Принцесса 4

Загадки

 

В селение мы прибыли уже совсем за полночь. И я даже позволил менестрелю разразиться цветастой речью  с воспеванием моих былых подвигов перед внимающими гостями и хозяевами таверны, прежде чем отослал прочь.  Мне нужна была комната и лекарь которого после таких слов заставили явиться ко мне немедля.

 

Это был ещё очень крепкий, но абсолютно седой знахарь, с мягкими руками и тихим вкрадчивым голосом. Пахло от него травами, и говор он имел простой, незамысловатый. Хотя ожидать в такой глуши учёного монаха было бы глупо. Пытаясь и тут отвлечься разговорами, я принялся расспрашивать  его:

— А ты ведь, лекарь, местный будешь?

— Как ни на есть, сэр. Уж лет пять тут обретаюсь.

— А известно ли когда появилась тут эта принцесса и дракон. Откуда они вообще тут взялись?

Лекарь немного придержал иглу над пламенем свечи, вдел в неё нить и подвинув ближе табурет, чтобы было сподручно шить мне голень, начал свой рассказ:

«Я на истину, сэр, не претендую. Сам я в ту сторону и не хожу, мне без надобности.  Меня всё чаще наоборот, на юг, вниз по реке зовут, там много деревень больших и малых. Но в селе есть и пастухи и охотники, есть кто и по торговым делам зачем на тракт хаживает. Так вот они как весна началась все сказывать стали, что в одну ночь явился там отряд королевских воей.  Встали они прямёхонько на тракте, подле того места где сейчас принцессин камень стоит.  Встали и так и стояли почти до лета. Подле себя никого не пускали. Даже караваны этой дорогой  идти перестали. Чего стояли, какого врага поджидали не ведомо. Но только вдруг однажды так же  в один день и ушли.

Люди, кто видали тогда их брошенный лагерь, говорили, что пожгли они все шатры свои и кухни перед уходом. Но теперь-то все судачат, что это дракон на них налетел. А они значится, вместо того, чтоб как полагается, встать на защиту мирного люда, бежали.

Тогда-то мужики камень этот принцессин и нашли. И потянулись со всех ближних селений люд, кто посмелей да побезголовей  по дороге этой проклятой. Писано, говорили, что и простому человеку позволительно, чем, говорили, я не зять королю. Ни один не возвращался. За некоторыми ещё бабы следом бегали: за кем мать, а за каким дурнем и жена. Так и эти дурёхи ни одна не вернулись. Всех окаянный спалил.

А староста-то наш, ещё всем чужакам захожим стал про дракона этого самолично сказывать. Награду сулить тому, кто рыцаря приведёт, что победит тварь. Боится он очень. Говорит, заматереет зверь — лютовать начнёт.

Так видать те чужаки эти весть-то разнесли. И пары месяцев не прошло, как повадились к нам рыцари всякие, лорды, вои боями закалённые. А всё одно! Тех, кто кровей не благородный, или благородный, но с отрядом пришёл, дракон завсегда дотла сжигает. Как уйдут по дороге, никто их более и не видывал.

А вот тех, кто благородные, да по чести придут, один на один со зверем биться, тех иной раз и милует. Только снова мало кто из них на бой с драконом хаживал. А кто хаживали, не возвращались уже.»

Лекарь закончил врачевать мои раны. Велел мне выпить зелья от болей, а ещё немедля ложиться спать:

— Вам, сэр, сон сейчас самое сподручное средство к заживлению. Он ведь сон-то волшебной  силой в этом деле обладает. Такие чудеса творит порой. Спите, сэр. Спите.

 

С самого утра за маленьким подкопчённым окном барабанил дождь. Капли стекали по ставням, неслись  вниз, разбиваясь о скаты крыши покосившейся конюшни, а потом стремились к земле неумолимыми шумными потоками.

Я валялся без сна. И дело было не в ранении. И даже в образе юной Иллы, что ни на минуту ни хотел покидать мой разум. Я был растерян потому, что так и не разгадал, что же здесь происходит…. Мой военный опыт требовал искать стратегию победить зверя. Пустить ему кровь и освободить девушку. Но  внутреннее чутьё  останавливало.

Действительно ли принцесса пленница дракона? Да, королевская кровь может требовать от неё держаться владетельнецей и в плену, но почему пленитель послушен её воле?  Почему дракон, направил пламя на мой меч, а не на меня самого? Он не собирался со мной драться? Это вообще не выглядело боем! Он отобрал у меня оружие как у мальчишки и позволил «пленнице» решать мою судьбу… Пленнице?

Я лежал и размышлял. Вспоминал детали, то но что сразу и не обратил внимания, а сейчас оно вдруг всплывало перед внутренним взором добавляя загадок.

На поле сражения я видел десятки арбалетных болтов выпущенных людьми Ниодима. Но после я не видел ни ран, ни крови на бледной чешуе зверя. Получается, его костяной доспех непреодолим для выстрела, а значит и для удара мечом…

Из вчерашнего рассказа лекаря выходило, что девушку привёз сюда отец. Сам инкогнито  или же в отряде был его доверенный человек. Для чего может понадобиться тащить девицу в такое место? Ну… например ради сговора о её свадьбе.

Но отряд стоял здесь всю весну! Не уж-то всё жениха ждали?   Опять же, почему отряд стоял на тракте, расположиться в развалинах замка было бы сподручнее. Получается они стерегли именно тракт? Ловили кого-то на дороге? Три месяца?

И ушли когда появился дракон.  Они ждали дракона?  Ждали зверя чтоб оставить ему дочь? Бред! И ведь принц точно знал о звере заранее, потому как заблаговременно, хотя бы за несколько дней, заказал мастеру сделать надпись на камне…

Зачем?! Перед моими глазами опять восставал образ принцессы, хрупкий весенний цветок под ледяными ливнями этой осени… Короли не делаю ничего просто так! Тем  более не раскидываются потомками! «Благородному  или из простых…» Хотя о «простых» на камне писано видимо для красного словца. Ведь дракон придирчиво отбирает пришедших… оставляет шанс лишь благородным и блюдущим рыцарский  кодекс… шанс на что?

 

В дверь еле слышно постучали и в разинувшуюся, в скрипе несмазанных петель, щель просунулась голова крупного мужчины в летах:

— Сер Варзар, изволите ль завтрак? – не дожидаясь моего ответа, он протиснулся в комнату. Крупное тело поверх простого платья охватывал пожелтевший передник. А от чаш в руках шёл приятный аромат снеди. – Я Фанар, сэр, содержатель этого трактира. Вы уж извольте откушать.  Тут курочки зажаренные,  да похлёбка. Да вот ещё хлебушек только с печи. Жена моя мастерица на хлебушек. Ни у кого такого лакомого больше не сыщите.

Он расставил передо мной еду:

— Вам, сэр, кушать надо обязательно. Мы же так рады, что взялись помочь нашей беде. Так рады. Дела-то наши всё хуже. Раньше-то тварь эта крылатая только скотину таскала, где приметит, а теперь принцесса взялась к нам в селенье наведываться. То молочка возжелает, то хлебца горячего. Придёт, окинет нас всех взором, а что не по ейному так сразу с небес дракон является и огнём пышет. Три раза уже наведывалась, сэр Вазгар. Самона дом сожгла, а у мельника телегу в пепел, и сарай. В страхе мы живём, сэр Вазгар. Только на настоящего героя и надежда. Тут с наскока-то уже ясно не возьмёшь. Только по вашему: «… и разумом окинув поля боя, пути своей победы примечая…»

Я рассмеялся. Видимо сказитель уже взялся петь о моей победе, заражая люд верой в меня. Меня… до сих пор не решившего кто враг, а кто друг. Хотя, может так и должно. Деревенским мужикам не разобрать, как смотреть на дело и где искать защиты для своей семьи. А сказки они как раз для них, чтоб вняли и верили.

Я поднялся и принялся за снедь:

— Значит, принцесса Илларис приходила в село? Одна?

Трактирщик застыл подле, довольный что я взялся за еду:

— Приходила. Второго дня как, а до того седьмицей раньше. Явилось то одна, но в небе всё дракон кружил. Высматривал!

— Пешей приходила?

Трактирщик задумался:

— Видать пешей, сэр. Коня-то не видывал никто. Разговоров с ней сам никто не вёл, да и после вслед никто не хаживал. Боязно оно…

— Из-за дракона боязно?

— Из-за него. А ещё уж больно странна она сама… дело ли юной девице одной поживать, да с драконом якшаться… Мы ж люди простые, неучёные…

 

 

Вопросов в голове только прибавлялось. Если дракон для испытания рыцаря, то это испытание должно быть по силам человеку. А так, посулы великого дара и возможность  явиться королю зятем недолго будут манить храбрецов. Однажды до всяких земель дойдёт молва, что ни меч ни стрела зверя не берут, а из пасти его изрыгается пламя от которого нет спасения и тогда идти сюда отважатся лишь безумцы.

Перед глазами предстал образ девчонки. Мелочи упущенные тогда, но всё же оставшиеся в памяти. Мозоли на маленьких ладошках, нож на поясе… Суть моя всем своим естеством противилась её доле. Что может быть более варварским, чем обрекать такое юное создание на быт лесной отшельницы?! Бесчестное издевательство! Только… Я должен был понять.  Разобраться, во что влез. Понять, с кем собственно собираюсь сражаться.

Там более, что времени у меняна это, кажется было более чем достаточно. Лекарь грозил мне хромотой, если позволю себе встать раньше третьего дня. А ещё сулил задубелость запястья если вздумаю обгоревшей рукой взяться за оружие раньше чем через месяц. Ранам нужно было время.

Я вернулся к тому, что делать всё-таки мог, к распросам:

— Я правильно понял, трактирщик, лорда в ваших землях, что поклялся бы защищать их  от врага и других напастей не имеется?

Фанар пожал плечами:

— Да, так и есть, сэр. Нет, и не было у нас никогда лорда. Сколько мне ведомо, не было.

Ладно, если деревень здесь мало то это вполне объяснимо.

— А тот замок, что в нём было раньше, до появления дракона? Может, кто жил или появлялся?

Трактирщик ещё раз смущённо пожал плечами:

— Драконий замок-то? Нет, кто ж в нём жить-то сможет. Он же колдовством опутан. Говорят древними магами создан, ещё в те самые времена. Пока по весне дракона-то не видали, дороги тоже было не видать.  В мороке она, дорога эта была. Случалось охотники, кто не думавши зверя следит, или кто в побеге от лихих людей бежит не глядя на неё и выходили. Много такого было. Тогда если не оплошали они, не сошли с дороги, могли по ней  до самого драконьего замка дойти и переночевать там в сухости. А могли и обратно пуститься и прямёхонько на тракт выйти. Но только если кто с умыслом шёл её искать, никогда этот путь не сыскивал.  Неделями бывало рыскали в тех местах – пряталась дорога.

— А другими путями к замку не выйти?

— Нет,  сэр.  Более ни единого нет. Сколько в горах не хаживай  не выйти к этому замку.  Колдовство там древнее, сэр Вазгар. Как сам замок древнее.

 

Трактирщик ушёл. Дождь продолжал барабанить по карнизу с какой-то особенной злостью. Рана разнылась.

В истории о древней магии я верил. Когда-то очень давно в нашем мире существовала магия и маги. И служили они величайшим из королей, чьи земли простирались от моря и до моря. Так что можно было неделями скакать на юг и всё ещё оставаться под властью единого владыки. Давно. В походе мы бывало натыкались на развалины того магического величия. Мёртвые развалины лишь иногда сохранившие в себе отголоски этой старой магии, сейчас ставшей не боле чем тенью. Мороком. Безобидной иллюзией древнего величия.

Сейчас вспоминая развалины замка Иллы я приходил к выводу что возможно трактирщик прав и эти руины настолько древние что создавались ещё в те самые магические времена. А значит, возможно несут на себе отголоски той самой магии. И стало быть, всё ещё запутанней…

Загадки роились в голове грозовыми тучами, не находя ответов. Хотя одно было бесспорно. Я усмехнулся. Я был готов нестись на помощь и вдовой леди чтоб просто защитить её от зверя. А вот ради помощи юной принцессе, которая ещё и обещана в жёны своему спасителю, я докопаюсь до истины в любом случае. Всё не просто, и с наскока с мечом наголо эту девицу не вызволить, но я без сомнения нужен ей тут. Истинно нужен. А значит, разгадаю и вытащу!

 

Дождь лил три дня, не отпуская ни на минуту. Лекарь поил меня дурманом для сна и зельями для излечения  ран. Мазал мою руку жирным снадобьем с запахом болота и с ворчанием стращал немощью если вздумаю ослушаться его советов

На четвёртый день за маленьким окном вышло солнце, и мой травник наконец  смилостивился разрешив мне встать на ноги. Лишь сурово наказав не брать в правую руку меч до следующего новолуния.

Я смиренно обещал. Не смотря на простоту знахарь умел быть убедительным.

 

Когда я прихрамывая спустился в общий зал, время было не обеденное. Но не смотря на это большая группа мужчин как раз заканчивала трапезу и, бравируя друг перед другом, собиралась в дорогу.

— Трактирщик, мы вернёмся к обеду.  Смотри, чтоб нашлось, чем достойно угостить героев.

Хорошо знакомый мне хозяин трактира поставил передо мной снедь.

— Много постояльцев сегодня, Фанар?

Тот с грустью посмотрел за окно, где ещё заканчивал сборы отряд:

— Да, считайте, сэр, что уже и уехали. На дракона пошли. В полторы дюжины мужчин. Не вернутся!

Я усмехнулся:

— Не веришь в силу воев?

Он вздохнул:

— Вчера по дождю отряд в три дюжины воей ходил. Надеялись, что ливень от огня драконьего прикроет. Молодой барон Улигар привёл с собой тот отряд. Все опытные воины. Ловушки с собой везли хитрые. Оружие всякое диковинное. Щиты от огня прикрываться… Ни один не вернулся! Правильно вы сказываете, сэр, умом тут надо брать. Умом! Разгадать, а уж потом на поле брани выходить.

Я смолчал, что никогда не говорил таких слов. Видимо это были напевы менестреля и люди верили в них. Надеялись и ждали когда разгадаю… Всё правильно, и им я тоже несомненно нужен.

 

День я провёл в лесочке, за деревней, размышляя, разминая ногу и тренируясь с мечом. Как  и предполагал мой навык мечника левой рукой годился только на то, чтоб красиво выхватить оружие и вступить в бой. Далее любой хоть немного опытный боец в схватке со мной выйдет победителем. Тем более я не годился на бой с драконом. Хотя… сомневаюсь что меч вообще подходящее оружие для такой битвы.

Что мы имеем? Дракон продолжает искусно палить любые отряды воев. В этом направлении можно не волноваться, к принцессе он никого не подпустит. Победный путь какой-то другой. Только какой?

 

Когда я вернулся, уже темнело. В общем зале и под навесом возле трактира сиживало множество разного люда. Воины, путешественники, торговцы, деревенские видимо зашедшие  за выпивкой и сказками менестреля. Мой старик, в зале, у самого камина, с вдохновлённым лицом глядя в потолок что-то пел. Поэтому, не настроенный слушать о собственных ещё не совершённых победах, в зал я не пошёл. Сел в стороне, под навесом. Мальчишка подавальщик принёс мне ужин и выпивку. А вечер был достаточно тёплым для осени.

 

Прервали мою трапезу  голоса. Роптание, словно волной шепотков прокатившееся от одного стола к другому. Кто-то поспешил прочь. Кто-то отсел поодаль от массивных дверей в залу трактира. А потом появилась она. Илла!

Девчонка шла пешей, руками придерживая подол дорогого платья. В волосах блестела диадема, в ушах длинные серьги.  Волосы уложены кольцами, так что и не ясно насколько они длинны. Взгляд королевы.

Единственное, что выбивалось из образа, это большая корзина на локте, да грязь на подоле  платья. После прошедших дождей дорога явно не подходила для пеших прогулок леди.

 

« предыдущаяследующая »

Как не пропустить новую главу?

1. Вы можете подписаться на обновления этого сайта (вам будет приходить на почту когда я что-то выложила) :


Рубрики: | Метки:
Редактировать:
Напишите комментарий



Моё творчество

Романы Ольги Талан. Женское доминирование
  • Свежие комментарии

  • Метки

  • Рейтинг русскоязычных сайтов о Женском ДоминированииРейтинг русскоязычных сайтов о Женском Доминировании
  • счётчики

    Рейтинг@Mail.ru
    Топ100- Эротические рассказы
  • Дизайн сайта Miss Udacha
  • 

    Оставить комментарий




    Загрузить свой аватар