Снежная Кэрол 1

 

Старинная сказка о страсти

Как двинулась девушка в путь

К злой тётке в снега и ненастья

Любимого брата вернуть…

Глава 1. Покупка

 

Кэрол:

 

Всё это выглядело очень авантюрно. Маленькая конторка, всю жизнь продававшая услуги свободных шлюх, расширила свой бизнес и взялась за продажу реальных рабов.

Ухоженная женщина, средних лет, со слегка вычурным макияжем, открыла передо мной папку видеозаписей.

— Вот тут можно посмотреть мужчин этой категории. А сейчас я найду вам пример договора… секундочку.

Я ткнула в первое попавшееся видео. Красавец-блондин с шикарными длинными волосами, ниже плеч, и просто отпадной задницей пританцовывая раздевался. Видео, скорее, напоминало рекламный ролик.

— Эээ… то есть можно купить конкретно этого мужчину?

Торговка оторвалась от своих бумаг:

— А? Да, конечно. Там только те, кто сейчас выставлен на продажу. Мы даже забронированных переносим в другую папку. Посмотрите, повыбирайте. Там есть изумительные красавчики.

Честно говоря, мне и вот этот, первый попавшийся, казался красавчиком, никак не соответствующим цене и месту, где его предлагали. Обычно, в таких каталогах были бедные юноши с окраин галактического союза, пытавшиеся таким образом пробраться в красивую жизнь. Их жесты и мимика выдавали угловатых провинциалов, да и внешний вид украшала разве что молодость. Тут же, мужчине было около тридцати лет, никак не мальчик. Идеальная фигура, отточенные движения. Возможно, стриптизёр или порноактёр. Зачем такому парню продаваться в такой контракт?

— А вот конкретно этот парень откуда? – я развернула к торговке экран.

Она улыбнулась:

— О, это – Венга. Они начали скидывать на рынки галактического союза наложников после тридцати лет. Все просто писаные красавчики. Говорят, в плане постели тоже обучены на «отлично». Но сразу скажу, в обиходе он может оказаться сложным. Эти мальчики свои тридцать лет прожили взаперти, в гареме. Не имеют понятия ни о мире, ни о нормальном общении людей. Он умеет выполнять приказы и доставлять удовольствие хозяйке. Всё! Хотя, если вам не сложно отдавать приказы по каждой мелочи, или вы даже любительница такого, может, это, наоборот, то, что надо.

Торговка подмигнула. А я решительно закрыла файл с блондинистым красавчиком. Венга – радикально матриархальная планета. Я мельком видела пару фильмов оттуда – порно в стиле садо-мазо. Без ограничений, без правил. Не-е, мне нужно решить имеющуюся проблему, а не создать себе новые.

Хозяйка, наконец, нашла договор. Всё стандартно: парень подписывался на работу слуги-шлюхи, в том числе для экзотических игр, без выходных и отпусков, обещая хранить в секрете всё, что увидит, услышит, или что с ним будет делать хозяйка на данной работе, и всё это за еду и содержание. Наниматель, при желании, может разорвать договор, вернув работника в выдавшее его агентство. Работнику же за самовольный разрыв или нарушение договора полагается такой штраф, который он в жизни выплатить не сможет. Легальный договор рабства. На многих планетах галактического союза он проходил регистрацию без проблем. Не знаю, какой должна быть жизнь, чтобы человек согласился на такое, но пару лет назад я уже интересовалась таким вариантом и реально видела мальчишек, которые шли на это абсолютно добровольно. Нищета непонятна со стороны, видимо, чтобы понять, её нужно прочувствовать на собственной шкуре. Но Венга… это совсем другая история.

Я вернулась к папке с видео. Угловатый мальчишка в следующем файле, по сравнению с венговским парнем, смотрелся облезлым щенком. В следующем был смуглый, нескладный жердяй с нахальной улыбкой.

Не задумываясь, я опять ткнула по файлу с блондинистым красавчиком. Чертовски притягателен! И наглеть не будет… И в постели, велика вероятность, хорош… Но абсолютно не приспособлен к жизни… Зато как хорош!

Я повернулась к торговке:

— А этих венговских уже брал кто-то из ваших клиентов? Там всё совсем сложно?

Торговка заулыбалась.

— Брали. Кому-то очень даже по вкусу пришлись, кто-то вернул, отплёвываясь, что ему всё объяснять надо, да и в приличное место с собой не возьмёшь, вести он себя умеет, только как раб. Но если очень хочется, то ведь всегда можно! Рискуете только деньгами. Если вернёте в течение месяца – вернём две трети суммы. Через месяц и более – будет считаться уже как разрыв договора с вашей стороны – деньги не вернём, но мужчину заберём. А стоит ли указанной суммы возможность в течение почти месяца повалять этого красавчика, – она кивнула на экран, – во всех позах… это вам решать.

Я задумалась. На самом деле, рисковала я не только деньгами, но и отношениями с коллегами. Последние несколько лет я живу в маленьком рудодобывающем посёлке. Под землёй работают роботы. А всё население посёлка – горстка инженеров да механиков, обслуживающих всё это хозяйство. Большинство привезли в посёлок свои семьи или просто любовников-сожителей. Условия вполне позволяют. И только я и пара откровенно асоциальных личностей кукует в одиночку. Организм требует сексуальной активности, а вокруг десяток неподходящих или занятых мужчин, тундра и отпуск на материк раз в году.

Привези я этого парня в посёлок, скрыть ничего не получится. Мало нас там очень. А значит, вся его неприспособленность выплывет кораблём под белым парусом, и никуда я не денусь… Парень на видео качнул бёдрами, избавляясь от брюк. Чёрт! Ну, в конце концов, имею же я право на сексуальную жизнь. Пусть только кто скажет что… Чёрт! Через месяц я его, даже если захочу, вернуть не смогу. Только в следующую поездку на материк. Два-три месяца, если всё сложится совсем плохо, или, если терпимо, год – до следующего отпуска. Подарок себе любимой или геморрой на мою дурную голову за немаленькую, но вполне не страшную для меня сумму. Ну… А к чёрту всё, не попробую, не узнаю!

 

Кэрол:

Уже сидя в приёмной нотариуса, я мысленно пинала себя ногами. Вот что ты делаешь, Кэрол?! Одиноко ей было, видишь ли. Кота бы завела! И подумаешь, что у детей Поля на шерсть аллергия – лысого бы завела! Подумаешь, страшный, зато проблем точно не прибавит!

Венговский агент, которая должна была привезти парня, опаздывала. Наконец, они появились. Стильная женщина, лет тридцати с каким-то очень сильным взглядом, и моя покупка… В реальности он оказался неожиданно крупным. Ну, в смысле, он и на видео не выглядел крошкой, но как-то тогда до меня не дошло, что он будет выше меня на целую голову и в плечах две меня. А ещё он совсем не выглядел так шикарно, как на экране. На мокрых волосах таяли снежинки, в глазах плескалась паника, на нём был какой-то рабочий совсем не по размеру плащ и сандалии… это в октябре-то, когда на улице ниже нуля, и весело летит первый снежок.

Женщина улыбнулась нам с торговкой:

— Простите, из-за погоды у вашего космопорта проблемы на дорогах — не проехать.

Оба агента засуетились. Торговка поспешила к нотариусу, сообщить, что мы, наконец, все собрались. Венговка изучающе осмотрела помещение, потом скользнула взглядом по привезённому мужчине. Он, как есть, мокрый, стоял прямо у порога, опустившись на колени.

— Сними плащ и развесь его сушиться.

Мужчина поспешил выполнить приказ. Под плащом, кстати, довольно тоненьким, на нём была лишь тонкая рубашка. Венговка заметила мой взгляд:

— К сожалению, тёплой одежды к зверьку не прилагалось. Зачем она ему? Мне пришлось позаимствовать кое-что из того, что нашлось на корабле.

Зачем?! На Венге так жарко? Или он просто не выходил в непогоду на улицу? Жутко, если второе.

Мужчина развесил плащ и снова повалился на колени. Нет, это точно был тот же парень, что на видео. Даже падая на колени, он делал это чертовски красиво. А под тонкой рубашкой видно обалденную фигуру, плечи мускулистые широченные… Просто в глазах паника, сжимает эти самые плечи то ли от страха, то ли от холода, и глаза прячет. Непросто, наверное, вот так, к чертям, в другой мир. И что тебе, Кэрол, не заводился кот?! Лысый! Хотя вполне может оказаться, что именно кота я и завожу сейчас. Человек хотя бы к обогревателю поближе бы подвинулся… Чёрт!

Первым нотариус вызвала парня. Венговка приподняла его за подбородок:

— Зайди к госпоже нотариусу и подтверди, что ты действительно желаешь служить новой госпоже.

Парень скрылся за дверью. Венговка, пытаясь занять время, повернулась ко мне:

— Кэрол, вы раньше сталкивались с венговскими мужчинами?

— Нет. Не приходилось.

— Хм… А, если позволите, могу я узнать цель такого приобретения?

Тон у венговки был вполне дружелюбный, да и смущаться или оправдываться я не собиралась. Если уж решилась на такую покупку, глупо строить из себя хатку с краю. Да, я здоровая, ещё даже не сорокалетняя женщина, не страшной наружности, но моя работа и место дислокации (из-за этой же работы) найти подходящего мужчину и как-то наладить с ним отношения не позволяют. Вы, вообще, много знаете мужчин, которые согласятся после двух недель знакомства (это весь мой отпуск) рвануть в тундру, в неизвестный посёлок, с населением меньше двадцати человек, куда челноки летают, в лучшем случае, раз в месяц?…Чёрт, я всё-таки зачем-то оправдываюсь!

Я изобразила вежливую такую улыбку, из разряда «морда кирпичом»:

— Мне нужен любовник. Не хлопотный, которого можно будет увезти с собой на север, где я работаю.

Она кивнула. Даже без особого осуждения в глазах. Ребята мне такую толерантность точно изображать не будут. Кэрол, куда ты лезешь?!

Венговка скучающе посмотрела на дверь кабинета нотариуса:

— Вы любите причинять боль? Какие-то особенные игры?

Ага, просто беседа двух женщин, чтобы занять время. Чёрт!

— Нет. Мне просто нужно… физиологическое удовлетворение. Думаете, ваш парень не подойдёт?

Венговка абсолютно искренне улыбнулась:

— Нет, наоборот, думаю, с такой простой задачей он вполне может справиться. Главное, не распускайте его. Единственная причина, по которой у вас могут возникнуть проблемы с этим зверьком, это недостаточно жёсткая позиция с вашей стороны. Так что плеть всё-таки заведите. На всякий случай.

От её взгляда меня передёрнуло. Она ведь всё это искренне говорит, без какого-то там подтекста. Просто заполняет паузу, пока мы ждём. Зверьком? Точно, кот! Плеть? Вот что я точно не собираюсь делать, так это кого-нибудь бить! Бррр…

Парень выглянул из кабинета нотариуса, и я первый раз услышала его голос: низкий, бархатный и очень интимный какой-то:

— Госпожа нотариус просит всех пройти в кабинет.

Таким голосом нужно разговаривать в спальне или за бокалом вина, завернувшись вдвоём в одно одеяло… Может, это всё совсем и не глупость?! Может, наоборот, эта покупка самое умное решение в моей жизни за последние годы… Что ж ты такая перестраховщица-то, Кэрол?

Улыбчивая пухлая нотариус с очень деловым видом разложила перед нами документы для подписания:

— Госпожа Кэрол Нэджери, вот здесь нужна ваша подпись на договоре найма. И, тут. Учитывайте, пожалуйста, что на некоторых планетах галактического союза этот договор будет считаться недействительным, из-за нарушений требований трудового законодательства. Так что, если возникнут проблемы, внимательно выбирайте, суд какой планеты будет вести дело.

Я вернула нотариусу подписанные бумаги, и она повернулась к венговке:

— Госпожа Стьюйдайр, вот здесь поставьте вашу подпись от имени агентства. Да, на всех экземплярах. И, вот тут.

Нотариус слегка брезгливо посмотрела на парня, который опять тихонько пристроился в уголке на коленях. Его ноги совсем не держат, что ли? Или на Венге их специально так приучают, чтобы ростом не давили?

— Дамы, мужчина тоже должен подписать вот тут внизу.

Венговка махнула рукой, подзывая парня:

— Кайлийо, вот в этом месте красиво напиши своё имя.

Парень неловко взял в руки ручку и, ничего не читая, наклонился над подвинутыми к нему бумагами, выводя в указанном месте буквы. От него вкусно пахло. Каким-то легким парфюмом, кажется, фруктовым. И руки у него чертовски красивые: длинные сильные пальцы, аккуратно подпиленные ногти идеальной формы… Но ручку он держал так, как будто писал второй раз в жизни. И паника в глазах от всего происходящего только усилилась. И почерк у него, наверное, ну… как раз как у кота. Крупные корявые буквы, прыгающие по строке!

Пока нотариус заносила договор в реестры, мы снова расположились в приёмной. Венговка протянула мне папку:

— Это его документы, медицинские карты и прочие бумаги. Ещё там есть небольшая инструкция, не скажу, что универсальная, просто девушки из ДИСа пытались хоть как-то уменьшить возвраты. Отнеситесь к ней с вниманием, пожалуйста.

Я раскрыла папку. Рождение, образование – какой-то там лагерь для наложников (короче, писать ему не требовалось). Всю жизнь прожил в одном доме. Передан под опеку государства «по возрасту». Интересная формулировка. «Инструкция для приобретательниц» – ну, это я потом в спокойной обстановке…

— Как вы хотите, чтобы он к вам обращался, Кэрол?

Я вопросительно посмотрела на венговку. Она пояснила:

— У нас мужчины обычно обращаются к женщине просто «госпожа», но покупательниц такое часто не устраивает.

Я кивнула:

— Да, не надо госпожой. Просто по имени: «Кэрол».

Венговка щёлкнула пальцами перед носом парня:

— Слышал? Твоя новая госпожа желает, чтобы ты обращался к ней по имени. Её зовут Кэрол.

Выражение лица парня стало сильно удивлённым. Но он кивнул, произнося своим удивительным голосом:

— Хорошо, госпожа… Кэрол.

И глаза такие испуганные-испуганные. И весь такой огромный снова в уголок на колени. М-да, Берил с доком его размажут по плинтусу, а Лиз с Мартой посыплют сверху пеплом… Чёрт! Я, как можно дружелюбнее, улыбнулась венговке:

— А можно ещё как-то сделать, чтобы он на колени всё время не падал? У нас это как-то не принято…

Она усмехнулась:

— Кэрол, он ваша собственность, вы можете приказать ему вести себя как угодно. Просто чётко и однозначно объясняйте свои желания.

Она снова повернулась к мужчине:

— Госпожа Кэрол желает, чтобы ты не опускался на колени… — она задумалась, — …за пределами её дома. В этом обществе пол считается слишком грязным, и то, что валяется на полу, женщины брезгуют брать в постель. На колени можно вставать только дома на чистом коврике. Ты меня понял?

Мужчина удивлённо посмотрел на абсолютно чистый пол приёмной, потом на меня, видимо, удивляясь, какая я странная, потом кивнул: «Да, госпожа», и быстро поднялся на ноги. Уровень паники в его глазах достиг критического максимума.

Венговка продолжила:

— Сопровождая и ожидая свою госпожу, ты будешь стоять на ногах. Руки за спиной, ноги на ширине плеч, глаза опущены. Когда идёшь с госпожой куда-нибудь, держись немного сзади и справа. Немного! Значительно ближе, чем на Венге. А то потеряешься!

Слушая, насколько тщательно венговский агент объясняет всё парню, я снова засомневалась. Неужели всё-таки кот? Ну что, он просто «не падай на колени» не понимает? Неужели настолько всё разжёвывать? Чёрт! Я внутренне пнула себя: договор уже подписан, хватит сомневаться!

Появилась помощница нотариуса, и нам всем вручили наши экземпляры договора. Мужчина держал в руках выданную ему бумагу, вопросительно поглядывая на нас всех. Я попыталась уже начать вести себя как хозяйка новоприобретённой собственности:

— Кайлийй… — Повторить за венговкой имя парня у меня с первого раза не вышло. Женщина улыбнулась:

— Сократите как-нибудь или, вообще, придумайте своё. Он с радостью будет отзываться на любое имя, какое вы захотите.

Я представила, что за имена в таком случае, скорее всего, придумывают покупательницы, и меня ещё раз передёрнуло. Бррр… Сократить? Да, вполне логично. Кай! Я посмотрела на ожидающего от меня каких-то слов мужчину и про себя усмехнулась. Танцующий парень в тоненькой рубашке из Венговского лета, которого я собираюсь увезти в свою зиму. Рудник-то мой ни много ни мало за полярным кругом.

— Кай, положи эту бумагу в свои вещи. Это документ, разрешающий твоё пребывание на этой планете. Ты должен быть аккуратен с ним.

Парень как-то совсем испуганно кивнул. И, словно ядовитую змею, попытался засунуть договор в маленький пакетик, который, видимо, и вмещал все его вещи. Договор не влезал.

— Кай, сложи его пополам.

Мужчина испуганно вжал голову в плечи. М-да, по-моему, я всё-таки взяла кота! Ну, хотя бы офигенно красивого кота.

Агенты, попрощавшись со мной, покинули приёмную. Я осталась один на один со своей покупкой. Парень нависал надо мной всем своим ростом. При этом по взгляду его читалось, что такое положение очень не комфортно в первую очередь ему самому, что он бы предпочёл смотреть на меня снизу вверх. Его волосы подсохли и начали слегка виться. Я легонько, одними пальчиками, погладила прядь. На губах мужчины промелькнула улыбка. Ну, хоть не мурлыкает, и то ладно.

 

Кай:

Идти по территории космопорта к кораблю было… страшно. Гул работающих двигателей, непривычный шум толпы, из которого то и дело выделялись резкие мужские голоса. Там, где я прожил всю свою сознательную жизнь, мужчины не выражали эмоции столь бурно, и это еще раз подчеркивало для меня чуждость этого места. А ведь я ещё даже не покинул планету. Я снова и снова укорял себя за столь необдуманное решение. Но, увы, сейчас не мог ничего изменить.

С самого детства я знал, какая судьба мне уготована. Смазливый мальчишка, сын младшей родственницы в небогатом доме – сразу было понятно, что я стану гаремным рабом. Об обучении на специалиста никто даже не заикался, и вскоре уверенность в том, что это мой единственный возможный жизненный путь, передалась и мне.

Стандартная школа наложников, хоть и законченная с отличием, мало чем выделяла меня из общей массы таких же молоденьких смазливых парней. Типично венговская внешность – смуглая кожа, зеленые глаза и светло-русые волосы только усиливали слияние с «серой массой». И если будучи наивным мальком, я еще предавался солнечным мечтам, быть как-то выделенным главными женщинами дома, то после пяти лет пребывания декорацией в гареме пришлось снять розовые очки. Нет, конечно, меня использовали, и не раз. Но, в основном, подобные моей матери, не слишком влиятельные родственницы, малозначимые госпожи дома. Недолго и не выделяя меня из других.

Какое-то время, правда, я был любимчиком моей тёти, старшей сестры моей матери, госпожи Фейяйны. Для меня это действительно стало большим везением. Ведь недавно отправившая на церемонию прощания своего мужа госпожа наказывала на удивление редко. Не знаю, почему усыпили мужчину, подарившего госпоже дочь, но это было и не моего ума дело.

Дочь госпожи, маленькая Гейдайра, обещала вырасти действительно красивой женщиной. Уже тогда, на ещё по-детски пухлощёком личике проскальзывали стервозность и заносчивость, являющиеся непременными атрибутами сильной женской натуры. Дуясь на то, что мама не даёт играть своей игрушкой, моя двоюродная сестра, Гейда, старалась усложнить мне жизнь, как могла. Но, несмотря на все маленькие детские пакости, я не мог злиться на маленькую госпожу. И после очередной порции «соли в чае» во время утренней трапезы, лишь грустно улыбался малышке. Что, похоже, распаляло девочку еще сильнее. Но вскоре и этот период моей жизни кончился. Тётя… нашла себе новое развлечение, а юная Гейда уехала обучаться в лагерь.

Вообще, моя жизнь в гареме текла спокойно и размеренно. Я не дрался за иерархию, меня вполне устраивало мое место, да и сам я понимал, что выше головы не прыгнешь. Вокруг меня плелись интриги, развертывались любовные драмы, а иногда и сцены расправы над не угодившими рабами. Но я был лишь наблюдателем. Тем, кто обычно сидит в углу гарема и покуривает кальян, стараясь не выдавать своих мыслей и эмоций. И я давно был готов к тому, что в 30 лет моя жизнь закончится тихо и спокойно, в комнате прощания, в присутствии лишь нескольких мужчин, что знали меня.

И тут, как набатом по голове, прозвучал новый закон. Переучиваться на спеца? Мне!? Тому, кто привык полностью зависеть лишь от прихоти госпожи, живущему только ради этих прихотей!? Когда в социальной службе мне предложили выбор: стать спецом или быть проданным инопланетной женщине, я практически не сомневался в ответе. Я не был идиотом и прекрасно знал, что таланта к какой-либо работе у меня нет напрочь, так же как и каких-либо пригодных для такого интересов. Я умел быть лишь наложником, я всегда был лишь наложником и жил с мыслью, что останусь наложником до самой смерти.

Новость настолько ошарашила меня, что, когда мне приказали станцевать для видео, я, погруженный в себя, машинально повторил стандартный танец, которому обучали ещё в школе. Хотя, чтобы как-то выделиться из серой массы, наверное, стоило придумать что-то оригинальное. Не обращая внимания ни на что вокруг, я заученными и отточенными годами тренировок движениями снимал с себя одежду и очнулся, лишь когда на теле ничего не осталось. Еще несколько непонятных мне анкет, узкая койка так называемого «приюта», пустые лица соседей по несчастью – вот и всё, что запомнилось мне за последние дни.

Очнулся я лишь сейчас, шагая по взлетной площадке космопорта за высокой худой госпожой из социальной службы, то и дело бросавшей на меня непонятные оценивающие взгляды. Нет, она не смотрела на меня, как на мужчину, скорее, так оценивают товар на продажу.

Смотря на удаляющуюся родную планету, я с ужасом осознал, что тогда, в социальной службе, я впервые САМ выбрал свою судьбу. А значит, вряд ли из этого выйдет что-то хорошее.

Мои подозрения очень скоро полностью себя оправдали.

Но сам полет прошел на удивление легко. Весь путь я провёл на мягком ковре каюты. Приказ был чёткий и ясный: «сидеть здесь и ждать завершения полета». В каюте также стояли кровать и тумбочка, но гаремная жизнь научила главному: если женщина сказала, лучше исполнить её приказ, как можно более точно. А тем более сейчас, когда не только мой статус, но и моя жизнь могут зависеть от любой мелочи. Несмотря на всю мою браваду и готовность тихо быть усыпленным, мммм… (я припомнил дату своего дня рождения) – вчера! Мне почему-то очень хотелось ещё пожить.

Тихая обстановка каюты благоприятно подействовала на нервы и позволила прояснить голову. Что ж, тактика поведения выбрана – первое время буду исполнять абсолютно дословно то, что скажут. Не больше, не меньше. Госпожи бывают разные, но все в первую очередь ценят именно это качество – покорность.

Корабль начало ощутимо потряхивать, что, согласно прочитанным в юношестве романам, означало, что мы проходим атмосферу для приземления. Дабы снова не впасть в панику, я постарался успокоиться и сосредоточиться на дыхании. Своеобразное подобие легкого мезотранса.

Когда в каюту вошла уже знакомая мне госпожа из социальной службы, я лишь спокойно отметил этот факт, через столь привычную для меня призму отстраненности от действительности. И, вполне машинально отреагировав на её повелительный жест, последовал следом.

Двери корабля открылись, опалив ярким светом глаза и… Тля! В лицо ударило чем-то колючим, холодным и мокрым, беспощадно вырывая меня из столь долго настраиваемого транса. Мурашки табунами забегали по спине, глаза заболели и заслезились, а я с отчаянием смотрел под ноги, на припорошенную снегом дорожку.

Госпожа что-то недовольно сказала, заставив меня еще больше сжаться, но глаза я поднимать не спешил. Краем сознания заметил кого-то третьего, накинувшего на плечи женщины теплый плащ и быстро сунувшего мне в руки какую-то тряпку. Мимолетный взгляд на раздраженно поджатые губы сопровождающей, и я накинул подобие тонкого халата на плечи. Бесформенный кусок холодной ткани помог мало, но теперь хотя бы мелкий колючий снег терзал только лицо и мокрые ноги.

Пытка длилась недолго, нас ожидала аэрошка, и вскоре госпожа привела меня в здание, где уже сидели другие женщины. Я сразу, с некоторым облегчением, повалился на пол, пряча слезящиеся от тающего снега глаза и покалывающее от холода лицо. Я очень надеялся, что меня хоть ненадолго оставят в покое.

Пока было время, я незаметно постарался обогреть заледеневшие кончики пальцев, растирая их друг о друга. На Венге до зимы было еще далеко, да и не была она настолько холодной. Хотя… возможно, и была. В доме безостановочно работали кондиционеры. А если и приходилось куда-то выходить, то такие «прогулки» не продолжались более 15-20 минут, да и одет я был намного теплее. Иногда госпожа Фейяйна брала меня с собой во время поездок к подругам из других домов. Но, опять же, пятьдесят метров по двору до аэрошки сложно назвать прогулкой. Да и не до мыслей о погоде мне тогда было, подруги госпожи не отличались таким же милосердием. Главное, чтобы такая погода не стояла на этой планете круглый год. Иначе я точно пожалею о своём единственном решении.

Оцарапавшие подбородок холодные женские пальцы и странный, непонятный приказ «Подтверди, что желаешь принадлежать новой госпоже!». Какое желание может быть у раба? Это надо мной так изощрённо попытались поиздеваться? Но, как бы абсурдно это не звучало, я пошел… выражать своё желание…

— Так, Кайлийо, ты понимаешь, что здесь сейчас происходит? – Пока я обдумывал, как будет лучше отреагировать на такой странный вопрос, госпожа потеряла терпение и рыкнула: — Отвечай, когда я спрашиваю!

— Я… не совсем, госпожа. – Стараясь, как можно сильнее, вжать голову в плечи, я надел привычную маску глупого зверика. Я действительно достаточно смутно осознавал, что именно от меня хотела эта женщина. Вряд ли она хочет дословный пересказ происходящего вокруг. А так, мой ответ можно трактовать по-разному, но он точно не является ложью. Я действительно не знаю, что происходит именно сейчас в этой комнате, и зачем меня хотят о чем-то спросить.

— Тебя отдают в собственность госпоже Кэрол Нейджери. – Значит, вот как зовут мою новую госпожу. — Она имеет право делать с тобой, что захочет, и ты не можешь ни пожаловаться на неё, ни даже рассказать кому-нибудь. Никакой защиты! – Это само собой разумеющееся, разве нет? — Она разве что убить и покалечить тебя не может! — А вот это очень важная информация, но, увы, пока я не совсем понимаю, можно ли ей доверять. — И если ты каким-либо образом от неё сбежишь, тебя посадят в тюрьму. А тюрьма, это по-настоящему страшно. – Бывают те, кто сбегал? Абсурдно, но примем к сведению. Знать бы ещё, что такое тюрьма. — Ты понимаешь всё это?

— Я раб моей госпожи, она в своём праве, — произнёс я. Стандартная фраза, вбиваемая в нас с самого детства. Но почему-то реакция женщины на неё кардинально отличалась от ожидаемой. Она еще больше нахмурилась и продолжила:

— Не важно, какой она кажется внешне. Она может одинаково оказаться как хорошей женщиной, так и жестокой садисткой. – То есть эта госпожа Найтайрийус не знакома с моей новой госпожой лично, и, скорее всего, является просто специалистом, занимающимся продажей рабов. — Хотя я, честно, не верю в хороших женщин, которые покупают себе рабов. – Абсурдная фраза. Здесь покупка рабов считается дурным тоном? А откуда берут себе наложников остальные? — Итак, ты действительно хочешь, чтобы тебя отдали этой женщине?

Меня второй раз в жизни спрашивают, чего я хочу? И второй раз в жизни я даю ответ, от которого зависит всё моё будущее. О Матерь Всего Сущего, пожалей старого раба!

— Я… хочу, — на выдохе, практически прошептал.

Когда мне протянули лист договора купли-продажи, (так я прочитал в первых его строках) то я, стараясь не показывать своего страха, подписал бумагу, как мог.

Женщины начали обсуждение, я уже более спокойно сел на колени в углу комнаты, стараясь вернуть потерянное душевное равновесие. Это было привычно, не отсвечивать, пока хозяйки обсуждают деловые вопросы. Я косил глазами из-под мокрой челки и пытался тайком рассмотреть свою новую госпожу. Но наглеть с самого начала – верный путь в пропасть. Так что выше колен поднимать взгляд было ещё слишком опасно. А по черным высоким сапогам без каблука и темно-синим штанам из странной ткани я мог сказать лишь то, что красоте моя новая госпожа, скорее всего, предпочитает комфорт.

— Госпожа желает, чтобы ты обращался к ней по имени. Её зовут Кэрол, – с презрением в голосе произнесла госпожа из социальной службы, вырывая меня из раздумий щелчком пальцев.

Звать госпожу по имени, как мужчину-раба? Я не смог удержать безразличную маску на лице и с удивлением взглянул на госпожу. Всё в ней буквально кричало о её нетипичности. И слишком короткая стрижка иссиня-черных волос, какие носят только некоторые спецы да гвардейцы, и чересчур бледная кожа, и… необычный взгляд серо-голубых глаз, в которых нет ни привычного мне презрения, ни похоти, ни злости, только какая-то задумчивость.

— Хорошо, госпожа… Кэрол. – Всё-таки назвать женщину по имени выше моих сил. Недовольство скользнуло по лицу новой госпожи, заставив на удивление тонкие черные брови немного сойтись на переносице. Тля! Первая фраза – и уже накосячил! Обещал ведь себе следовать новым правилам неукоснительно. Ведь приказ был другой! Я, в ожидании, снова опустил глаза, моля Матерь Всего Сущего, чтобы новая госпожа от меня, такого идиота, не отказалась. Не думаю, что в этом случае мне предоставят ещё один шанс.

Следующий приказ женщины хоть и безмерно удивил, но немного успокоил. Мне объясняли новые правила, что и как я должен делать. Очень странные правила… Машинальное «Да, госпожа», и я подскочил на ноги, стараясь избежать наказания за свою оплошность. Но не удержался от соблазна и как бы невзначай вновь посмотрел на госпожу Кэрол, практически прямо, пытаясь добавить во взгляд толику удивления. Она не слишком обратила внимания на этот взгляд, зато у меня появилась возможность разглядеть её лучше. Прямой нос, слегка пухлые губы, подтянутая фигура, с не слишком выделяющейся грудью. Госпожа была красива, этого я отрицать не мог. И у меня еще ни разу не было столь необычной госпожи.

— Сопровождая и ожидая свою госпожу…. – женщина из социальной службы продолжала свою лекцию, и я честно старался не пропустить ни одного слова. Во истину, просто перечисление правил. А недовольство направлено не на меня, а скорее, на факт того, что эти правила приходится объяснять.

— Кайлийй… — как-то неуверенно произнесла моя новая госпожа, и практически сразу была перебита другой женщиной, предложившей ей придумать мне новое имя. Прикрыв глаза, я мысленно попросил у мироздания, чтобы имя, придуманное госпожой, было хотя бы отдаленно похоже на моё старое, иначе привыкать к нему придется очень долго, а это чревато не одним и даже не двумя наказаниями за недостаточно быстрое выполнение указаний.

Первый приказ госпожи Кэрол был так же необычен, как она сама. Хранить у себя документ о собственной продаже. На Венге я никогда даже в руках не держал важную документацию. А тут надо сохранить? Не справиться с заданием – не вариант, моя жизнь и так неопределенна. Пока голова собирала рассыпавшиеся в растерянности мысли, руки делали. Вернее, пытались хоть что-то сделать, изображая бурную деятельность по засовыванию документа в явно неподходящий для этого пакет. Окинув меня взглядом, и, видимо, убедившись в моей крайней тупости, госпожа велела сложить договор пополам. А с документами так можно? Не знал, запоминаем. На всякий случай изобразил испуганное раскаяние, чем снова вызвал неудовольствие. Госпоже не нравится страх? Верится с трудом, но в этом сумасшедшем мире всё может быть.

 

« предыдущаяследующая »

Как не пропустить новую главу?

1. Вы можете подписаться на обновления этого сайта (вам будет приходить на почту когда я что-то выложила) :


Рубрики: | Метки:
Редактировать:
Напишите комментарий



Моё творчество

Романы Ольги Талан. Женское доминирование
  • Свежие комментарии

  • Метки

  • Рейтинг русскоязычных сайтов о Женском ДоминированииРейтинг русскоязычных сайтов о Женском Доминировании
  • счётчики

    Рейтинг@Mail.ru
    Топ100- Эротические рассказы
  • Дизайн сайта Miss Udacha
  • 

    Оставить комментарий




    Загрузить свой аватар