Принцесса 10

Замок Пламен

К моменту, когда Илла соизволила выбраться из своей чешуйчатой опочивальни, солнце стояло уже довольно высоко. Я успел и согреться, и поесть, и попытаться голосом разбудить спящую. Оставлять её одну в лесу было как минимум не вежливо. Разбудить голосом не получалось. А будить как-то иначе при наличии у ложа когтей и огнедышащей пасти просто опасно.

Гелеф с самого утра находился в состоянии оторопи переходящей в панику. Он то косился на драконицу, то старательно делал вид, что чудовища на поляне нет, то вдруг ловил на себе немигающий взгляд зверя, садился на бревно и замирал. Как бы то ни было, он не бежал в страхе когда, проснувшись, увидел зверя. Не знаю, поверил ли он мне, что чудовище для нас не опасно, или просто остался из преданности. В любом случае он остался и это делало ему честь.

Илла потянулась, медленно выбираясь из-под крыла своей стражницы. Волосы её растрепались, оборки платья замялись. Хотя… если быть верным истине она всё равно была прекрасна в утреннем солнце и такой.

— Я задержала вас? – Ещё кутаясь в одеяла, она протянула ножку вперёд и зверь услужливо подставил крыло. – Простите.

Она ступила на землю. Потом проследила за ошарашенным взглядом Гелефа.

— Мне показалось, что ночью слегка приморозило. Я побоялась замёрзнуть на земле. – Она оглянулась на драконицу, потом снова на моего несчастного друга детства – Не бойтесь, он не опасен.

На этого заявления чудовище подняло голову из своего клубка, и всё с тем же немигающим взглядом выплюнуло струю огня, полосой выжигая траву всего в локте от нас. Могу предположить, что таким образом драконица высказывала несогласие с тем что не опасна.

Принцесса пожала плечами:

— Простите.

Потом на несколько мгновений задумалась:

— Но я готова возместить вам утерянное время, сэр рыцарь. Я сочувствую вашему беспокойству за здоровье родителя, да и эта задержка… Так что если сие не противоречит вашим планам, могу предложить доставить вас в дом родителя сегодня же по воздуху. Дракон за день способен покрыть пять дней пути конного перехода, а значит к закату вы будете в родном замке. – она оглянулась на Гелафа – Ваш слуга тем временем сможет взять вашего коня и отправиться обычным путём.

Она улыбнулась, непроизвольным жестом поправила волосы… осеннее солнце играло в её растрёпанных волосах и улыбке. Предполагаю, что я глупо улыбался в ответ. Илла по-детски хихикнула:

— Только если можно, я бы сначала позавтракала.

 

Пока Илла с аппетитом угощалась нашими запасами хлеба и сыра, я как бы из любопытства спросил:

— Леди Илла, а ваш зверь, он мужеского полу будет, или дама.

Испуганно взглянув на меня из-под светлых ресниц,  принцесса спешно откусила большой кусок булки. Повисла некоторая пауза. Но тут голос неожиданно подал Гелеф:

— Драконица это сэр, Вазгар. Я два года к ряду по весне знахарю нашему ящериц ловил, он меня научил отличать. У тех из них, что мужи хвост у основания шишкой будет.

Илла наконец прожевала свою булку:

— Ваш слуга прав, сэр рыцарь. Это действительно самка дракона. Но, на мой взгляд, ничего женского в ней нет, так что это несущественный факт.

На мой взгляд, Драконице полагалось бы обидеться на такое заявление. Что значит, нет ничего женского? Возможно, среди драконьих девиц, она самая что ни на есть красавица. Человеку ведь такого не понять.

В любом случае, обижаться на подопечную чудовище, видимо, не умело. И потому продолжало лежать, свернувшись клубком, не сводя с нас немигающего взгляда.

— Леди Илла, а имя у вашего зверя есть?

На этот раз моя гостья даже не стала прятаться за булкой. Взгляд её стал цепким и внимательным, задумчивым, а потом вдруг она отвела его в сторону, ответив:

— Есть. Но это секретное имя, сэр рыцарь. Я не в праве его называть.

 

Помогать мне взбираться на свою чешуйчатую спину чудовище и не подумало. Эта Илла как и ранее, лишь протянула ножку, и драконица подставила ей крыло. А после аккуратно подняла наверх. Мне же пришлось взбираться собственными силами.

В довесок, когда я уже был близок к тому, чтоб оседлать эту огнедышащую лошадь, она изогнула шею и со всей своей слюнявостью лизнула меня… где достала. По ягодицам.

Я,  наконец, уместился на хребте дракона. Повернулся к морде, только что намочившей мне с таким старанием просушенные у костра штаны:

— И ты тоже, безымянная воительница, чрезвычайно мила. Но теперь давай уже полетим. Я очень спешу.

 

Дракон оторвался от земли без предупреждения. Резко, сильными крыльями отталкиваясь вверх от лесных ветров. Взмыл в серое осеннее небо.

— Нам на север, леди. Пуская солнце за спиной, через залив Рокса, пока не увидим хребет Сугор. Его вершины  даже летом покрыты сверкающими снежными шапками.  Не пропустим.

Не знаю, направила ли как-то принцесса своего зверя, или же драконица сама поняла меня. Но чудовище вдруг раскинуло крыла, делая крен и резко уходя от бледного осеннего солнца, в серо-зелёную даль, через холмы.

Внизу как игрушечные мелькали домики селений, извилистые ленты дорог, пахари… Рваная рана долины на глади земли и чёрное зеркало реки несущей по ней свои воды.

Я рефлекторно запахнул плащ. Здесь наверху было очень ветрено. Потом заметил, что Илла, укутанная в моё одеяло, совсем скукожилась, сжалась пытаясь согреться. Целый день так лететь? Не до гордости. Я придвинулся ближе, прижимая девчонку к себе спиной и запахивая её вместе с собой в плащ.

— Когда прилетим, можете высказать мне своё негодование. А пока только так я буду уверен, что вы не подхватите простуду после этой прогулки.

Она сначала попыталась дёрнуться. Но ощутив крепость хватки затихла. Молча поджала губки и отвернулась.

Волосы её пахли травами. Какими-то полевыми, осенними, такими же диковинными как она сама.

 

Честно, я ожидал истерики: криков, обвинений, может даже слёз на первой же стоянке. Но Илла лишь отпрыгнула от меня как ужаленная, сжала маленькие ладошки в кулачки, зажмурилась, а потом заставила себя расправить плечи и унять эмоции:

— Сэр, возможно вы как-то неправильно поняли мою благосклонность…

Я перебил:

— Исключительно лишь как благой жест от сильной, высоконравственной, хотя и не менее прекрасной особы. Простите, если по неуклюжести мои действия заставили вас усомниться   в таком моём понимании положения вещей. Я лишь защищаю вас. Как защитил бы сестру, мать, или иную благородную особу, не переходя границ необходимого. Холод опасный враг, я видел как он умеет убивать!

Илла замолчала, поджав губки. Подняла на меня глаза, явно что-то хотела сказать, но вдруг передумала и отвернулась:

— Мне нужно размять ноги…

 

Она ушла в лесок. Я обернулся на драконицу, которая тоже проследила за принцессой медленно изгибая мощную шею, а потом преспокойно свернулась в клубок.

— Наверное тебе тоже нужно дать время отдохнуть? – естественно мне никто не ответил.

Я поднял с земли толстую ветку. Внутри она скорее всего сухая, но снаружи пропиталась осенней моросью. Я покрутил ветку в руках, потом прошёлся по поляне собрав ещё, сложил костёр.

— Ну, безымянная крылатая воительница, подожги-ка мне здесь слегка. Нам нужно прогреться.

Драконица подняла морду, наклонилась к костру и легко, не стронув мощным дыханием веток плюнула огнём. Костерок разгорелся. Теперь можно было набрать воды и заварить горячий чай. Согреться… и осмыслить, что ни один самый умный пёс, конь и любое иное животное моей просьбы бы не поняли. А значит или Илла частенько вот именно так велит своему зверю поджигать костры, или драконица не совсем зверь.

 

Вечером мы приземлились на холме всего в миле от отцовского замка. Уже совсем смеркалось. Ясное небо усыпали звёзды. Где-то совсем рядом стучал дятел и его удары разлетались в звенящей тишине замершего слегка подмороженного леса.

— Сэр… — Илла слегка смутилась.  – Полагаю, мне следует оставить вас. Иначе моё присутствие рядом с вами может быть понято неправильно… Тут уже близко…

Я поклонился:

— Благодарю за помощь, принцесса. Вы оказали мне очень дорогую   услугу. Я ваш должник. Не беспокойтесь, здесь под холмом идёт дорога, небольшая прогулка пешком и менее чем через час я увижу родню. Но, наверное, мне лучше задержаться на ночёвку и проследить чтоб вы улетели в безопасности.

— О нет! – Она снова расправила плечики, гордо вздёрнув носик – Я очень соскучилась по дому, так что не задержусь здесь ни на минуту. Прощайте, сер Вазгар Пламен.

Я ещё раз поклонился и накинул на её плечи свой плащ:

— Ещё раз благодарю, леди.

Снова маленькая ножка, аккуратно подставленное крыло, крохотная, но ловкая наездница на спине чудовища, сильный взмах крыльев, ветер в лицо, брызги с земли и листьев деревьев и удаляющийся силуэт дракона.

 

Уже поднимаясь по дороге к воротам замка Пламен я поймал себя на мысли, что совсем не ощущаю себя вернувшимся домой. Я не был здесь семь лет. Я семь лет вспоминал это место и всех кого оставил здесь. Первое время очень часто. Я жаждал вернуться сюда. Увидеть отца, братьев, сестёр, почтить могилу матери… А вот теперь уже поднимаясь к старому мосту перекинутому через полузасыпанный ров с дурно пахнущей болотной жижей, я не чувствую ничего! Все мои мысли будто остались там с Иллой и её драконом. Вся способность чувствовать. Все желания.

Ступая на намокшие доски моста я думал только о том как скорее управиться и вернуться… туда… в селение у которого сейчас не мог вспомнить и название, где в горах, в полуразрушенном замке живёт маленькая но сильная девица со своим драконом.

 

О том, что отцу стало лучше, мне сообщили почти сразу. Старик Байдар кряхтя спустился открыть тяжёлую калитку, похлопал меня по плечу:

— Вот ведь, а не приболей ваш батюшка и не свиделись бы? Слава заступникам, что болезнь отступила. Похвально, что приехали.

В сущности Байдар был практически единственным взрослым мужчиной в замке, кого мой приезд обрадовал. Дом как обычно кишил интригами. Мой старший брат, Эдгар, зло цедил слова:

— Что, примчался узнать не оставит ли тебе чего отец раздобрившись на пороге смерти?!

Третий брат хмуро окинул взглядом:

— В плохое время ты вернулся, малой. Отец осерчал на Эдгара, при вассалах объявил, что не желает видеть его своим наследником. А после слёг слабый сердцем, не проведя ритуала и не назвав нового наследника. Поклонился бы ты ему, да возвращался где был!

Отец был слаб. Лекарь кормил его с ложки жидкой кашей как беззубого старика. Он не мог говорить. Не мог поднять руки. Даже эта самая каша текла по его спутанной бороде не удерживаясь во рту.

Но болезнь отступала. Он уже не хрипел, цепко останавливал взгляд на госте. И с каждым днём возвращался в силы. По крайне мере так меня уверил лекарь.

Ещё были конечно женщины. Моя старая вдовая тётка, плакавшая у меня на груди:

— Как же ты возмужал, мальчик.

Сестрёнка, поначалу дичившаяся. Когда я уезжал, ей ведь годков пять всего было. Но как признала, бросилась с восторгами примерять подарки. Ожерелье это я вынес как военный трофей из горящего замка врага в один из дней нашей победы.

Это был дом моего детства. Старый замок, без красот. Здесь помнили, как я впервые садился в седло, как учился держать меч, как получал нагоняй от наставника, но не помнили и не хотели узнавать моих побед. Я был абсолютно прав, когда строил планы после войны. Я не нужен здесь.

 

За ужином собрались все мои братья с жёнами, их дети, тётка, сестра, бабка Элаиз, которая как твердит моя память была стара ещё в день моего рождения, несколько моих дядьёв и племянников.

Адиль, жена моего второго брата тоже с какой-то неприязнью окинула меня взглядом:

— Надолго вы вернулись, сэр?

Этот вопрос интересовал всех сразу. Главный вопрос.

— К сожалению нет. Известие о нездоровье отца оторвало меня от важного дела, и я поклялся вернуться как только дела моей семьи позволят такое решение. Так что я собираюсь обождать пару дней, чтоб убедиться, что отец идёт на поправку и сразу же двинуться в обратный путь. Прошу прошения за такую спешность.

Накал в воздухе спадал. Эдгар вслух посетовал, что такой опытный воин как я в замке бы пригодился, но тут же заявил, что не видит себя вправе препятствовать моему рыцарскому долгу.

 

Утро в замке отца это иней на  оконных проёмах, влажные портьеры, тяжёлый смрад нищеты с задних дворов, лязг оружия, ржание лошадей. Я смотрел на всё это сквозь подкопчёное, треснутое стекло маленького окна и думал, что не хочу ждать. Как там маленькая Илла на своём слишком умном чудовище? Добралась ли она до своего замка? Как сама драконица? Новая чешуя на её ране только-только начала затвердевать, тонкая как слюда, не сделает ли это зверя уязвимым? М-да… А ведь их там скорее всего опять ждут какие-нибудь бравые рубаки.

Могу ли я уехать сегодня? Что меня держит в этом замке? Схожу на могилу матери, отцу объясню, что дела не терпят, может он хоть слышит… Коня придётся где-то достать. Но возможно Эдгард одолжит лишь бы я убрался… как встречусь с Гелефом пересяду на своего…

Нет, меня ничего здесь не держит!

 

Я как раз возвращался во двор замка посетив старый погост, где под замшелым камнем покоилась моя мать. Крепкий детина рубил дрова, мерно как часы раскалывая одно полено за другим. Двое мальчишек убирали сено. Старик конюх ругаясь в полголоса чинил какую-то упряжь.

Послышался топот, крики. Эдгар и его ратники торопились к конюшням на ходу застёгивая мечи. Я одёрнул одного из воей:

— Что-то случилось?

— С заречного селения человек прискакал, говорит чудище у них объявилось. Дракон! Живой! Громадный! Огнём пышит!

Чёрт! Не улетела? Вернулась? Дракон вернулся один?

— Эдгар, позволь с тобой ехать. Я имел дело с драконами.

Брат окинул меня суровым взглядом и нехотя согласился. Не знаю с какой стати они с отцом поругались, но именно старший из братьев казался мне всегда самым разумным. Не добрым, не совестливым, но однозначно видящим наперёд.

« предыдущаяследующая »

Как не пропустить новую главу?

1. Вы можете подписаться на обновления этого сайта (вам будет приходить на почту когда я что-то выложила) :


Рубрики: | Метки:
Редактировать:
Напишите комментарий



Моё творчество

Романы Ольги Талан. Женское доминирование
  • Свежие комментарии

  • Метки

  • Рейтинг русскоязычных сайтов о Женском ДоминированииРейтинг русскоязычных сайтов о Женском Доминировании
  • счётчики

    Рейтинг@Mail.ru
    Топ100- Эротические рассказы
  • Дизайн сайта Miss Udacha
  • 

    Оставить комментарий




    Загрузить свой аватар