Принцесса 5

5 Принцесса

 

Она проследовала мимо, не удостоив меня и взгляда. Вообще ни на кого не глядя.   Как в плащ обёрнутая в кокон королевской надменности. Юная и бесстрастная.  Никто под навесом не поднялся, чтоб отворить ей тяжёлую дверь таверны, никто не поспешил ей на встречу. При её приближении громкие голоса превращались в шёпот, а на лица надевались мины уж слишком явного порицания…

Снова взметнулась волна ропота, спешно отодвинулись скамьи, и вновь кто-то торопливо покинул свои места за столами под навесом.  На дорогу опустился дракон. Во внезапной тишине гремело только его дыхание. Ни шепотка, ни вскрика. Монстр осмотрел людей под навесом. Медленно будто ожидая их оплошности, будто вглядываясь в каждого… А потом внезапно  с силой оттолкнулся задними лапами от земли и с шумом расправляя крылья взмыл в ночное небо.

Повисла тишина. Люди словно боялись двинуться с места. Потом кто-то засуетился и поспешил прочь, с опаской оглядываясь в небо. За ним ещё несколько.

В зале послышался смех. Я обернулся,  пытаясь через окна рассмотреть, что там происходит. Тяжёлая дверь распахнулась и в неё неприлично быстро для леди выскользнула Илла.  За ней, так же спешно какой-то рыжеусый молодой  лорд  и ещё двое мужей в столичных кафтанах.

Я поднялся. Мне не нравилось происходящее. Не нравилось, что сельское мужичьё поколениями не знавшее в этих местах лордов, кажется и к королевской власти не питало пиетета. А уж лихие авантюристы из благородных так и вообще  позволяли себе не проявлять к юной леди должного уважения.  И рыжий был одним из таких.

— Постой, ваше высочество! – Лордик откровенно насмехался

Стараясь не хромать, я шагнул между столами ближе к происходящему:

— Леди, эта троица докучает Вам?

Все четверо оглянулись в мою сторону.  Илла поджала розовые губки, промолчав. Рыжеусый смерил взглядом меня, особенно обратив внимание на мою левую руку небрежно возложенную на эфес меча. Я надеялся обойтись без драки.  Он, прикинув мою стать и силу, тоже не спешил хвататься за оружие. Мой дед получил титул лорда на службе у короля Итара как самый могучий из его рыцарей. Гора! И мне в наследство  досталась и его стать, и разворот плеч, и кулаки с голову ребёнка.

Рыжеусый хмыкнул:

— Вазгар!? Тот самый воспетый рыцарь трусливо избравший «размышлять» вместо честного «драться»?

Ответить я ничего не успел. С глухим тяжёлым звуком на дорогу вновь приземлился дракон. Ткнулся мордой в принцессу словно  обнюхивая её, проверяя что цела. Потом вытянул шею, рассматривая нас четверых.

Я убрал руку с эфеса и остался на месте. Выводы сделанные мной в нашу первую встречу говорили, что зверь достаточно умён, но в то же время не атакует первым. Как хорошо обученный сторожевой пёс, в каждом своём деянии мыслящий лишь защиту своей леди.

Люди же рыжеусого напротив похватались за оружие и отступили на несколько шагов. Дракон не двигался. Не мигал. Жуткая способность ящеров замирать абсолютно неподвижно. Особенно ящеров такого размера. Особенно когда даже не видно движения чёрных глаз с вертикальной трещиной зрачка.

Раздался не особо уверенный голос девчонки:

— Не трогай их! Я приказываю тебе никого не убивать здесь!

Дракон игнорировал её, продолжая не отрываясь смотреть на нас. Ожидать. В голосе Иллы пропали последние нотки уверенности:

— Я ухожу, слышишь. Я желаю уйти! Ты же должен следовать за мной? Мы уходим!

Она развернулась и спешно зашагала по дороге в темноту.  Дракон повернул голову ей вслед, потом вернулся обратно. Одним коротким выдохом выплюнул ровно в пах рыжеусого сгусток огня. Бесстрастно понаблюдал, как тот, сотрясая криками звенящую тишину, корчится, пытаясь сбить пламя. Дождался, когда лордышек справится, и в этот момент поджог тому ещё и зад. Фыркнул. И более не обратив ни на кого внимания, взлетел в сторону удаляющейся принцессы.

Люди рыжеусого стояли бледные,  отчаянно сжимая в руках мечи, до сих пор не пытаясь помочь хозяину справиться с огнём. Словно окаменевшие под взглядом дракона в своём страхе. Я привёл их в чувство одной фразой:

— Когда ваш хозяин достаточно оправится от своих ран, чтоб взяться за меч, я его убью. А сейчас тушите уже его седалище и бегите к лекарю.

Мужчины отмерли. Один, наконец, метнулся к хозяину, другой за водой. В молчании я вернулся за свой стол.

 

Из таверны опасливо появлялись любопытные. Они шёпотом вызнавали что произошло. Охали. Ворчали: «Вот что ей не имётся…. Почто она на нашу голову… Всех нас спалит…» Меня взяла злость:

— Почто?! Не уж-то вам мерещится несправедливость в деяниях этой леди? О, она не спалила тебя, — я ткнул пальцем в невнятного бродягу, что харчевался за столом возле самой двери —   а ты посмел не встать и не отварить ей дверь в харчевню. И тебя, — я навис над другим — что проводил её презрительным взглядом. Она не оставила пепел от этого заведения, где  постояльцы посмели не проявить к ней уважения.  Не спалила селение, как это без промедления сделал бы любой член королевского семейства за подобный приём. Она лишь пожгла лишнее хаму, дерзившему ей лично. – Я нашёл глазами трактирщика – Что не по ейному, говоришь, сразу огнём?!

Трактирщик вжал голову в плечи принявшись лепетать  в полголоса:

— Ну… мы ж тут люди тёмные, сэр рыцарь… мы ж незнамо как там с принцессами надо-то… … у нас господ-то своих не водится… мы ж не со зла…

Деревенские загомонили. Кто-то кричал гнать принцессу, кто-то продолжал охать в страхе перед драконом, кто-то просто голосил. Из толпы выступил белоголовый мужик средних лет, в добротном сюртуке с простой вышивкой:

— Верно говорит, мудрый сер Вазгар.  Дракон малой пока, позря не свирепствует. Надо принцессе почести воздать. С нас не поубудет. А всяких пришлых – он зло глянул на лорда и его людей – что норовят её обидеть, прочь гнать. Не надобно нам вражды с девицей этой и её зверем. Будем ласковы, уважим как полагается, так гляди и не пожжёт боле ничьего дома.

Деревенские опять загомонили. Часть кричала прогнать обожжённого лордыша прямо сейчас. Часть продолжала возмущаться, что дескать девицу они не звали, а следомо по какому праву она является, да и вообще где это видано чтоб молодая девица одна жила, без отца и без мужа хаживала где не попадя. Даже бабу какую в услужение не наняла. Какая ж тут леди?!  Белоголовый на спорщиков прикрикивал и грозил, что с такими суждениями останутся они на пепелище и так им дуракам и надобно.

Я вернулся за свой стол к остаткам трапезы. В детстве меня учили что, убеждать  мужичьё дело глупое. Каждого дурака не убедишь. Дураков надо стращать, а если не помогает  бить нещадно. А убеждать лишь тех, кто действительно головаст.  Именно так поступает мудрый лорд. Но лордом этих земель, или каких других, я не был. А значится и убеждать тут кого-либо не было моим делом.

Я взглянул в темноту, куда уходила размытая грязь дороги. По уму стоило нагнать Иллу и хотя бы проводить до замка. Но после сегодняшней тренировки нога моя была абсолютно немощна и требовала покоя. Да и дракон вряд ли будет рад моему явлению. И сама принцесса вздёрнет носик и, скорее всего, велит убраться. Гордая! Леди!

Я улыбнулся про себя.  Принцесса очаровывала меня всё больше и больше. Глаз мой умилялся её чертам: хрупкой юностью, бесхитростным глазкам, словно омуты  мирской нежности, не умением лгать ни улыбкой ни голосом. Но с другой стороны я видел всю беспощадность жребия, который не разгаданные пока мною силы выдали этой девочке. И разум мой восторгался её упрямством, и  волей, что позволяла Илле не падать духом.

А ещё… в этот раз я был восхищён не только девушкой. Дракон. Дикий зверь? Скорее уж преданный страж. Так повёл бы себя суровый воин, что приставлен оберегать жизнь и честь слишком юной особы. Рыцарь! Он исполнил приказ принцессы, но и наказал наглеца, мало не покажется. Зверь?

И тогда снова встаёт вопрос, а кто же тут враг…

 

Из таверны показалась дородная баба с корзиной хлеба.

— Фанар, а с хлебами-то как? Я вона собрала, а её окаянной и след простыл уж.

Трактирщик шикнул на говорившую. Сначала опасливо оглянулся на меня, потом с надеждой на белоголового. Тот поморщил лоб:

— Мальца пошли. Пусть отнесёт.

Баба встрепенулась:

— Да ты, Мерил, умом видно поплохел?!  Какого это мальца к дракону-то слать?

Трактирщик с неожиданной для своего возраста прытью подскочил к бабе, шипя,  отобрал у неё корзину да вытолкал обратно в зал таверны.

Белоголовый кивнул:

— И того, пирога положи. Пироги у твоей крикуньи всегда славные. За извинения пойдёт.

Трактирщик скрылся в доме. А спустя десяток минут из дверей выскользнул тощий грязный мальчишка лет двенадцати с той самой корзиной. Я подманил малого к себе.

— Принцессе говори «леди», да поклонись как подойдёшь. Дракону говори «мастер», да тоже почтителен будь, будто перед тобой не зверь какой, а закалённый боями воин.

Малец смотрел на меня с благоговеньем, но без страха. Поручение его не пугало. А когда я ещё и вложил в его ладонь мелкую монету, расхрабрился окончательно и вслед принцессе рванул бегом.

 

Народ постепенно расходился. Ко мне приблизился белоголовый:

— Ты прости нас, сэр Вазгар. Не чаяли мы, что так получится. До сего дня принцесса эта только в лавках у кого бывала. А тут почитай в самый людный час в таверне изволила объявиться. Растерялись мы.

Я кивнул. Не передо мной тут надобно извиняться.

Белоголовый видимо воспринял мой жест как полученное прощение. И поспешил, наконец, представиться:

— Я Мерил, сер Вазгар. Местный торговец, мельник и староста этого селения.

Староста? Я смерил его взглядом:

— Это тот, кто стращает деревенских, что дракон скоро лютовать начнёт?

Он встрепенулся:

— От чего ж стращаю? Как есть правду говорю!  В роду моём книга ведётся, для потомков значит. Что помнить надо, чего опасаться. С какими людьми вести торговлю, а каких стороной обходить. Вот в ней и про драконий замок и про девиц его и драконов записи имеются. И написано там без загадок, что надобно побыстрей девиц этих замуж выдавать. Расстараться значит, чтоб поскорей сыскался достойный рыцарь.  А если силы не приложить, да засидится девица в девках, то станет дракон в возраст входить да с каждым годом  свирепеть. Дед мой писал, что тот дракон, что перед этим значит был, село наше трижды дотла сжигал. Трижды! Это ж  сколько добра да людей потеряно было!

Я указал старосте сесть:

— То есть это у вас тут  не первая принцесса с драконом?

Белоголовый обрадованный приглашению гордо уселся на лавку напротив:

— Про титулы не ведаю, сэр Вазгар, принцесса не принцесса, но знатные девицы были и до неё. И каждая со своим драконом.  Замок этот потому драконим и зовётся.  Покуда девицы с драконом нет, дорога к нему в лесах прячется. А как объявится девица – сразу всем видать и камень и дорогу эту чёрную.

— И давно прошлая девица была?

— По книге моей значится, что ровнёхонько восемьдесят три весны тому назад.  Семь лет она тут поживала. И дракон её стерёг красный. Огромный, не чета нынешнему. И лют был как сам дьявол.

— И что с ними стало, с драконом этим и девицей?

— Так знаемо что стало, сэр Вазгар. Нашёлся рыцарь, зарубил дракона, а девицу под венец повёл.

 

Я задумался, опять поражаясь бессмысленности происходящего. Дракон оберегает девушку. Ревностно защищает её жизнь и честь. Мало того, дракон послушен ей! Но под венец  её ведёт тот, кто этого защитника убьёт?

А, по поводу лютовать… возможно староста и прав. Бывает, что охотники выхаживают дикого зверя с малых лет, медвежонка или волчонка.  И малышом зверь этот ласков с человеком. Но как входит в возраст, да начинает искать себе пару, просыпается в нём вся его звериная суть.

А дракону пару тут не сыскать… Где ещё такая диковина найдётся? Может поэтому и выбито на камне убить защитника?

Я вернулся взглядом к белоголовому старосте. Смотрел он на меня слегка заискивающе и с большой надеждой. Конечно, я и есть его надежда. Надежда о защите его детей, его семьи, его селения от дракона…

— Я хочу взглянуть на твою книгу, Мерил. Хочу сам прочесть, что писал твой предок.

— А… Да, конечно, сер Вазгар. Обязательно. С утреца сразу и пришлю. Может там в помощь что найдётся. Дело-то не простое.

Я махнул старосте идти. Он поднялся и ещё долго раскланивался. А когда уже шагнул прочь от столов, я его окликнул:

— Да, и вели поставить кого из мальчишек, чтоб дорогу смотрели. Как завидят принцессу пусть бегут меня звать.

Староста снова принялся неуклюже кланяться, заверяя, что всё сделает.

 

По столам волной пошёл шёпот:

— Да ты смотри…. Вернулся… Кто? …Да сиротка, что у Фанара конюшенным.

По дороге гордо шагал тот самый мальчишка, что убежал относить хлеба. Шлёпая грязными ногами, он победоносно вошёл под навес и направился прямо ко мне.

— Я всё сделал, господин рыцарь! Как вы велели поклонился и леди и мастеру дракону. И передал как хозяин сказывал, что извиняется и что пирог в дар принять просит. Вот! – он вытянул ладонь, показывая зажатую в ней оплавленную монету — леди мне за службу дала. Сказала, что я смелый!

« предыдущаяследующая »

Как не пропустить новую главу?

1. Вы можете подписаться на обновления этого сайта (вам будет приходить на почту когда я что-то выложила) :


Рубрики: | Метки:
Редактировать:
Напишите комментарий



Моё творчество

Романы Ольги Талан. Женское доминирование
  • Свежие комментарии

  • Метки

  • Рейтинг русскоязычных сайтов о Женском ДоминированииРейтинг русскоязычных сайтов о Женском Доминировании
  • счётчики

    Рейтинг@Mail.ru
    Топ100- Эротические рассказы
  • Дизайн сайта Miss Udacha
  • 

    Оставить комментарий




    Загрузить свой аватар