Принцесса 1

(Текст не бэчен. Пока сиё черновик)

Глава 1. Рыцарь

В зале трактира стоял полумрак. Грязные узкие окна почти не пропускали света, а пламя тонких кривоватых свечей на столах выхватывало из этого полумрака разве что покрытые липкой копотью кружки, с плещущимся в них мутным зеленоватым пойлом. В воздухе висел тяжёлый дух кислятины, смрада давно немытых тел и острый манящий запах жареного мяса. Постояльцев было слишком много. Звуки голосов, звона кружек и низкого мужицкого гогота перебивали друг друга. А щербатая девица подавальщица с пухлым кувшином вина в мозолистых руках, с трудом, протискивалась через эту толпу к нужному столу.

Объединённая армия Ирата, восьми королевств и Шаимского княжества возвращалась домой после долгой, кровопролитной, но всё-таки победоносной войны. Войны, на которую я ушёл мальчишкой, только-только достигшим возраста, чтобы быть наречённым в рыцари. На которой, казалась, прошла вся моя жизнь. Семь долгих лет, по колено в крови.

Теперь же до Ирата оставалось всего пара дней пути. Пара дней и этот этап моей жизни закончится…  и мне нужно будет найти себе новое дело. Место, где я придусь нужным. Дело, которое будет кормить меня. Новую жизнь…

Только кому, к чертям, нужен угрюмый рыцарь без титула, со шрамами по всему телу, владеющий, по сути, только одним мастерством – искусством убийства. Сейчас, после войны, когда вся огромная армия рассыпалась по округе, возвращаясь в свои дома или устраиваясь на какую другую службу – таких мастеров предостаточно в любом городе. Более чем нужно.

В доме отца меня тоже никто не ждал. Я – четвёртый сын небогатого лорда. Четвёртый! И это не считая многочисленных дядек, кузенов и прочего семейства. Всё что мне мог обещать родной дом, это миску супа, работу на полях и бесполезность. Там я всегда буду лишним ртом, ну и, может, иногда ещё не лишними руками и мечом. Я ушёл на эту войну именно для того, чтобы найти себе другую судьбу, заслужить храбростью и отвагой титул, найти место в мире, где буду по-настоящему полезен. И вернуться сейчас к отцу было бы признанием поражения. А иного…

Я махнул девице, требуя заново наполнить мою кружку. В углу завыл костлявый старик-менестрель, затягивая какую-то старинную балладу из тех, что всегда выдаются за чистую правду, а копнёшь, нет в них этой правды ни строки. Мальчишкой я любил песни менестрелей, верил каждому их слову. Отправляясь в столицу ждал, что встречу всё это буквально за поворотом. Но за семь лет войны, повидав всякие земли, их правителей, да и прочих тамошних людей, перестал верить совсем. Все сказки врут! Ничего из того, что сказители пели в своих былях о путешествиях, мне не встретилось. Люди были обычными, правители трусливыми, герои гибли раньше, чем получали награду. А от магии так вообще везде лишь обвиваемые плющом руины.

 

Я увлёкся в своих размышлениях и не сразу заметил, что за стол ко мне подсел тот самый старик-менестрель. Песни его в зале давно утихли, и теперь, видимо, он собирался вкусить выпивку и ужин, обещанные хозяином трактира за работу:

— Сэр Вазгар Пламен? Позволите ли старику присесть рядом с вами.

Мне было всё равно. И я махнул сказителю, разрешая располагаться. Потом усмехнулся, задумавшись:

— Ты успел узнать моё имя, только чтобы сесть за этот стол?

Старик развёл руками:

— Я спросил у ополченцев, что греются у костров там за деревней, кто, по их разумению, самый сильный и отважный рыцарь из тех, что ещё не покинули войско, и они назвали мне, сэр, ваше имя.

Я хмыкнул. Да, ополчение возносило мои подвиги в последних боях. Только мне это ни сколько не помогло. Маркиз Рулла, под чьими знамёнами я воевал последние три года, погиб буквально за неделю до нашей победы. Его наследник не переносил меня на дух. И, в результате, я остался не у дел.

— И зачем же тебе понадобился такой рыцарь? Хочешь сочинить новую балладу?

Старик улыбнулся наполовину беззубым ртом:

— Балладу, это, конечно, тоже славно. Но есть у меня одно поручение из земель, что тут совсем неподалёку на восток. Скажите, доблестный сэр Вазгар, есть ли у вас семья? Ждут ли вас где-то жена, детишки?

Вопросы старика были мне малопонятны, но секрета из своей жизни я не делал:

— Я ушёл на эту войну сопливым юнцом. Нет у меня ни жены, ни детей.

— Может, вы, сэр, послушны отцу или какому сюзерену, и он велит вам тотчас направить коня к нему?

— Тоже не угадал. Я младший сын своего отца и благословлён им  на странствия и подвиги во имя славы рода.

Старик усмехнулся:

— Тогда, думаю, дело, о котором я хочу поведать, придётся вам по душе. Как я говорил, совсем недалече отсюда, в двух днях пути на восток, в землях, что принадлежат королевству Эдульзам, есть одно поселение. И есть у людей в том поселении напасть: живёт в их горах дракон. Небольшой пока телом, но растёт зверюга, с каждым днём на локоть. Таскает зверь у деревенских животину. То кур, то овец. А скоро станет хватать и кого покрупней. В страхе живут эти люди и сулят награду всякому, кто приведёт в их край рыцаря, что сможет избавить их от этой беды.

— Тому, кто приведёт, сулят?

Старик кивнул:

— Дослушайте меня, стремительный сэр Вазгар. Рыцарь тот тоже в накладе не останется, так как дракон поселился в тех землях не забавы ради. Сидит там, в башне, девица, и дракон приставлен к ней сторожем. А на камне рядом высечено, что тот, кто совладает с драконом, возьмёт сию девицу в жёны и получит с ней вместе богатое приданное. Да – да! Девица не абы какая, родная внучка короля эдульзамского, что правит в тех землях и во всех горах и долинах вокруг, до самой пустыни на юге и холодного моря на севере. Настоящая принцесса!

Старик на некоторое время замолчал, а потом заискивающе добавил:

— Не согласитесь ли вы, могучий сэр Вазгар, отправиться в тот край и помочь тем людям и упомянутой девице? Я бы в сём случае счёл за честь проводить вас к тому селению, дабы не плутали вы путём. О силе вашей судачат у всех костров, уверен, сразить это чудовище, не составит для вас тяжких трудов. А там и награду получите, и в зятья самому королю поедете. А я о подвиге вашем ещё и песню напишу, и буду прославлять ваше славное имя во всех селениях, куда судьба занесёт меня за мою жизнь.

Я с недоверием посмотрел на старика. История про принцессу и богатое приданное звучала как-то уж  совсем по-менестрелевски сказочно. С другой стороны, в рассказ, что в каких-то землях завёлся некий лютый зверь, который пугает деревенский люд и пожирает их скотину, я вполне верил. За эти годы я навидался всякого зверья. А насчёт девицы… Вполне возможно, в действительности страх перед этим чудовищем заставил некую местную леди запереться в своём замке. Может, она вдовушка тамошнего лорда, без сыновей и подходящего защитника? Да, очень возможно. Ведь иначе в тех землях должен быть лорд, что поклялся их защищать. И тогда деревенские не слали бы просителей во все концы, а просто отправили бы человека к лорду. И что получается? Если откинуть приукрашенное, там, на востоке, имелась деревенская община и некая дама, которым, возможно, по-настоящему нужна моя помощь. Причём помощь именно в том деле, которому я обучен лучше всего – убивать. А самое главное, всё это выглядело вполне достойным делом, чтоб задержаться в дороге, чтоб не торопиться пока в новую жизнь.

 

Необходимость путешествия в компании сказителя слегка портила затею, но если воспринимать старика как неизбежное зло… В конце концов кто кроме лгунов-менестрелей станет собирать слухи разных земель и разносить их по свету?!

— Что ж, старик. Спасти людей и даму – дело благородное. И мой долг как рыцаря в том, чтобы защищать тех, кто нуждается в защите. Я поеду. И ты покажешь мне путь. Мы выйдем на рассвете.

Тем же вечером я попрощался с воинами, что многие годы бились рядом со мной в этом походе. Обнял тех,  кто прикрывал мою спину и делил со мной еду,  пожелал счастья и тем, кого просто знал по имени.  А с первыми лучами солнца конь уже неспешным шагом уносил меня по дороге на восток.

 

Моросил мелкий холодный дождь, ветер небрежными порывами дёргал хлестая по бокам тяжёлый напитавшийся влагой плащ, под копытами коня сочно хлюпала грязь. Осень всё больше и больше на эти земли. Сдёргивала с леса его парадно золотое одеяние  и топила его в чавкающей слякоти.  А ночные заморозки пронизывали до костей и наполнили воздух неповторимым кристальным запахом свежести, которого никогда не бывает летом.

Сказитель шёл пешим. Но привыкший к таким походам, шёл быстро и без особой устали, легко поспевая за неспешным шагом моего коня и что особенно важно, не навязывая разговоров, если только я не начинал их сам:

— Старик, — он поднял седую голову, сияя на меня своей щербатой улыбкой​ — а ты сам давно в тех краях был?

Он задумался глядя куда-то в белое пасмурное небо:

— Я- то сам, так то летом ещё. На Купалу как раз.

Я усмехнулся:

— Так может сразил давно  кто твоего  зверя?

Старик помотал головой:

— Нет, благоразумный сэр Вазгар. Я недалече, вот третьего дня как, встретил торговых людей, что шли с товаром в аккурат с той стороны. Так они сказывали, что своими глазами видали в тех местах в небе того самого белого дракона. Многие сказывают. А значит, не сыскался пока удалец, кто бы сдюжил одолеть чудовище. Я ж поначалу не мыслил туда возвращаться. Очень напужал меня этот зверь. А тут караван этот, а опосля сразу вдруг биваки воей, да рассказы их о вашей, сэр, удали. Вот и решил я, что это видимо судьба меня ведёт и не в праве я ней перечить. А значит обязан,  пособить тому люду, чем сумею и увековечить подвиг в песне.

— А ты выходит дракона того своими глазами видал? Да так что рассмотреть смог?

Старик поморщился:

— Близко-то не видал, конечно, прозорливый сэр Вазгар. Те, кто его близко видали, уже никому не сказывают ничего. Но как зверь в небе кружил, я углядел. Большой, белый, с крылами огромными. А ещё видал я следов много лап его гигантских да когтистых. Да ограды поломанные, да сарай один в щепу разбитый. Много там следов этого чудовища, сэр, очень много. Не прячется он, летает по округе как будто в тех землях за хозяина. Где хочет садиться, кого хочет жрёт. А я же, сэр, человек старый да не военный. Страшно мне стало, как я всё это увидал.

— А насчёт принцессы, откуда узнал? И то, что награду король сулит?

— А с этим нехитро, сэр. Камень там есть. У самого тракта стоит. Видал я его.  Так на нём слова про принцессу и про награду спасителю и писаны. А в аккурат за ним, дорога чёрным булыжником выложенная в горы уходит.  По ней, писано, идти и ровно выйдешь к тому месту, где зверь гнездуется.

Обрастая подробностями, даже понимая, что сказитель многое приукрасил, эта история всё больше захватывала меня. Я приходил к выводу, что скорее всего в горах находится старый замок лорда, в нём укрылась какая-то вдовушка, возможно совсем старуха, и ей сейчас очень нужен защитник. И это было не плохо. Организую местных мужиков разобраться со зверем, а потом останусь при замке начальником стражи. А если у леди ещё и дочка-внучка найдётся какая, так и вообще внятно и спокойно устрою свою жизнь.

Из-за туч как раз выглянуло солнце и мой поход, со столь прозрачной и по-настоящему полезной целью, казался мне сейчас безупречным решением, истинно рыцарским, благородным поступком, простым и понятным.

— А что ещё про самого зверя рассказывали?

— Ну, — старик пожал плечами – Сказывали то много и разного. Страх-то он глаза людям туманит. Что правда, что надуманно, мне не ведомо.

Я оглянулся на старика. Такие речи в устах менестреля? Мне всегда думалось, что уж эта братия искренне верит любой околесице, что сумела влететь им в уши. А если какой слух оказался не особо диковин, так и откровенно приврут для красоты словца.

Старик продолжал:

— Поговаривали, что в длину зверь шагов десять, а в холке со взрослого быка будет, весь белой толстой чешуёй покрыт и что пасть его огромная, может и лошадь заглотить. Судачили, что видали как играл он с псом, будто сам щенок. Да так увлёкся, что рядом никого и не замечал другого. Поговаривали, что жрёт он на тракте всяких путников, что едут в одиночку да по недосмотру не везут с собой сладкого гостинца, чтоб откупиться.  Но это только кто один идёт, а если кто хотя бы двое, уже не показывается близко. Много говорят. Да мы в селенье-то приедем, вам там порасскажут. Всё порасскажут.

Дорога всё больше сворачивала в горы. Грязь под ногами коня сменилась бордовым битым камнем и редкой травой. Биваки покинутой мной армии исчезали из вида. Ветер зло трепал листья, что ещё не поспешили пасть на землю. Яркое солнце без усердия иногда презрительно поглядывало на мир из-за туч.

 

 

Утром третьего дня я облачился в доспехи. Во-первых, в любом случае надо быть готовым к бою, что бы меня не ожидало. Во-вторых, впервые въезжать в селение лучше при параде. Дремучим деревенским старостам невдомёк разбираться кто ты есть. В доспехах значит рыцарь. Без доспеха – бродяга.

Всадников я заметил издалека. Человек десять, одежда простая потрёпанная, но оружие справное. Я подъехал ближе. Из отряда выступил воин в годах. Его добротная кольчуга явно была надета на вышитый кафтан, по рукавам виднелась тесьма и вензеля, да и держался мужчина уверенно, осматривал меня, не скрывая взгляда.

— Здрав будь, сэр рыцарь. За принцессой приехал? – Он усмехнулся – Но только прости, опоздал ты. Мы первей прибыли. А значит по справедливости, нам и идти на чудовище.

Я ещё раз осмотрел отряд. Наёмники или бандиты. По виду бывалые воины. Видимо этот человек, может местный беспоместный лорд или барон, нанял их именно для похода на дракона.

— И тебе здравствовать,  добрый воин. Ты прав, раз ты со своими людьми прибыл первей, тебе первым пробовать зверя свалить.

Он рассмеялся:

— Я Ниодим. – он произнёс своё имя так, будто ожидал, что я его обязательно узнаю. – И мои воины вооружены арбалетами, да в добавок каждый имеет по семь болтов с кованным оконечником. А ещё у каждого меч хорошей стали. Так что не далее как через час, принцесса эта будет сидеть передо мной в седле, — он похлопал ладонью по луке своего седла —  а мои люди будут везти голову чудовища и показывать её зевакам.

Я усмехнулся. В отличие от своих людей этот Ниодим не имел повадок бывалого воина. Возможно, ему и приходилось сражаться не раз, но мастером он на этой стезе не стал. А посему такая уверенность выглядела какой-то глуповато напыщенной. Но мешать я не собирался. Во-первых, возможно мастерство его наёмников действительно столь высоко, что хорошее вооружение, которое он им дал, решит исход битвы. Во-вторых, он действительно прибыл сюда первым и явно долго готовился к этой битве, а значит должен иметь возможность сразиться. Так что я лишь кивнул:

— Что ж удачи тебе и твоим людям в этом бою. А я, пожалуй, обожду здесь, очень хочу взглянуть на убитого вами зверя.

 

Отряд ещё некоторое время потратил на проверку облачения и оружия, а после в полной готовности к бою, двинулся вверх по дороге действительно выложенной абсолютно чёрным камнем. Я же, наконец, смог раздвинуть бурьян и подробно рассмотреть камень-указатель.
Это был крупный гранитный остов в рост человека, и буквы на нём сделанные глубокой изысканной резьбой не оставляли сомнений, что надпись делал человек не простой. А сами слова были однозначны, не оставляли сомнений в понимании:
‘Всякий муж, благородный или из простых, что отправится по этой дороге, придёт к драконьему замку, да сумеет совладать с живущим там драконом да вызволить принцессу Илларис, дочь принца Кадара, внучку короля Манниза, что ныне правит этими землями и всеми вокруг, благословлён взять сию принцессу в жёны. И будет уважен это союз перед богами и в замке короля, будет признан сей герой добрым королевским зятем, а так же получит он от властителя великую награду за свой подвиг.’
Границу Эдульзама мы со сказителем пересекли ещё к вечеру первого дня нашего путешествия. Знания мои о местных землях были обрывочны, но в дороге я действительно слышал, что правит здесь король Манниз. И что человек он сильно не молодой, а посему армией государства уже многие годы командует его сын, принц Кадар.

Но в этом случае не понятен вопрос, почему отец-полководец сам не привёл солдат и не освободил дочь? Зачем бросать свою кровь, даже предположим не желанную, в плену у зверя? Да ещё и обещать её в жёны любому кто сумеет освободить? Причём не только лорду или рыцарю, а именно любому: и ловкому мужику с рогатиной, и бандиту, и чужеземцу?
Старик развёл костёр, и что-то приговаривая себе под нос, принялся заваривать чай из собранных по дороге листьев мяты.
А я размышлял. Ладно, принцесса может иметь изъяны, уродства какие-то, или следы болезни. Отдать такую замуж не просто. Но так и бросать её здесь чести отцу не делает. Разумней было бы послать такую девицу в монастырь. И благочинно и клейма на семье нет…
Что-то здесь не вяжется!

« предыдущаяследующая »

Как не пропустить новую главу?

1. Вы можете подписаться на обновления этого сайта (вам будет приходить на почту когда я что-то выложила) :


Рубрики: | Метки:
Редактировать:
Напишите комментарий



Моё творчество

Романы Ольги Талан. Женское доминирование
  • Свежие комментарии

  • Метки

  • Рейтинг русскоязычных сайтов о Женском ДоминированииРейтинг русскоязычных сайтов о Женском Доминировании
  • счётчики

    Рейтинг@Mail.ru
    Топ100- Эротические рассказы
  • Дизайн сайта Miss Udacha
  • 

    Оставить комментарий




    Загрузить свой аватар