Выстрел рикошетом 19

Глава 19 Визит в чужой мир

Джессика:

Февраль подкрался незаметно. Бизнес бурлил. Вместо запланированных пяти контейнеров груза, я уже распродавала седьмой. САП захлёбывался восторгами от искусства Лили. Мы были на волне.

Февральская выставка на Кингстоне нагрянула как-то очень быстро. Маман настаивала, чтобы я приехала на пару дней раньше. Они с Райселем собирались что-то там выискать грандиозное для САП.

Крис тоже часами болтался в сети, частенько спрашивая, не забыла ли я о выставке и обещанном катании на лыжах. Видимо, у него опять были какие-то проблемы с гостиницей, и, раз он не пытался обсудить их в переписке, там всё было очень сложно. Мне даже стало интересно, во что он опять такое влип. Наверное, поэтому я поддалась на всеобщие уговоры и вылетала на Вебек на два дня раньше запланированного.

 

Райсель чуть замедлился у шлюзового коридора, слегка виновато подняв на меня глаза, привычным движением облизнув губы:

— Я ещё никогда не выезжал за пределы земель Цуе. Говорят, это очень опасно…

Я усмехнулась:

— Ты же со мной.

И подхватив свою сумку, двинулась по коридору. Последнее время его губы, улыбка, жесты притягивали меня всё меньше и меньше. Да, он красив. Иногда смотришь — картинка, а не мальчик. Но сколько можно хотеть того, кто вздрагивает от любого твоего прикосновения?! У нас сложились странные отношения. Райсель был незаменим на любых переговорах, встречах, публичных выходах. Он расточал улыбки, говорил всем комплименты, блистал рассуждениями о стиле и изяществе. Его было удобно подсовывать маман, когда она хотела особенно потрещать по телефону. Он был просто необходим при общении со многими партнёрами. Как работником я была им безумно довольна. Но ничего личного нас не связывало. Он был мне полезен, я оплачивала его достаточно скромные счета, дарила на все мало-мальски подходящие праздники символические подарки, – тут было так принято и, желая вечером спокойной ночи, целовала в висок. В остальном, мы жили, как тётя с племянником. Да, периодически я чувствовала себя именно тётей!

Пару раз, меня это бесило, в голову приходила мысль, что «мы женаты, и это как-то неправильно», но я нашла себе оправдание: «Он же ещё ребёнок почти. Может, ещё повзрослеет. Может, они тут взрослеют долго?».

 

Крис встретил меня в порту Вебека. Гладкий блеск тёмных волос, игривый взгляд, губы, к которым хочется припасть вот прямо тут, голос:

— Детка, ты не представляешь, как я рад видеть тебя.

Я купалась в его взгляде. Вот, что Крис Кэдели умел делать совершенно мастерски, так это облизывать женщину одним взглядом, окунать её этим взглядом в свои объятия, раздевать, излучать желание. Я, оказывается, катастрофически по нему соскучилась!

— Я тоже чертовски рада тебя видеть, Крис. Знакомься, мой муж Райсель, рода Улайрас.

Крис плотоядно усмехнулся в сторону мальчика:

— Приятно познакомиться с Вами, фале Райсель, добро пожаловать на Вебек.

Райсель, и так всю дорогу боявшийся всех и вся, совсем как-то замер. Слова Криса были вполне приличны, интонация тоже, но вот взгляд. Ни один мужчина в САП, даже самая разнузданная шлюха, не мог смотреть вот так. Прямо в глаза, изучающе, с любопытством и похотью. Мой юный муж на секунду поднял на меня глазки в поисках поддержки. Мне стало стыдно. Мальчику нужно было как-то объяснить всё происходящее. Это чужой для него мир. И, вообще, я за него в ответе.

— Райсель, это Крис, – на минуту я задумалась, надо было как-то представить так горячо встречающего меня друга. Представить так, чтобы всё было понятно. – Он — мой любовник. Когда у нас обоих есть такое желание, он приезжает ко мне, чтобы заниматься сексом. На Вебеке так принято.

Крис скривил губы:

— Какая пошлая откровенность, детка. Меня зовут Крисар, рода Кэдели, фале Райсель, мой род держит в руках бизнес и большинство финансовых потоков Вебека, и не только его. И да, у Вебека другая культура, Вам многое здесь может показаться странным.

 

Райсель:

Уже через неделю после свадьбы я полностью освоился со своей новой ролью. Директор Джессика была очень добра, как и обещала, она позволила мне вести абсолютно публичную жизнь, так, как если бы я до сих пор носил статус Ангела. Я почти каждый день бывал в офисе её компании, помогал оформителю на выставках и консультантам в демонстрационном зале. Я много разговаривал с дизайнером Лили, по совместительству мамой директора Джессики. Ей нравился мой вкус и мои работы. Мы даже договорились, что я, под руководством своей новой тёщи, сам сделаю оформление для небольшой выставки в начале весны. На моей странице в сети снова беседы и пожелания приняли изысканный и благонамеренный вид. Трафик в моей трансляции постепенно вырос и составлял уже больше трети от того, что было у меня-ангела. Меня часто приглашали на различные мероприятия в сфере искусства. Я снова общался с художниками и декораторами, критиками, искусствоведами. Моё мнение опять что-то значило. К нему прислушивались, его обсуждали, оспаривали или поддерживали. Всё это стоило очень много.

Мама звонила мне каждый вечер. Она внимательно следила за моей жизнью. И была очень счастлива за меня. Всё было хорошо, только…

С того самого первого раза, когда директор Джессика пришла в мою комнату, когда было это… она больше не приходила. Сначала я вздохнул спокойно. Убедил себя, наконец, что всё то, что тогда было, весь этот секс, скорее, просто свадебный обряд. Ну, или очень редкий обряд, детей-то всё равно от меня никто не захочет. Меня, правда, всё равно каждый раз немножко бил мандраж, когда она слегка касалась губами моего виска, прощаясь на пороге моей комнаты и желая спокойной ночи. Но я постепенно привык. Намного сложнее и больнее оказалось, когда она забыла это сделать. Я как-то вдруг резко осознал, что её внимание ко мне угасает. Что она всё реже спрашивает меня о том, как я провёл день, о том, как я себя чувствую или, например, как мне спалось. Она давно не смотрела, что я рисую.

Я старался. Я проводил вечера за книгами по истории и культуре Вебека. Я старался блистать в обществе. Я стремился быть Ангелом. Она улыбалась мне, она доверяла мне каждый раз выбирать свою одежду, давала оценить любую речь, которую собиралась прочесть на публике. Когда её сотрудницы расходились во мнении, она спрашивала меня. Но… она как будто переставала интересоваться мной самим.

 

В порту Вебека, прямо у трапа корабля, нас встречал очень элегантный молодой человек в дорогом костюме. У него был мелодичный голос, с какими-то очень красивыми мягкими интонациями, но взгляд… он очень непривычно смотрел мне прямо в глаза, не отводя взгляда. В тёплой, но, с другой стороны, какой-то необычной манере.

— Добро пожаловать на Вебек, фале Райсель. Меня зовут Крисар, рода Кэдели, мой род держит в руках бизнес и большинство финансовых потоков этой планеты, и не только его.

— Райсель, это Крис, он приезжает ко мне заниматься сексом.

Как контрастировали эти уверенные манеры, правильная речь, плавные жесты, прямая осанка… эти идеально подобранные в тон костюма рубашка и ремень, эти очень подходящие к стилю не блёклые, но и не бросающиеся в глаза два браслета на левой руке и тонкая цепочка на ухоженной загорелой шее, тёмные аккуратные волосы чуть ниже плеч… это не просто контрастировало, в моём понимании, это противоречило фразе «он приезжает ко мне заниматься сексом». Этот Крисар принадлежит знатному роду, но не печётся о морали своих поступков? Он принадлежит Меве? Хотя:

— Приятно познакомиться, Крисар. Я боюсь ошибиться в стиле общения, поэтому не сочтите за навязчивость: каких традиций или верований Вы придерживаетесь?

Он широко улыбнулся, видимо, понимая причину моего вопроса:

— Моя семья исповедует имперский материализм.

Имперец! Я вежливо кивнул. При всей аморальности некоторых традиций, империя была слишком сильным государством, чтобы не уважать её культуру. Я много читал об имперских традициях. У них была богатая культура. И ещё более богатая наука. Возведя разум до божества, они во многом отринули обычные нормы духовного. Но кто я такой, чтобы их осуждать. Я постарался вежливо улыбнуться.

— Я очень уважаю культуру Империи.

Теперь поведение Крисара мне было намного понятней. Я спокойно наблюдал, как он погладил директора Джессику по волосам и щеке, а когда потом, вообще, при всех поцеловал в губы, мне стало стыдно. Но люди вокруг нас улыбались, глядя на эту сцену. И я очень старался уважать культуру планеты, на которой нахожусь, и на которой выросла моя жена.

 

Порт столицы Вебека показался мне каким-то стареньким и покосившимся. Пластиковые ангары были слегка деформированы временем, заборчик вдоль посадочных площадок местами сломан, а местами заменён на невзрачные металлические листы. Пластиковый купол какой-то тусклый и в разводах. Но больше угнетала даже не ветхость, а какая- то неухоженность вокруг. Даже местный газон сиял рыжими проплешинами, потому что, видимо, кто-то по неосторожности плеснул на него едкую химию.

 

Крисар очень галантно помог нам погрузить вещи в свой лайнер, новенькую спортивную модель республиканского производства абсолютно чёрного цвета, и отвёз прямо в дом дизайнера Лили.

 

Она оказалась маленькой женщиной, с волосами ещё более жёлтыми, чем у директора Джессики. По видеосвязи это не бросалось в глаза, но сейчас я как-то отчётливо видел, что, видимо, из-за особого склада характера и творческой натуры, по поведению она почему-то сразу казалась даже младше своей дочери. Воздушней, легче, подвижней.

Она улыбнулась мне с порога:

— Райсель! Мальчик мой, как я рада, наконец, увидеть тебя вживую. Какой ты всё-таки аппетитный красавчик!

Она вдруг, не спрашивая разрешения, обняла меня, слегка похлопывая по спине:

— Какой у меня хорошенький зять. Мммм! Картинка!

Я оглянулся на свою жену, но она была занята Крисаром. Он что-то шептал ей на ухо, а она улыбаясь, теребила пальцами его длинные чёрные волосы.

Директор Джессика поймала мой взгляд и тут же, взяв Крисара за руку, потянула его вверх по лестнице:

— Мне нужно сделать пару звонков. Лили, угости Райселя чаем.

Старшая Элиос проводила дочь взглядом, слегка нахмурившись, но тут же улыбнулась мне:

— Да ну их! Пойдём лучше, я, действительно, угощу тебя чем-нибудь вкусным. Да, и ты ещё не видел новые эскизы! Мальчик мой, я хочу, чтобы ты их посмотрел первый. Я рисовала специально для САП. Только ты сможешь это оценить!

 

Темай:

Рано или поздно этот день должен был наступить, отвертеться не было никакой возможности. А значит, нужно было просто это пережить, и будь что будет.

По центральным ступеням раскидистой неолетанской усадьбы Амильятти поднималась за мной, заметно нервничая. Но калитка перед нами открылась автоматически, и никто живой встречать не вышел. Мне пришлось взять за руку слегка озадаченную этим фактом мать и самой повести её через сад в основную часть дома. Алина терпеть не могла трансляцию и даже не утруждала себя вежливостью хотя бы встретить в ней гостей.

Маленькую рыжую женщину, как и предполагалось, мы нашли в центральной гостиной.

— Темай, я так рада тебя видеть. Здравствуйте, торговец Амильятти. А мы всё ждём, ждём, когда вы к нам заедете. Ну, проходите же скорее.

Из внутренних комнат огромного неолетанского дома на полном ходу выскочил Энтониэль. Увидев мать, он резко притормозил, по быстрому попытался придать себе приличный вид. Сделать это было сложно. На одной его щеке помадой было нарисовано сердечко, волосы взлохмачены, да и глаза слегка шалые. И это я предупредила их о нашем визите за три дня! Поняв, что лучше выглядеть не получится, мальчишка смущённо поздоровался:

— Здравствуй, мама. Генерал Темай. Мы очень рады вашему визиту.

Он не выглядел ни испуганным, ни обиженным. Быстро забыв, как выглядит, с восторгом принялся рассказывать нам о том, что за прошедшие почти две недели они с Алиной посетили десяток концертов и спортивных состязаний. Продемонстрировал, как научился ловко завязывать традиционную для мужчин неолетанок сшафу, шарф закрывающий нижнюю часть лица. И, как контрольный в голову матери, похвастался, что больше не носит идентификационный браслет.

— А ещё через месяц будет огроменый фестиваль на Ажюрдае, и мы с Алиной уже купили билеты на балкончик у самой-самой сцены. Представляешь, там же, ну, буквально, как на ладони, всё видно будет! Я просто жду не дождусь увидеть их!

Рассказывал всё это он ещё и излишне громко, эмоционально и размашисто жестикулируя.

Амильятти поджимала губы, стараясь держать эмоции при себе.

Алина же, напротив, с гордостью наблюдая за поведением мальчика, позвала всех за стол попробовать её торт. Помогая в сервировке мальчишка, балуясь, сложил из салфетки самолётик и запустил в жену Ники, ловко приземлив прямо на рыжие волосы. Алина искренне рассмеялась шутке. Мать смотрела осуждающе. Черноглазый мальчик опустил взгляд, но, видимо, всё равно не счёл нужным извиняться за своё поведение.

 

А я, можно сказать, была довольна. Моего даккарского брата явно не обижали. Алина его балует, а Ника давно в свободных землях. Что же до остального…

Что ожидала увидеть мать? Уверенна, у себя в доме она учила сына вести себя достойно. Получалось ли у неё? Мне было не с чем сравнивать, я видела Энтони всего один раз, в тот день, когда мы его забирали, и понятно дело, что в тех обстоятельствах он был сильно скован. Но, судя по удивлению Амильятти, такое хулиганское поведение всё же для него не свойственно. Вспомнился его ролик с басней. Он был там очень артистичен. Шут! Это проглядывалось и там. Сейчас же, вырвавшись из-под крыла матери, он быстро вышел за рамки правил. Его широкие жесты и порой хулиганские выходки, говорили о том, что он и не был особо пай-мальчиком. Даккарская кровь! Истинная кровь сыновей Мевы! …мне вчера попалась статья: «На что претендуют даккарцы в свободных землях», текст сплошная вода, но на развороте огромное фото – Роджер Об Хайя, уже командор – паук. Казалось, он ещё сильнее повзрослел с тех пор, как я видела его последний раз… как я прикасалась к нему последний раз. Он стал ещё уверенней, напористей и ещё опасней, а самое паршивое, кажется, сделался от этого только ещё притягательней. Изысканное издевательство богов! Они не приспособлены для нашей любви. Чистое искушение без надежды на ответные чувства. Свободные демоны Даккара не приемлют правил и стен дома. Это не для них! Лезет ли сейчас на стенки Морена, так старавшаяся запереть в своём доме Роджера? Что вырастет из Энтониэля – Энтони, когда он хотя бы войдёт в возраст полового созревания, если даже две недели смыли с него весь лоск воспитания? Бесполезно! Мечты, не приводящие ни к чему, кроме душевных страданий. Опасный для разумной женщины юношеский максимализм. Да! Мечтать нужно о тех, кто доступен. Перед моими глазами возникла картинка – Маркус, потягивающийся утром в постели. Понятный, прозрачный и чудесно не хлопотный для моей жизни. Надо благодарность что ли написать той неолетанской специалистке, что подбирала мне его. Я вернулась к беседе за столом:

— А… — Энтони слегка смущённо сжал пальцы и выпалил, – Мама, я решил остаться до совершеннолетия жить в этом доме, – и не давая ей возразить. — Неолетанская культура имеет очень много отличий, и я не смогу познакомиться с ними, если не останусь тут. Чтобы быть, когда вырасту, хорошим мужем ами Даниэлле, мне нужно расти здесь!

В глазах матери я читала панику. Она теряла сына, того мальчика, которым хотела его видеть. Первая драконов не отдаст мальчишку, если он сам возжелал остаться. А Алина, видимо, за пару недель сделала всё, чтобы ему здесь понравилось.

— И… — Энтони расплылся в широкой абсолютно детской искренней улыбке. – Я перейду в школу для рейтинговых мальчиков! Я пока не решил, какого направления школу выбрать, но Дани… в смысле, генерал Даниэлла сказала, что я могу выбирать, какую хочу, ни одна школа не посмеет мне отказать.

Эта последняя фраза была сказана с особенной гордостью. Причём гордостью не просто тем, что отныне у него будет более высокий статус, а тем, что маленькая неолетанка снесёт ради него любую стену. Это в её характере.

Я была не права, решив, что Ника бросила тут мальчишку. Она обеспечила его безопасность, в том числе от себя самой. Она заботится об Алине и будет заботиться о нём так же, на расстоянии, до самого совершеннолетия.

На Амильятти я старалась не смотреть. Безысходность в её глазах уже просто затопила эту комнату. И это глупо! Она должна понимать, что бессильна перед даккарской кровью. Что упустив контроль над сыном, она потеряла его. Ей стоило принять это.

 

Джессика:

Как же я, оказывается, соскучилась по Крису. По этим тёплым губам с привкусом ягодного ликёра, по шёпоту на самой грани слышимости, по обволакивающему взгляду, по горячим сильным ладоням, по мощному члену, пронзающему меня до самого нутра, до краешка души. Мы были на Вебеке уже пятый день. Крис шатался со мной по выставке, водил по ресторанам, кормил всякими вкусностями с не выговариваемыми названиями, катал вместо личного водителя, вежливо беседовал с Райселем, не обижался на нападки маман, трахал меня ночи напролёт и ни о чём не просил. У него бывало так иногда. Когда проблема ставила его в тупик, он просто пытался о ней забыть. Сделать вид, что её нет. Молчать. Но всё-таки стремиться ко мне, чтобы я была тем, кто из этого молчания её достанет.

— Что с твоей гостиницей?

— Не знаю.

Я перекатилась, заглядывая ему в глаза и ожидая ответа, выдавливая этот ответ своим ожиданием.

— Отец решил, что этот бизнес мне не подходит, и назначил туда управляющего.

— То есть забрал его у тебя?

Крис откинулся на спину, медленно облизывая губы. Как я могла увидеть сексуальность в этом движении у Райселя?! Вот это сильное затянутое движение, вот это сексуальность, а то — детский лепет.

— И что тебе обещают взамен? Он же не лишил тебя наследства?

Крис потянул меня к себе, укладывая на свою грудь.

— Нет, конечно. Просто ещё не придумал, что мне дать. Мы встретимся с ним, когда поедем на лыжах. Надеюсь, он как раз что-нибудь предложит мне.

 

Встречаться с Артуаном Кэдели мне совсем не хотелось. Но Крис столько твердил об этой поездке на лыжах, что и слепому было понятно, насколько это для него важно. Может, он надеется на мой совет в беседе с отцом? Ну, или ещё что-нибудь, когда отец предложит ему новое направление бизнеса.

 

Ужинали мы опять в ресторане. Шикарный зал галереями выходил на побережье. Лёгкий ветерок ласково касался кожи.

Большинство таких шикарных мест в столице принадлежали семье Кэдели, так что я нисколько не удивилась, когда нас вышел поприветствовать управляющий, лично принимая заказ.

Райсель с любопытством крутил головой, разглядывая всё вокруг. Крис пафосно рассказывал историю заведения. Если верить ему, оно было основано ещё триста лет назад, когда первые Кэдели обосновались на Вебеке.

 

— Джессика! Крисар! Какая встреча! Вот уж вечер сулит подарки!

Возникшая перед нами девица была моей однокурсницей. Не то чтобы мы когда-либо были подругами, но Эллионор, как и большинство на нашем курсе, была богатой наследницей крупного бизнеса на Вебеке, корабли её отца перевозили треть всех товаров, поступающих на планету, и разум велел мне поддерживать отношения с такими людьми.

— Эллионор! Вот уж кого не ожидала увидеть!

Случайности в нашей встрече не было. Чтобы там Элли не плела про романтические прогулки по побережью, она была слишком хорошо осведомлена, что я активно разворачиваюсь в САП, и слишком расстроилась, когда я рассказала, что один из моих партнёров занимает высокое место в рядах драконов, и именно их корабли я использую для перевозки коллекций. Впрочем, после того, как стало понятно, что перспективной клиентки из меня не получится, мы неплохо перемыли косточки некоторым общим знакомым, обсудили, кто что успел построить, на чём прогореть, и как постарела наша профессор по внешним связям после гибели своего мужа.

Некоторое время Крис болтал с нами. Потом ему явно стало скучно, и он предложил Райселю экскурсию на кухню. Мой муж уже совсем заскучал, поэтому тут же откликнулся на такую идею, и они удалились под мягкий голос Криса:

— Изначально здесь подавалась исключительно верхнекаллокская кухня. Её основной инструмент — открытый огонь. Прямо здесь, в середине зала, стоял очаг, на котором непосредственно на глазах посетителей обжаривались мясо и рыба…

 

Эллионор наклонилась к моему уху:

— У тебя очень красивый муж. Мне всегда казалось, что САПовские мужчины слегка блёклые, а он такой яркий, элегантный, и это при крайней юности. Ты просто нашла бриллиант!

— Спасибо.

Я по-доброму улыбнулась. Мне было как-то очень тепло в груди, что мои мужчины не устроили холодной войны или какого-то показательного игнорирования друг друга. Они оба старались быть вежливыми. И если от Райселя я ничего другого и не ожидала, то поведение Криса было какой-то очень приятной неожиданностью.

— Кстати, Крисар обещал тебе сегодня что-то?

Я вопросительно посмотрела на бывшую однокурсницу.

— Прости, глупый вопрос! Ты же с мужем! Просто он привёл тебя в ресторан своего дяди, логично, что после этого он обещал поработать у тебя в постели.

— Нет. Он просто был со мной на выставке и завёз сюда поужинать.

Эллионор плотоядно усмехнулась:

— Тогда ты не будешь возражать, если я заберу его к себе сегодня? Такой парень не должен простаивать. У тебя красавец муж. А я уж займу Крисара, – она рассмеялась. – Тем более он мне должен. Недели две назад он сбежал от меня с побережья. Три дня всепоглощающего секса. Чёрт, какой у него наглый язык, я от одних воспоминаний кончаю. Три дня, а потом, представляешь, он просто смылся от меня рано утром. Не знаю, уж к кому он там мчался, такая умелая шлюха везде постель найдёт. На прошлой неделе я его у Гайны видела, до этого, вообще, у Даймуана на яхте. А тут такая удача: гуляет один, а ты с красавчиком мужем.

Мне вдруг стало жутко противно. Почему, спрашивается? Я всегда знала, что Крис шлюха. Он был первой шлюхой в университете и, естественно, остался таким после. Ему нужны мои советы, моя помощь в бизнесе, но трахать-то всё, что движется, он не переставал никогда. Эллионор ещё что-то там вещала о том, что именно делал Крис в её постели, — я уже не слушала.

Райсель и Крис вернулись с кухни. За ними следовал официант с тяжёлым подносом, видимо, нагруженным блюдом, приготовленным на их глазах. Райсель был весел. Он открыто смеялся. Было видно, что ему понравилась экскурсия.

Крис вложил в его руку нож, предлагая разрезать блюдо. Его ладонь мягко накрыла руку моего мальчика, помогая. А меня вдруг залила ярость. Ну, ладно, мой ангел, а я-то что, такая дура наивная? Вежлив он, как же! Когда это Крис Кэдели с кем-то был вежлив за просто так?! Он просто нагло ухлёстывает за моим наивным чистым мальчиком, мальчиком, который даже представить не может, что у другого мужчины могут быть такие мысли в отношении его!

Я медленно досчитала до десяти. Скандал в крупнейшем ресторане столицы мне сейчас совсем не нужен. Вебек, может, и проглотит это, но я сейчас в САП живу, а там очень дорого стоит общественное мнение.

Я сделала вид, что внимательно читаю что-то на коммуникаторе, и поднялась с извиняющейся улыбкой:

— К сожалению, нам с Райселем нужно ехать. Срочное дело!

Эллионор высказала сожаление, но весь ее вид выражал, насколько  она довольна моим отъездом. Крис явно был разочарован. Мой ангел высказал сожаление, что не сможет попробовать столь великолепно пахнущее блюдо, извинился за нас обоих, но ни на минуту не усомнился, что должен следовать за мной, какие бы там дела меня не звали. Возможно, САП и прав, именно такого мужчину нужно иметь рядом, а шлюх просто трахать иногда, приезжая в Меву.

 

Уже дома я, как можно корректнее, постаралась поговорить с Райселем. Нам ещё два дня на Вебеке находиться, и мне очень не хотелось, чтобы он по наивности испортил себе репутацию:

— Райсель, я хочу тебя попросить, что бы ты больше не позволял Крису или другим мужчинам на Вебеке к себе прикасаться. Вообще, никак.

Мой ангел смотрел на меня с абсолютно честным вопросом в глазах. Он очень умело избегал каких-либо лишних контактов с женщинами, разве что маман позволил обнять себя, видимо, сделав скидку на семейные связи. Но он явно не видел никаких скрытых мотивов в прикосновениях мужчины. В САП мужская гомосексуальность считается болезнью и просто отсутствует как класс.

— Я нарушил что-то? Что-то сделал неправильно?

— Не ты. Просто Крис явно флиртует с тобой. Тебе не стоит позволять ему это делать.

— Флиртует?

— Ухаживает.

Мой юный муж удивлённо моргнул:

— Но зачем?

— На Вебеке бывает секс между двумя мужчинами и, видно, он рассчитывает уговорить тебя на это.

Тут глаза моего мальчика расширились, казалось, до половины лица, и он слегка побледнел. Не знаю уж, что за картинки развернула его фантазия, но это явно было что-то страшное. Совсем испугавшись, он начал извиняться, речь его стала как никогда путанной. Я взяла его за руку, накрыв его ладонь второй:

— Я поэтому и говорю тебе об этом. Успокойся. Я понимаю, что ты не знал.

— Но почему он так подумал обо мне? Я как-то неправильно себя вёл?

Чтобы успокоить Райселя, понадобились пара часов и несколько кружек чая. Потом он сидел, завернутый в одеяло, всем своим видом выражая абсолютную разбитость и полное непонимание реальности. Отвлёк меня от этой картины звонок моей пиарщицы. После вопросов по коллекции, она рассказала, что Темай готовит пресс-конференцию по случаю предстоящей свадьбы, и мне хорошо было бы там засветиться:

— Мы с вами только начали работать над вашим собственным имиджем, директор Джессика. Появиться в кадре в таком ракурсе было бы очень весомым аргументом. О браке генерала Темай сейчас будут говорить все издания, их суммарный рейтинг с фале Деминалем превосходит все браки, что заключались за последние лет пятьдесят. Кроме того, это брак двух очень сильных ветвей Драконов. И род Бакуфу, к которому принадлежит фале Деминаль, в своё время одержал побед в реальных войнах не меньше, чем генерал Темай, в наше мирное время, одержала на рингах. Поверьте мне, об этой паре буду говорить все.

Я пообещала подумать и отключила звонок. Райсель, слышавший наш диалог, оторвался от кружки чая:

— Я бы очень обрадовался, директор Джессика, если бы Вы сочли необходимым попасть на эту пресс-конференцию, и мы бы уехали завтра. Лучше, вообще, прямо сейчас.

Выглядел он совсем разбитым. И я чувствовала себя даже виноватой, что так ранила его этой правдой. Но и не объяснить тоже было нельзя – неизвестно, как отреагирует САПовская высокоморальная общественность, если увидит какие-нибудь фотографии моего итак падшего ангела в обществе флиртующей с ним шлюхи Кэдели.

У нас сложились довольно своеобразные отношения. Я заботилась об этом мальчике, как-то автоматически считала себя ответственной за него, мне было приятно видеть его рядом, я… в каком-то смысле, я любила его. Просто секса между нами не было. Что-то тёплое, семейное, но абсолютно лишённое сексуального подтекста.

С другой стороны, что у меня осталось из дел тут? Отправить отобранные коллекции? Ну, это и местный управляющий может сделать – расторопный мужик, очень аккуратный. А послезавтра я, вообще, планировала лыжи с Крисом и его отцом. Криса как-то видеть совсем расхотелось, да и, представляю, как теперь от него будет шарахаться мой Райсель.

Я улыбнулась:

— Ну, я как раз обдумываю, кому перепоручить оставшиеся дела. Если мне советуют быть на этой конференции, то, скорее всего, это стоит того, чтобы поторопиться.

Мы вылетели утром. И Лили, и мой управляющий с большим пониманием отнеслись к необходимости срочно уехать. Крису я просто отправила сообщение: «Дела срочно вызвали меня в САП. Извини».

 

« предыдущаяследующая »

Как не пропустить новую главу?

1. Вы можете подписаться на обновления этого сайта (вам будет приходить на почту когда я что-то выложила) :


Рубрики: | Метки:
Редактировать:
Напишите комментарий



Моё творчество

Романы Ольги Талан. Женское доминирование
  • Свежие комментарии

  • Метки

  • Рейтинг русскоязычных сайтов о Женском ДоминированииРейтинг русскоязычных сайтов о Женском Доминировании
  • счётчики

    Рейтинг@Mail.ru
    Топ100- Эротические рассказы
  • Дизайн сайта Miss Udacha
  • 

    4 комментария на запись “Выстрел рикошетом 19”

    1. Смирнова Ирина 15.07.2013 11:29

      ….млею я от Маркуса и Криса)))

      Очень показательная глава. Нельзя сказать, что Крис открылся с новой стороны, скорее к его личности добавилось приятных моему сердцу оттенков)))

    2. Ольга Талан 15.07.2013 12:11

      ))) Вот что то мне подсказывает что я даже знаю какой именно новой стороной тебя очаровал Крис )))))

    3. Надежда 17.07.2013 23:31

      Ух! Ура!!! Ольга, спасибо, что вернулись к этому роману!

      Мне очень интересно куда дальше пойдет мысль Райселя? Пока не понятно, насколько важно для него, что Джессика перестала обращать на него внимание? Может, он захочет изменить ситуацию? :)
      С нетерпением жду продолжения!

    4. Маргарита Царева 19.07.2013 17:50

      Неожиданная глава, уважаемый Автор. Как поведет себя мальчик-ангел, в мире в котором все по другому? На мой взгляд вам удалось раскрыть эту тайну наилучшим образом. Радостно видеть что пребывание в САП благотворно влияет на Джессику.
      Благодарю за прекрасную главу.

    Обратные ссылки

    Оставить комментарий




    Загрузить свой аватар