеи до пальчиков на ногах… Единой волной.

Робкий поцелуй груди. Совсем обнаглел! Второй более требовательный, чувствительный, жаркий… Я в коконе сводящих с ума, извращённых и, в то же время, упоительных ласк, и единственное, что мне хочется, чтобы он не останавливался. Всё остальное потом! Быстрее, горячее, бесстыднее… Чтобы звездочки замерцали перед глазами, и с губ сам собою срывался стон, который сдержать просто невозможно…

Возбуждение тянуло, билось крыльями внизу живота, обдавало горячими волнами… Особенное возбуждение! Ленивое! Когда нет желания вонзить ногти, не хочется вникать… Я повернулась на бок, спиной к мужу, делая то, чего желало тело. Я прогнулась в спинке, потянулась, а потом, вообще, приподняла ногу. Вот только попробуй не пойми!

Но он понял и тут же поймал ее под колено. Зацеловал мою спину, ягодицы, прошёлся языком по тому самому и без того мокрому месту, которое уже давно желало внутрь большого и приятного… Точно выпорю! Приставил член, всё ещё медля… Я, рыкнув, прогнулась, подаваясь назад. В меня вошло желанное. Заполняя, разжигая, разгоняя бабочек в моём животе в бешеный танец и полностью окончательно отключая мозг.

 

Чуть позже лежала с закрытыми глазами, даже не пытаясь справиться с частым дыханием. По телу разливалась расслабляющая истома. Я чувствовала бедром горячее тело Ойлейна, он гладил и очень осторожно целовал мой плечо, уже сдержанно, успокаивающе, умиротворяюще. Какой изврат!

— Всё, брысь. Иди в душ и сделай мне тайшу.

Губы с моего плеча исчезли. И в этом даже было какое-то разочарование. Мягкое одеяло накрывающее меня. Тихие шаги, звук закрывающейся двери, шум воды.

Я малодушно нежилась в кровати, не торопясь анализировать. Хотя стоило. Глупо как-то получилось. Уверена, ни одной нормальной госпоже-аристократке такой изврат даже в голову прийти не может. Только деревенщине с самого глухого хутора. Ни одна аристократка не стала бы так…

Я поднялась, усаживаясь на кровати. Голые ягодицы Ойлейна уже мелькали за стойкой местной кухни. Минута, и по комнате поплыл пленительный аромат тайшу. Ещё минута, и муж опустился передо мной на колени, протягивая поднос с маленькой чашечкой вожделенного напитка. Я, растягивая удовольствие, вдохнула аромат, потом ещё медленнее сделала глоток и только потом вернулась к своим мыслям и мужу. Последний стоял передо мной в идеально покорной позе, светя на меня своей эрекцией. Да… Велеть ему что-нибудь с этим сделать я забыла. Не до этих мыслей было. А ещё, если уж размышлять, как взрослая, то вот кто-кто, а он точно ни в чём не виноват в этой ситуации и заслужил скорее поощрение, чем порку – он делал именно то, что я приказала.

— Приласкай себя там, – я указала взглядом на торчащий член.

Во взгляде, на мгновение вскинутом на меня, взметнулось недоверие. Да, вряд ли он сейчас способен долго сдерживаться. Красивые пальцы обхватили головку, медленно оттягивая плоть сначала вниз, потом ускоряясь вверх и снова.

— Кончи для меня.

Благодарность, преданность, освобождение.

Аристократка из меня фальшивая, но муж у меня воспитан хорошо. Мысли переметнулись на Кая, столь желанный для меня образ… с удивлением констатируя, что его играть в такой изврат я бы не взяла. Не знаю почему.

 

В агентство по продаже рабов, которое, как оказалось, называлось вовсе не «Врата», а «Поворот любви», видимо, госпожа Стьюдайр перепутала, я отправилась одна. Во-первых, решила всё-таки воспользоваться советом вчерашнего знакомого. Если агент или кто-то из его помощников окажутся мужчинами, возможно, разговор пойдёт проще без мужа. Во-вторых, просто не хотела видеть Ойлейна рядом после утреннего. Да, я знаю, что всё сама устроила, но пусть сидит в номере и занимается обедом.

Мне снова не повезло. Агент, сразу как поняла, что я не за покупкой, сухо выставила за дверь. Видите ли, клиенты требуют сохранения конфиденциальности, и адрес можно раскрыть лишь при наличии полицейского ордера. Да только, кто мне его даст, я же не гражданка Минеджы? Помощников у неё, вообще, не наблюдалось.

Возвращалась в отель я опять в полном отчаянии. Все мои вчерашние успехи рассыпались пеплом, и что делать дальше, ума не приложу. Ещё утром казалось, Кай уже так близко, только руку протяни, и я смогу прикоснуться, заполучить его навсегда, насладиться. И через мгновение он снова недосягаем, затерян где-то в бескрайнем холоде этой дурацкой планеты, и у меня нет ни малейшей зацепки, где его искать.

Нет, конечно, я не собираюсь опускать руки, наверняка, есть какой-то выход. Его не может не быть, я просто уверена. Вот сейчас приду домой, поем, сяду, подумаю и что-нибудь обязательно придумаю.

В холле отеля меня окликнул малек-портье:

— Госпожа Файкрайт, для вас сообщение!

Я вздрогнула. Кто? Неужели матушка? Она же вроде мне четыре дня дала?! Или мой вчерашний знакомый, Чарльз? Этот, наверное, может. Да, конечно, больше некому. Эти мысли мгновенно пронеслись в голове за те несколько секунд, которые потребовались, чтобы подойти ближе к стойке ресепшена.

— Вот, вам звонили из полиции. Господина Файкрайта арестовали.

— Кого?

Малек пару раз недоуменно моргнул.

— Э-э… вашего мужа.

Тут до меня дошло, что речь об Ойлейне. Ну не смешно так его назвать? А потом я медленно осознала, что именно сказал портье. И из меня словно разом воздух вышибли.

— В смысле, арестовали?!

Все что угодно, только не полиция! Я в сети столько ужастиков начиталась о том, какие сложности грозят венговским гражданкам от местных защитников порядка.

— Я ничего не знаю, – вжал голову портье. – Просто звонили из местного полицейского участка и сказали, что он находится у них. Просили Вас прийти…

Ноги стали ватными. По спине пронесся ледяной холод. Я несколько секунд переваривала новость. Нет! Нет! Нет! Матерь Всего Сущего! Этого не может быть!

— Где… где находится этот ваш участок? – выдавила я.

  • Кай.

Ожидая госпожу, дабы унять множество уже явно поднадоевших мыслей, я использовал уже проверенный способ – уставился в окно. На улице стремительно темнело, так что для удобства пришлось выключить свет. За стеклом начиналась метель, и снег, качаемый ветром то в одну, то в другую сторону действовал не хуже любимого медитативного кальяна.

Не прошло и получаса, как в коридоре раздались достаточно громкие шаги. Они, явно, принадлежали не одному человеку, так что я несколько секунд сомневался, остаться сидеть в кресле или лучше перестраховаться, вдруг госпожа с подругой? Я пробыл здесь ещё слишком мало, чтобы, как и на Венге, точно угадывать по стуку каблучков, кто именно идет в мою сторону. Это там я мог заранее сказать, даже в каком госпожа настроении, а здесь…

Шаги приблизились и остановились у двери. Я аккуратно скользнул на пол, около столика. Снег за окном привел меня в какое-то флегматичное состояние, и волнения я почти не испытывал.

Дверь открылась, и в комнату вошли двое. Из-за резко включенного света пришлось немного зажмурить глаза, но это абсолютно не помешало мне ощутить запах. Запах АЛКОГОЛЯ! Ой, тля!!! Хуже злой госпожи, может быть только пьяная госпожа! А если она ещё и подругу привела, то, вообще, можно за упокой молиться!

Я постарался оказаться как можно незаметнее, опустил глаза в пол, старательно принюхиваясь. Странно, запах алкоголя есть, а запаха вейдже нет. Хотя, где-то я читал, да и в школе говорилось, что этот афродизиак настолько легкодоступен только на Венге. Для остальных планет это редкое и очень дорогое средство. Теперь вот не знаю, хорошо это или плохо….

— А этот твой спит уже, что ли? – раздался грубый, но смутно знакомый мужской голос. Мужской?! Я пересилил себя и взглянул на «подругу» госпожи. О… это же тот спец, что вел сани, когда мы приехали… И что он тут делает? Но, главное, алкоголем несет от обоих. Они вместе пили? Госпожа и этот старый лохматый спец?!

Додумать логическую цепочку мне не дала госпожа Кэрол, подозвав к себе. Я, стараясь казаться как можно более покорным, без промедления подполз к ней.

Женщина, перекинувшись со спецом странными фразами, смысл которых до меня совсем не дошел, вдруг притянула меня ближе и снова, как утром, поцеловала в губы. Я уже понял, что здесь это не является чем-то предосудительным. Ну, или моей госпоже нравится такое. Так что это можно считать демонстрацией её расположения ко мне, что ли. Да. Думаю, сейчас госпожа показательно обозначила моё положение. Любимчик – я! И кто бы что по этому поводу ни говорил, но такое публичное признание льстило моему самолюбию. Я даже мимолетно кинул на специалиста торжествующий взгляд, конечно так, чтобы госпожа не видела. Не удержался.

— Чем занимался весь день? С доком нормально всё оформил? Как тебе мои ребята? – поинтересовалась женщина, перебирая пальцами мои волосы. Ммм, да, моя госпожа, явно, любит поговорить. Но одно дело сказать что-то ей лично, когда при неверном или неуважительном ответе тебе просто перепадет её недовольство. И совсем другое – ляпнуть что-то при постороннем, тут даже самая добрая госпожа будет обязана, дабы не опозорить себя, наказать тебя со всей строгостью.

— Доктор выдал мне две банки лекарства. – Я старательно подбирал слова. И быстро добавил, чтобы госпожа ни в коем случае не подумала, что я чем-то болен: – Сказал принимать, чтобы не простудиться. Потом… я ходил в спортзал, госпожа, и в бассейн… – ни тени недовольства не промелькнуло на её лице, значит, о том казусе с купанием голышом ей никто пока не рассказал, – а вечером приходила госпожа Агнес, – самая шаткая часть, повариха вела себя так, будто явилась без разрешения, – принесла пирожки. А госпожа Рейчел поменяла часть из них на фрукты.

Госпожа Кэрол немного задумалась, глядя будто сквозь меня, и, кажется, не особо слушая. Я тщательно следил за её мимикой, хотя и понимал, что и со всем своим опытом, вряд ли смогу предугадать, о чём она думает. Что может прийти в голову выпившей женщине?! Этой женщине! Но, в то же время, такое её состояние – хороший шанс. Если поведу себя правильно, то алкоголь в её крови будет мне только на руку. Вот только… Я кинул не слишком ласковый взгляд на мужика, развалившегося в хозяйском кресле. Этот лохматый наглый спец портил всю картину. Может, он ей родственник? Ничем другим такое поведение я объяснить не могу, да они ещё и вместе пили.

В это время заросший субъект, являющийся предметом моих размышлений, подхватил какую-то вытянутую черную коробочку, оказавшуюся пультом от здешнего аналога головизора, и спросил что-то у моей госпожи. Слишком увязнув в мыслях, что случается со мной всё чаще и чаще последнее время, я просто не расслышал, что именно. Госпожа ответила, но, несмотря на то, что теперь я тщательно вслушивался, смысла совершенно не понял. «Боёвка… лицензия…». Новые слова резали слух, а дружелюбный тон, с которым она говорила с этим… псевдо-родственником, заставлял недовольно поджимать губы.

Госпожа взяла выпечку и сосредоточилась на экране головизора, на котором замелькали яркие и быстро сменяющиеся, выпрыгивающие из экрана картинки. Глаза с непривычки заслезились, и я непроизвольно уткнулся в колени женщины. И осознав это, тут же замер. Но недовольства со стороны госпожи как-то не последовало.

Хм… я немного повернул голову, чтобы скользнуть щекой по ноге, как обычно привлекал к себе внимание дома. И чуть не выругался вслух – м-да, всё-таки эти штаны из грубой ткани совсем не тоненькие колготки венговских госпожей, и уж тем более не гладкая кожа. Надо быть конченым мазохистом, чтобы получать удовольствие от прикосновений к этой наждачке.

Одна рука госпожи была занята пирожком, вторая, вообще, закинута за голову. С моей позиции не добраться. Что ж, остаётся только облокотиться госпоже на ногу. Неуважение дикое, но я не вижу другого способа как-то обратить на себя внимание. В крайнем случае, в первый раз можно списать на банальное незнание правил. Кажется, моя госпожа не особо строгая, в первый раз наказывать не будет, я надеюсь.

Рука госпожи опустилась на мою макушку. Похоже, моя вольность не была воспринята негативно, ну или здесь это, вообще, не считается такой уж вольностью. С одной стороны, это радовало, с другой, напоминало мне о том, что я всё еще ни черта об этом мире не знаю. Вот и иду, как малёк, потерявшийся в новом доме – сам не знаю, где брожу, и что мне за это будет. Хотя пока удача на моей стороне. Но это только пока.

На очередную вспышку на экране рука в волосах немного дернулась, и я привычно чуть мотнул головой, вежливо и ненавязчиво прося незамысловатую ласку. Когда пальцы госпожи так привычно стали перебирать мои пряди, я окончательно расслабился. Мысли становились вялыми и ленивыми. Чтобы окончательно не впасть в сладкую дрёму, млея от прикосновений, уставился в головизор.

На экране происходило что-то нелогичное и непонятное, такое же, как и вся моя теперешняя жизнь. Какие-то заросшие грязные мужчины бегали с оружием в руках, убивая друг друга. Смотря на этот беспредел, я, наконец, понял, что значили выражения старой госпожи в те редкие моменты, когда она, ради интереса, читала новости инопланетников. Вполне можно понять всю мудрость совета матерей старших домов, которые запретили мужчинам использовать оружие. Разве можно проявлять столько беспричинной агрессии?

Но даже не это возмущало больше всего. Поведение женщин в этой истории, вообще, ставило в тупик. Они вели себя, как самки слоногемотов в период гона, бросаясь на самых крупных и заросших самцов, перебивших большее количество противников. Неужели госпоже приятно смотреть на такое унижение этих девушек? Ну… вроде смотрит без осуждения, вполне заинтересованно.

Движение госпожи и пропавшая с макушки рука отвлекли меня от негодования. Но в какой-то момент она убрала руку и встала. Задумчиво бросив сначала на меня, потом на спеца нечитаемый взгляд, чуть улыбнулась и произнесла, явно, в мой адрес:

— Кай, пошли чаю добудем. Ты, если фильм понравился, днём его потом включи. У меня там ещё штук пять есть, на которые пока лицензия действует. Если пользоваться не умеешь, напомни, покажу утром.

  • Кэрол

Я перевела внимание на Кая:

— Чем весь день занимался? С доком нормально всё оформил?

Моя покупка поднял на меня какой-то не очень радостный взгляд. Да, вопросы о себе он, явно, не любит. Прямо проблема какая-то! О чём же мне разговаривать с ним? Гонять читать новости, а потом мне пересказывать? Хи!

Он слегка покосился на Берила, который распробовал пирожки и придвинул их к себе поближе. А потом уже собрался с мыслями ответить:

— Доктор выдал мне две банки витаминов. Ещё я ходил в спортзал, госпожа, и в бассейн. А вечером приходила госпожа Агнес, – тут он покосился на меня как-то особо вопросительно, – принесла пирожки. А госпожа Рейчал дала фрукты…

М-да. Ну, в конце концов, освоится со временем. Новички на базе тоже первое время, порой, зашуганные ходят. Наверное…

Берил подхватил пульт от экрана:

— О, Кэп, у тебя новенькое посмотреть, наверное, есть?

— Боёвка там только одна. Срок лицензии ещё не вышел, вроде. А так, я, как приехала, ничего не покупала.

Старый полярный медведь, несмотря на поздний час и всё выпитое, спать, явно, не собирался. А вот я бы уже с удовольствием вытянулась на чём-нибудь мягком. Ну или на ком-нибудь…

Подхватив из вазочки пирожок, я смотрела, как на экране разворачивается действие первых кадров фильма. Стрельба, корабль какой-то весь отдраенный до блеска, девицы в облегающих костюмчиках, с фигурами порнодив. Наверное, люди любого времени представляют своё будущее, как что-то более красивое, чистое и технически развитое. Наплевав, что реальность идёт по спирали, и дважды наплевав на элементарную логику: понятно же, что никто никогда не будет отдраивать рабочий космический корабль до такого состояния.

Пирожок оказался суховат, и я, оторвав слегка зависшего на фильме Кая (Ну, не оставлять же его тут, с Берилом. Мало ли, чего этим двоим в голову придёт без меня), потащилась на первый этаж дома за чаем.

— Ты, если фильм понравился, днём его потом включи. У меня там ещё пять есть. Если не знаешь, как включать, научу.

Я слегка споткнулась о ступеньку и тут же оказалась в руках моей покупки. Мой классный парень слегка испуганно привёл меня обратно в вертикальное положение. Настороженно наблюдая за пьяными чёртиками в моих глазах.

 

В ожидании, пока закипит чайник, я уселась на барную стойку. Стулья были сложены в нише, и доставать их никакого желания не было. За панорамным стеклом кружила пурга – завтра опять придётся дорожки расчищать, чтобы добраться до шахты. Кай, неслышно замерев рядом, тоже смотрел на снег. Почему-то это вызвало у меня улыбку:

— Красиво? Север, вообще, красивый. Бескрайний снег, полярная ночь… а потом весной будет невероятная цветущая тундра… Красивый и жёсткий! Чтобы жить здесь и понимать эту красоту, нужно иметь железное упрямство.

Я поймала его взгляд. Глаза, скоропалительно опущенные в пол, поджатые губы, расслабленные плечи… идеальная линия. В полумраке ночного дома он был сказочно красив. Нет, он и при свете выглядит чертовским красавчиком, просто вот так, когда включены лишь дежурные линейки освещения, а за стеклом кружатся снежные потоки… Я притянула его ближе, целуя в губы. На этот раз он даже как-то уверенней ответил. Осваивается! В конце концов, любому сложно сразу приспособиться в новому месту, не то что новому миру… Но в человеческой природе заложено – приспосабливаться. Привыкать к хорошему, закаляться в трудностях, надеяться на то, что эти трудности когда-нибудь закончатся…

От него пахло какими-то травами и ещё чем-то сильным таким, глубинно природным, не поддающимся описанию, но заставляющим тело переключать внимание на определённые места, эмоции. У кого там в животе бабочки?! Меня всегда приводила в полное замешательство попытка представить себе это самое ощущение. Моё возбуждение – это напряжение внутренних мышц бедер, ягодиц, позвоночника. Это выгнутая спина, отведённые плечи… Наверное, так ведёт себя пантера перед прыжком! Я усмехнулась про себя. Или пантера, унюхавшая в шаговой доступности высококачественного такого пантерного кота (не знаю, как самцы у пантер называются).

На мой смешок Кай распахнул глаза, но не отступил. Умница какой! Волшебный, умопомрачительный умница…

« предыдущаяследующая »

Как не пропустить новую главу?

1. Вы можете подписаться на обновления этого сайта (вам будет приходить на почту когда я что-то выложила) :


Рубрики: | Метки:
Редактировать:
Напишите комментарий



Моё творчество

Романы Ольги Талан. Женское доминирование
  • Свежие комментарии

  • Метки

  • Рейтинг русскоязычных сайтов о Женском ДоминированииРейтинг русскоязычных сайтов о Женском Доминировании
  • счётчики

    Рейтинг@Mail.ru
    Топ100- Эротические рассказы
  • Дизайн сайта Miss Udacha
  • 

    Оставить комментарий




    Загрузить свой аватар