Выстрел рикошетом 13

Глава 13 Выбрать сторону

 

Маркус:

Где-то в середине очередного нудного фильма в комнату поскреблась Темай. Вошедшая за ней тётка явно выглядела очередной желающей потрахаться.

— Это ещё одна из твоих жён?

Пока я видел лишь троих: Хаинь, с удовольствием берущую в рот и дающую в задницу; Мил, которую я, видимо, не привлекал, хотя сама она была очень даже ничего, и ещё, появлявшуюся последнее время всё чаще, Ваянью, оказавшуюся в постели ещё большей скромницей, чем сама Темай.

Тётка довольно улыбнулась:

— Я её будущая родственница. Генерал, позволишь нам пообщаться?

Белобрысая натянула замороженную улыбку и, кивнув, шустро выскользнула из комнаты. Трусиха она, несмотря на все свои чемпионские титулы. Я выждал паузу, неспешно отложил пульт от телика и повернулся к тётке:

— Ну, и о чём ты хочешь со мной поговорить?

Как все местные, она была беловолосой. Этого особенного белого цвета, которым бывают окрашены только волосы женщин расы нэрми – цвет молока, или луча элебро, если смотреть под углом к выстрелу. Комплекцией именно эта нэрми была поменьше и похудее Темай. Заострённые черты лица, усмешка стервы. Встретив такую в порту, я бы тоже, наверное, струхнул. От таких баб бывает много неприятностей. Но тут, в условно «моей» комнате, чем она могла быть для меня опасна?

Тётка, не прячась, облизала меня взглядом:

— Меня зовут Семиньяка, вне публичности можно Сема. — Точно потрахаться набивается. — Позволишь взглянуть на тебя без рубашки?

Оппа, я прям в восторге от прямоты подхода.

— Почему сразу не догола?

— Можно и догола, если тебя это не сильно смутит.

Одним движением, через голову, я стянул рубашку, потом, улёгшись на спину, принялся медленно расстёгивать штаны.

— Ты очень красив. У Темай великолепный вкус. Она часто бывает у тебя?

— А ты любишь дрочить на рассказы о чужих похождениях?

Тётка усмехнулась:

— Ну, мне интересна эта тема. Если тебе не сложно.

— У Темай хороший темперамент. Она заходит, конкретно потрахаться, почти каждый день. Хотя бы просто слегка перепихнуться. У неё хорошее тело, гибкое и упругое. Практически нулевая утомляемость. Хотя, на мой вкус, в сексе она скромница.

— По сравнению с другими эдзами?

— И с ними тоже. Хаинь более интересна в постели.

— У неё какие-то особенные игры?

— Не то чтобы что-то особенное, просто она более раскована. Тебе нужны подробности?

— Если можно, но про Темай.

— Она, обычно, приходит с какими-нибудь вкусностями. Долго наглаживает моё тело, – я, как бы демонстрируя, провёл ладонью по своей груди, меня веселила наша беседа, – потом усаживается на мои бёдра, плотно сжимает их коленями и спрашивает: «Можно?». Обычно, я в такие моменты объясняю ей всю глупость этого вопроса не совсем цензурными словами. Согласись, сидеть на эрегированном члене и спрашивать, нужно ли продолжение, это тупость!

Семиньяка кивнула:

— Наверное, она пытается быть предупредительной.

— Предупредительностью было бы спросить: «Ты хочешь меня сверху или снизу?».

— Она не спрашивает?

— Нет, она любит быть сверху, медленно опускаться на мой член, возить ладонями по груди, потом в какой-то момент терять самообладание и легко поддаваться, чтобы я перевернул её на спину и уже дотрахал в нормальном темпе.

— У тебя на бедре укус. Это она тебя укусила?

— Нет, это Хаинь. Отомстила мне за слишком медленную работу моего языка на её клиторе.

— Она…

 

С лёгким предварительным стуком в дверь, в комнату проскользнула упомянутая Хаинь:

— День добрый, сенатор. Боюсь, мне придётся прервать вашу беседу. По моим данным, на дом надвигается буря. Советую вам с сыном неспешно прощаться.

Оппа, а я уже настроился поиметь эту вуайеристку. Семиньяка, задумчиво, повернулась к вошедшей, думая, видимо, больше о том, как именно та меня укусила, а не о том, что она говорит сейчас.

— Что-то серьёзное, политик?

— Очередная сплетня, кинутая на растерзание не слишком охочим до правды журналистам.

Тетка поморщилась:

— Про генерала Темай?

— Про её мать. Но, к сожалению, честь наших предков сотрясает и наши стены.

— И сколько, вы полагаете, продлится скандал?

— Пару дней, думаю.

— Я хотела бы знать подробности.

О, да, такие, обычно, суют свой нос везде!

— Обязательно, сенатор, как только вытрясу их из родительницы моей дорогой эдзы и вашей будущей снохи, так сразу непременно пошлю и Вам весточку. Пока, к сожалению, у меня есть только сплетня, которая уже вот-вот будет опубликована в нескольких информационных изданиях.

Семиньяка поднялась:

— Что ж, тогда вы правы, политик Хаинь, мне стоит увезти отсюда сына. Было приятно познакомиться, Маркус.

Неспешным широким шагом она вышла из комнаты. Хайнь подмигнула мне:

— Ты знаешь, что Семиньяка один из самых ортодоксальных сенаторов и очень опасный человек. Но ты, кажется, умудрился понравиться и ей! У тебя талант! – и, скользнув взглядом по моей абсолютно пофигистичной ко всему происходящему голой тушке, добавила – хотя, разве такой красавчик может оставить хоть какую-нибудь женщину равнодушной?!

 

 

Райсель:

Это была катастрофа. Из дома директора Джессики меня забрала одна из эдз матери. Уже по её задумчивому виду можно было судить, что натворил я что-то очень страшное. Дома мама отвела меня в кабинет без трансляций:

— Объясни мне, как ты оказался в доме абсолютно чужой женщины без старших женщин, да ещё и спящий.

И тон, и мимика говорили, что она ужасно разочарована моим поведением. Как будто то, что я сделал, было… чем-то фатальным, необратимым. Почему? Что я такого сделал? Мама, мой первый сторонник, если я разочаровал её, что говорить об остальном мире! Выбора не останется!

— Я просто хотел поговорить с директором Джессикой ещё немного… подождать, когда она освободится…

— Райсель! Ты вошёл в дом чужой женщины! Не родственницы! Абсолютно один! Как, по-твоему, это воспримет общество?

Как? Ну, не знаю, наверное, подумают, что я хотел с ней поговорить о чём-нибудь? Обсудить что-то? Что ещё я мог там делать? Я опустил голову. Мама продолжала:

— Я скажу тебе, как оно это воспримет: что ты решил уйти в Меву! Что ты отбросил всё то, чему тебя учили, как ангела, и решил жить другой стороной жизни. Твой сегодняшний поступок аморален!

Я удивлённо распахнул глаза. Почему? Нет, я понимаю, что поступил не хорошо… но, зачем трактовать это настолько радикально?

— Но я же просто хотел подождать…

— Чужую женщину в её доме? И что бы было, когда она бы пришла? Райсель, так, как ты поступил, – так поступают распутные мужчины, принадлежащие Меве.

Я не понимал. В груди поднималась горечь и усталость. Ну, у меня же не было других вариантов… Я не мог отпустить её.

— Когда она бы пришла, мы бы поговорили… Мы бы не стали говорить ни о чём плохом…

На глазах выступили слёзы. Я смотрел на маму, а она смотрела в сторону. Она была очень рассержена. А я… а я был растерян. А ещё мне было страшно. Почему, прийти в чужой дом, – это так аморально? Чужая женщина могла выставить меня в невыгодном свете и в общественном месте. Почему её дом настолько запретная зона? Не то чтобы мне никогда не говорили, что этого нельзя делать, но… А если бы я не задремал, было бы не так опасно? А самое решающее: это конец? Директор Джессика разберётся с произошедшим и откажется от меня? Ей ведь нужен почти-ангел, а не распутный мужчина. Мокрая капля покатилась по щеке. Мама заметила её и погладила меня по волосам.

— Райсель, мальчик мой, ты юн и очень наивен. Ты не знаешь грязи этого мира. Ты чист! Но это, мой дорогой, знаю я, а люди вокруг, глядя на твои обрезанные волосы, ищут признаки падения. В нашем мире принято искать пороки в тех, чьи гены недостаточно чисты. Я понимаю, что тебе не просто, что ты пытаешься найти подход к этой женщине.

Я уже вовсю плакал. Это так несправедливо! Я ведь уже так надеялся… я уже поверил, что всё получится…

— Мы так хорошо ходили по выставке. Со мной все здоровались и общались, как раньше… Она очень уважительно ко мне обращалась…

— Да, сынок, эта женщина имеет возможность вернуть тебя обратно в мир публичности. Это в её силах и интересах. Но ты нужен ей ангелом. Абсолютно чистым, абсолютно незапятнанным сплетнями. Поэтому нельзя переступать нормы, даже в самом малом. Это тот выбор, в котором ты должен быть непоколебимо твёрд. Тем более, – она легонько поцеловала меня в висок, – ты часто неспособен предсказать реакцию людей. Трактуя твой поступок, они дорисуют демонов там, где их не было, и ужаснутся.

 

Джессика:

День начался очень рано. Проснувшись, я обнаружила на экране звонки из офиса: арендодатель опять меняла условия нашего сотрудничества. Теперь я понимаю, почему нэрми на Вебеке так досконально прописывали в договорах всё, до последнего коврика под дверью. С такими вертлявыми работать – и не такое пропишешь.

Вместо ответного звонка, я набрала в сети имя своей новой знакомой, совладелицы второй галереи. Трансляция тут же выдала мне картинку, как она, вместе с эдзой, мирно пьет чай в богато обставленной столовой. Хорошее время для звонка?

Мы договорились за пять минут. Моя собеседница была рада звонку, и через полчаса я уже бродила вместе с ней по залам их галереи, оговаривая тонкости будущего сотрудничества:

— Мы оформим всю экспозицию сами. Это инопланетное искусство, и оно должно бросаться в глаза этой инопланетностью, привлекать интерес.

— Вы привезёте своего дизайнера?

— Нет, моя мать привыкла работать по сети. Мы заснимем для неё помещения, и она вышлет нам эскизы оформления. Это не первая выставка, которую мы оформляем таким образом.

На этот раз девушку из юридической поддержки я вызвала заранее и учла на бумаге всё.

 

Уже к обеду, подписав новый договор об аренде площадей для выставки, я заехала к прежнему арендодателю. Публичность вносит свои коррективы в ведение бизнеса: о том, что я общалась с конкурентами, здесь уже знали. Меня постарались сначала отговорить, потом припугнуть неустойками за расторжение договора, но я, кажется, уже начала понимать суть этого мира и бизнеса в нём:

— Мне бы очень не хотелось выставить вас в невыгодном свете, выступая в свою защиту. По моим подсчётам, вы нарушили около пяти пунктов наших предварительных договорённостей.

— Я действовала исключительно в рамках договора.

— Да, но после его заключения, мы с вами оговаривали некоторые детали устно и публично. Это нельзя считать договорённостью? Простите, я ещё слегка путаюсь в местных правилах. Думаю, мне стоит посоветоваться в этом вопросе с моими местными партнёрами.

Расчёт был правильный. При такой публичности устные обещания не могли ничего не весить. Да и Темай, и Нику эта дамочка явно не хотела впутывать.

 

И вот на этом эмоциональном подъёме, с соглашением о расторжении старого договора (без претензий и по обоюдному согласию) и с подписанным новым (в два раза толще и оговорив всё, что только можно) я прибыла на Парду. Наверное, следовало предупредить мать Райселя о моём визите, но я так и не смогла подобрать для этого слов. Как это сформулировать? «Я хочу обсудить с Вами вчерашнюю проблему»? Или «Могу я приехать к Вам?» Почему-то мне казалось, что такой вопрос нужно обсуждать только лично, только глядя человеку в глаза.

И вот я стояла на пороге её дома. На меня смотрела камера домофона, и под пальцем мягко пружинила кнопка звонка.

— Прошу прощения, что явилась, не оповестив заблаговременно, но мне хотелось бы обсудить один важный вопрос, не откладывая.

Её лицо выдавало напряжение, а жест, которым она приглашала меня в дом, сомнение и опасение:

— Да, я тоже хотела с Вами увидеться, директор Джессика.

Чего она боится? Что я обвиню её сына? Да, она многим рискует. Только я буду чувствовать себя последней дрянью, если обвиню этого мальчика в чём-то, и уж тем более в распущенности. Вряд ли можно счесть даже малой виной то, что он не знал об этих специальных такси. Он, наверное, без матери и не ездил в жизни никуда. А значит, из двух решений предложенных Даниэллой, мне остаётся только одно.

Я кивнула и, уже сознательно перерезая себе пути к отступлению, добавила:

— Я бы хотела просить Вас отдать мне в мужья Вашего сына.

Мать мальчика посмотрела на меня удивлённо, потом перевела глаза на линии, перечерчивающие асфальт у порога дома: я стояла в зоне полной трансляции, и мои слова и моя довольная рожа, в момент их произнесения, уже навсегда стали достоянием гласности.

 

Мы проговорили около получаса. Она вела себя довольно робко и крайне вежливо:

— Боюсь спросить , директор Джессика, что подвигло Вас решиться на брак? Только между нами.

В моём мире, в таких случаях, следовало говорить о неземной красоте невесты и пронзившей сердце любви. Но учитывая местные заморочки, я решила просто рассказать, как есть. Мы уже не в трансляции, так что надеюсь, меня простят, если я скажу что-то не то:

— Мне понравилось, как Ваш сын ведёт себя на людях. Это именно то, что мне сейчас нужно.

Женщина кивнула: мой ответ ей явно понравился.

Это был приятный и доверительный разговор. Казалось, той фразой на пороге я навсегда завоевала сердце этой женщины. Её единственным условием к браку было проведение церемонии свадьбы. Как она сказала: «Конечно, в самом минимальном виде, и все расходы за мой счёт». А я и не удосужилась узнать заранее, что торжества по случаю свадьбы тут обычно проводят только для рейтинговых браков. Для всех остальных только подписывают нужные документы.

Моя будущая свекровь объяснила мне тонкости:

— Для Вас это торжество будет только плюсом. Во-первых, я познакомлю Вас со своими родственниками, многие из них работают в сфере искусства. Во-вторых, мы с Вами сразу фактически объявим, что Райсель берётся как публичный мужчина, такой, которого выводят в общество. Это упростит его дальнейшее общение с людьми.

— Да, это было бы хорошо.

— Единственное неудобство для Вас, это то, что торжество придётся отложить хотя бы на две недели. Это минимальный срок, за который прилично приглашать серьёзных людей. Но мы с Вами подпишем брачный договор заранее и оговорим, что до даты официальной свадьбы Райсель будет считаться помолвленным с Вами, а значит, вы сможете брать его на любые публичные мероприятия, как своего жениха. Учитывая же фактически подписанный уже брачный договор, вы сможете даже привозить его к себе домой.

Я развела руками. Сейчас опасности не было, и можно было просто без заморочек извиниться:

— Простите, я как-то не сразу сообразила, что, несмотря на публичность в моей гостиной, такой визит Райселя будет воспринят неоднозначно.

Женщина улыбнулась:

— Наш мир непрост, но для мужчин он в тысячу раз сложнее, чем для женщин. Слава Богам, что всё обошлось. Но чтобы избежать даже малейших осуждений, думаю, нам с Вами обеим будет выгодно, если брачный договор будет подписан вчерашним числом.

 

Райсель:

Я не мог заснуть. Что теперь будет? Неужели я вот так просто всё разрушил?

Отец всегда говорил, что суть Ангела – верность. Почему-то сейчас мне вспомнились именно те его слова. «Какие бы ураганы над тобой не бушевали, ты должен быть верен правилам и дому, которому ты принадлежишь». А я нарушил правила… сознательно и публично! Подвёл дом матери, которому принадлежу.

В окно смотрели холодные звёзды. Этот мир не станет сожалеть, не пошатнётся, не испытает даже малейшего сожаления, если завтра вычеркнет моё имя из почти-ангелов… Не заметит!

Я заставил себя встать. Умылся холодной водой. Осмотрев своё отражение в зеркале, нашёл восстанавливающий крем, – завтра на моём лице не должно читаться что я плакал. Не знаю, почему отец считал стержнем ангела верность, по-моему, это героическое упрямство. Мой отец, мои старшие братья, я видел, как построена их жизнь. Невозможно идти этой дорогой, если ты не воспитал в себе терпение и настойчивость, сдержанность и безграничную уверенность, что сдаваться нельзя.

Там же в ящичке, в ванной комнате, нашлись успокаивающие капли «для крепкого сна». Я накапал себе немного в бокал и, глядя на себя в зеркало, велел себе самому: «спать».

 

Мама разбудила меня, коснувшись плеча:

— Просыпайся, мой мальчик. Приехала директор Джессика, тебе нужно спуститься вниз.

На её губах играла лёгкая улыбка. Ни тени вчерашней злости и огорчения. Приехала директор Джессика?

Мама встала и направилась к двери:

— Она очень решительная женщина. Она появилась на пороге рано утром и прямо в трансляции объявила, что пришла просить тебя в мужья. Мы уже обговорили все нюансы, слово осталось только за тобой. Спускайся. Мы ждём твоего решения.

Я подскочил. В мужья?! С порога, в трансляции? Но ведь она меня даже толком и не видела. Или…

— Мама, это из-за того, что я натворил вчера?

Моя родительница покачала головой:

— Не думаю. Твоя невеста очень разумная женщина, которая точно знает, чего она хочет. Она сказала, что ей понравилось, как ты ведёшь себя в обществе, и поэтому вчера, на выставке, она приняла это решение.

Вчера… Ей хватило столь малого? А я чуть всё не испортил? Чуть-чуть… я быстро метнулся к зеркалу. Крем и сон дали свои результаты, – ни следа слёз и усталости. Я постарался улыбнуться, спокойно и сдержанно:

— Мама, мне понадобится пятнадцать минут, чтобы придать себе подобающий вид.

Она ответила на мою улыбку одобрительно:

— Конечно, мы с твоей невестой успеем пообщаться.

« предыдущаяследующая »

Как не пропустить новую главу?

1. Вы можете подписаться на обновления этого сайта (вам будет приходить на почту когда я что-то выложила) :


Рубрики: | Метки:
Редактировать:
Напишите комментарий



Моё творчество

Романы Ольги Талан. Женское доминирование
  • Свежие комментарии

  • Метки

  • Рейтинг русскоязычных сайтов о Женском ДоминированииРейтинг русскоязычных сайтов о Женском Доминировании
  • счётчики

    Рейтинг@Mail.ru
    Топ100- Эротические рассказы
  • Дизайн сайта Miss Udacha
  • 

    12 комментариев на запись “Выстрел рикошетом 13”

    1. Надежда 29.05.2012 00:57

      Ааааа! От Маркуса у меня натурально потекли слюни… Блин, такое охрененное описание! (простите, но выразиться по-другому не могу) Уж очень аппетитно у вас получается :-)
      Райсель — зайка и лапочка, его хочется согреть в об’ятьях и защитить от всего мира!
      Ольга, с огромнейшим нетерпением, затаив дыхание и скрестив пальчики как в детстве, жду продолжения!

    2. Ольга Талан 31.05.2012 17:34

      Спасибо за такой эмоциональный коммент, очень приятно.

    3. vitec 29.05.2012 23:59

      продолжаются события… это хорошо… интересно как дальше будет…
      спасибо…..

    4. natha 01.06.2012 23:01

      Ольга, я Вами восхищаюсь!
      Случайно открыла и… ВСЕ… пропала…
      побоку домашние дела, работа, другие увлечения…. читать, читать, читать…

    5. Ольга Талан 04.06.2012 00:17

      Мне очень лестно. Спасибо что отписали.

    6. Vitalka 04.06.2012 02:00

      Вот реально поставить в этой комнате навороченный комп с интернетом, и я согласен на такое полу-рабство =) (троллфейс)

    7. Vitalka 04.06.2012 02:05

      я про комнату Маркуса =)

    8. Ольга Талан 04.06.2012 09:48

      ))) Вот в том как раз и игра. Где граница с которой начинается рабство? Жертва тут Маркус или халявщик на всём готовеньком? )))

    9. vitec 04.06.2012 10:40

      Ну то, что маркус здесь не свободный человек это наверно понятно всякому. Его поймали и продали так что жертвой он является, но вот всех исторически сложившихся признаков рабства нет. Он жертва обстоятельств трагической невезухи если можно так выразится. Он живет в чужом доме делает то что от него требуют но при этом работ по дому или на заводе не выполняет есть понятие «Пленник» вот это понятие по моему тут больше подходит чем понятие раб.

    10. Ольга Талан 04.06.2012 10:58

      Хм, заинтересовалась, полезла в толковый словарь.
      Раб — Представитель эксплуатируемого класса в рабовладельческом обществе, лишенный всех прав и средств производства и являющийся собственностью хозяина-рабовладельца.
      Пленник — Тот, кто взят в плен , находится в плену. перен. Тот, кто находится под непреодолимой властью, влиянием кого-л., чего-л
      Согласна, Маркус в этом обществе не лишён всех прав, некоторые права у него есть. Хотя бы право на жизнь и минимально комфортные условия. Хотя он является собственностью: его можно продать, управлять его использованием и определять его местонахождение. По поводу эксплуатации — почему эксплуатация раба обязательна должна быть по хозяйству или на заводе, работа проститутки тоже труд.

      Да, извиняюсь но главы сегодня не будет. Не успела.

    11. Vitalka 05.06.2012 00:52

      «халявщик на всём готовеньком». Живя в 4х стенах+телевизор+тренажерка , я хз как тут можно злостно расхалявиться , ну да конешно заходят тети поиграть в доктора =), но тем не менее что то не очень он избалован и халявит. Может я что-то упустил конечно.

    12. Vitalka 05.06.2012 00:59

      Вообще у вас Ольга оч интересные романы, я с таким интересом «Властелина колец читал» =).
      Продолжаю свою мысль насчет «плена», уж лучше к амазонкам, чем в лапы неолетанок, под этой наркотой, магией …..Тьфуу!! :D

    Обратные ссылки

    Оставить комментарий




    Загрузить свой аватар