Выстрел рикошетом 1

Глава 1. Дороги на Фриду.

 

Джессика:

Я люблю так просыпаться: прохладное утро, за распахнутым окном огромной спальни ветерок треплет почти прозрачные портьеры. Крис вылез из постели и потянулся за сигаретами. Красивое тренированное тело, завидный рост, почти чёрные волосы до плеч, взгляд, выдающий хищника:

— Ну что, детка, ты надумала на зимние каникулы рвануть со мной в горы?

Я потянулась. Шёлковые простыни приятно скользили по коже. Крис понтовщик, на его постели всегда было только шёлковое бельё, даже когда его дела шли плохо, и мистер Кэдели старший подумывал, что из третьего сына бизнесмен, видимо, не получится.

Крис вальяжно растянулся на постели рядом со мной. Какой же он красавчик! Как мы с ним сошлись? Сама до сих пор удивляюсь. В университете, где мы вместе учились, Криса Кэдели называли самой обворожительной сволочью. Он был наглым, скользким и заносчивым, но все девчонки, и не только с нашего факультета, сходили по нему с ума. И даже, если быть честной, девчонками дело не ограничивалось. Видный и очень харизматичный красавчик. Мало того, корпорация клана Кэдели была широко известна не только в этом секторе вселенной. Они владели землями, заводами, транспортными компаниями и, по-моему, скорее были мафией, чем просто крупной семейной фирмой. Короче, чертовски хорош собой, обаятелен, и в перспективе богат и влиятелен, что ещё нужно, чтобы потерять голову?!

А кем была я? Безродная девочка, отличница. По сравнению с другими студентами – нищета. Когда мне было лет пять, мы с маман снимали только одну маленькую комнатку под самой крышей, и вечерами я гоняла по улицам с местной заводской шпаной. Потом для маман нашёлся способ открыть свою мастерскую, и её талант быстро признали. У неё золотые руки и непревзойдённое чувство гармонии. Мне такого не досталось. К моим двенадцати годам мы уже могли позволить себе купить квартиру и отдать меня в хорошую школу, а потом в самый престижный университет планеты.

Маман приехала в этот сектор Вселенной, когда мне было года четыре. Приехала, чтобы начать с нуля. О своей жизни до Вебека она говорила только, что та научила её уважать себя. Говорила, что здесь, между САП и республикой, наконец, нашла место, где может свободно творить.

В момент, когда мы встретились с Крисом, я училась на третьем курсе университета, он болтался где-то между первым и вторым. Конечно, я считаю себя, как минимум, симпатичной: стройная, черты лица нормальные, блондинка, грудь присутствует, но по сравнению с теми девушками, что всегда крутились около этого стервеца, я была посредственностью.

И вот однажды маман в очередной раз прокатила меня с зимними каникулами, удрав на моря с очередной музой и «любовью всей её жизни», и оказалось, что из всего курса куковать со мной на Рождество остался только этот стервец. Мало того, три первых дня, когда я просто наблюдала за ним издалека, он вместо бара сидел в библиотеке над книгами и зубрил матстатистику.

Всё оказалось очень банально: красавчику Кэдели не давались точные науки, и, неспособный решать задачки по статистике, он, каким-то немыслимым образом, уговорил преподавателя принять у него экзамен другим способом, а именно: выдав тему для письменной работы.

Обо всём этом самый стервозный красавчик университета Крис Кэдели рассказывал мне уже в своей постели, когда мы валялись совершенно обессилевшие после жаркого секса. Как я попала в его постель? Блин, ну не могла же я отказать такому очаровательному засранцу?! Ну, подумаешь, потом пришлось практически писать за него эту работу.

Когда каникулы закончились, и Крис сдал, наконец, экзамен, наш роман почти сразу сошёл на «нет». Впрочем, я не была удивлена. Как-то сразу не сомневалась в таком финале. Удивило меня другое: отпрыск Кэдели теперь общался со мной особенно вежливо, даже уважительно, не позволял своим мажористым дружкам надо мной подшучивать. Так сказать, оставляя себе возможность вернуться.

Потом снова нагрянула сессия, и в какой-то момент он действительно вновь появился на моём пороге со всем своим обаянием, бутылкой вина, этим своим «Детка» и новым предметом, который нужно сдавать. Так и пошло. Мы были друзьями, у него были девушки, длинноногие красотки модельной внешности. У меня одно время был парень. Очень недолго. Но когда Крис Кэдели заваливал очередной предмет, он появлялся на моём пороге со всем своим обаянием, точно зная, что отказать ему я не смогу. Глупо, конечно, но что поделать, раз я такая дура и ведусь на красивых парней?!

Мечтала ли я когда-нибудь о чём-то большем? Конечно! Мне даже как-то сон приснился, что Мистер Кэдели старший велел сыну, наконец, найти себе приличную жену: умную, образованную, и мой обаятельный стервец явился ко мне делать серьёзное предложение. Потом, на Рождество, мы катались на лыжах с братом Криса и его супругой, и я поняла, что умные жёны в семье Кэдели явно не ценятся. Ну, и ладно! Не очень-то и хотелось!

 

После окончания университета я уехала помогать маман. С моей помощью её дела резко пошли вверх. Не знаю, что помогло, может, время было подходящее, может, дали отдачу деньги, вложенные в моё образование. Маленькая мастерская превратилась в  предприятие с сотней работников. Маман уже только рисовала модели, а воплощали их другие руки. Мы также взялись торговать декоративными элементами других производителей. Вкус моей родительницы позволял подбирать великолепные коллекции, а я уже организовывала их продажу. Сначала я открывала филиал на Кисдоне, потом, когда обороты снова скакнули на порядок, здесь на Вебеке разворачивала розничную сеть.

Пока Крис ещё учился, мы встречались на каникулах или в выходные, на каком-нибудь курорте, куда он меня приглашал. За любое такое приглашение приходилось платить написанием за него какой-нибудь работы, но меня это не напрягало.

— Почему ты просто не заплатишь кому-нибудь, чтобы тебе это сделали?

— Детка, ты такая умная, подумай сама. Если я кому-то заплачу за то, чтобы сдать экзамен, отец узнает об этом максимум через неделю. Поверь, это намного хуже, чем если бы я этот экзамен просто завалил пять раз подряд. А вот в женщинах меня никто не ограничивает и то, что я встречаюсь с тобой, у отца никаких нареканий вызвать не может.

Тогда я, кажется, первый раз пришла к мысли, что быть сыном авторитетного мафиози не всегда хорошо.

 

Шатко-валко Крис закончил университет на два года позже меня. В качестве подарка по этому случаю отец отдал ему в управление гостиничный комплекс недалеко от центра столицы. Теперь мы встречались чаще. Почти ежедневная переписка в сети показывала, что для реальной работы красавчик Кэдели годился ещё меньше, чем для учёбы. И теперь я часто срывалась в столицу помогать ему наводить порядок уже в реальном бизнесе. А он неизменно встречал меня здесь, в одном из лучших номеров своего отеля, вот так как сейчас: с шёлковыми простынями, астерским вином, улыбкой хищника и пачкой финотчётов, в которых сам не понимал, ну абсолютно, ничего.

 

Предмет моих размышлений развязно улыбнулся:

— Детка, так что насчёт каникул?

— У меня не получится, извини. Маман умудрилась найти обалденного инвестора, и я еду открывать свеженький проект.

Крис поморщился: моя дворовая манера выражаться ему не нравилась. Сам он в этом смысле был очень даже изыскан.

— Ты уезжаешь? А что с твоими магазинами?

— Магазины стабильны. Уже нашла им наёмного управляющего. Постоянно я там больше не нужна.

— И куда ты едешь? Будешь делать розницу в новом регионе?

— Нет, на этот раз оптовое представительство и раскрутка нас как дизайнерского бренда.

Мой красавчик усмехнулся:

— Ну, тогда я мог бы сам заглянуть к тебе на Рождество. Посмотрю, как у тебя дела, может, пару советов дам.

Я рассмеялась: давать советы Крис мог только в одной области — секс, здесь он был мастером, если не сказать магом. Во всех остальных — не понимал порой элементарных вещей. Но сам Крис вслух такого никогда не признавал, а, наоборот, порой вёл себя так, как будто был неплохим экспертом в бизнесе. Самолюбие!

— Нет, ты ко мне приехать не сможешь!

— Это так далеко? Детка, ты меня пугаешь.

— Это в САП.

Крис картинно приподнял бровь:

— Чем ты так разгневала свою мать? САП? Государство амазонок?!

Здесь на Вебеке, конечно, никто не шарахался при упоминании государства «САП». Двенадцать хорошо развитых планет, высокий уровень жизни, передовая техника и бескомпромиссное господство женского пола. Как это выглядит? Понятия не имею! Я там ни разу не была. Туризм у них сложен из-за отсутствия скидок в поведении для иностранцев, да и дорог. Какие-то бизнес поездки ещё сложней, – говорят, амазонки не прощают неправильных с их точки зрения поступков. Хотя, конечно, я встречала много нэрми (раса основного женского населения САП) здесь на Вебеке. Ничего особенного, обычные женщины: очень светленькие блондинки, синеглазые, спортивные, в среднем на полголовы выше меня. Очень вежливые, аккуратные, платят всегда в срок, но ни днём раньше, договоры читают до последней буквы, и в условиях сделки прописывают всё до мельчайших деталей. Короче, нормальные деловые женщины. Может, у себя на родине они ведут себя как-то по-другому, но, приезжая к нам, никакой особо выпячиваемой матриархальности не проявляют. Даже от переговоров с мужчинами не отказываются, и у ног их тоже никто не валяется.

— Почему сразу разгневала? Ты только представь, какие там перспективы! У них же уровень жизни на порядок превосходит самые богатые местные планеты. Представь, сколько можно им продать. Главная проблема открытия бизнеса в этом регионе, – это всё сделать по их правилам, чтобы тебя признали за свою. А с этим местным инвестором у меня есть все шансы. Кроме того, мне лично обещано не только место управляющего, но и партнёрский процент.

— Многообещающе!

Крис обернулся к окну и, наконец, закурил. В такие моменты мне казалось, что он всё-таки испытывает ко мне какие-то чувства, что я что-то большее, чем просто друг-шпаргалка, но… скорее всего, он просто размышляет, кто ему теперь будет помогать управлять гостиницей.

Я придвинулась поближе:

— Не расстраивайся. Я настроила на коммуникаторе роуминг с Вебеком, будем болтать по сети.

Крис кивнул, потом вдруг плотоядно усмехнулся:

— Но выставку-то свою ты не пропустишь?

— Нет, конечно. На выставку, скорее всего, приеду. Коллекции подберу. Как раз к тому времени думаю определиться со спецификой спроса.

Он расслаблено откинулся на подушку, притягивая меня к себе:

— Ну, значит, увидимся в феврале. Оставь для меня место в своём плотном графике, младший партнёр Джессика Элиос. А то такими темпами к тебе скоро на приём придётся за неделю записываться. Хочу свозить тебя покататься в горы. Давно не катался, а ты единственная женщина, которую не нужно всё время поддерживать на лыжне.

Я рассмеялась. Мой стервец был в своём репертуаре. На лыжах я катаюсь из рук вон плохо, просто не люблю, когда со мной носятся, как с ребёнком, поэтому и не прошу помощи.

Маман всегда говорит, что это моё увлечение Крисом — самое бездарное убийство времени и сердечных сил. Что мне нужно быть жестче, настойчивей в личной жизни, и спутников выбирать таких, чтобы не портили планы. Кто бы говорил?! Сама за двадцать лет перебрала огромное количество мужчин, и каких только планов они ей не напортили.

— И когда ты уезжаешь в этот САП?

— Послезавтра. Я и заехала, можно сказать, попрощаться.

 

Темай:

Мне сотня лет, но я до сих пор иногда кажусь себе девочкой, случайно попавшей во взрослые игры. Навязчивое ощущение, что вот-вот войдёт кто-то старший, несравнимо умнее тебя, и укажет на твои ошибки. Разум тут же подсказывает: «Не придёт, просто потому, что таких не существует». Все эти взрослые вокруг меня такие же дети глубоко внутри, и никто из них по-настоящему не знает, где таится истина.

 

Возле моего стола вытянулась адьютантка Первой:

— Ника желает видеть тебя. – И уже значительно тише, почти на ухо. – Она в ярости.

Вообще, последнюю неделю ничем не смягчаемый гнев первого меча Драконов был обычным явлением. С тех пор, как полуторагодовая работа по договору с Даккаром была провалена, и планетка скалистых островов и ледяного океана канула в лету, полетело много голов. В первую очередь были сняты все, кто отвечал за лоббирование темы в сенате. Нам не хватило тогда буквально нескольких дней.

Но последнюю пару дней, казалось, основная волна ярости Первой пошла на убыль. Да и не отвечала я за эту работу. В чём может быть причина её гнева теперь?

 

По лестнице в кабинет Первой я поднималась бегом. Она не любит ждать. Первый меч драконов и опора богов, воительница Ника, вообще, существо непростое. Я служу под её началом более тридцати лет, и многие вещи уже записаны где-то на подкорке мозга.

 

Она,  действительно, была в ярости. В той самой чистой беспредельной ярости, которая бывает только непосредственно после нежелательного происшествия, но уже через пару часов переходит в более спокойное, но, возможно, более жестокое решение.

— Как ты посмела прикоснуться к нему?! Как только тебе в голову пришло распустить руки с этим мальчишкой?! Шлюх не хватило? — Её пальцы больно сжали мой подбородок. — Зачем ты полезла к Роджеру?

Ах, вот в чём дело! Морена поплакалась на наш конфликт из-за её распутного мужа? Что же сразу-то не сдала, неделя почти прошла?

— Как будто к нему нужно было особо лезть. Он сам на всех вешается. Был и остался шлюхой.

В следующее мгновение меня сбил с ног тяжёлый удар в грудь. Хороший результат! В случае Ники, вовремя выпущенный пар и полученные синяки почти гарантируют последующее прощение. Она не злопамятна, просто вспыльчива. Хотя удар в этот раз получился сильный, рёбра будут болеть. Ника на полголовы ниже меня ростом, но в плечах шире почти в полтора раза. Да и не женщина она – энеста, человек третьего пола. В её карликовом росте нескладно упакована сила крепкого существа двух с половиной метров ростом и ярость настоящей Мевы.

— Ты взрослая женщина, а оправдываешься как девчонка! Морена честно заслужила этого мальчика. Ты должна бы уважать её право собственности.

Заслужила? С этим я и не спорю! В тот момент, когда я, без сил что-либо изменить, была готова отдать его богам, Морена явилась и со всей своей наглостью отбила мальчишку. Молодец. Но, несмотря на это понимание, ничего с собой поделать не могу.

— В землях Цуе я уважаю её права.

Ника махнула рукой, её гнев, как и предсказывалось, постепенно угасал:

— Вы обе давно взрослые, а ведёте себя как дети!

С Мореной мы были старыми врагами. Почему? Назвать какую-то определённую причину я не могла. Как-то так получилось. Некоторые люди встречаются и становятся друзьями на всю жизнь, просто чувствуют необходимость в этой дружбе. А мы чувствовали друг в друге врага.

С самой первой встречи, лет семьдесят назад, с того самого момента, когда я была молодым перспективным воином в охране Сехмет, а Морена, тогда ещё отзывавшаяся на домашнее имя Марика, приехала как помощница в переговорах со своей бабкой Энастенией. Мы просто почувствовали неизбежность этой вражды. Ну, или сочли друг друга интересными соперниками по гадостям. Сейчас причины не имели значения, мы были в состоянии этой войны много лет, и даже первому мечу драконов и, по совместительству, её матери этого не изменить.

Но, если быть честной, на самом деле, в этот раз дело было не во вражде, или не совсем в ней. Не то чтобы я хоть на минуту ощущала себя виноватой перед Мореной, но дело было в самом Роджере. Эта малолетняя даккарская шлюха в некоторой степени крутил нами обеими. Морена назвала его мужем, ввела в свой дом, заставила всех считаться с ним. С ним, шлюхой, переспавшей с половиной партии драконов! И что?! В первую же нашу встречу после того, как он поселился в официальном САП, этот мальчик недвусмысленно намекнул, что жаждет оказаться в моей постели. Не думаю, что на моём месте кто-нибудь отказался бы. Что ни говори, боги одарили его недюжим обаянием.

 

Ника, наконец, опустилась в кресло:

— Вставай, хватит валяться!

О, кажется, гроза миновала! Всё-таки она меня любит! Я неспешно поднялась с пола, отряхивая одежду.

— Ты видела его после уничтожения Даккара?

Роджера? Я пожала плечами: конечно, видела. После уничтожения планеты мальчишка от Морены явно сбежал. А резиденция братства Каменной реки располагается в одном из зданий крепости Драконов. Да и свой кровавый алтарь они разложили всего в полукилометре от Костров. Кроме того, Роджеру вернули ордена, и он теперь вертится при штабе. Правда, пока я старалась с ним близко не сталкиваться. За его очарованием скрывается недюжинный талант запрягать женщин решать свои проблемы. Пусть Морена одна отдувается.

— Видела.

Ника кивнула каким-то своим мыслям, потом щёлкнула по клавиатуре компьютера, несколько минут молча тыкая по клавишам:

— Я отсылаю тебе в земли Цуе. Может, на несколько месяцев, может, на полгода, может, на год. Пока Марика не заберёт мужа домой.

Фраза повисла в воздухе, время замерло. Как, в земли Цуе?! Из-за мальчишки?! Мы служим с ней вместе более тридцати лет, и она готова вот так легко отказаться от меня! Из-за того, что я один раз поимела чужую шлюху?! Ника?

— Как в Цуе?! Зачем? – я судорожно пыталась подобрать слова, – Первая…  Как я это объясню? Это разрушит мою карьеру.

Я очень хорошо знала Нику много лет. Она была правильной, по-настоящему разумной и по-настоящему преданной делу Драконов, в любой ситуации ставила интересы партии намного выше любых близких отношений. А я нужна партии! Тогда в чём дело? В этой ситуации я была готова понять её гнев, готова получить несколько синяков или даже более серьёзных ранений. Но ссылка в Цуе…

Да, Морена её родная дочь, но они даже не ладят друг с другом! За тридцать лет нашей совместной службы Ника ей никогда не потакала. Даже когда я была зачинщицей, она вставала на мою сторону, защищая интересы партии. Что изменилось? Может, то, что Роджер, обаятельная шлюха Роджер, так же успел стать отцом её внучек? Может, дело в них?

— Ника, поверь, это не поможет. Не будет меня, он на других вешаться будет. Дело не во мне! Понимаю, что оправдания звучат по-детски, но на том празднике я только поговорить с ним хотела, может, чего интересного о планах Морены узнать. В постель ко мне он сам полез, причём очень настойчиво и профессионально.

Ника обернулась, скривив гримасу на лице:

— Не трясись ты так, не собираюсь я твою карьеру рушить. Это не ссылка, а отпуск! В свободных землях сейчас стоят регулярные войска САП. Пока они здесь, моим генералам делать нечего. Ты ведь мужа брать собиралась? Сколько ему сейчас?

— Девятнадцать.

— Взрослый уже совсем! Хороший мальчик?

— Сын сенатора Семиньяки из дома Духовная сила. Рейтинг такой, что выше только звёзды.

— Вот и замечательно! Думаю, такой мальчик достоин того, чтобы взять ради свадьбы с ним отпуск на несколько месяцев. Займись своей семьёй. Как раз от чужих мужей отвлечёшься. Даже родить можешь. Тогда общественности будет понятно, если твой отпуск затянется. А это всё быстро не рассосётся.

Это не ссылка. По крайней мере, полностью отказываться от меня Ника не собирается.

— Первая, на следующей неделе будет зимний турнир…

— Обойдутся без тебя!

Не ссылка, но временное удаление с глаз долой. В дальний ящик стола. Из-за шлюхи?! Я обречённо кивнула.

— Да, Первая!

Спорить было нельзя. Ещё одна особенность моего командира: она не отменяла решений. Никогда.

Ника похлопала меня по плечу:

— Вот и хорошо. Я пошлю в наш штаб на Фриде письмо о твоём отпуске. Доложишься им по приезду в течение суток. Если понадобится, они тебя подключат к своим делам. Для тебя это будет возможность периодически появляться в кадре, чтобы тебя не забыли. А ещё, знаешь… — она на минуту задумалась, — я на днях буду дома, заезжай. У меня там интересный бизнес-проект намечается, хороший шанс для тебя и в кадре покрутиться и вложиться, чтобы многие годы получать дивиденды. И, – она ткнула пальцем мне в грудь, – думаю, ты понимаешь, что если попробуешь встретиться с Роджером, или если я просто увижу тебя в землях Мевы дальше приграничного борделя – убью!

Я послушно кивала. Встречаться с Роджером было последней идеей, которая могла бы прийти мне в голову. Если только чтобы ещё раз увидеть красную от злобы Морену. Как она бушевала, когда нашла своего мальчишку в моей постели! Про себя я усмехнулась.

 

Я вышла из штаба партии и некоторое время стояла, задумчиво разглядывая всё вокруг. Широкий каменный двор, справа дорожка на спортплощадку. Вверх по улице будет внутренний город Драконов: не очень аккуратные одно-, двухэтажные домики, узкие улочки, бары, бордели, ринги. Всё это было сердцем моей жизни последние почти сорок лет: тренировки, бои на рингах, корабли, космические путешествия, мелкие войны во славу партии Драконов. Что я буду делать в Цуе? Нет, на день-два, даже неделю, я, конечно, найду чем заняться. Даже счастлива буду увидеть свою семью, подруг, пройтись по любимым местам в столице. Но потом мне быстро станет не хватать всего этого. Моя душа тяготеет к хаосу, к Меве. Это моя суть.

По дорожке к стадиону ровной шеренгой пробежала десятка воинов Драконов. Совсем молоденькие девчонки, не больше 30 лет. Когда мне было столько же, я уже пыталась вернуться в Цуе, заняться бизнесом, как мать создать семью. Цуе меня не приняла! Порядок её меня угнетал, мне как будто не хватало воздуха. Бизнес быстро стал неприятной обязанностью. А семья? Семья получилась отражением моего «я». Мои эдзы… я много раз пыталась перевести это слово на межпланетный: жёны, сожительницы, сестры-соучастницы моей семьи – ну, нет в других языках такого понятия. Только в САП семья это, в первую очередь, единство нескольких эдз – женщин, объединённых одними взглядами, целями, делами. А уже потом каждая из них может брать себе мужей, рожать детей. Ядром семьи всё равно будут эдзы. И мои эдзы, так же как и я, душой и телом принадлежали Меве.

 

В Цуе меня зовут Темай дома Крыло дракона, в Меве – Артемида. Мне скоро стукнет ровно сто лет, и большую часть своей жизни я отдала Меве и партии Драконов…

Я заставила себя ускорить шаг. Не стоит испытывать терпение Первой. Самое разумное в моей ситуации сейчас, побыстрей забрать самое необходимое из своих вещей и отбыть на Фриду.

 

Маркус:

Мир состоит из дерьма и полной задницы: только вылезешь из одного, как сразу вляпываешься во второе. Не будешь трепыхаться из всех сил – сдохнешь, будешь – сильнее затянешь верёвку на шее и всё равно сдохнешь.

 

Пацан передо мной старательно пытался слиться с белым пластиком стенки корабля:

— Кэп, ну я же говорил тебе, что не хватило денег…

— И!

— Ну, я подумал, что без масляного насоса мы того… взорвёмся, а без кассеты… ну, одна-то ведь есть…

Чертов соплёныш! Нет, ну что ему стоило хотя бы чётко сказать, что он кассету не купил. Да я бы извернулся, но не взлетел с планеты с одним воздушником. Вот дебил малолетний! Я что, проверять такие простые вещи должен!

Пацан был у меня недавно. После того, как моего последнего напарника подстрелили, я пару месяцев вообще летал один. И вот не надо было этого менять! Одного меня единственный полудохлый воздушник потянул бы! Чёрт! А этот сопляк, вовсю завирая, что ему шестнадцать, прицепился ко мне в порту Цапи. Не, ну я понял, конечно, что нет ему ещё этих шестнадцати лет, а в порту он потому, что дёру дал откуда-то. Просто… чёрт знает, что на меня нашло! Надоело засыпать над пультом управления этой колымаги. Вот ведь! А сопляк был не так уж плох: быстро схватывал, пилотировать простые участки за два дня научился, у меня хоть время поспать появилось. Да и платы большой не требовал: за пару сотен в неделю был готов хоть без сна вкалывать. Понятно, конечно, что кораблей он до этого с роду не видывал, хоть и врёт, что летал. Но, по крайней мере, серьёзных проблем от него не было… до сегодняшнего дня.

Нет, ну это ж надо было догадаться не купить кассету регенерации воздушной смеси, проще говоря, ту штуку, которая делает на корабле воздух.

Вообще, на моём корыте воздушников было два. Именно поэтому то, что этот дебил не заменил кассету в одном из них, я заметил не на старте и даже не на орбите планеты взлёта, а через пять часов, когда приборы начали гадко подмигивать о том, что ресурс работающей кассеты подходит к концу. Сейчас электронные мозги моей колымаги пророчествовали, что часа через три максимум дышать тут станет совсем нечем, и всё живое двинет кони. Чёрт!

Я взглянул на карту: свободные земли. Надо быть самоубийцей, чтобы приземлиться тут хоть где-нибудь. Если не прибьют, то в рабство продадут!

Чёрт! Но выхода нет, только: рискнуть, сесть куда-нибудь в не особо бандитское место и попытаться купить кассеты. На что? Я с сомнением взглянул на пацана, он опасливо отступил. А вот в этом деле малолетние идиоты нам как раз и пригодятся. За всё в жизни надо платить!

 

Планетку удалось подобрать вполне приличную: тихий порт, куча мохнатых фермеров, засельская база в отдалении, торговцы всех мастей, вполне приличный ремонтный док и самые мирные работорговцы, которых только можно представить в этой местности – неолетанки.

Пацана я скрутил ещё на корабле, так что, когда мы подходили к нужной конторе, он уже даже не выл. Перед дверями я остановился, достал платок и вытер пацану лицо. Неолетанки хоть и не совсем женщины, на внешность всё равно падкие. Пацан, если отмыть, симпатичный, а значит, если утереть сопли, можно на пару сотен дороже сторговаться.

В конторе обнаружилась одна молоденькая неолетанка. Узнав, что я хочу продать пацана, она сразу шустро запрыгала вокруг.

Вообще, неолетанки своеобразные существа. Высоченные, тоненькие, как тростиночки, глазами хлопают. По сути, их в свободных землях должны были бы сожрать давно, а вот и облом, они маги. Тупые, наивные, но одарённые природой по самое не могу. Говорят, из них ещё шлюхи классные. Я сам не пробовал. Их в большинстве портов полно, только свистни. Но мне самому ещё даже двадцати пяти лет не стукнуло, а молодые мужики в этой части вселенной в первую очередь – товар. Расслабишься так с какой-нибудь, замагичит тебя – и всё, очнёшься на невольничьем рынке.

Я и с этой не собирался особо разглагольствовать. Сначала прикинул, что неолетанка совсем тростиночка, даром, что на две головы выше меня, скручу если что, без проблем. Да и на пацана моего — прямо глазки поломала, как таращится. Договорились о цене. Грабёж, конечно, такого зелёного всего за три тысячи отдавать, да только понятно дело, что выбора-то у меня нет. Других работорговцев на планете не сыщешь.

Неолетанка довольная, побежала за деньгами, а вместо себя позвала сменщицу, типа чтоб я пока тут ничего не упёр. И вот уже эта сменщица мне сразу жуть как не понравилась.

Она на меня уставилась, как будто зверюгу неведомую увидела. Вцепилась в какую-то папку свою всеми четырьмя руками и стоит, пялится. Интуиция подсказывает: «драпать пора». Только куда я сбегу? Без воздушника я труп, по-любому! А без денег мне его никто не продаст. Сижу, жду свои деньги.

Первая неолетанка вернулась с деньгами. Вот они, рядом уже, в руках её зажаты. Вторая с папкой ей что-то там на своём языке прочирикала, обе на меня одновременно глянули. Что надо – непонятно.

Я намеренно сделал самую злобную из своих рож:

— Деньги давай, – я тороплюсь!

Эти опять на своём что-то отчирикали, глазами похлопали.

— Отдай мальчика моей сестре и вот, держи, считай.

Я толкнул пацана лупоглазке с папкой, выхватил деньги. Особо тщательно пересчитывать, конечно, не буду, но нужно глянуть, чтоб хоть не бумагу сунули. Развернул пачку… и мир в один момент свернулся в темноту.

« предыдущаяследующая »

Как не пропустить новую главу?

1. Вы можете подписаться на обновления этого сайта (вам будет приходить на почту когда я что-то выложила) :


Рубрики: | Метки:
Редактировать:
Напишите комментарий



Моё творчество

Романы Ольги Талан. Женское доминирование
  • Свежие комментарии

  • Метки

  • Рейтинг русскоязычных сайтов о Женском ДоминированииРейтинг русскоязычных сайтов о Женском Доминировании
  • счётчики

    Рейтинг@Mail.ru
    Топ100- Эротические рассказы
  • Дизайн сайта Miss Udacha
  • 

    3 комментария на запись “Выстрел рикошетом 1”

    1. Насика 20.12.2011 14:55

      Великолепно как и всегда!!! Весь вечер вчера караулила когда же Вы выложите главу, но только сегодня прочитала. Захватывает с первых же предложений. И новые герои… Маркус уже определенно нравится =)) С нетерпение жду развития истории!!!

    2. vitec 21.12.2011 21:42

      оказывается маркус не такой правильный. пацана понимаешь ли в рабство продать решил… а торговцы решили и его рабом сделать… ничего странного платить деньги незахотели.

    3. Надежда 22.12.2011 22:01

      Здорово! С нетерпением жду новых глав!
      Очень нравятся персонажи — все сразу же получились объемными и харАктерными.

    Обратные ссылки

    Оставить комментарий




    Загрузить свой аватар