Снежная Кэрол 10

Глава 10. Старый друг

 

  • Кай

Переодевшись и спрятав баночки, я всё теми же перебежками ринулся до спортзала. Но только в этот раз помещение было далеко не пустым. От неожиданности я застыл в дверях, пытаясь осмыслить дальнейшие действия. По идее, лучше было бы уйти, встречаться с другими мужчинами, пока ничего толком не понял, чревато. Я оценивающе пробежался взглядом по их фигурам. Хм, двое уж точно мне не соперники. Один уже совсем старый, лет сорока – сорока пяти, да и жирком покрылся прилично. Второй, весь какой-то заросший (где-то я его уже видел), хоть и повыше меня будет, но весь какой-то неуклюжий. Передвигается, как слоногемот на выпасе. Третий стоял ко мне спиной и был более-менее в форме. Хотя слабо накачанные мышцы говорили сами за себя – не боец. Тля, был бы на Венге, положил бы одной левой. Но, увы и ах, я всё еще плохо разбираюсь в здешней иерархии, да и госпожа запретила драться. И если сейчас начнется “дележка территории”, с таким приказом мне будет не весело. Так что пошел-ка я отсюда.

Уже закрывая дверь, я вдруг услышал оклик:

— Кай! – оказывается, третьим, который стоял спиной, был не кто иной, как уже знакомый мне Стефан. И он сейчас подходил ко мне с вполне дружелюбной улыбкой. – Ну, привет, снова. – Я буркнул что-то в ответ и аккуратно покосился на остальных мужчин. Агрессии на их лицах не было видно, только любопытство и немного снисходительности.

— А я уже думал, ты снова весь день в комнатах просидишь, – усмехнулся парень, – и рад, что ты всё же выбрался из своего добровольного заточения сам. Честно, уже всерьёз думал, как буду тебя оттуда выколупывать, возможно, даже с помощью кэпа. – Хм, госпоже не надо меня… выколупывать… достаточно приказать. Но я лучше помолчу.

— Что ж, знакомься, это Хэйк, а вон тот, с бородой, Керт. С ним ты в столовой встречался, когда Кэрол тебя на завтрак привела, – Стефан указал сначала на полноватого, потом на заросшего мужчину, а затем подошел чуть поближе и зашептал: – Наш “медведь” душ недавно принял, так что стал вполне цивилизованным индивидуумом… до следующей рабочей смены, – на его лице появилась улыбка во все 32 зуба. После этого снова вернул громкость голоса: – Может, тебе что-то по поводу тренажеров разъяснить? Хотя… – тут его взгляд пробежался по мне сверху до низу, – походу, это ты мне экскурсию должен проводить. С таким-то телом… Ты, наверно, из качалки не вылезаешь? А может, диета какая? Или бады? Протеин? – я только и смог, что отрицательно помотать головой, так как был ошарашен таким напором и количеством вопросов. Тем более вопросов, которые я не понимаю.

— Я занимался с детства, – нейтрально произнес я.

— М? И что? Вообще, никаких секретов? Просто занятия… всю жизнь? – как-то расстроенно произнес парень, – Ну во-о-от. А я уже надеялся познать истину и вмиг обрести такое же шикарное тело. А то вон, смотри, – он положил руки себе на живот, – семейным жирком потихоньку заплываю, о рельефе, что был еще до свадьбы, только одни воспоминания и остались.

На самом деле, всё, конечно, не так просто. Но, не думаю, что Стефану помогут объяснения о генетике. И о том, что женщины Венги еще с самого образования колонии на планете отбирали только самых красивых мужчин для продолжения рода. А так, как одним из самых распространенных критериев отбора, как раз таки и была “рельефность” мускулатуры, то результат был вполне предсказуем. Мышцы располагаются картинно правильно, и для их поддержания необходимо тратить гораздо меньше времени, чем, к примеру, у сельскохозяйственных клонов и некоторых спецов. Но насколько я понял это общество, здесь генетикой не сильно заморачиваются, с такими-то мужьями. Никак не могу понять, по каким критериям они себе их подбирают. Я бы еще понял, если бы идеалы красоты здесь были совершенно другие, но по репликам и реакциям встречных я вполне красив. Но почему тогда их мужчины не обладают теми же параметрами? Может, из-за национальных особенностей ценятся совершенно другие качества? Или, из-за климата, для рождения здоровых потомков, нужны мужчины с определенными генами? Ладно, что в это вникать. Если госпожа изначально взяла меня лишь рабом, то, значит, нужных мужу качеств у меня точно нет.

В начале, под пристальными взглядами мужчин, заниматься на тренажерах было не слишком комфортно. И ладно бы смотрели открыто, в этом нет ничего непривычного, все-таки госпожи нередко устраивают сессии с подругами, и волей неволей к навязчивым взглядам привыкаешь. Но то, как это делали здешние мужчины, вызывало, с одной стороны, раздражение, с другой – улыбку. Эти якобы незаметные, скользящие взгляды. А уж когда я понял, что они еще и практически повторяют за мной, используя тот же инвентарь и тренажеры – то чуть не рассмеялся в голос. Называется, почувствуй себя мамой-кундейкой с кундюшатами. Интересно, если я сейчас пойду поплавать в бассейн, они тоже за мной гуськом двинутся?

Как бы то ни было, поведение местных изрядно подняло мне настроение и отвлекло от мрачных мыслей. Тем более что, снимая одежду в раздевалке, я с удовольствием чувствовал, как гудят размятые мышцы, и приятно побаливают связки. Ещё бы грушу помесить, и, вообще, был бы рай. Но почему-то мне подумалось, что мужчины могут посчитать мою тренировку хвастовством, особенно после того диалога. Встряхнув головой, избавляясь от лишних мыслей, практически счастливый, я с разбегу запрыгнул в прохладную воду бассейна.

Казалось, я не плавал уже вечность. С того момента, как меня купила новая госпожа, прошли хорошо если сутки, но ощущения были такими, будто моральная усталость копилась, как минимум, год. Лёжа спиной на поверхности воды, впервые за прошедшие сутки полностью расслабившись, я рассматривал водные блики на потолке. А ведь… всё не так уж и плохо. Госпожа, конечно, странная, но вроде достаточно добрая. Кормят много и вкусно. Есть тренировочный зал и бассейн. А уж утренние воспоминания так, вообще, попахивают бредом блаженного сумасшедшего. Может, я умер? Тихо уснул в комнате прощания, и это загробная жизнь? Только вот, тяжело разобраться – награда она или наказание. Или Матерь Всего Сущего просто имеет хорошее чувство юмора.

Со стороны раздевалок послышались топот ног и негромкие голоса. Разморенный водой и размышлениями, я не сразу успел среагировать. А уж когда понял, что быстро приближающиеся звуки шагов доносятся из женской раздевалки, то чуть воды не нахлебался, потеряв расслабленное состояние и уйдя под воду. Несколько секунд ушло на то, чтобы перевернуться и, оттолкнувшись ногами от дна бассейна, вытолкнуть себя на поверхность, отчаянно хватая ртом воздух. Восстановив дыхание и оглядевшись, чуть не ушел под воду снова. На краю бассейна стояли госпожа Дора и госпожа Рейчел, в каком-то странном, аляповатом нижнем белье. Вокруг них наматывали круги двое уже знакомых мне мальков, не обращая внимания на удивленное состояние матери и… ммм… тёти. Спохватившись, я опустил взгляд, лихорадочно вспоминая экскурсию, проведенную госпожой. Вроде, она показывала именно этот бассейн, так что правил я не нарушал. Почему же в глазах женщин такой шок?

— В… в… возмутительно! – раздался полный гнева голос той, что на обеде была принята мной за Старшую госпожу. – Какое свинство! Вы понимаете, что находитесь в общественном месте?! Сюда дети купаться ходят! Есть же элементарные нормы приличия! Хоть какое-то разумение простых человеческих правил поведения! – каждое слово буквально вбивало гвозди в крышку моего гроба. Не знаю, что я сделал не так, но это, явно, какое-то грубое нарушение правил. Похоже, моя госпожа забыла сообщить о чем-то важном, к примеру, о мужских часах посещения бассейна. Тогда я, действительно, попал.

— Успокойся, Дора, – в отражении на воде я увидел, как одернула женщину госпожа Рейчел, – мы же смотрели вчера по голонету… у них там совсем дикая культура… он просто не понимает. – Под неожиданно крепким взглядом спутницы, госпожа Дора немного стушевалась, но всё равно поглядывала на меня очень неодобрительно.

— Кай, у нас принято купаться в бассейне в плавках. Вот, смотри, как на моих сыновьях. Надень такие же в следующий раз, – пояснила мне женщина. Я бросил мимолетный взгляд на мальков, недоумевающе разглядывавших взрослых, отметив на них обтягивающие синие шорты. Вот и прояснилось их назначение. Быстро выскользнув из бассейна и изобразив стандартный поклон, я рванул в раздевалку. Всё, достаточно на сегодня купания!

Быстро одевшись, я торопливо выскочил из раздевалки и, не сбавляя скорости, бросился в сторону выхода. Так что лишь на улице, когда по голове вдруг шибануло арктическим холодом, понял, что забыл высушить волосы. «Хорошо, хоть полотенцем протер, хотя и не слишком тщательно», – подумал я, на несколько секунд останавливаясь и следя за прозрачной каплей, скатившейся с одного локона и упавшей в снег. Задумчивость мою оборвал порыв ветра, напомнивший, что на улице ну совсем не лето. Пришлось поторопиться… хм, что ж, наверно, стоит уже привыкать называть эти комнаты домом.

После двадцати минут сушки волос и попыток привести прическу типа «недодутый одуванчик» во что-то более-менее приемлемое, я бросил это гиблое дело. Нет, если бы госпожа сейчас была дома, я бы костьми лег, но привёл все в идеальное состояние. Но сейчас её здесь нет, и у меня, думаю, есть время до вечера. Как раз через пару часов волосы улягутся, тогда продолжу.

В дверь раздался неожиданный стук, и через пару секунд в комнату вошел уже знакомый мне со столовой муж госпожи Доры. Всё та же высокомерная морда, от которой прямо скулы сводит, и то же презрение в глазах. Госпожа сказала – без драк, и я драться не собираюсь, а то, что меня изнутри грызёт непреодолимое желание послать этого гостя, так это нервное. Да. Нер-р-р-рвное, я сказал.

— Бритва, – поджав губы, произнес он. Я ненадолго опешил. Что? Видимо, мое лицо всё сказало за меня, так как он уточнил: – Я бритву принес, – протягивая пакет, – и пену с бальзамом. – Ррр, а рожа такая, будто он последнее от сердца отрывает, а я, гад такой, его дара не ценю.

— С-спасибо, – а я вежливый, и не важно, что ответ больше на шипение походит, я ОЧЕНЬ благодарен. Мужчина, сделав вид, что не заметил, усмехнулся:

— Не волнуйся, Кэрол за всё заплатит. – И снова море презрения. Мне кажется, я чего-то не понимаю…

Уже выходя, этот Роберт добавил:

— Ах, да, обед уже накрыли. Минут десять как. Так что поторопись, а то всё съедят. А тебе сил много нужно, не так ли? – Я понимаю, что здесь, явно, какой-то подтекст, но какой, понять не могу. Так что просто молчу и сверлю удаляющуюся спину. Не время. Но знай, мужик, я ждать умею.

Обед пролетел практически незаметно, так как всю трапезу я старался смотреть исключительно в тарелку, и, со скоростью звука покончив со своей порцией, пока другие не успели доесть и начать разговоры, вернулся в свою комнату. Но даже так буквально кожей чувствовал, как то госпожа Дора, то её муж, то и дело кидали на меня презрительные и неодобрительные взгляды.

Закрыв за собой дверь, я с неуверенностью посмотрел на столь мнимое препятствие. Ключ мне не дали, и судя по тому, что постоянно кто-то без спроса заходит, даже эти комнаты – укрытие не сильно надежное. Возможно, если зайти именно в МОЮ комнату, такого не будет? Голова ещё думала, а руки уже делали. Плотно прикрыв дверь, кулем свалился на кровать. Только сейчас понял, как сильно я устал. Ночь, проведенная не слишком хорошо, чересчур бурное утро и достаточно насыщенная первая половина суток, не столько физически, как морально. Глаза сами собой закрылись, и я провалился в сон.

 

  • Гейда

Я горько вздохнула. Мой Кай, как же мне теперь его искать?

— Вижу, пришло время поговорить о вашей проблеме, – уверенно сказал Чарльз. – Ваши глаза потухли и стали еще прекраснее.

Я грустно улыбнулась.

— Вы не сможете мне помочь.

— Возможно. Но вдруг я дам мудрый совет?

— Тут советы бессильны. Я ищу женщину, о которой ничего не знаю.

— Так это же чудесно!

Я уже не удивлялась его странным реакциям. Я ничему не удивлялась. Голова немного кружилась, мне было легко и беззаботно.

— Сложные задачи всегда интереснее решать, – пояснил Чарльз. – Знаете, Гейдайра, с возрастом становится все меньше интересного.

Кажется, он тоже немного захмелел.

— Прекрасно. Решайте, – милостиво разрешила я.

— Ммм, дайте подумать. Каковы исходные данные?

Я от души рассмеялась.

— Вы рассуждаете, как математик!

— Я и есть математик. Прежде, чем стать строителем, закончил бакалавриат по этой специальности.

— А я все думаю, почему вы такой умный? Что же, вот вам исходные данные: искомая женщина заключила сделку с агентством по продаже рабов с Венги, которое называется «Врата Любви». Оформляла сделку нотариус. Агентства с таким названием в сети не нашлось, а нотариус отказалась даже разговаривать со мной. Я пыталась заинтересовать ее помощника, но он оказался каким-то странным. Сперва пошёл за мной, а потом резко сбежал.

— Сбежал? – не поверил Чарльз. – От такой красавицы? Он – дурак.

— Мы с Ойлейном тоже так подумали.

— Ойлейн – это еще одна составляющая?

— Нет, всего лишь муж.

Чарльз с полминуты смотрел на меня, а потом громко расхохотался. Весело так, заразительно.

— Гейдайра, вы очаровательны в своей непосредственности! – воскликнул он. – Вы разговаривали с помощником нотариуса в присутствии мужа?

— Да, что в этом такого? На этой планете такой бардак периодически, что не знаешь, когда понадобится преданный мужчина под рукой, – совершенно не понимала его удивления.

— Все-таки венговские женщины – настоящее чудо! – продолжал веселиться Чарльз, а я не могла решить – обижаться или считать себя польщенной. – Гейдайра, ваша ошибка в том, – сказал он уже более серьезно, – что вы судите о континентальных мужчинах так же, как о венговских. Это в корне не верно. Континентальные мужчины – собственники, не терпящие конкуренции. Этот помощник нотариуса, скорее всего, решил, что чем-то лучше вашего мужа, раз привлек ваше внимание.

Я презрительно фыркнула, а Чарльз опять рассмеялся.

— Он рассчитывал, что вы отправите мужа куда-нибудь подальше, – пояснил он, – а сами встретитесь с ним наедине. Представьте разочарование бедолаги, когда вместо интимного свидания он узрел физиономию широкоплечего красавца. Ведь ваш муж наверняка классический венговский красавец?

Я не стала отрицать очевидное, согласно наклонив голову.

— Вот видите, – заключил Чарльз. – Гейдайра, никогда не заигрывайте с континентальными мужчинами в присутствии мужа, мой вам совет.

Ну, какие же эти минеджцы недотепы, такие глупости говорят порой. И ведь не объяснишь им, скудоумным, что заигрывать с мужчиной – ниже достоинства любой уважающей себя женщины. Впрочем, Чарльз Принс производит впечатление смышлёного мужчины. Я не стала его разубеждать, а попыталась разговаривать на его же языке:

— Вы хотите сказать, что я должна встречаться с континентальными мужчинами один на один? Но это же просто опасно!

Чарльз на секунду задумался.

— Что ж, тогда представьте его телохранителем или личным секретарем. Да кем угодно, только не признавайтесь, что это ваш муж.

Я честно попыталась понять эту странную логику, но у меня ничего не вышло. Почему я должна заботиться о том, что нравится или не нравится какому-то зверьку? Он должен быть счастлив, что я обратила на него внимание, а не выпендриваться. Но объяснять что-то Чарльзу я не видела смысла, вместо этого вежливо сказала:

— Я запомню ваш совет.

Мой собеседник в очередной раз просканировал меня своими угольно-черными глазами и, похоже, без труда прочел мои мысли. Он доброжелательно улыбнулся и сменил тему:

— Так мы ищем раба с Венги? – спросил он, доставая коммуникатор. – Как его зовут?

— Кайлий Файкрайт, – ответила я без особого энтузиазма.

В самом деле, Кая здесь никто не знает, как незнакомый мужчина может его найти, если даже у меня не осталось ни одной зацепки?

— И он прибыл на Минеджу вчера? – продолжал задавать вопросы Чарльз.

— Три дня назад. Это имеет значение?

— О, еще какое! – усмехнулся мой собеседник, набирая номер и поднося коммуникатор к уху. – Сейчас попробуем его отыскать.

Я изумленно уставилась на мужчину, но он сделал мне рукой неопределенный знак, мол, подожди немного, и заговорил с невидимым собеседником:

— Марио, дружище, сколько лет, сколько зим? Ты на дежурстве? Не отвлекаю? Кажется, не видел тебя целую вечность! Как твои дела? Как София? А Энрике? Клаудиа, наверное, совсем красавица стала? Да ты что?! Летом свадьба? Как Паоло и Лука? Уже в школе? А…

Минут через пять я перестала слушать его болтовню. У этого неведомого Марио оказалась целая тьма родственников, и о каждом Чарльз подробно выспрашивал, словно о родном. Сперва меня поразила такая забота, на Венге не принято особенно интересоваться посторонними людьми, а потом поняла: Чарльз просто-напросто забыл обо мне. Слишком увлеченно он разговаривал о каких-то тетушках, о бабушке Эурении и ее больных суставах, о проблемах у племянника Марио в автосервисе и высоких налогах, которые вынужден платить внучатый кузен его троюродного деда.

И почему я такая дура? Понадеялась на мужчину. Ведь я, и в самом деле, на какое-то мгновение подумала, что он мне поможет. И как такое только могло прийти в голову? Мужчины прекрасно выполняют команды, но принимать самостоятельные решения и разруливать проблемы способны только женщины. Это закон мироздания, он действует на всех планетах.

Я уже хотела уйти, как услышала:

— …Файкрайт. Да, он прилетел на Минеджу три дня назад. Мне нужна вся информация по этому парню, какую только найдешь. Жду.

Чарльз отключил коммуникатор и посмотрел на меня. Похоже, на моем лице было написано неподдельное изумление, потому что он, немного извиняясь, сказал:

— Прошу прощения, Марио – отличный парень, но любит поговорить. Особенно, когда скучает на дежурстве.

— Но как? – пролепетала я. – Он сможет помочь?

Чарльз пожал плечами.

— Будем надеяться. Когда ваш знакомый прибыл на Минеджу, на таможне на него оформлялись стандартные документы, в том числе наверняка должен быть адрес агентства, которое его купило.

Чарльз рассказал, что часто заказывает отделочные материалы для строительства на других планетах, и знакомство с Марио, начальником отдела разтаможки грузов, значительно ускоряет бумажную волокиту. Правда, информация по Каю не относится к его ведомству, но, возможно, он сможет кое-что узнать. По крайней мере, нам остается только ждать.

Я поминутно смотрела на коммуникатор, который мой собеседник оставил лежать на барной стойке. Но тот упорно молчал, а я все больше нервничала. От того, зазвенит или нет маленький переговорник, зависело сейчас мое будущее. Чарльз, как мог, отвлекал меня. Он рассказывал про сложности континентальных нравов, и чем они отличаются от венговских. По роду деятельности ему пришлось изучить этот вопрос, так как он много общается с представителями самых разных планет. Мы с ним даже немного поспорили, вернее я доказывала, что уклад жизни, сложившийся на Венге, самый правильный и единственно возможный для счастливой жизни, а Чарльз на это загадочно улыбался. Все-таки странный он, этот Чарльз Принс… и во мне плескалось уже три алкогольных коктейля.

Я пропустила тот вожделенный момент, когда коммуникатор тихонько пиликнул. Сообразила, что есть новости, только когда мой собеседник просмотрел сообщение и сказал:

— Давайте свой номер, я скину вам адрес агентства.

Едва удержалась, чтобы не завизжать от восторга, как малолетняя девчонка, и не кинуться обнимать Чарльза. Это было бы ужасно глупо, но, честное слово, мне искренне хотелось броситься мужчине на шею, настолько меня затопило ликование. Спасибо, спасибо тебе, Матерь Всего Сущего! Как еще объяснить такое поразительное везение, если не твоей помощью?

— Не знаю, как смогу отблагодарить вас, Чарльз, – растроганно проговорила я.

— Не переживайте, у вас будет такая возможность, Гейдайра, – улыбнулся он. – Очень скоро мне потребуются услуги дизайнера.

Я согласно кивнула. Что же, это честно. Помощь Чарльза вполне стоила того, чтобы немного бесплатно поработать. Сидеть на месте я уже не могла, меня так и подмывало вскочить и нестись домой, строить грандиозные планы на завтрашний день. Я тепло попрощалась с Чарльзом, мы условились, что он свяжется со мною в скором времени, и я чуть ли ни вприпрыжку вернулась в гостиницу.

Только я вошла в номер, как Ойлейн подорвался на кровати, тут же сполз на пол, на колени.

— Госпожа, – хриплым со сна голосом сказал он. – Простите меня, госпожа.

— За что? – весело изумилась я.

— Я… я не помню, что произошло.

Бедный мой муж, он совершенно растерян! Я подошла и приложила ладонь к его лбу. Жар сошел, Ойлейн все еще был неестественно бледен, но выглядел уже намного лучше.

— Просто ты заболел и потерял сознание. У тебя танайский вирус. Был доктор и выписал лекарство. Как ты себя чувствуешь? – я погладила его по голове.

— Очень хорошо, моя госпожа, – прошептал Ойлейн. Он ткнулся лбом мне в живот, откровенно наслаждаясь лаской и выпрашивая еще. – Словно и не болел вовсе.

— Это новое лекарство очень быстро действует. Если тебе лучше, тогда отправляйся в душ. Ты возмутительно липкий от пота. Давай-давай, бегом.

Ойлейн смутился и рванул в ванную. Еще бы, для любого венговского мужчины забота о внешности – дело чести.

Ах, до чего же хорошо! Вот не думала-не гадала, что этот ужасный день закончится так замечательно. Все, спать!

Но взглянув на кровать, поняла, что спать пока не получится. Не могу же я лечь в это скомканное, мятое и грязное месиво. Фи! Мой звонок вызвал у ночного портье легкое замешательство. Наверное, на его веку я стала первой постоялицей, решившей менять постельное белье в три часа ночи. Но малек быстро взял себя в руки и сообщил, что в это время вызвать горничную, конечно, не реально, но если я желаю, он принесет свежий комплект. Я желала.

Когда Ойлейн выполз из душа – в полотенце на бедрах, с блестящими капельками воды на рельефной груди и влажными, спутанными волосами… Мммм, о чем я думаю? Он же болен! Так вот, когда Ойлейн вышел из душа, то застал возмутительную картину. Его госпожа собственноручно заправляла простынь. Муж, хотя его все еще заметно шатало, с оскорбленным видом забрал всё постельное на другой угол кровати и сам закончил менять белье. Вышло у него намного быстрее и сноровистее. Вот уж правда, каждый должен заниматься своим делом.

Следующая сцена, с широко распахнутыми удивленными зелеными глазищами и благодарственным целованием моих коленей, случилась, когда я объявила, что спать сегодня мужу предстоит со мной в кровати. Я вовсе не собиралась опять рисковать его здоровьем и класть спать на полу. Не хватало только какое-нибудь осложнение заработать. Лучше перетерплю одну ночь, чем потом разорюсь на лечении. Ойлейн, как ни храбрился, но был еще очень слаб, поэтому вырубился, едва коснувшись подушки. Я же еще некоторое время повозилась, устраиваясь поудобнее. Было непривычно, тесно и холодно. Но день был таким длинным, и проблемы, кажется, были уже решены, поэтому в какой-то момент все мои мысли просто выключились, и я заснула.

  • Кэрол

День получился длинный. Как большинство рудокопов, пить старый полярный медведь умел хорошо. Алкоголь делал его не в меру болтливым и пробуждал желание философствовать, рассуждать о превратностях мира, порочной сути женщины и прочих никак не прикладных к жизни вещах. Ум его туманился, но связи с реальностью он не терял.

В обед к нам присоединился Роберт, но послушав разглагольствования Берила, быстро сбежал работать на рефрактор. После шести Агнес занесла ужин. Слегка потискала нашего пострадавшего на любовных фронтах, высказывая свои утешения, от чего он даже на некоторое время замолчал, боясь, видимо, вызвать продолжительное сочувствие. Потом повариха вспомнила о бедном некормленом Кае и поспешила ещё и ему ужин отнести. Я проводила её взглядом, – «Ну, Кая вроде затискивать не за что».

Вечером, скинув породу и передав пульт ночному оператору позже обычного, я попыталась было выпихнуть своего помощника в сторону его дома, на поруки дока и безопасника. Но наша доблестная охрана заявила, что: «он в завязке», и посему принять под свою ответственность данное пьяное тело не может – консенсуса не найдут. А док хмыкнул, что, так как уже был сегодня назван данным телом «пидерастом», за целостность его, то есть тела, к моменту наступления утра не ручается. Да ещё и сам Берил ныл, что в свою квартиру не пойдёт, «там всё для Миланы». Будь они не ладны!

Вздохнув, я повернула своего помощника в сторону своего дома: «Пошли, будешь спать в женском царстве».

В доме было уже тихо. Мальчики Поля ложатся спать рано, и по установленным нами правилам именно с этого времени все бурления в гостиной мы прекращаем.

Я пихнула своего помощника в сторону своей квартиры. Он вдруг даже, кажется, слегка протрезвев, замялся:

— Кэп, а этот твой? Если он сейчас что не так поймёт. Я как бы ни на что не претендую и где у тебя диван в гостиной хорошо ознакомлен. Но это ведь тока мы с тобой знаем.

До появления Миланы на базе, Берилу не раз случалось ночевать у меня. Мы были хорошими друзьями. После ночных рыбалок, когда мы довольные затаскивали снасти в мою квартиру, после посиделок под пиво, когда чересчур хорошо болталось о жизни, просто засидевшись за отчётами, раньше он частенько засыпал у меня в гостиной.

Я пожала плечами:

— Дивана уже нет. Дора как раз перед моим отпуском обменяла его у меня на кресло и шкаф. Я вторую спальню обставляла, так что мне в жилу пошло. Разместим тебя где-нибудь ещё, если ты, конечно, вообще, спать соберёшься. А Кай? Но вы, главное, не подеритесь.

И я придала Берилу ускорение, впихивая его в свою квартиру.

В моей гостиной было темно. Я щёлкнула выключателем. Медленно усиливаясь, комнату заполнил мягкий свет.

Кай сидел на полу у окна неподвижно, старательно сливаясь с интерьером. Как обычно на коленях. Рядом на столике стояла большая тарелка с целой горой пирожков и ещё одна поменьше – с фруктами. Ух ты, как Агнес разобрало! Обычно она за пирожки только в праздники берётся, в другие дни ворчит, что хлопотно чересчур.

Я стянула свитер, закидывая его в угол. Берил пьяно оглядел комнату:

— А этот твой спит уже, что ли?

Я пальцем указала помощнику на неподвижно стоящего на коленях парня. Кай немного приподнял голову и окинул старого медведя удивлённым взглядом. Оба остались в серьёзном замешательстве от увиденного. Ну и ладно! Ноги меня уже держали плохо, поэтому я плюхнулась в кресло и подозвала к себе мою замечательную покупку. Он, будто специально шокируя Берила, проделал путь ко мне, не поднимаясь с колен.

Мой помощник проводил это самое действо скептическим взглядом, потом стянул из тарелки пирожок (правильно, пусть закусывает) и пристроился в самое дальнее от нас кресло.

— Он у тебя всегда так… ну, на полу?

Я хмыкнула. В интонациях Берила чувствовалось удивление и любопытство. Ой, как завтра вся база трепаться будет!

— Нет, что ты?! Специально для тебя представление. Весь день тренировался. – Я заставила Кая поднять голову и от души поцеловала в губы. В глазах моей покупки промелькнула улыбка. А старый друг погрузился в растерянность, пытаясь понять за пеленой алкогольного дурмана, шучу я, или реальность настолько уж выгнулась за рамки его понимания.

Но так как меньше всего мне хотелось сейчас продолжения темы о том, какие все женщины жуткие создания, я, пользуясь появлением в нашем кругу Кая, поспешила переключить диалог на другую тему:

— Чем занимался весь день? С доком нормально всё оформил? Как тебе мои ребята?

« предыдущаяследующая »

Как не пропустить новую главу?

1. Вы можете подписаться на обновления этого сайта (вам будет приходить на почту когда я что-то выложила) :


Рубрики: | Метки:
Редактировать:
Напишите комментарий



Моё творчество

Романы Ольги Талан. Женское доминирование
  • Свежие комментарии

  • Метки

  • Рейтинг русскоязычных сайтов о Женском ДоминированииРейтинг русскоязычных сайтов о Женском Доминировании
  • счётчики

    Рейтинг@Mail.ru
    Топ100- Эротические рассказы
  • Дизайн сайта Miss Udacha
  • 

    Оставить комментарий




    Загрузить свой аватар