Вольная птица 7-9

Глава 7

Адениан:
Раверстон явился ко мне с докладом рано утром.
— Командир, я получил результаты по делу с бумагами.
Он положил передо мной отчёт.
— Суть рассказывай. Некогда читать.
— Генерал-капитан, это я отдал Ретке бумаги. – Он сделал паузу – Думаю, я сделал это под влиянием Ар. У охраны нашлись записи как она входила ко мне в кабинет и как выходила оттуда с конвертом. Я не помню этого визита, хотя хорошо помню весь день. Поэтому, полагаю что вы правы, Ретка владеет дистанционным Ар и с его помощью получила бумаги.
Генерал был бледен. Его честь была сильно замарана. Я молчал.
— Есть и хорошая новость, командир. – Раверстон, видимо поймав мой взгляд, постарался придать себе более бравый вид – Есть вероятность, что оригиналов этих бумаг Ретка не брала. Она вышла из здания с одной папкой в руке. И я полагаю, что если бы у неё была бы на тот момент папка с оригиналами, то она бы тоже держала её в руках. Маловероятно, что она засунула одну папку в рюкзак, а вторую несла в руках. Я собираюсь устроить поиски в своём архиве. Если бы я хотел спрятать документы, там это проще всего сделать.
Я откинулся на кресло. Значит Реткины угрозы блеф? На что они надеялись. Что я не раскрою этой особенности плана? Вполне возможно. План тут не причём. Он безупречен. Провалил исполнитель. Только Ретка могла догадаться несли украденные документы даже не спрятав их. Я всё больше склонялся к мысли, что те, кто надоумили Ретку на шантаж, просто хотели отвлечь меня от чего-то более важного.
— А что выяснил по поводу взрыва?
— Пока не много. Из чужих в здание входили три «кошки» и две женщины. Сомневаюсь, что бы кто-то из них мог установить устройство. Все остальные были солдатами и офицерами нашего флота. Трудно представить, что могло бы заставить пойти одного из наших парней на такое предательство… Трудно вообще представить предателя — даккарца! Я проверяю всех. В конце концов, мужчину можно заставить, тем же Ар, сделать всё что угодно.
— Думаешь это Ретка?
— Нет. По заключению экспертов бомбу установили между 10 и 12 часами дня. Ретки в это время сначала не было на базе. Я проверял по записям видеонаблюдения. Она ушла в базы около 9 часов, кажется, на озеро, и шарахалась там до 11. Потом сразу направилась ко мне. У меня она пробыла почти 2 часа. А от меня пошла в банк, потом в столовую, к тебе в штаб, потом в лавку за продуктами, и уже к 7 часам к тебе на квартиру командир. Бомбу в квартире установили в её отсутствие. Это точно! Может она и связанна с этим, но физически её в этот момент там не было.
Значит я всё-таки имею дело с двумя отдельными противниками:
— Позволь спросить тебя, командир, что хотела получить от тебя Ретка шантажируя этими бумагами?
— Хотела чтоб я поехал с ней куда-то.
— Нелогично. Она могла заставить тебя поехать куда угодно с помощью Ар. Зачем такой сложный план? Намного проще было скрутить тебя или запрограммировать.
Я тоже задумывался. Весь этот шантаж сильно попахивал липой. Не ясная логика, не ясные цели.
Вряд ли Раверстон ждал от меня ответа. Но он продолжал стоять.
— У тебя ещё что-то генерал?
— Обычный отчёт по событиям в мире, генерал-капитан.
— Расскажи мне кратко.
— Кто-то начал охоту за неолетанками, командир. Очень крупную охоту. Целями избраны крупнейшие из фигур.

Венки:
Я проснулся ближе к полудню с дикой головной болью. Давно я так сурово не напивался! Приоткрыл один глаза:
-Командор.
Рядом мельтешил Индман:
— Хотите пить?
Я забрал из его рук кружку. Глупый вопрос. Конечно я хочу пить с такого похмелья!
Осмотрелся. Комната явно была моя в гостевом комплексе.
— Капитан сказал, чтоб я побыл с вами, если вам что-нибудь понадобится.
— Понятно. – Я заставил себя встать. Надо вскипятить чайник и заварить травы. У меня есть чудный букетик, голова через пол часа просветлеет.
Я подошёл к зеркалу. Рожа опухшая, а по рукам и плечам куча наспех замазанных порезов.
– Я вчера буянил?
— Нет, вы побили троих на ринге, и с вами больше ни кто не захотел драться.
— Болтал?
— Вы сказали, что у вас сорвалась какая-то крупная сделка.
Ясно. Закипел чайник. Комнату наполнил аромат неолетанских трав. Когда-то мама в приступе своей любви к детям пустила меня в свою библиотеку Ар. Когда очнулась я уже перечитал большую часть раздела трав, подпаивал фати снотворным, когда хотел смотаться на ночь, а женщин амосой дурмана, что б не мешали себя лапать. Метаться уже было поздно! Сейчас я разбираюсь в неолетанских травах лучше большинства неолетанок. И в жизни их использую довольно часто.
Голова прошла как и ожидалось буквально после нескольких глотков. Индмана я поблагодарил за заботу и выставил. Теперь надо было всё обдумать.

Глупо было конечно вчера напиваться. Это ничего не решает. Надо было просто поговорить с мамой… Только зачем? Её отказ уже нельзя забрать назад.
Ладно, забыли! Не был я женат до 26 лет на молодой и политически сильной, и не буду. Спорить могу, эта Доминанта страшна как крокодил и глупа как дерево. Кроме того лет через 10 ей захочется детишек, а вот туда я точно не хочу!

Я улыбнулся себе в зеркало. Я конечно хорошо понимал, что просто уговариваю сам себя. За вчерашний день я уже так поверил в проведение и смирился с неизбежной женитьбой, что когда всё это обломалось меня просто выбило… Слабак! И о чём я вчера выл бармену? Срамота! Любви ему захотелось?! Скажи уж честно захотелось хоть раз трахнуть неолетанку, которая действительно умеет это делать! Глупо! И слишком много не ясного. Единственный, кто не станет врать если что-то знает и может поговорить со мной об этом, это отец. И вытащил коммуникатор. Экран быстро вспыхнул установленным соединением. Роджер улыбнулся:
— Конечно, приходи. Я в штабе. Сейчас немного закончу с бумагами и вместе сходим бои посмотрим.
Когда я пришёл он диктовал своему секретарю Мартиону какие-то задания. Я плюхнулся в свободное кресло. Бумаги на столе лежали горой и от моего лёгкого касания начали разъезжаться. Я поспешил навести порядок. Распоряжения, доклады, приказы.
«Покушение на генерала Ларона. Генерал сильно ранен» Кому понадобился этот бугай?
«Ажюрдая лишила великую ами Энастению своего гражданства» А вот это попахивает политическим скандалом. Интересно на что наместница Ажюрдаи нарывается? У Энастении свои люди во всех слоях власти.
«Под именем «кошки» Ретки на базу нижнего узла проникла агент Ар…» Мои глаза полезли на лоб, когда я увидел фотографию этой мошенницы. Синеглазка! Она агент Ар? « …агент, используя технику дистанционного влияния примерно на 4 метра, заполучила копии важных документов. Документы возвращены. Инцидент будет улажен нами самостоятельно. Просим придать информации код С12. Генерал Раверстон Об Хайя».
Оппа на! Раверстон поймал шпионку? Дистанционника? Нет, если верить докладу бумаги она украла позавчера, а я вчера видел её здесь в Клинках.
— Опять у меня в бумагах шаришь?
Я обернулся. Отец уже закончил со своими делами и отослал Мартиона. Он улыбаясь стукнул меня по плечу:
— Как кстати закончилась идея Агатеи с твоей женитьбой?
— У тебя хотел спросить. Мать уехала так и не поговорив со мной.
Роджер поморщился:
— У Марики большие проблемы. Вчера на Селене на неё открыли уголовное дело. Кто-то взялся перетрясать дела двадцатилетней давности. Всплыли бумаги подтверждающие, что Марика брала грязные деньги Суани.
Грязные деньги? Для всего мира Суани были в первую очередь бандитами. Они частенько чистили банки, склады и запасники малых планет. Играючи выгребали миллиарды из бюджетов, так что государства потом восстанавливались не один десяток лет. За любую из Суани на всех цивилизованных планетах были назначены большие вознаграждения. Именно поэтому даже сами неолетанки не знали их лиц. И только Великие и главы школ Ар знали в лицо Морок. Остальные даже если встречались с ней разглядеть лица под действием Ар не могли.
Суани были бандитами. Поэтому контакты с ними даже в САП считались преступлением. А мать явно имела контакты с Морок.
— Мать брала у Морок деньги?
— Тогда был кризис. Ещё немножко и экономика протектората бы просто обвалилась. Морок тоже неолетанка и печётся о всех этих хаймовых планетках как может.
Зачем сейчас копать под мать? И у Энастении проблемы… Что-то тут не то!
— Кто-то копает под Великих?
— Не только. Вчера в городе подстрелили трёх мастеров Ар. Снайпер в голову! Кто-то хочет переделить власть!
Отец повернулся ко мне. Потом усмехнулся:
— Меня успокаивает одно: твою мать пуля не возьмёт. Судами её тоже не перегрызёшь, у неё такая армия юристов, что она скорее отбелит Суани в глазах закона, чем сама в тюрьму попадёт! Так что не на ту напали. Выкрутится!

Ретка:
Когда я проснулась, Анжея уже не было. А из комнаты доносился запах крепкого табака. Такой знакомый. Гаро!
Мой второй муж, Гардман был давно не молод. Сухой, жилистый, длинные волосы основательно подбелены сединой. Шершавые руки, сухие губы, обветренное лицо… Он улыбнулся мне:
— Стрекозуля, ну ты и спишь! Обедать уже пора.
Я забралась рядом с ним на диван и крепко обняла:
— Ты! Ты специально ко мне приехал?
На турнир Гардман обычно не ездил. Мечи были не его специализацией. В ближнем бою он больше любил короткий кинжал и приёмы захвата. А в школе Од Мэдра он преподавал более интеллектуальные науки.
— Анжей позвал меня. Сказал, что ты засветилась в монастыре Вестницы и за тобой надо присмотреть.
Я хмыкнула: вот такая я ами. Решения за меня принимает мастер-учитель, а мужья меня охраняют.
— А где сам Анжей?
— Пошёл проверять твои данные про нападение на Клинки. – Гардман хмыкнул — Сильно его задело, что твой мальчишка что-то вперёд него разгадал.
Гардман был единственным из моих мужчин, кто не проявлял излишней ревности и агрессии к другим мужчинам так свойственной для даккарцев. Он был спокойным и, рядом со мной, всегда улыбался. Смотрел на меня любуясь и молча улыбался.
Он ласково погладил меня по щеке:
— Давай одевайся. Нам ещё замаскировать тебя надо.
— Замаскировать?
— Да, Стрекозуля! Давно мечтал увидеть тебя блондинкой.

Через 2 часа мы уже входили в ложу командования на центральном стадионе турнира. Роджер очень уважал старые заслуги Гардмана и если тот появлялся в Клинках принимал его как друга и учителя.
В металлических пластинах на стенах ложи отразилось моё лицо. Ну с маскировкой я постаралась: Шикарные белые кудри почти до пояса. Конечно парик. Зелёные глаза с жирной подводкой под кошечку. А короткое платьишко в мелкую складочку, так что Гардман взглянув на меня такую обозвал меня пирожным. На себя я точно не походила.

Боёв я не запомнила. В голове было много посторонних мыслей. Об Адениане. Как он там? О стервеце Веникеме. Интересно ему удовольствие доставляет издеваться над молодыми неолетанками или это я его под таким впечатлением оставила? Я такое умею! А как он эротично пальчик облизывал…
Гардман ткнул меня в бок:
— Твой мальчишка сюда поднимается.
Я глянула вниз. По ступеням в ложу широким генеральским шагом поднимался Адениан. Блин! Конечно тут же командование братства Острова богов собирается. Куда ему ещё сесть, чтобы посмотреть турнир?! Гардман ухмыльнулся:
— А я всё думал, когда он явится. Его люди следят за тобой со вчерашнего вечера.
— Как следят?
— Ну, стрекозуля, ты же от него скрываться не собиралась?! Ты же сама сказала, что доверяешь ему.
Доверяю. Ну да я же говорила Гардману, что Адениан будет моим третьим мужем. Забыла правда уточнить, что он пока не дал на это согласия. Ой, блин!
— Здравия желаю генерал-командор. – Голос Адениана был спокойный и властный. Причём если у Анжея эта властность была большой и теплой, в неё хотелось окунуться, довериться. То в Адениане эти нотки властности были как брызги сексуальности.
Он сел в другом конце ложи рядом с Архо и некоторое время о чём-то беседовал. Я тихонечко рассматривала его из-под волос. Может он и не за мной пришёл. Просто по делам.
Через минуту он встал, выпрямился и направился прямо к нам:
— Добрый день мастер Гардман. Меня зовут Адениан Об Хайя разрешите составить вам компанию.
Гардман усмехнулся:
— Я знаю как тебя зовут, парень! Я пока ещё ни на столько стар и хорошо знаю всех полководцев Даккара. Садись.
Адениан некоторое время помолчал. Потом заговорил в пол голоса.
— Мастер, моя просьба наверно покажется вам странной, но позвольте мне ненадолго забрать вашу «кошку». Мне надо поговорить с ней.
Вот такая я ами. Ни здравствуй Ретка, ни давай поговорим. Как котёнка «позволь заберу». А меня даже ни кто и не спрашивает!
— Ты зря думаешь, что удивил меня своей просьбой, парень. Я позволю тебе забрать её, но при условии. Ты дашь мне слово, что вернёшь её мне в руки в целости и сохранности. Ты не будешь отпускать её от себя ни на минуту, ни каких толп, ни каких открытых мест откуда легко орудовать снайперу. Ты будешь крайне бдителен! Считай это прихотью старика.
Адениан задумался, потом кивнул:
— Хорошо мастер. Я обещаю, что с ней всё будет хорошо и я верну вам её целую и невредимую.
Гардман улыбнулся. Адениан схватил меня за руку и потащил прочь со стадиона.

Адениан:
Разобравшись с делами в узле, я опять явился в Клинки. Потребность поговорить нормально с Реткой с каждым днём только усиливалась. Нужно разобраться, в чём она замешана.
Людей, разыскивать мою Ретку я отослал ещё вчера. И сегодня просто созвонился с человеком, который её вёл и сразу узнал где искать:
— Мне пришлось очень постараться, командир, чтобы быть незаметным. Эта шлюха любовников выбирает один опасней другого. Вчера генерал — паук был. А сегодня она на стадионе, в ложе командования братства, со стариком Гардманом Од Мэдра.
Юбля! В принципе я и не надеялся, что моя «кошка» в Клинках воздержанием занимается. Чему удивляюсь? Ладно, я поговорить в конце концов с ней хочу. Просто поговорить.
Я поднялся в ложу командования. На широком балконе сидело два десятка высших офицеров братства. Роджер о чём-то разговаривал с одним из своих пауков. Он лишь приветствовал меня легким кивком и тут же вернулся обратно к разговору. А вот Архо махну, что хочет со мной поговорить. Старик Гардман тоже был здесь и возле него жалась белобрысая «кошка». Больше неолетанок в ложе не было. Ретка подкрасилась?
Я кивнул подошедшему Архо:
— Слышал, на тебя покушались вчера?
— Да, разнесли мою квартиру ко всем чертям!
— Нашёл виновного?
— Пока нет!
У Архо явно что-то было по этому делу:
— Мы ночью поймали солдата пытавшегося со снайперским комплектом пробраться в командирскую деревню. Это был наш парень. Он служил братству Острова богов. Рода Оп Вэкра, пилот с одного из космопортов Клинков.
— Под Ар?
— Скорее всего. Он убил себя, как только понял, что не скроется. Амосы в крови не было. Так что если это был Ар, то профессиональный дистанционный.
— Зачем было пробираться в командирскую деревню?
— У меня сейчас на улицах охраны, птица не пролетит. И если нужно убрать кого-то из высших офицеров, самое просто было подстрелить его там. Ну простое, пока я не усилил охрану в честь твоей взорванной квартиры.
Вопросов только прибавлялась. Как мог наш солдат решиться на предательство? Если это Ар, то зачем это неолетанкам? Мне просто катастрофически нужны были ответы от Ретки. Я направился к Гардману:
— Мастер, возможно, моя просьба вас удивит, но позвольте мне ненадолго забрать эту «кошку».
Случилось наоборот, это Гардман удивил меня:
— Я позволю тебе забрать её если ты дашь мне слово, что вернёшь её мне в руки в целости и сохранности. Ты не будешь отпускать её от себя ни на минуту, ни каких толп, ни каких открытых мест, откуда легко орудовать снайперу. Ты будешь крайне бдителен!
Ретке грозит опасность? Она поэтому покрасилась?
Я схватил её за руку и быстро пошёл со стадиона:
— На тебя кто-то охотится?
— Не знаю.
— Почему старик считает, что тебе грозит опасность?
Она поджала губки, пожимая плечиками:
— Я немного нахулиганила, ну и засветилась при этом.
Мы вошли в гостиничный комплекс Об Хайя. По настоянию Роджера у всех офицеров братства начиная с генерала здесь были свои комнаты, на случай необходимости переночевать в столице. Я очень редко здесь бывал. Чаще всего здесь останавливались мои люди.
Парни из выделенной мне охраны быстро проверили комнату и скрылись.
Ретка до ушей улыбалась:
— Ты не обиделся на меня, да ведь?
Я сел на диван. Она плюхнулась на пол притираясь к моим коленям. Я решил действовать прямо:
— Ретка, что ты знаешь о бомбе, которая была в моей комнате? Твои старшие могли организовать это?
Глаза Ретки широко распахнулись:
— Бомбе?
— В тот вечер, когда мы с тобой разговаривали, в моей спальне была заложена бомба.
Она быстро ощупала меня ладошками:
— Ты не пострадал? Нет конечно, мастерам так же как и мне нужно чтоб ты был жив и здоров! О, Адо если бы я знала, что там бомба, я бы тебя там ни за что не оставила. И две недели бы ждать не стала. Лучше ты на меня обидишься, чем тебя убьют.
Она ещё некоторое время лепетала подобную чушь. Сомнений не было, Ретка была не причастна.
— Морена сказала мне, что ты агент Суани или Дотси. Это правда?
Ретка хлопнула глазками:
— Рассказала? Правда. Суани. Только Адо ни говори никому, пожалуйста. А то меня убьют. Я и так из-за того цветочка на Морену напала, и теперь без охраны шагу ступить не могу!
Суани! Сильнейшие из дистанционников. Воины Арнелет! Ретка – воин?! Я разглядывал большие глаза в зарослях пушистых ресниц. Сегодня они были зелёные. Не привычно. Белые кудряшки тоже смотрелись странно, но сексуально.
— Расскажи мне нормально, кто и зачем заставил тебя взять в Раверстона бумаги и шантажировать меня. Только не ври. Я уже провёл расследование и если замечу ложь, видят боги, побью.
Ретка надула губки:
— Давай, маленькая с начала. Кто тебе сказал меня шантажировать?
— Мастер. Мастер сказала мне, что бы я нашла способ увезти тебя. Я не хотела шантажировать, но вы никто не придумали другого способа…
— Зачем я понадобился твоему мастеру?
— Для меня. Со мной поехать… Ну я не могу сейчас всего рассказать.
Ретка во всю уже целовала мои плечи и шарила своими ладошками под рубахой. Ррр! Только о сексе думает!
— Ретка, что-то не сходится. Не проще было твоим мастерам заставить меня поехать, раз уж это так им надо, с помощью Ар?
Ретка замерла. Несколько раз хлопнула глазами осмысливая вопрос. Потом её распахнутые глазки будто сверкнули гневом:
— Нет! Никто из неолетанок не притронется к тебе и не посмеет применить Ар. Даже мои учителя. У неолетанок очень серьёзно с этим. Ты мой! Я люблю тебя! Никто ни к чему тебя принуждать не может!
Результат разговора почти нулевой. Ретка – Суани. Я и так это уже знал. Приказ забрать меня дали её мастера. Объяснить, зачем я понадобился Суани, она не может. Ах, да на меня почему-то нельзя воздействовать Ар. Почему не понятно. И сколько продлится этот неизвестно чем обусловленный иммунитет тоже не ясно.
— Ретка, я знаю что ты не брала оригиналы этих бумаг. – Уже днём Раверстон нашёл папку с оригиналами — У тебя их нет. Так что твои угрозы беспочвенны. Что ты собиралась делать, если я откажусь ехать с тобой.
Ретка хмыкнула отрываясь от моей поясницы:
— Я просто выкраду тебя. Ты просил две недели, что бы спасти Клинки, ты их получил. Не успеешь решить остальные дела, я не виновата!
Я просил две недели?
— Что ты знаешь про Клинки?
— То, что ты мне сказал. Что на них нападут и поэтому тебе нужно две недели, что бы их спасти.
Она воздействовала на меня Ар? Говорит таким непринуждённым тоном, как будто признаётся, что сухарики в шкафу съела. Значит, она на меня Ар воздействовать может.
— Почему ты просто не заставила меня поехать?
— Ну это было важно для тебя… И я ведь сказала, что никто не будет тебя заставлять. Я люблю тебя!
В свободных землях было много народов, понять логику которых у даккарцев не получалось. В основном просто из-за недостатка информации. Но неолетанки были единственным народом, информации по которому было море, и это ни чего не давало.
«Я тебя выкраду. Буду шантажировать, бороться, но не буду тебя ни к чему принуждать!» Мило! «У меня в кармане есть лазер, но воевать с тобой я буду ножом, потому что хочу с тобой спать!»
Вообще мне пара было пугаться. Передо мной было абсолютно не разумное и сильное, если подпустить близко, существо. Но Ретка как-то опасений у меня не вызывала. Будь она сколько угодно, Суани агрессии в ней нет. Сейчас она увлечённо расстёгивала пуговицы на моей ширинке.
— Не боишься, что я тебя закрою на пару недель в камере?
Ретка высунула мордашку из моих штанов:
— Неа! Ты Гаро слово дал! – Она тепло улыбалась. Воюет со мной и всё равно от неё тепло. – Кроме того, ты много знаешь тюрем, которые смогут удержать мастера Суани?
— На какую дистанцию ты способна воздействовать?
Она растянула губы в улыбке:
— Ни скажу!
Она облизнула губы и обратно нырнула ко мне в штаны. Кошка юбля! Шлюха и все мысли только о сексе!
Впрочем, я не сопротивлялся. Я сильно измотался за эти два дня. Расследования, покушение, шантаж. А Реткины губы и пальчики умели хорошо выводить усталость. У неё было хорошее настроение. От неё как будто светом веяло. И ничего не мешало мне, просто расслабится в этом свете.
Ретка скинула с себя одежду. Ласково поглаживая сняла всё с меня. Облизала и зацеловала каждый кусочек тела. Если бы не ловкие пальчики не дававшие мне торопиться, я бы давно уже кончил от этих ласк. Ну тут всё как раз было просто, для удовлетворения неолетанской физиологии Ретке нужен был нормальный трах.
Я рывком завалил её на спину. Она смеясь облизывала губки.
— Генерал, я смотрю ваш меч уже наготове. Может приступим к бою?
В даккарском языке нет понятие красивый. Но я в своей жизни почти и не говорил на даккарском. Первым языком для меня и большинства мальчишек выросших в Клинках был межпланетный. А в нём были слова и красивая, и очаровательная, и волшебная. Ретка была очень красивая. И в её красоте было что-то волшебное. И мне не хотелось бы думать, что это от Ар.
Я скользил губами по её шее, плечу, талии, бёдрам. На правом бедре огромный лиловый синяк с чётким отпечатком офицерского ботинка. Юбля! Ни просто офицерского, ботинка офицера моего узла.
Я молча отпустил Ретку и упал рядом на кровать.
— Адо? Что случилось?
— Ты ещё с кем-то в моём узле трахалась за это время? С кем-то из моих офицеров?
— Адо, я неолетанка… – Она извиняясь улыбнулась — Но из твоих я ни с кем не спала!
— Врёшь! А я просил тебя не врать!
— Честное слово!
Я рыкнул и пинком отправил Ретку с кровати на пол. Она пискнула ударившись. Злость смешалась с возбуждением.
— Адо…
Глупая, лживая, похотливая «кошка»! Я вздёрнул Ретку обратно на кровать. Попытался схватить за волосы. Белые волосы слетели. Это был парик. Тёмные волосы крепко зажатые в кулаке придали моей кошке правильное положение: попой к верху и носом в подушку. Я выдернул ремень из своих штанов.
— Никогда не ври мне!
Грубая кожа ремня оставила широкий красный след на Реткиной спине. Ещё раз. Ещё! Яркими полосами.
— Я не буду… Честно больше ни буду… Адо.. Ай!
Я повернул её и с силой вошёл. Она послушно обняла меня там внутри. Маленькая похотливая кошка! Она тихонечко попискивала в такт моим движениям. Подчиняясь. Вскрикивая от чересчур сильных толчков. Сжимая плечики… Хрупкое, глупое, наивное создание! Я крепко схватил Ретку, сжимаясь в судороге оргазма. Всё-таки я по ней соскучился. Она крепко обхватила меня там в себе, щекоча своими неолетанскими усиками внутри.

Венки:
К вечеру я совсем успокоился. Выиграл пару боёв в баре. В лавке приезжего оружейника купил обалденный кинжал с ножнами в ботинок.
Все источники новостей сегодня просто сыпали информацией. Кто-то по-крупному взялся за неолетанок. Энастению выперли с Ажюрдаи. Мать чуть не попала под арест. Лимуника срочно бежала с земель Цуе, противясь офицерам полиции пытавшимся допросить её. Перлиада была заперта в одном из портов на карантин. Все публично известные Великие подверглись атаке. А в землях Мевы тем временем открылась охота на мастеров Ар дистанционных школ. За последние 48 часов Арсе потеряла пятерых людей. И четверо из них были убиты в Клинках.
Я завалился в гостевой комплекс переодеться. После рингов от рубахи остались жалкие воспоминания. На крыльце столкнулся с одним из парней из охраны Адениана. Оппа! Парень явно был на службе. Да и что ещё делать солдату в генеральском корпусе. Адениан здесь? Днём в номере? По позе солдата можно было сказать, что на этом месте он давно. Он уже устал сидеть на ступеньке.
Я усмехнулся, Адениан приехал в Клинки потрахаться? Ну что ещё можно делать в гостиничной комнате. Спать, мыться и трахаться! Раверстон поймал его шлюшку на шпионаже и он приехал сюда к ней в Клинки? Смешно. Но вдруг! Этой Ретке приписывают дистанционное влияние на 4 метра, она могла накрутить в голове генерала что угодно! Я свернул в парк и взгромоздившись на широкую лавку пристроился ждать. Максимум 4 часа и я всё узнаю! Ловля шпионов увлекательное занятие. К тому же у меня острый приступ собственной бесполезности.

Глава 8

Ретка:
Меня разбудил звонок коммуникатора. Мастер Очарование.
— Здравствуй золотце! Ну и за какие грехи ты подставила меня как нерадивейшую из воспитателей? Не оправдывайся, это не телефонный разговор. Приезжай ко мне. Я в неолетанском квартале в гостинице Каримель. Только пусть твои мужчины тебя проводят.
Адениан спал, улыбаясь во сне. Он совсем на меня и не обиделся! Ну, или обиделся не сильно. Он любил меня. Так сильно любил, что теперь я несколько дней сидеть не смогу.
Гардман встретил меня у выхода из гостиницы. Мы не торопясь, шли по дорожкам внешнего города.
— Стрекозуля, насколько можно доверять этому парню? Он уже поклялся хранить твои секреты?
— Адениан? Нет. Он ничего мне не обещал.
— Тогда у нас сложности. Кажется, он приставил к тебе круглосуточную слежку, а посвящать этих ребят в твои встречи с сёстрами не стоит.
Я оглянулась. Ни каких признаков слежки я конечно не увидела. Множество разных людей шли по своим делам. Гардман потянув меня за собой, свернул в неолетанский квартал, но не в сторону монастыря, где находилась гостиница ами Каримель, а в сторону торговой улицы.
— Давай, погуляем!
Здесь мы были очень обычной парой: солидный даккарец и хорошенькая эми, которой он покупает подарки.
— Загоняем этого парня. Выбери себе чего-нибудь. Спорю, его внимание иссякнет на десятой примерке.
Вообще я люблю покупать одежду. Особенно когда кто-то смотрит на меня во время примерок. Гардман был самым терпеливым из моих мужчин в этом плане. Он мог смотреть на меня часами. Анжей выходил из себя буквально через десять минут.
Торговая улица была беспорядочным нагромождением лавок, навесов, прилавков. Я выбрала себе юбку со складочками, почти прозрачные шортики, пару топиков с котятами, лёгкую кофточку с прозрачными кружевами на груди и целый ворох трусиков с цветочками. Я бы ещё себе что-нибудь выбрала, но в какой-то момент Гардман схватил меня за руку и утянул в переулок. Там мы, проскользнув через квартал травниц, выскользнули к монастырю.

Очарование была очень красивой ами. Прямые светлые волосы шёлком струились по плечам. Ухоженная бархатистая кожа. Аккуратный маникюр. Длинные юбки бледно-розового атласа. Она умела выглядеть королевой даже в походных условиях.
— Ты угрожала Морене!? – Мастер смеялась. – Хотела бы я видеть её лицо в этот момент!
— Боюсь, я сильно разозлила её.
— Брось, Ретка! Неолетанки не болеют гордостью. Если Морена поняла, кто ты есть, а она поняла, ссориться с тобой она не будет. Ей ещё жить в этом мире и через 30 и через 50 лет. Лучше расскажи, что у тебя с тем молоденьким генералом?
— Всё плохо! Я придумала способ его шантажировать, как ты и сказала. Но он умный, он разгадал, что я ничего не сделаю по-настоящему.
— Ты видела его после этого?
— Да, когда ты звонила, я была у него.
— И как встреча?
Наверно я покраснела. Воспоминания о том, как Адениан с силой схватив меня за волосы и изогнув как кошечку, обладал… с таким желанием, с такой мощью, до синяков… Он умеет так иногда, сорваться и сеять страсть!
— Хорошо. Мне понравилось!
— Ну и замечательно. Есть шанс, что он, в конце концов, осознает, что надо идти с тобой.

Мы беседовали с Очарованием почти до вечера. Разобрали мою беседу с Аденианом под Ар и мой разговор с Раверстоном. Проработали, как это надо было сделать правильно.
— …Ретка, Ар это не только сила. Это интуиция, внимательность, память. А ты всё время полагаешься только на свою мощь. Ой, займусь я тобой в хайме!
В ата шла не только я, но и Морок, и Очарование, и Зов, и молодой стратег Ведение. Это были самые сильные мастера Суани. План «Возрождение крови» должен был дать Арнелет новых мастеров, неолетанок способных воздействовать Ар на 50 и более метров. Я была сильнейшей из ныне живущих Суани, в потенциале конечно, но для продолжения рода это значения не имело. Именно поэтому, когда продумывалось «возрождение крови», я попала в список ами, даже, несмотря на свой юный возраст.
— Мастер, я боюсь, что когда Адениан придёт ко мне, они подерутся с Анжеем.
Очарование улыбнулась:
— Молодец, что думаешь об этом. Они не подерутся, но тебе для этого придётся поработать. Мы в сложной ситуации. Тебе необходимо совместить трёх даккарцев. Трёх мужчин самой агрессивной, ревнивой, темпераментной расы. Самая простая ситуация со стариком, он подсознательно готов уступать молодым, это закон Даккара. А вот два остальных… Ты читала то, что я тебе советовала?
— Нет ещё.
— Зря! Ты не серьёзно относишься к этому браку! А ты должна быть его основой. Я понимаю, что тебе трудно пока понять многие вещи, но ты должна стараться.
Мастер Очарование была моей воспитательницей последние семь лет. Она была не так строга как Морок. Умела смеяться шуткам. Понимала мою любовь к даккарцам, любила танцы, красивые платья, кружевное бельё и дорогие духи. Она была мне по-настоящему старшей сестрой, умной, но разделяющей мои слабости.
— А что если им обоим нужно одно?
— Что, например?
— Я, секс со мной
Очарование рассмеялась:
— Ретка, секс сейчас нужен больше всего тебе. У тебя возраст такой! А насчёт «ты сама»… расскажу тебе страшную тайну. Ты сама ни кому не нужна. Тебя саму нельзя получить, можно получить лишь твою реакцию на что-то или кого-то. Мы любим не людей, мы любим своё отражение в этих людях. Мы смотрим на человека и влюбляемся в него, если нам нравится наше отражение в нём. Твой Анжей любит, что в твоих глазах он сильный и у него всё обязательно получится. Твой Гардман любит, что в твоих глазах он вполне ещё молод. А вот что любит в тебе Адениан пока тайна.
— Нет, они любят меня. Меня саму!
— А что есть ты сама, Ретка? Ты это красивое тело? Ты это голос? Ты это твои умения в постели? Ар, это сила души. Там внутри тебя огромная и сильная душа. Стихия способная вмешиваться в чужое восприятие. Огонь способный подчинять или согревать. Именно она отражает твоих мужчин. Отражает не просто так, а придавая им свою силу. Ты делаешь их сильней
— Они и без меня сильные…
— Вот эта твоя уверенность в их силе и добавляет им сил. Самый главный секрет Ар – искренность! Чтобы покорить чужую душу, нужно отдать свою! Ретка, сильных от природы людей не бывает. Сильных от природы мужчин не бывает точно. Если тебе встретился человек, в котором живёт сила, эту силу кто-то ежедневно разжигает в нём.
— А почему мужчин сильных ТОЧНО не бывает?
— Силу в женщине может разжигать ребёнок. Даже ещё не родившийся ребёнок. И встречая таких, иногда кажется, что они сильны сами по себе. А вот силу в мужчине всегда разжигает реальная живая женщина. Ну или неолетанка. Конечно твой Анжей сильный, ты уже три года разжигаешь в нём силу. Отдельно, сами по себе мы все слабые и неинтересные. Сильными и интересными мы становимся в связке.
— Всё это звучит очень красиво, конечно… а если он просто любит со мной спать?
— Кто? Адениан? Не смеши меня, Ретка. Парень, за которым бегали все свободные земли, а он впустил в постель только тебя, любит в тебе только секс?
— Он, оказывается, спал с Мореной.
— Ну, тут я не удивлена, такой красавчик просто не мог миновать её постель.
— Стерва! Но знаешь, он не хотел её больше.
— Ещё один довод, что движет твоим Аденианом отнюдь не желание секса. Вообще секс везде видишь ты. Это возрастное. Природа так задумала, чтобы несколько лет после полного взросления неолетанка собирала себе мужчин. И это нормально, что ты сейчас порой не дружишь с разумом, а решения принимаешь интуицией и гормонами. Самые мудрейшие ами в твоём возрасте вели себя так же.
— И Морок?
Очарование рассмеялась:
— Да… Мне тоже трудно представить себе её молодой и глупой. Кажется, что она родилась строгой и сильной.
Я растянулась на ковре, подперев подбородок ладонью. Сидеть в кресле сегодня для меня недоступная роскошь. Мне не первый раз казалось, что дистанционный Ар самая простая дисциплина в Ар вообще. Там всё было прямо: направить и приказать. Это была просто чистая сила. Весь остальной Ар был мудростью. Логика его была настолько витиевата, настолько тонка. Мне всё время говорили, что я ещё не доросла её понимать. Владыки Ар брали учениц только с 30- 35 лет. Но мне то нужно было понять это уже сейчас…
Очарование аккуратно обняла меня, стараясь не задевать моих синяков:
— Всё будет хорошо. Ты привезёшь Адениана в хайм, а там мы вместе разгадаем, что он любит в тебе.
— А если он любит не отражение…
Мастер, хмыкнув, уселась рядом со мной:
— Не отражение? Вот ты сама, что в нём любишь?
— Я? Не знаю. Он красивый, в нём столько страсти!
— У тебя полно красивых и страстных любовников, но он ведь отличается от них?
— Да. Он …
— Расскажи мне тот момент, когда ты поняла, что он особенный.
Как я поняла? Он был красавчик-генерал, который не подпускал к себе ни одну «кошку». Я решила, что он должен сделать для меня исключения. Просто из азарта, из вредности. Я несколько дней присматривалась к нему. А потом как-то он сидел в углу бара и сильно пил. Ему было плохо. В нём как будто вся боль вселенной собралась. В красивых глазах стояла тень отчаянья, безвыходности, предрешенности. Мне просто захотелось ему помочь. Спасти его от этой боли. Мне нравилось, когда он был сильным. Я хотела снова увидеть его сильным. Я просто обняла его колени и обволокла Ар, тихим, спокойным, дарящим надежду, помогающим увидеть выход. Когда я поняла, что он особенный? Когда он посмотрел тогда на меня со страхом и надеждой одновременно.
— Получается, я тоже люблю в нём отражение себя?
— Конечно, дорогая. Душа человека это источник. Он рождает мысли, желания, образы. Он придаёт свою окраску увиденному. Самый мастерский Ар может вмешаться только в механизм восприятия, но заглянуть внутрь души, изменить её, не может. Только если убить. Душа не делима. Влюбляясь, мы смотрим глубоко, но вы не видим душу, мы видим образы, которые она рождает, лишь её реакцию на нас и на мир, своё отражение в её зеркале.
— Он смотрит на меня со страхом и надеждой?
— Почему бы и нет.

Веникем:
Я оказался абсолютно прав. Буквально через полчаса из генеральской гостиницы выпорхнула синеглазка. Как мне теперь известно – Ретка. Она замаскировалась – приоделась в блондинку. Но рассмотреть лицо за причёской и косметикой для меня не проблема. Вот так значит. Её объявили шпионкой, мастером Ар скрывающейся под браслетом «кошки», а она легко гуляет в городе Об Хайя в генеральских апартаментах Адениана. Крута! А на вид мозгов нет просто по определению.
У входа в гостиницу мою шпионку встречал жилистый старик. Мастер Гардман Од Мэдра. Легендарный полководец и дипломат прошлого поколения. Хорошо устроилась. Старик не привязан к месту службы и в то же время он влиятельная фигура и везде имеет доступ. Сопровождающего лучше просто не придумать.
Прогулочным шагом эта парочка скрылась в направлении внешнего города. Я уже собирался проследить за ними, но потом заметил парня из пауков Адениана удаляющегося в подозрительно той же дорогой. Понятно, Адениан за ней следит. Если я попробую последовать, или старик, или шпик меня точно заметят. Честно говоря, у меня вообще интерес следить за этой особой тут же пропал. Её и так пасёт половина Даккара. Зачем? Она им всем мозги запудрила? Или она шпионит для Адениана? Тогда зачем рапорт Раверстона? Что-то здесь не складывается.
Я спокойно поднялся к себе в комнату. Вымылся, переоделся. Следить за синеглазкой смысла не было. Если её пасёт столько народу, проще найти их. Например, найти старика Гардмана в городе не трудно. Кроме того, слежка здесь ничего не даст…
Во мне разгорелся азарт. Люблю задачки для мозгов. На смекалку, на нестандартный подход… Да и мне надо отвлечься. Мне явно не хватало фактов. Исходные данные: взрослая неолетанка, мастер дистанционник маскируется под молодую шлюху. Об этом знает половина Даккара, за ней следят, о ней доложили в штаб под грифом секретно. Но её не арестовывают и не передают Вестнице. С ней встречается Адениан. Её провожает старик Гардман. Если бы не доклад Раверстона, я бы решил, что она просто работает на братство. Но он к тому же обвинил её в краже документов…
Следить невозможно, значит синеглазку надо допросить. Немного подождать, меня могли заметить утром. Пусть успокоятся. А потом явиться. Вечером. Это неолетанский подход к делам, и он мне нравился намного больше.

Когда бои на турнире завершились, я направился в квартал представительств даккарских братств. Индман увязался за мной.
— А ты видел, как я его отвлёк? Раз! – Мальчишка подпрыгнул на месте. – Как думаешь кто из оставшихся участников сильней?
— Дориан, кажется! Я видел его на двух поединках, и он каждый раз использует новую тактику. Мальчишка Од Мэдра, который ушастый, тоже силён. А ещё я сегодня, кажется, видел там неолетанку, она тоже участница?
— Да. Это же Мэй!
Мэй была дочерью моего дядьки Архо, генерал капитана Клинков. Десять лет назад, когда его жена погибла, он вернулся к отцу в Клинки и привёз с собой мелкое нечто — Мэй.
— Мэй?! Так выросла? Мне всё время кажется, что ей лет 10 – 12!
— Да нет, ей 15 уже. По-твоему она хорошо дерётся?
— Я не видел её в поединке. Просто сегодня заметил на скамейке участников. Но я и без боя могу сказать, что она может быть опасна. Ты ведь наверно слушал, что неолетанки взрослеют в 2 этапа. Это у Даккарцев твоё тело просто однажды заявляет, что хочет женщину и это значит что ты уже половозрелый и можешь уже сам настрогать сыновей. У неолетанок же сначала появляется желание трахаться, это первый порог взросления. В таком возрасте они просто бешенные, у них амоса в мозгах и они когда мужчину видят, как дикие кошки на него кидаются. Потом они постепенно успокаиваются, растут, всё такое и полное взросление у них наступает только в 30 лет, вот тогда они уже могут детишек делать. – Я сделал паузу. Лекции на тему сексуального взросления были для меня в новинку – Я просто наблюдал за Мэй. Она смотрела на парней вокруг взглядом голодной дикой кошки. Думаю у неё как раз возраст первого этапа взросления. А это значит, она опасна.
Индман молча покусывая губы, думая о чём-то своём. Он вообще меня слушал?
— Командор, а как узнать ну что всё, твоё тело повзрослело?
Юбля! Типа, взялся рассказывать валяй до конца?!
— Ну, когда у тебя стоит на женщин и хочется чего-то ещё.
— А как понять? Как понять чего-то ещё хочется?
— Юбля, Индман ты задумываешься над такими вещами, над которыми не надо думать. Это та область жизни, где мозги вообще не нужны. Хочешь разобраться взрослый ли ты? Подсядь к любой шлюшке в баре, угости её чем-нибудь, просто поболтай, полапай. Если тебе захочется общаться с ней ближе, значит пора.
Индман замялся:
— Я не могу так просто. Да и они меня за ребёнка считают.
Блин! Я остановился задумавшись:
— Ладно! Давай так, сейчас ты идёшь со мной и делаешь чётко, что я скажу. Я собираюсь встретиться с одной своей знакомой. Она молоденькая и очень сексуальная. Ты получишь возможность посидеть с ней и пообщаться вдвоём. А там уж решишь для себя, что там с твоим взрослением.
Парень радостно закивал.

Адениан:
Я развалился на широком диване. Квартира моя сгорела, пришлось перебраться в другую. Ни то что бы я привык к старой квартире. Я и приходил то туда только спать. Правда иногда туда приходила Ретка, и в комнате как будто появлялось что–то родное и тёплое. Сюда она уже не придёт. Мне придётся закрыть для неё доступ в гарнизон. Жаль, она была первым личным в моей жизни. Я родился в казённом доме на казённых пелёнках, у казённой женщины. Играл в детстве казёнными игрушками, носил форменную одежду… до сих пор ношу. У меня довольно большое жалование, только тратить мне его не куда. Братство обеспечивает меня жильем, одеждой, едой, женщинами, всем.
Из вещей со старого места жительства уцелел только мой медведь с обгоревшим розовым бантом, который Ретка на этот раз тщательно пришила. Интересно откуда Квао тогда взял этого медведя? У нас не было медведей. Были солдатики, машинки, самолётики, конструкторы… Я любил свой род и братство, с улыбкой вспоминал своё детство в школе Об Хайя, с гордостью носил знаки своего братства, рода и звания. Просто иногда мне хотелось быть ни одним из нескольких тысяч… Мне хотелось какой-то меньшей родины. Какого-то места, дома, человека, который бы был родным лично для меня.
Сегодня днём, когда я проснулся в Клинках, Ретки уже не было. Старик забрал её. Мой шпик проследил за ними до торговой улицы в неолетанском квартале, а там потерял. Гардман явно был её постоянным любовником. Ни то что бы я ревновал к старику. Это было бы не уважением старости. Просто я всё больше понимал, что у моей Ретки есть жизнь, о которой я ничего не знаю, а вот он наверно знает.
Спать не хотелось. А хорошо отоспался днём. Под неолетанской амосой спишь крепко, глубоко. Результат от такого сна на порядок сильнее, чем от обычного.
Я подхватил со стола папки с сегодняшними докладами Раверстона. Вот и нашлось время с ними ознакомиться.
«Преследования великих ами… На Морену заведено громкое дело… По данным полиции Клинков, за последние двое суток в городе убито четверо мастеров Ар дистанционных школ… Выстрел производился со снайперского оружия типа Мститель, по характеру выстрела можно судить о профессионализме стрелка…»
В моей голове вдруг встали на места некоторые части головоломки. Ретка – Суани. Кто-то ведёт охоту за Суани! Старик её охраняет.
«Ты не будешь отпускать её от себя ни на минуту, ни каких толп, ни каких открытых мест, откуда легко орудовать снайперу» Разумно Ретке надо покинуть город. «Старшие приказали мне уехать» Но разум и Ретка понятия несовместимые. Чёрт! Тот взрыв! Преступник действительно знал, что первой в квартиру придёт Ретка. И бомба была на неё! Никто бы и не догадался, что эта смерть не случайность. В чём он ошибся? Она не легла спать. Да, она же ходила сердитая из угла в угол с этим Морененым гербарием! Боги прикрывали её грудью! Глупая, маленькая кошка! Какая из старика охрана?! Юбля!
Я быстро набрал телефон Раверстона:
— Пошли в Клинки ещё трёх-четырёх ребят. Есть подозрение, что на Ретку охотятся. И, может даже, этот взрыв был для неё, а не для меня.
— Ты хочешь приставить к ней охрану?
В голосе паука не было ни сарказма, ни удивления. Он всё понимает. Просто ему нужен правильно сформулированный приказ.
— В каком-то смысле да. Я хочу, чтобы за ней приглядывали и ловили тех, кто попытается на неё покуситься. Клинки теряют честь когда, в них так легко стреляют людей, пусть даже неолетанок. У нас есть возможность раскрыть это дело.
— Да, командир. Я сейчас же пошлю туда людей.

Ретка:
Вечером мы с Гаро вернулись в дом рода Од Мэдра. Здесь было не так много народу как в городе. Да и все свои. Гардман курил в кресле, параллельно играя с другими мужчинами в карты. А я сидела недалеко, на веранде. Подальше от дыма. Тут было тихо. Можно было подумать, разобраться в себе. Страх и надежда?
В стороне послышалось шуршание. Я обернулась. У ступеней на веранду стоял мальчик, ребёнок ещё совсем.
— Привет.
Я улыбнулась:
— Привет.
— Можно я угощу тебя тортиком? – Он держал в руках тарелочку с большим кусочком тортика и две бутылки газировки
Оп ля! Вот дети со мной ещё не заигрывали. Смущается. Смешной. Большенький уже совсем, со взрослого мужчину, ручки сильные в шрамах от ножей, а взгляд ну ребёнок ребёнком.
— Мы будем вместе есть один кусочек?
Он смутился:
— Нет, это только тебе. Я не люблю сладкое. Я люблю колбасу. Просто мне сказали, что кошки любят торты…
Я рассмеялась. Как мило! Меня соблазняют тортиком с кремом и вишенкой! Я знаком пригласила его сесть рядом. Он с серьёзным видом вручил мне тарелку, бутылку газировки и скромно сел рядом.
— Вкусно! А ты уже совсем большой парень, да?
Мальчишка совсем смутился. Знака Цуе на нём не было, значит официально род ещё не признал его половозрелым. Что он хочет от меня?
— Я ещё не знаю пока…
В принципе можно было не спрашивать. Смотрел мальчишка только на мою грудь, и по его штанам можно было судить, что эта картинка ему нравилась.
— Ты ещё никогда не делал этого с женщиной?
Парень помотал головой.
— Хочешь попробовать?
— Я… не знаю…
— Да не пугайся! Я просто губками предлагаю приласкать. Хочешь?
Мальчишка уверенно кивнул.
Я закончила с тортиком, опустилась на коленки, аккуратно расстегнула на нём штанишки. Блин, да он просто истекает желанием! Тихонечко лизнула. Солёный! Мальчишка издал рваное «Ах». Обняла губами, обвела языком. Мальчик просто задыхался от новых ощущений. Приятно дарить новый мир, целую вселенную! Движение. Мальчик крепко схватил меня за волосы, ускоряясь. Не терпеливый. Толкаясь мне в горло… Буквально пара движений и он кончил. Торопышка!
Я поправила парик. Блин, маленький, а уже агрессор! Мальчик некоторое время смотрел на меня испуганно, потом улыбнулся и кивнул кому-то сзади меня.

— Ну, видишь как всё просто! – я обернулась на голос.
В тени у деревьев стоял мужчина. Он сделал несколько шагов, выдвигаясь на свет. Веникем! Широким командирским шагом этот стервец поднялся на веранду. Красавец! Сколько самоуверенности! Он обратился к мальчишке:
— Ну и как твои сомнения?
Мальчик рассмеялся:
— Сомнений не осталось, командор! – он поспешил застегнуть штаны – Я пойду, командор?!
Почему у меня ощущение, что меня вот только что обхитрили? Не знаю пока в чём именно, но обхитрили! Мальчишка, улыбнувшись мне, быстро убежал. Веникем остался.
— Привет, Ретка.
— Это ты его прислал ко мне?
— Ну, парнишка пришёл ко мне с вопросом, как проверить родились в нём уже сексуальные желаний или нет. Тебе должны льстить мои рекомендации!
Он наклонился ко мне почти к самому лицу:
— Разве ты не гордишься своей сексуальностью?
— Горжусь.
— Считаешь себя мастером в постели?
— Да
— И ты шпионка?
— Нет! Почему шпионка?!
— Откуда у тебя браслет?
— Морена дала. Её Морок попросила.
— Зачем ты скрываешься под маской «кошки»?
— Чтобы меня пускали в гарнизон к Адениану.
— Ты задурила ему мозги с помощью Ар?
— Нет, я люблю его, по-настоящему люблю!
— И он знает кто ты?
— Не совсем, только то, что я Суани… недавно узнал…
А какого черта я так разболталась? Я прокрутила в голове то, что уже наговорила и мои глаза медленно полезли на лоб. Как он это делает? Я огляделась, вокруг никого. Но кто-то внутри, чей-то Ар заставлял меня откровенничать. Я попыталась опутать мир вокруг сетью Ар, заставить отпустить меня. Во мне как будто не было силы! Ужас! Я как будто была обессилена в ноль!
— Кто это делает? – Я вскочила на ноги. Но он крепко схватил меня за руку.
— Это делаю я! – В его глазах будто плясали черти. Властно, сексуально, опасно…
— Но ты мужчина!
— Как мило, что ты помнишь об этом! У тебя был шанс в этом убедиться. Не справедливо! Мне не дали шанса убедиться, что ты действительно неолетанка! – Он провёл ладонью по моему подбородку
— Веникем, ты до сих пор злишься на меня за тот случай? Ты же понял уже, что я взрослая!

Венки:
Как и предполагал, Гардмана я нашёл в доме Од Мэдра. Синеглазка была там же. Дальше я делал два полезных дела сразу. Дал Индману кусок торта пропитанный замечательным коктейльчиком из неолетанских травок, эта штука ни только делала неолетанок не в меру откровенными, но ещё и лишала дистанционников возможности использовать Ар. Когда-то я составил три сборника по всяким таким коктейлям, для женщин, для даккарцев и для неолетанок. Тот, что для женщин сейчас есть почти в каждой библиотеке, для даккарцев мама издала ограниченным тиражом и раздала своим хорошим знакомым, а вот тот, что для неолетанок свет так и не увидел. Мама была в шоке от того, что я мог травами сделать с неолетанкой!
— Ты шпионка?
— Нет!
— Адениан знает кто ты?
— Не совсем, только то, что я Суани…
Как интересно! Что-то мне последнее время везёт на Суани!
До синеглазки наконец дошло, что что-то не так и она начала дёргаться:
— Кто это делает?
— Это делаю я!
Как она испугалась! Я мог с тем же успехом признаться, что являюсь замаскированным чудовищем, оборотнем, вампом. Что забрал её душу! Что я дьявол во плоти! Как она эротично боится! Синие глаза распахнулись, неотрывно глядя на меня, рот приоткрыт в замершем на губах восклицании. Блондинистый цвет волос её не шёл! С такой шевелюрой она становилась похожа на штампованную куклу, одну из миллиона…
— Веникем, ты до сих пор злишься на меня за тот раз? Ты же понял уже, что я взрослая, что я не могла!
О! Справки уже навела!
— Ты уже знаешь моё имя?
— Морок сказала мне!
Надо же! Я польщён! Великий мастер Суани знает моё имя? Ах да, ей же недавно предлагали женить меня на её наследнице, Доминанте.
— И что говорит про меня Морок?
— Что ты умный и хитрый. И что от тебя лучше держаться подальше! Что ты опасен!
Как грубо! Такое ощущение, что я монстр какой-то!
— Ты такая слабая?
— Нет, наоборот! Я сильная, но мне ещё надо повзрослеть…
Она, наконец осознала, что крупно влипла и расплакалась.
— Отпусти меня, пожалуйста. Я хорошая, я ничего плохого никому не сделала!
У неё подгибались коленки. Да, эта штука лишает сил и воли. В принципе узнал я уже достаточно, можно было заканчивать. Меня могут заметить. Я подхватил с лавки её недопитую газировку и быстро накапал туда антидота.
— Пей!
Синеглазка замотала головой:
— Пей, говорю, дура! Я не собираюсь тебе вредить и не намерен способствовать распространению секретов Арнелет.
Она опасливо поднесла бутылочку к губам, сделала глоток, потом ещё.
— Через час твой болтливость улетучится. Пока это не произойдёт сиди здесь тихо.
Усмехнувшись, я спокойно шагнул на дорожку к воротам в город.

Смешно! Сильная маленькая Суани? Красотка и мастер Ар! Воистину неолетанки умеют выглядеть не тем, кем являются! Сексуальная штучка…
Морок считает меня хитрым и опасным? Грубо и обидно!
Маленькая Суани приглядела себе Адениана? Мать знает об этом? Конечно, знает, раз сама дала ей браслет. А отец в курсе? Вряд ли!

Глава 9

Адениан:
Последние пара кораблей, посадка. Порт Цэрты встречал моих парней со страхом в глазах и восхищением:
— Командир, мы просто превзошли себя в этом сражении. Полтора часа и враг повержен. Немыслимо!
Вчерашняя ночь была длинной. Я бродил по углам своей новой квартиры, думал. В итоге часа в 4 утра разбудил всех генералов пилотной эскадрильи и стремительно собрал нападение на Цэрту. Лучший способ испортить чужие планы это иметь свои. Мирольцы заправляют на Цэрте корабли и тут находится несколько их перевалочных баз. Что ж теперь заправиться на Цэрте никто не сможет довольно долго. Ну пока тут заново не отстроят космопорт. Так как войска Цэрты такой наглости от меня не ожидали, пали они буквально от первых выстрелов.
Рядом со мной хмурился генерал Баратон:
— Командир, как нам объяснить наши действия прессе?
— Порт заправлял наших врагов!
— Это вызовет панику у малых портов.
— Великолепно, наши враги зависнут в космосе без топлива!
— Это может помешать торговле.
— В другое время я бы согласился с тобой, но сейчас уничтожить мелких врагов для нас очень важно, важнее даже мелких неприятностей торговцев.
Баратон был моим другом с тех пор как нам исполнилось пять. Крепкий, ловкий, мастерски владеющий мечом, в юности он бил за меня морды, потом в командирской школе списывал у меня решения по тактике. Мы всегда служили парой: я стратегом на корабле, он там же командиром одного их отрядов десанта. Я генералом эскадрильи, он одним из моих командоров. Когда я встал генерал-капитаном этого узла, он подал прошение о переводе под моё начало. Он был моим заместителем. Ему я доверял как себе.
— Ты думаешь, что всё так серьёзно, командир?
— Да брат. Я думаю, что пара расчищать поле боя, скоро противник вытащит танки.
Баратон был одним из немногих, кого я посвятил в свой план о формировании резервного отряда в узле. Кроме него знал только Раверстон и капитаны непосредственно возглавляющие отряд.

В порт мы вернулись уже вечером. Я направился в штаб просмотреть отчёты за день. В приёмной меня ждал даккарец. Не высокий, крепкий, руки в шрамах, на шее знаки незнакомого мне рода и братства.
— Приветствую тебя генерал-капитан. Я хотел бы кое-что тебе рассказать.
Я махнул незнакомцу проходить за мной в кабинет. Он улыбнулся, прошёл, плотно прикрыл за собой дверь. Потом хмыкнул усаживаясь в кресло:
— Ты не осторожен. Я мог тебя убить.
Убивать меня он явно не собирался. Просто ещё одно замечание слишком молодому генерал-капитану.
— С чего я должен бояться даккарцев?
— Ты даже не спросил кто я, и не проверил мои ордена. Я мог быть одним из отступников. Ты должен был пробить меня по базам.
— Мне стоит это сделать сейчас?
— Нет – Незнакомец снял куртку. Он сам носил ордена генерал-капитана, а ещё высшего паука. Начальник спецслужб своего братства. – Меня зовут Анжей Ан Тойра. Я очень уважаю Роджера и заинтересован в процветании братства Острова богов. Поэтому я хочу тебе помочь.
Коротким несознательным движением он погладил свои усы:
— Я знаю, что у тебя проблемы с неолетанкой по имени Ретка, она тебя шантажирует. Своих угроз она, конечно, не выполнит, но если ты откажешься, за тебя возьмутся другие, поумней её. Из этого есть выход. Ретка должна заполучить тебя в течение недели. Если на это время исчезнуть, у неё не останется выбора и она просто найдёт другого. Думаю мне не надо объяснять тебе, что исчезать в этом случае нужно так, что бы о твоём местонахождении не знал вообще ни кто, иначе неолетанки найдут тебя в два счёта.
Он встал, обратно накинул куртку на плечи:
— Это всё, что я хотел тебе сообщить.
И, не дав мне более вставить и слова, быстро вышел.

Ретка:
Я плакала. Уже плохо понимая по какой причине – по всем сразу!
Вчера, после ухода садюги Венекима, я не смогла тихо сидеть в углу и ждать когда меня отпустит, мне было страшно. Мне попался мужчина владеющий Ар как неолетанка! Он демон? Вамп? Я бросилась к Гардману и расплакавшись у него на коленях. Меня трясло от страха, а ещё от возбуждения… Наверно он точно Вамп. У Арнелет есть мифы о мужчинах, которые владели Ар и были настолько притягательны, что неолетанки теряли всякий разум. Гардман меня успокаивал. А я плакала и без умолку болтала пока не уснула.
Утром Морок строго отругала меня по телефону. Сказала, что Веникем меня банально опоил травами, а я мало того, что не опознала эти травы на вкус и запах, так ещё и истерику устроила перепугав своих мужчин. А ещё сказала, что информация обо мне из монастыря всё-таки просочилась и возможно вскоре попадёт к кому не надо. Поэтому всё, ни каких баров и ресторанов! В доме Од Мэдра меня искать никто не будет. Особенно если вообще нос не высовывать. А как только закончится турнир вместе с толпой отъезжающих я покину Клинки и отправлюсь в хайм. Всё? Домашний арест! Конец моей свободе! Заперта в доме Од Мэдра до конца турнира!
Анжей внимательно выслушал Морок и обещал, что я буду сидеть в безопасности.
— Ты слышала своего мастера? В город выходить тебе нельзя. Оставайтесь здесь. – он повернулся к Гардману — Глаз с неё не спускай! Мальчишка ночью прислал подкрепление своим людям, это явно охрана. Так что снайперов с округи они снимут, а более тяжёлым оружием в Клинках не постреляешь. Твоя задача уберечь её от ближнего нападения. – он опять повернулся ко мне – А твоя задача, детёныш, не попадать больше в истории.
Анжей тоже расстроился из-за того, что надо так скоро уезжать. У него ещё были дела. Поэтому, высказав мне всё это, он быстро обнял меня и, кивнув Гардману, убежал. А я осталась под своим домашним арестом.

Венки:
Я долго не мог заснуть. Обдумывал полученные данные. Сильная маленькая Суани… такая сексуальная, искренняя, открытая. Такая ласковая маленькая крошка.
Блин, надо было воспользоваться и ещё затащить её в свою постель до кучи. Она взрослая. Ну и пусть, жениться мне уже давно не светит, юбля, какая разница уже с кем я сплю! Тем более давно мечтал попробовать чары взрослой неолетанки. К этой малышке так просто не подобраться, не в саду же на глазах всей её охраны это делать. Это надо хорошо головой подумать.
Идея сильно увлекла меня. Во-первых, не давали покоя воспоминания, как она ласково растекалась губами и ладошками по моему телу. Во-вторых, она от меня сбежала, не люблю когда со мной спорят! В-третьих вся эта история с женитьбой, мне хотелось запить этот гадкий вкус кем-то по-настоящему сладким. А синеглазка ещё при первой встречи произвела на меня впечатление очень обещающей любовницы.
В пять утра меня разбудил звонок дядьки Архо:
— Быстро ко мне!
Сложно было представить зачем я понадобился дядьке. Но судя по тону меня ожидала выволочка. Отец вчера срочно умчался на Селену к маме. А в его отсутствие выговоры мне обычно делал дядька.

Генерал-капитан Клинков был мужчина видный в прямом смысле этого слова. Гигант! Высоченный, гора мускулов, цепкий пронзительный взгляд. Он был зол и очень устал. Во взгляде читалось, что он не спал всю ночь и у него куча не решённых проблем:
— Какого чёрта ты себе позволяешь, парень?! Какого рожна ты вмешался в операцию с Реткой?
— Операцию?
— Да. Эта эми часть операции Даккара. Что ты там делал?
Она не шпионит на Даккар, но Адениан всё-таки как-то использует её! Юбля! Причём всё это очень официально, раз меня решили приструнить через дядьку.
— Простите генерал-капитан, я заподозрил в ней шпионку…
— И вместо того, что бы как полагается доложить в спецслужбы братства, решил разобраться сам?!
Ну да, доложить на маленькую суани нашим паукам?! Да её к вечеру убьют!
— Простите… Я не хотел обвинить невиновную…
— Возомнил себя самым умным? Думаешь у нас тут идиоты работают? Что мы не можем отличить виновного от невиновного и разобраться в ситуации тихо?
— Прости…
Объяснять что-либо было бесполезно. Трудно играть за две родины сразу. И хотя дядька меня скорее всего понимал. Падение Арнелет от тоже не желал. Но слушать меня он не станет. Для него я пацан, который вечно вмешивается в дела взрослых.
— Мальчишка! Считаешь, что мы не способны подойти к ситуации деликатно? Завтра утром вернётся твой отец с Селены, чтоб в 8 уже стоял у него в приёмной!
— Так точно генерал-капитан!
Лицо дядьки немного смягчилось. Он был суров, но на меня подолгу не злился.
— Что стоишь? Вали! Детектив хренов!
Я поморщился:
— Подумал, может что услышу про дела на Селене.
Архо вздохнул:
— Под Марику сильно капают. Роджер поехал давать показания. Собирался приехать через пару дней. Приедет утром специально вправить тебе мозги. Ещё что-то?
Мою мать Архо не стесняясь звал домашним именем, как если бы был её любовником. Я когда-то спрашивал об этом отца, он ответил, что до своей женитьбы дядька переспал с половиной всех мастеров Ар и теперь периодически напоминает им об этом обращаясь домашним именем чтобы были сговорчивей в переговорах. Кстати, ещё один повод забить уже на условности и перестать ограничивать себя малолетними «кошками»!
— Да ещё, генерал-капитан, позвольте узнать, в чью операцию я вмешался.
Архо немного задумался говорить ли мне, потом видно решив что хуже не будет:
— Адениана. В городе стреляют неолетанок. Адениан приставил людей к раскрывшей себя недавно Ретке, чтобы отловить снайпера.
Адениан использует её как приманку? Она раскрылась перед спецслужбами Даккара и рано или поздно её убьют! Не хорошо! Она ребёнок ещё совсем. Наивная, открытая. Дрянь дело!

Адениан:
После ухода Ан Тойра я некоторое время размышлял. Он действительно доброжелатель? Базы к которым я имел доступ однозначно определяли барса Ан Тойра преданным союзником. Исчезнуть на неделю и Ретка будет вынуждена найти другого?
Вошёл солдат, поставил на стол поднос с ужином.
— Хомяк с эскадрильи сказал, что вы не обедали Генерал-капитан.
Да, не обедал. Но и ужинать совсем не хотелось. Какой ужин, когда передо мной неразрешимый ребус: спрячься и она уйдёт к другому. Станет облизывать его по ночам, шептать всякие глупости, прощать ему грубость, верить каждому его слову… А можно остаться и за весь этот букет бесполезных приятностей отдать себя: карьеру, свободу, жизнь… Конечно, надо прятаться! Обсудить вопрос с Архо, раз Роджер в отъезде и прятаться! Но я не хотел, чтобы Ретка вот так вылетела из моей жизни. Глупо! Провалявшись вчера полночи без сна, я усомнился, что вообще смогу заснуть, если её не будет рядом или я не буду надеяться, что она придёт утром… Сопли какие-то бабские! Что она такое со мной сделала?

В дверь постучали, заглянул Раверстон. Он был бледен.
— Командир, можешь уделить мне время?
Я кивнул. Он со вздохом опустился в кресло. Ему было всего 85, но сейчас он казался стариком:
— Командир, я не справляюсь со своими обязанностями, и как только Роджер вернётся в столицу, буду просить заменить меня более способным пауком.
Это было так же не похожа на Раверстона, как если бы он заявил, что отказывается от высокого жалования и хочет поменять свой шикарный просторный кабинет на комнатку в подвале.
— Командир, сегодня, когда я встречался со своим информатором в порту, меня подчинили с помощью дистанционного Ар, метров 30 как минимум. Я не смог рассмотреть лицо неолетанки, которая это сделала. Она заявила, что мы воспринимаем Суани не серьезно и явно игнорируем Реткин приказ собираться. Поэтому они уменьшают твои сроки до одной недели. В день закрытия турнира ты должен быть у Ретки. Не придёшь сам, тебя выкрадут. – Раверстон сделал паузу – И ещё она заставила меня отдать ей оригиналы тех бумаг. Чтобы мы воспринимали их всерьёз.
Честно, мне стало жалко паука. Этот бравый мужик, так кичившийся своей изворотливостью, попал в передел из-за меня. Это ведь я сам подпустил к себе Ретку. Она не настаивала тогда, я сам позвал её к себе домой. Такое приглашение «кошке» то же самое, что приглашение в постель. Я сам запутался в том, что я хочу от неё, и не прогоняю и не соглашаюсь. Я даже Роджеру о ней не доложил. Хотя Раверстон наверно доложил без меня.
— Что-то ты раскис, генерал, не вовремя. Ошибки не повод опускать руки! Ар оружие неолетанок, Суани лучшие специалисты владеющие этим оружием. Враг разок тюкнул тебя из своей пушки и ты решил плюхнуться на землю и повыть?
Раверстон некоторое время молчал, потом тихо произнёс:
— Спасибо командир. Ты прав, я действительно не к месту раскис. Слишком уж шокировало меня это показательное прямое управление моим телом. Это больше не повторится!
— Вот и хорошо. Расскажи мне, что ты знаешь про Анжея Ан Тойра, базу данных братства я уже читал.
Как во время, неолетанки и барс Ан Тойра одновременно сообщили мне один и тот же срок. Проблему и выход. Совпадение?
— Анжей? – Раверстон на автомате потянулся к сухарикам на моём подносе с обедом, я махнул ему «ешь» — Анжей Ан Тойра последний мастер своего рода и братства Белые Скалы. Преданный союзник Роджера. Лично Роджера! Умный мужик.
Я решил спросить прямо:
— Он мог соврать? – Вообще ложь для даккарца не мыслима, но за последние годы я привык смотреть на вещи реально, среди пауков лжецы встречались часто и часто они даже не стеснялись своей лжи.
— Соврать? Мог. Он из тех, кто во имя цели может сделать всё что угодно.
— А на кого он сейчас работает? Братство Белые Скалы погибло лет 5 назад.
— Семь. Семь лет назад! Но ещё раньше была учреждена некая структура общей разведки братств «Шанж». Он возглавляет её с момента возникновения.
— Никогда не слушал о такой структуре.
— После гибели Белых скал многие сильные братства вышли из договора с Шанжем. Договор требовал делиться данными. На данный момент никого из 7 сохранившихся армий исторического Даккара в этом договоре нет. Только Роджер и десяток жалких осколков когда-то сильных армий, которые фактически уже не имеют абсолютно ни какой силы.
— Получается это односторонняя помощь. Остров богов вряд ли что-то получает от этого сотрудничества.
— Фактически да. – Он пожал плечами.
Я задумался. Он преданный человек Роджера. Скорее всего он действительно заинтересован помочь. Прятаться? Как не вовремя. Неделя! Как раз самая опасная неделя для клинков…
Раверстон вдруг закашлялся. Потом как-то неловко выгнулся, схватился за грудь и, пытаясь поймать воздух ртом, повалился на пол. Юбля!

Венки:
У гостиницы меня поджидали Индман и Торес.
— Командор! А мы уже думали, что не дождёмся вас.
Мальчишка был громкий и перевозбуждённый. Он подмигнул:
— Я собираюсь к храму Цуе сегодня. Составите мне группу поддержки?
Торес тоже был весёлый:
— Там сегодня зрителей полный зал. Малыш решил собрать аплодисменты!
По утрам у храма Цуе проходила самая любимая туристами церемония «Посвящение Цуе». Самая дикая, пошлая и развратная церемония по мнению амазонок, тем не менее собирающихся там толпами поглазеть. Мальчишки Даккара, когда хотели, чтобы род признал их половозрелыми, приходили к храму Цуе и публично имели одну из тамошних шлюх. Просто и честно!
Я улыбнулся. Церемония Посвящения Цуе важный этап для мальчишки и наше с Торесом присутствие на площади его подбодрит. Я хлопнул Индмана по плечу:
— Пошли!

Красота этого места опять же брала свои истоки не из даккарской исторической архитектуры, а просто была попыткой отца придать ритуалу некоторую красоту в глазах туристов.
Широкая площадь огороженная низким заборчиком. Дома и заведения вокруг площади построены так, что удобно наблюдать за всем, что на ней происходит. В центре алтарь из белого глянцевого камня, толстые резные колонны и ступени по спирали уходящие вверх к большим металлическим чашам в которых всегда горит огонь. Каждое утро старик приходит к этому алтарю и приводит с собой несколько десятков женщин. Формально их роль привести алтарь в порядок. Добавить в чаши масла, протереть ступени. Реально они ещё и шлюхи Цуе к которым приходят мальчишки для своего посвящения.
Когда-то отец хвастался мне, что попасть служить в этот храм женщины считают наградой и здесь только те, кто получают от этой работы удовольствие.
Мы сели на высокой террасе одного из местных баров. Народу вокруг площади уже было много. В основном амазонки организованными группами с гидом, с камерами и фотоаппаратами. В свободных землях встречалось много по-настоящему сильных и смелых женщин этой расы, но те, кто приезжали в Клинки на турнир были трусливым офисным планктоном мирного САП видевшим оружие только когда-то давно в молодости.
Даккарцы тоже были. Несколько групп за столами в барах. Я уже не первый раз поймал себя на мысли, что их как будто в этом году больше обычного.

Вдалеке послышались колокольчики. Седой длинноволосый старик шагал впереди змейки женщин в лёгких светлых платьях и с цветами в волосах. Звук шел от специальных палок в руках женщин на высоких перекладинах которых болтались от движения и порывов ветра лёгкие подобранные по тональности колокольчики. Старик открыл калитку низенького заборчика и ступил на территорию алтаря, женщины последовали за ним, змейкой обходя алтарь и устанавливая шесты с колокольчиками в специальные углубления. Старик дошёл до высокой квадратной тумбы и поднявшись важно уселся на неё. Старт дан. Желающие получить сегодня знак Цуе могут входить на территорию алтаря.
Вообще это ритуал был не обязательным. После 20 лет, этот орден давался всем даккарцам без всякого ритуала. Но мальчишки начинали взрослеть с 17 и ждать 3 года… да и избегать ритуала считали трусостью. На радость туристам.
Я сам конечно не проходил этот ритуал. Мама заявила, что её хватит инфаркт, если моя фотография во время этого действа появится в газетах. Свой орден я получил в 20, как трус.
Мальчишки не пользовались калиткой. Они легко перепрыгивали через этот заборчик под дружные ахи амазонок. Индман решительно перемахнул забор среди первых.
Простое действо усложнённое присутствием публики. Наш мальчишка схватил за руку не молодую блондинку с длинными косами, опрокинул её через бортик алтаря, задрал юбки… Амазонки вокруг восторженно ахали беспрерывно щёлкая фотоаппаратами. Для них это грязь! Для Даккара это честность!
Индман рывками толкался в блондинку. Она выгибалась явно получая удовольствие если не от процесса то от осознания изрядной молодости любовника или присутствия тысяч зрителей.
Нам с Торесом принесли кофе и бутылку коньяка. Торес фыркнул:
— Он ведь мне пол ночи спать не давал, рассказывал про ту «кошку», которую ты ему подсунул. Ловко ты это провернул, командир. Сам пацан бы не додумался просто на сладкое её купить.
Я вернул внимание на алтарь. Индман сидел на краю алтаря приходя в себя и не спеша застёгивая штаны. Теперь ему осталось только подняться к старику и получить свой орден. Пора открывать коньяк!

« предыдущаяследующая »

Как не пропустить новую главу?

1. Вы можете подписаться на обновления этого сайта (вам будет приходить на почту когда я что-то выложила) :


Рубрики: | Метки:
Редактировать:
Напишите комментарий



Моё творчество

Романы Ольги Талан. Женское доминирование
  • Свежие комментарии

  • Метки

  • Рейтинг русскоязычных сайтов о Женском ДоминированииРейтинг русскоязычных сайтов о Женском Доминировании
  • счётчики

    Рейтинг@Mail.ru
    Топ100- Эротические рассказы
  • Дизайн сайта Miss Udacha
  • 

    Оставить комментарий




    Загрузить свой аватар