Выстрел рикошетом 24

Глава 24. Куда летит стрела

Джессика:

Вечер обломался. Уже когда я была готова отчаливать в Меву, позвонила Хаинь и, сославшись на дела, объявила, что поход отменяется. В итоге досталось Райселю.

Теперь он ходил какой-то слегка зашуганный, пытался натянуто улыбаться и рвался работать. Не то чтобы я там с ним что-то плохое сделала – ласково потрогала, на мой вкус обоюдно приятным методом. Просто не пригоден он для этого.

Вообще, глупо как-то получалось. Он был хорошим мужем. Внимательным, вежливым, следил за моей репутацией в обществе, всячески её поддерживал, ладил с маман, с радостью кидался исполнять её задания, мне готов был помогать, только позови. Просто его натура не предполагала использование в постели. Оставалось только объяснить как-то уже этот факт себе самой. А пока я просто чувствовала себя виноватой. Виноватой за то, что слегка поимела собственного законного мужа!

Вот он опять поднял на меня на мгновение испуганные глазки и непроизвольно облизнул губы. И как же я должна себе это объяснить?!

 

Вдобавок, утром снова звонил Крис, в своей этой манере, полуголый, с этим своим обычным до жгучести вкусным голосом:

— Моя мама собирается навестить тётушку, которая живёт в САП. Так что решайся, детка. У тебя есть шанс со мной встретиться.

— А когда ты едешь?

— Ну, мы подали документы на визы, как дадут, так поедем. Недели две. Ты ведь будешь рада меня видеть?

Если оторваться ото всех других вопросов, то видеть сейчас Криса я была бы очень рада. А ещё лучше чувствовать его руки, губы и член. А вот что будет через две недели? И как это впишется в реалии. Да и Райсель… он и так уже меня шугается, а если тут ещё и Крис появится… Нет, Криса мне пока сюда никак нельзя.

— Нууу… Позвони мне, когда будешь знать точную дату прилёта, посмотрю, как у меня там будет с делами.

 

Райсель:

Вечер завершился неожиданно. Директор Джессика вдруг передумала ехать на встречу с политиком Хаинь и пришла в мою спальню. Мне казалось, что я начал уже привыкать к этому самому сексу. Моя жена творила множество всяких стыдных вещей с моим телом. Но главным было не это. Главным было то, что она осталась недовольна. И у меня не хватило сил поговорить с ней и выяснить, что я сделал не так. Я не мог говорить об этом. Просто не представлял даже, как начать такой разговор.

Мы, вообще, мало разговаривали. Вернее, разговаривали, но только о работе или веяньях в искусстве. Мы ни разу не говорили о нас. Ни слова. Она не рассказывала, каким бы хотела видеть наше будущее и какую роль отводит мне в своей жизни. А я боялся спросить.

Мой статус был до сих пор не ясен. Большинство людей обращались ко мне «фале», все сотрудники компании директора Джессики вели себя со мной, как если бы я имел статус ангела. Я получил индивидуальное приглашение на свадьбу генерала Темай и фале Деминаля. Так же несколько приглашений мне приходило на разные мероприятия в сфере искусства. Это всё было… Но я до сих пор не представлял, собственно, как буду жить дальше. Директор Джессика молчала. Мой рейтинг в сети до сих пор был нулевым. Мои братья и родственники по мужской линии восстанавливать со мной контакты не спешили, хотя многие и присутствовали на свадьбе. Я был в подвешенном состоянии. А ещё этот секс…

 

С утра директор Джессика была хмурая. Она старалась не смотреть на меня и отвечала на мои вопросы кратко. Я пытался подобрать слова, чтобы выяснить, в чём была моя ошибка. Я ведь очень старался. Но моя жена быстро собралась, не дав мне шанса.

Поэтому… поэтому я опять напросился помогать в офис. А что мне ещё оставалось?! Я не успевал работать над картиной, полотно для фале Деминаля и генерала Темай было в работе уже больше недели. Но взаимоотношения с женой важнее. Я её муж, я обязан радовать её. Она должна восхищаться мной.

 

Темай:

Утром Хаинь пришла хмурая:

— Вставай, дорогая. Первая желает навестить ведьму Болотного края.

— Нитеницу?

— Да, любимая, – она махнула, – ни методы Долмай, ни техника не принесли правды, всё на редкость странно.

 

Нет, я понимала, что после общения с Долмай увижу Маркуса именно в таком виде: ни единого живого места на теле. В синяках и кровоподтёках. Как тряпичная кукла, подранная и выброшенная. Он лежал на полу, свернувшись калачиком, и ни на кого не смотрел. Я отвернулась.

Нитеница была мастером Ар. Говорили, что её собственные способности к неолетанской магии не позволяли ей даже примкнуть к монастырю Хинти, хотя те вроде бы брали учениц даже с самыми мизерными данными.

Нитеница дала своей магии другое направление – её искусство было до ювелирности точным. Она извлекала правду и кодировала шпионов. Делала она это мастерски и брала за это огромные деньги, потому как никто другой из мастеров Ар сотрудничать в подобном роде с армиями разных видов ни за какие деньги не соглашался.

Монастырь Болотного края процветал. Подбирал всяких больных неолетанских сирот. Лечил. Некоторых подростков, которые, видимо, на что-то годились, оставлял на обучение. В итоге, населяли эти стены хмурые неолетанки, которые к тому же, что для неолетанок редкость, умели молчать.

Зачем Первой понадобилось ехать в это место, можно было догадаться. Долмай не получила ответов, и Ника хотела вытащить правду с помощью Ар.

 

В Монастырь нас впустили только пятерых: Нику, меня, Хаинь и секретаря Первой, которая практически внесла Маркуса. Остальных Мастер Нитеница, брезгливо поправляя атласные манжеты, попросила остаться за воротами.

— Ника, кому принадлежит этот мужчина?

Я отозвалась:

— Мне, мастер.

Неолетанка перевела на меня взгляд. Она была очень ухоженная, очень гладкая и очень холодная, что ли. Глупо употреблять такое слово для земель Мевы, но именно хозяйка Болотного края всегда вызывала у меня ассоциации с ледышкой.

— Артемида. И ты хочешь, чтобы я узнала у него правду об этой поездке? Ему не понравится это ощущение. Скорее всего, мне придётся раскрыть его сознание, разложить его на столе и тщательно так там покопаться.

Я кивнула:

— Да, я хочу, чтобы Вы это сделали.

Она сделала знак рукой, две крупные молодые неолетанки подхватили Маркуса и понесли его куда-то внутрь здания.

— Палма, присмотри за нашими гостями.

В проёме встала эми, лет семнадцати, она была какая-то нескладная, как все подростки, и с какими-то слегка бешеными глазами. Видимо, тоже из больных детишек.

 

Нитеница выплыла из комнаты через три часа. Она молчала, неспешно расправляя юбки на ходу:

— Он, действительно, помнит этот порт и этот полёт во всех деталях…

Ника рыкнула:

— Это невозможно! Там нет порта!

— Не перебивай меня. Это ложные воспоминания. Их вложил ему Ар. Мастерский Ар!

Повисла пауза. Ника обдумывала сказанное, что-то высчитывая, взвешивая, приходя к каким-то выводам:

— Что ты ещё можешь сказать по этому поводу?

— Их вложили не очень давно, несколько месяцев назад. Скорее всего, в первые дни, когда он только попал в САП, до продажи. Или непосредственно до прилёта. Он плохо помнит эти дни. Работали аккуратно, не повреждая мальчику психику. Школа Хинти. Кроме воспоминаний были вложены приказы. Не могу сказать сколько. Обнаружить не активированный приказ, не зная, где искать, практически невозможно. Но пару приказов было активировано. Этот мужчина оставлял записки в условных местах, сообщал информацию о готовящейся операции твоей партии.

Ника обожгла меня разъярённым взглядом. Правда, упрёка в том, что мужчина был в курсе планов драконов, вслух произносить не стала. Она вернулась к Нитенице:

— Ты ведь можешь сказать точнее? Ты можешь назвать мастера, которая это сделала?

Хозяйка Болотного края усмехнулась:

— Тебе не нужен мастер, Ника. Эта мастер не работает на кого попало. Тебе нужно имя того, чей заказ она исполняла. Да, я могу назвать тебе это имя.

Они обе замерли. Ника, испытывающе, смотрела на Нитеницу, Нитеница, холодно улыбаясь, молча, смотрела на Первую. В конце концов, Ника не выдержала:

— Сколько?

— Ещё столько же.

— Я заплатила тебе…

— … чтобы выяснить, насколько этот мальчик врёт. Я выяснила, он не врёт, он ошибается. За то, чтобы выдать того, кто пожелал, чтобы он ошибался, я хочу отдельную плату.

Поджав губы, Ника выждала минуту и полезла отсчитывать пачки купюр. Неолетанка кивнула в благодарность, получая деньги:

— Мастер, запрограммировавший этого мальчика, преданный сторонник твоей старшей дочери и работает только по её приказам. Это верно на двести процентов. Подчерк Морены хорошо читается в программах её приближенных, и подчерк конкретно этого мастера я встречала не раз.

Она убрала деньги в маленькую сумочку на поясе:

— Добавлю ещё кое-что, в качестве бесплатного бонуса. Мастер, делавшая программу, очень высока в своём искусстве, я бы не нашла этот внедрённый кусок памяти, если бы точно не знала, в каком интервале времени искать. Так что, возможно, в его памяти есть ещё заплатки воспоминаний или пассивные пока приказы, которые можно легко активировать кодовым словом, звуком, запахом. Или которые активируются сами на какие-то события. Снять всё это сможет только сама Морена. – Она повернулась ко мне: – И лично для тебя, мастер Артемида, тоже совершенно бесплатно. Этот мальчик подобран не случайно. Кто-то приложил немалый талант, чтобы подобрать его для тебя. Такими результатами совместимости гордятся лучшие неолетанские свахи, он идеально тебе подходит. Создавая его, Боги грезили подарить тебе любовь всей жизни.

Сказав всё это, она холодно кивнула, прощаясь:

— Будете покидать монастырь, пожалуйста, не оставляйте здесь трупов.

И уплыла в одну из многочисленных дверей в галерее. Эми с дикими глазами скрылась вслед за ней.

 

В течение нескольких минут Первая неподвижно сидела в кресле, размышляя:

— Артемида, дочери Ар как-то заявляли свои права на Рабсу?

— Ну, не то чтобы заявляли… Там есть небольшая колония неолетанок. Где их нет! Но мы бы с ними не помешали друг другу.

— А Великой, которая опекает эту колонию, это объяснили?! Достучались до её маленького мозга, что мы не тронем их вагончики?

— Нет, Первая. Оповестить кого-то из Великих ами заренее о операции, равнозначно тому чтоб просто объявить во всеуслышанье о наших планах на планету. Мы планировали начать с ней переговоры, сразу как возьмём порт. Просто сразу успокоили бы. Мы не были для них опасностью. Им не зачем было встревать.

— Кто из Великих опекает эти земли?

— Некая Растенья. Об этой Великой мало что известно.

В разговор включилась секретарь:

— Великая ами Растенья была второй из неолетанских правителей, кто одобрил договор с Даккаром.

Ника усмехнулась:

— И это, без сомнений, говорит нам о том, что она работает на Морену! Великим было незачем вмешиваться в ситуацию? Незачем! Если только не использовать её как удобный предлог. Небольшая деталь, меняющая логику – КТО-ТО ШУСТРЫЙ ТРАХНУЛ ЕЁ МУЖА! Ты ведь не думала, что она тебе это так спустит?! Неолетанки неразумны в вопросах мужчин! У них отшибает все тормоза, когда кто-то прикасается к их мужчинам! …совесть тоже отшибает – двенадцать трупов!

Ника на некоторое время замолчала. Она не любила свою расу. Но всё сказанное было применимо и к ней самой. Именно за мужчину она свернула голову одной сопернице на ринге и голыми руками придушила двух остальных. Безумие для неолетанки или истинная Мева для женщин САП.

Первая сделала несколько шагов по галерее рассуждая:

— Что мы имеем в результате? Морена вмешалась в нашу операцию, оберегая так или иначе опекаемые ею земли. Двенадцать трупов! А мы никак не можем даже ответить. Арнелет улей – который разумней не ворошить. В таком раскладе её действия будут признаны правомерными. – Она обернулась к секретарю. – Пошли этой Растенье официальные извинения. Напиши, что мы не посягали на её территории. Что вышло недоразумение.

Она сделала ещё несколько шагов. Потом повернулась ко мне:

— Договариваться с Марикой тебе бесполезно, поэтому избавься от него. Убей! – она внимательно посмотрела на меня, а потом добавила, уже для секретаря: – На всякий случай, объяви на парня охоту. Вдруг он выживет каким-нибудь случайным образом.

Первая ещё несколько минут смотрела мне в глаза, отслеживая реакцию на только что сказанное. Потом ещё раз кивнула:

— Ты свободна, мастер Артемида. Езжай в Цуе и рожай дочь. Это мой тебе добрый совет, если не приказ.

 

Тяжёлым шагом опасного зверя Первый меч драконов вышла вон. Послышался звук заводящихся моторов лайнеров. Драконы покинули монастырь.

Я вошла в комнату. На полу, на крохотной тряпочке, всё так же свернувшись калачиком, лежал Маркус. Всё его тело представляло собой один большой синяк. Выглядел он ещё хуже, дышал как-то очень надрывно, с усилием захватывая воздух.

Он не врал мне. Это была хорошо рассчитанная провокация от Морены. Как она узнала, что Рабсу буду вести я? Я начинала вести это дело незадолго до отправки в Цуе, а программировать Маркуса она должна была начать именно тогда. Ей повезло, что я вернулась к проекту снова, что Куоса уговорила меня. Ей повезло… а мне нет! И он мне не врал. Чёрт!

Я присела рядом с ним и легонько коснулась шеи. Пульс был стабильный. У него, наверное, несколько переломов, множество синяков и шок. Судя по хрипам, ещё из внутренних органов что-то задели. У меня в боковом кармане есть аптечка. Если сейчас замедлить процессы, то даже серьёзные повреждения внутренних органов не в счёт. Крупная сумма в хорошую клинику, и через неделю он был бы как новенький. Только… Ника объявила на него охоту! В течение получаса все порты, все банды охотников получат его данные. Он будет объявлен врагом Драконов. Убить его будет спортом! Любой автоматический порт тут же передаст о нём информацию. Это агония! Его смерть лишь дело времени!

На моё плечо легла рука Хаинь:

— Ты убьёшь его?

Под моими пальцами бился пульс… Нет, я не смогу! Я всё понимаю, Ника не просто так дала столь жестокий приказ. В его голове может быть программа на что угодно. На убийство дорогих мне людей, например. На всё, что сделает мне больно! На всё, на что у Морены хватило фантазии. А у неё большая фантазия! Очень большая и больная! А значит, Маркус опасен. Ника защищает меня… Но я не могу!

— Я спортсменка, а не убийца.

— Тогда, если позволишь, я найду ему доктора.

— А смысл, если Драконы объявили его своим врагом? Его пристрелят в первом же порту, объявят охоту, игру на его голову.

Хаинь обняла меня за плечи и посмотрела в глаза:

— Об этом мы подумаем завтра.

Я кивнула, доверяясь эдзе. Она рывком распаковала аптечку, вгоняя в вены Маркуса иглы замедления процессов. Чётко, отработано. Раньше ей часто приходилось возвращать людей к жизни. Как и Серай, она играла в Меве и в реальные войны. Маркус будет жить. Только надолго ли.

 

Пока Хаинь оформляла Маркуса в клинику, я сидела в приёмной. Я часто бывала здесь. Эта клиника не спрашивала имён и не выдавала информации о своих пациентах, вообще, никому. Здесь залечивали раны все известные в Меве фигуры, здесь латались преступники, находящиеся в розыске, главари банд и просто очень богатые люди, не желавшие огласки.

Неприметный дом в одном из захолустных городков приграничья, между двумя дешёвыми борделями. Охранница на входе, пароль известный лишь избранным. Окровавленному телу присвоили номер и обещали полностью залатать все физические повреждения через шесть дней.

Что я буду делать, когда этот срок закончится? Что изменится? Я уже как-то стояла перед угрозой объявления охоты драконов… на Роджера. Когда утром он, гордый и сильный, сосредоточенно зашнуровывал высокие ботинки, встав из моей постели, а я точно знала, что днём его убьют, и я ничего не могу сделать – иначе охота! Морена тогда смогла вытащить его. Воспользовалась тем, что вся родня давно пыталась подсунуть ей мужа. У неолетанок это важно. Поэтому после того, как под дулами пускателей она объявила Роджера своим мужем, Ника была вынуждена отступить. Это была карта Джокер. У меня такой карты не было ни тогда, ни теперь…

Мне подсунули на подпись счета. Крупные суммы. Я, не задумываясь, ввела идентификатор оплаты. Что я буду делать?! Охота… И зачем Нитеница это сказала: «Он идеально подходит тебе»? Поставить меня совсем в безвыходное положение? Подходит? Да, с ним было хорошо, легко, удобно. Не знаю, как насчет «идеально», но он был мне хорошим мужем. И я привыкла к нему. И я не могу убить человека!

 

Хаинь за плечи вывела меня из клиники:

— Нам надо выпить.

Мы сели за столик в одном из местных борделей, со стаканами коньяка и острыми жареными креветками. Хаинь накалывала их по три штуки на вилку, параллельно пытаясь подобрать правильные слова:

— Всё нормально. Не думай сейчас обо всем этом. Будем решать проблемы по одной и всё преодолеем. Это хорошая клиника, парня они починят. И что важно, забрать его можно будет прямо в Цуе, без риска засветиться на портале. Сейчас нужно думать о твоей карьере. Ника зла, но любит тебя. Она не сняла с тебя звания. Она не собрала трибунал. Она просто отослала тебя рожать. Из этой ситуации ещё можно вывернуться. Сейчас стоит затихнуть. Показываться в обществе с Деминалем, активно его раскручивать. Рожать. А потом, когда дочка немного подрастёт, эту историю уже забудут, и так, как официально на тебе клейма нет, всё можно будет вернуть.

Она закинула в рот пару креветок:

— А пока пьём коньяк, снимаем шлюх и к утру возвращаемся в Цуе с идеальными улыбками.

Я не хотела коньяк и точно не хотела никаких шлюх. Этот мальчик идеально подходил мне? Насколько же надо быть сволочью, чтобы подсунуть мне идеально подходящего парня, парня в которого я должна была влюбиться, а потом заставить меня саму его уничтожить. Как Хаинь собирается его прятать? За нашим домом наблюдают сотни глаз. Да даже без камер, садовник, няня, повар – кто-нибудь из строителей, которые сейчас отделывают апартаменты Деминаля – кто-нибудь заметит Маркуса и сдаст. Мне просто прикажут привезти его в Меву и убить. Прикажут… И я подставлю ещё и всех своих эдз, они окажутся соучастницами, скрывающими человека, на которого их партия объявила охоту! Чем Хаинь думает?!

Коньяк был гадкий. Креветки острые до жути и жирные. Как она их ест?! Шлюхи не вызывали, вообще, никакого желания. Хотелось зарыться в одеяло и просто сдохнуть. На месте!

Заснуть я смогла, только когда прижалась к боку Хаинь. Нужно же быть хоть в ком-то уверенной. А она меня не бросит.

« предыдущаяследующая »

Как не пропустить новую главу?

1. Вы можете подписаться на обновления этого сайта (вам будет приходить на почту когда я что-то выложила) :


Рубрики: | Метки:
Редактировать:
Напишите комментарий



Моё творчество

Романы Ольги Талан. Женское доминирование
  • Свежие комментарии

  • Метки

  • Рейтинг русскоязычных сайтов о Женском ДоминированииРейтинг русскоязычных сайтов о Женском Доминировании
  • счётчики

    Рейтинг@Mail.ru
    Топ100- Эротические рассказы
  • Дизайн сайта Miss Udacha
  • 

    10 комментариев на запись “Выстрел рикошетом 24”

    1. Маргарита Царева 28.11.2013 23:43

      Сильная, эмоционально напряженная глава, безумно интересно как же выкрутятся герои из сложившейся ситуации…

    2. Ольга Талан 29.11.2013 09:58

      Спасибо.

    3. Евгения 01.12.2013 09:58

      Очень жестко.
      Вообще ощущение, как кипятком по оголенным нервам.
      Жаль Темай, жаль Маркуса и волна ярости на Морену подступает к горлу.
      Вообще в этой главе много противоречий и разнонарпавленных сигналов — все это заставляет голову впадать в оцепенение и опустошает чувства ШОК.
      Не знаю, как Темай будет выкручиваться. Голова говорит, что самое правильное решение — убить. Сердце, что она не сможет смириться с этим НИКОГДА.
      Хочется идти к Морене и падать в ноги.
      Темай больше никогда не сможет доверять Маркусу — у него в голове всегда будет бомба, грозящая взорвется в самый неподходящий момент.
      Оль, если ты не выдашь продолжение на следующей неделе — я умру «от смятения души».
      лю

    4. Ольга Талан 02.12.2013 09:59

      Я буду очень очень стараться выдать продолжение к четвергу ))) Твоя» смерть от смятения души» чересчур сложное для меня испытание ))
      Падать Морене в ноги не поможет. Злости у них друг на друга десятилетия да и Роджер для обоих слишком чувствительно. Как поступить правильно … Огромное спасибо за такой эмоциональный комментарий. Лю тя

    5. вик 05.12.2013 09:36

      да валить парню надо обратно в республику под защиту республиканской гвардии и держаться подальше от их земель вот и все…

    6. Ольга Талан 09.12.2013 14:46

      Маркус не гражданин республики. Он просто пилот — контрабандист, житель пояса слабых колоний типа Вебека которые никого не способны защитить от таких гигантов как САП

    7. вик 05.12.2013 12:21

      а второй вариант вызвать морену на смертельный поединок и в случае победы заставить ее все исправить в обмен на сохранение жизни…

    8. Ольга Талан 09.12.2013 14:47

      даже если откинуть абсурдность этого метода и не явность победы Темай ( в морене 2,5 м роста и она мастер меча) — Морена бессмертна. Её не возможно убить в поединке.

    9. вик 10.12.2013 09:07

      даже если он не гражданин республики бежать то туда он мог бы… в обмен на какую нибудь инфу например сдать пару саповских форпостов и так он теперь их враг.

    10. вик 10.12.2013 14:03

      «даже если откинуть абсурдность этого метода и не явность победы Темай ( в морене 2,5 м роста и она мастер меча) — Морена бессмертна. Её не возможно убить в поединке.»
      на счет параметров то если помните, что известный всем БРЮС ЛИ был ростом всего то 1м .56см. ну а побеждал всяких громил и не только в кино… а в кино был еще персонаж из всем известных Звездных Войн- магистр Йода так он согласно сценарию был всего метр ростом а силами владел различными это при том что ему уже 800 лет отроду было…

    Обратные ссылки

    Оставить комментарий




    Загрузить свой аватар