Вольная птица 4-6

Глава 4

 

Ретка:

И так, что мы имеем? Есть одна совсем юная ами, про которую никто не знает что она ами, которой нужно как-то заставить одного молодого и очень умного генерала бросить свою войну и поехать с ней не зная куда. Бред!

Я сижу на берегу местного озера опустив ноги в воду. По воде носятся страшные многолапые жучки. Над водой кружатся, периодически пожирая этих жучков, горластые птички. А в кустах, прижавшись к земле грязным мохнатым пузом, толстая кошка охотится на этих птиц. Даже здесь я самое миролюбивое и безобидное существо! Как я могу вообще придумать то, что сможет напугать даккарца!?

Когда я вернулась сегодня утром после разговора с Очарованием, Адениана уже не было. А мальчики из охраны сказали, что он отбыл в Клинки. Надолго ли? Появится ли вообще сегодня?

Устало поднявшись с земли я побрела обратно на базу. Моя попытка подумать в тишине принесла абсолютно нулевой результат, остался шанс вернуться и найти того, кто умеет думать результативнее. Почему-то первый мне в голову пришёл секретарь Адениана, паук — Раверстон. Ну он ведь умный! Вот пусть и подумает за меня!

 

Паука я нашла как и ожидала в кабинете за бумагами:

— Привет!

— Ретка? Что тебе? Командира нет!

Действовать издалека было опасно. У меня довольно широкий угол охвата, да и с расстоянием точно на такой маленькой площади не угадаю, чуть промахнусь и могу зацепить кого-нибудь за стенами метров на 20. Я состроила жалостливую рожицу:

— Адениан так быстро убежал… А у меня совсем не осталось денег…

По-моему нормальный предлог явиться к генералу-пауку. Любая нормальная «кошка» всегда стреляет у своих любовников деньги.

Раверстон поднял на меня удивлённый взгляд:

— А Адениан мне говорил, что ты не берёшь денег?

Блин, болтушка, Адо! А Паук чересчур умный! Я с виноватым видом придвигалась к Раверстону.

— Ну обычно, да. Но сегодня у меня совсем ничего не осталось…

— И ты решила попросить у меня?

Ну да, легенда шита белыми нитками и наспех залеплена салатовым скотчем! До стола осталось метров 5. Ну если там никто к стенам прижиматься не будет, никого не задену!

Ухмылка на лице паука погасла и он спокойно опустился на стул. Это Ар крепко опутал его сознание. Я в два прыжка уселась на край его стола:

— Тааак! Короче у меня такая проблема: мне нужно заставить Адениана добровольно бросить эту свою армию и поехать со мной в хайм. Уговорить у меня не вышло, остаётся заставить. Придумай как.

Мужчина задумался. Ар заставлял его хитрые мозги трудиться на меня:

— Проще тихо выкрасть!

— Выкрасть нельзя! У него много не законченных дел, он должен точно знать что уезжает, что бы закончить их все.

Паук почесал затылок. Потом встал, порылся в своих бесконечных шкафах и сейфах и выложил на стол тонкую аккуратненькую папку:

— Адениан фанатик этой войны. Единственное, чем ему можно угрожать, это жизнями его людей. В этом он как мальчишка, и не понимает, что для братства его жизнь стоит дороже тысячи солдат. Если опубликовать содержимое этой папки начнётся серьёзная резня. Погибнет много солдат. Пригрози мальчишке что сделаешь это, и он отдаст тебе себя в том виде в каком потребуешь.

Резня? Тысячи солдат? Ой блин! А что ты, милая, ожидала от даккарца?! Ну хотя…  я ведь только погрожу. Я ведь по-настоящему ничего публиковать не буду!

— Он меня на кусочки порвёт!

— Если будешь действовать напрямую, то конечно. Сделай так: сними копии с этих бумаг…

 

Венки:

Я бесцельно брёл по улице. Неужели всё вот так легко перевернётся с ног на голову? Меня просто отдадут какой-то молодой и перспективной? Юбля! На то, что рассказала Агатея, мать поведётся даже не спрашивая меня.  А я уже привык быть свободным. Мамина опека не в счёт! …Я не хочу быть запертым в чьём-то хараме! Хотя конечно участвовать в танцах неолетанской политики, а не просто слушать чужие разговоры…

Разгадать бы кто она, можно было бы разобраться во всём. Она точно не Великая. Общаясь с Элни, я выучил всех Великих до последней чёрточки характера и у них у всех есть старшие мужья. И не глава одной из школ. Об этих известно меньше, но они все не молоды, а значит имеют кучи дочерей. Она молодой известный мастер, решившаяся наконец завести семью? Таких кандидаток много. Многие мастера лет до 70 не заводят семью. Вестница например: очень сильный мастер, известна как в Меве так и в Цуе, молодая – 70 лет и она кстати явно любительница даккарцев. Плюс она могла бы легко оплатить гонорары Агатеи. Только вот Вестница это первый круг власти, а ни как не великий. А ещё зачем заказывать сразу троих мужчин?

Троих? Ёк, я плохо учил историю Арнелет, но что-то мне подсказывает что эта цифра встречалась там… Ата! Дистанционники иногда придерживаются традиций южан и семью организуют на определённый срок. Эта традиция называется ата! Временные рамки, чётко от сих до сих! Вот в этом случае имеет смысл заказывать сразу трёх мужчин!

И так, сильный мастер дистанционник, молодая и имеющая влияние в высших кругах. Тупик! Я из дистанционников знаю только нескольких маминых Хинти. Все три школы настолько секретны, что даже мама не знает большинство из них в лицо. А Суани вообще никто не знает.

Кроме того, дистанционники свои семьи увозят в хаймы на окраину вселенной. Я туда не хочу! Там ни то что политики, там вообще жизни нет!

 

От своих мыслей я очнулся уже у входа в штаб отца. Секретарь кивнул мне проходить. Отец был один. Он с хмурым видом глядел на карту разложенную на столе.

— Генерал-командор, разрешите войти

— Веникем? Заходи.

Я некоторое время помолчал ожидая, когда отец наконец оторвётся от карты, но он видать был слишком поглощён своими мыслями.

— Какие-то проблемы отец?

Он наконец поднял на меня глаза:

— Если бы тебе понадобилось взять Клинки, как бы ты это сделал? Меня устроит любая самая фантастическая идея.

— Клинки? Ну… Под суматоху турнира, привёз бы пару раскладных порталов. Я видел такие у мамы на выставке. Или переодел бы солдат в кого-нибудь кого в Клинки и так пускают и так ввёл ударную группу. А в основных борделях вечером подавал бы выпивку с медленным ядом, тем самым выведя из строя основные войска дядьки Архо. А кому понадобилось нападать на Клинки?

Отец устало рассмеялся:

— Я чего ты у меня делаешь с такой фантазией на мелкой базе?!

Я пожал плечами:

— Ты меня туда сослал.

Отец отсмеялся:

— Ладно, фантазёр, ты ведь зачем-то пришёл?

— Да так. Знаешь, мне кажется мама домогается Адениана.

Роджер нахмурился:

— Это тебя Раверстон подослал? Юбля, заколебали жаловаться на неё! Не съест она твоего Адениана! Да и сам он ни на что не жалуется! Это то, зачем ты пришёл?

Не прокатило! Мамины похождения и так для отца больная тема. А тут он видать в курсе.

— Нет. Это так вспомнилось. Я пришёл доложить, что сегодня по маминой просьбе встречался с ами Агатеей. И кажется у неё есть серьёзное желание меня женить.

— Юбля! Только этой не хватала! Не волнуйся, твоя мать давала мне слово не женить тебя без моего согласия. А получить моё согласие поверь не просто!

Отец встал, обнял меня за плечи. Он был немного ниже меня, но очень крепкий и мускулистый.

— Ни скажу что я в принципе против твоей женитьбы на неолетанке. Но это должна быть реально стоящая моего сына фигура.

Блин, если эта ами действительно имеет вес в высших кругах, отец может и согласиться. Я попал – меня женят вообще не спросив моего мнения!

 

Адениан:

Было ещё только около полудня, когда я вернулся к себе в штаб. Я на пару минут заглянул домой захватить куртку. В отличие от Клинков у меня на планете стоит ранняя осень.

Зато дела в штабе меня сразу отвлекли от всех дурацких мыслей. Один из крупных заказчиков почему-то взялся тянуть с перезаключением договора. Смысл? Что изменится через неделю? Или у меня паранойя, или этот торгаш что-то знает о готовящемся нападении на Клинки. Беда только, что такую крупную рыбу нельзя прижать к стенке и расспросить.

Ближе к вечеру пришла Ретка, принесла мне обед. Мелочь конечно, а приятно! У неё иногда бывает такое теплое настроение. Присела тихонечко рядом и ждёт пока я поем. Ногти опять длинные  розовые нарисовала и цветок в волосы приделала. Котёнок! Урчит себе тихо и как будто теплее становится в комнате.

— Адо, ты сегодня долго?

Юбля, все мысли только о сексе!

— Как закончу, так приду!

 

Вернулся я поздно. Ретка была дома. Опять притащила кучу еды в дом. Уедет, снова всё испортится и вонять будет. Я усталый плюхнулся в кресло. Ретка была какая-то молчаливая и задумчивая:

— Адо, я у тебя в мусорке цветок нашла и записку. – Она крутила в руках чертов Моренин цветок. – Это от кого?

Юбля!

— А какого-хрена ты роешься у меня в мусоре?

Ретка нахмурилась:

— Адо просто скажи от кого это. – Если иногда мне казалось, что моя шлюшка становится источником тепла, то сейчас она казалась мне источником силы, эпицентром урагана, гигантом готовящимся к удару. Иллюзия конечно. Но очень яркая такая иллюзия!

— Ты забываешься!

Ретка вдруг поджала губки. Иллюзия силы мгновенно рассеялась.

— Прости. – Она подсела прижавшись ко мне щекой. Такая тёплая, безобидная, ласковая. Я почувствовал себя просто полным идиотом. Что упёрся?! Можно и рассказать. Хоть ревновать почём зря не будет!

 

Ретка:

Через 20 минут объяснений Раверстона что и как сделать, я поняла, что надо записывать, столько информации в моей голове просто не поместится. План, как и следовало ожидать, был очень умный и очень грубый. Все бумаги паук откопировал и подготовил мне сам и сам придумал спрятать оригиналы у себя же в папке куда полезет только через 2 месяца.

Я сомневалась. Как грубо! Неужели нет другого выхода?!

Уже вечером спросила на кухне обедал ли Адениан и, получив вполне ожидаемое: «Не заходил», занесла ему обед. Он был сильно занят. Мне даже не улыбнулся. Молча поел и вернул тарелки.

Вернувшись в его квартиру я ходила по углам мучаясь сомнениями. Заставить поехать со мной? Сможет ли он потом простить мне это? Он так увлечён, так любит свою войну!

Взгляд упал на ярко красный лоскут ткани в мусорке у порога. Я вытащила его. Шёлк. Как-то не свойственно для моего Адениана. И пахнет духами. Блин! С одним РРРРР я разворошила всю мусорку. Нашла засушенный цветок Райсы и записку без подписи «Получила твоё письмо. Приятно понимать, что ты думаешь обо мне. Мне тоже очень приятно тебя вспоминать. До встречи».

Женщины такое даккарцам  не пишут! Да и Райса неолетанское растение. Я плохо разбираюсь в травах. Может их сушёные применяют для чего-то. Но вообще их дарят любовникам, как знак желания и страсти. Какая-то стерва покушается на моего Адениана?! Порву!

 

Мой генерал вернулся опять поздно и очень усталый. Обругал меня, что принесла домой еду, но всё, что на тарелку положила, съел.

Я немного помялась. Как бы выяснить, что за стерва здесь завелась? Просто спросить?

— Адо, я у тебя в мусорке цветок нашла и записку. Это от кого?

Он как взорвался:

— А какого-хрена ты роешься у меня в мусоре?

Не ужели так трудно просто ответить? Я сейчас злая как мегера. В жизни такой злости за собой не замечала. Не даром говорят, что единственное, за что неолетанки реально способны драться в кровь, это мужчины:

— Адо просто скажи от кого это…

— Ты забываешься!

Адениан был зол. Ещё мгновение, хлопнет дверью и сбежит. Притом, что это его дом! Блин! Ретка, с каких пор ты рвёшься на пролом как мужчина?!

— Прости! – Я тихонечко присела рядом с ним и ласково так опутала Ар. Успокоила, разогнала грозу, и просто вызвала желание рассказать. Он сильно и не противился:

— Ты же знаешь, что братство Острова богов защищено от своеволия всех неолетанок кроме одной. Вот сегодня хранительнице Морене стукнуло в голову прислать мне эту записку с этим самым гербарием. Вряд ли она зайдёт дальше намёков, но нервы мне ещё потреплет.

— Адо, ты спал с ней? Тока не обижайся.

Он усмехнулся:

— Давно, когда мальчишкой совсем был.

— И она с тех пор тебе записки пишет?

— Нет. Тогда она успокоилась, а недавно столкнулась со мной на подписании одного контракта и у неё снова шиза зашла.

Стерва! В братстве как в своём хараме хозяйничает!

— Адо, тебе ведь не нравятся все эти её ухаживания?

— Меня даже она сама по себе бесит!

Хрен ты Морена получишь моего генерала!

— Знаешь, Адо… Ты ведь знаешь, что у неолетанок очень сильная интуиция? Мне почему-то кажется, что она больше не будет к тебе приставать.

Я улыбнулась. Иначе я наведаюсь к ней и встряхну её хорошенько!

Адениан смеялся:

— Глупая! – он обнял меня, прижался. В такие моменты становится очень очевидным, что он меня всё-таки меня любит. Просто где-то глубоко и не понятной для меня любовью. А это значит, что ему нужно ехать со мной. Боги создают людей друг для друга и этот бравый красавчик явно создан для меня.

— Адо, мне надо тебе кое-что рассказать…  Понимаешь…Мне уже много лет и мне уже пора сдать браслет с кошкой.

Мой генерал напрягся. В глазах как будто что-то острое.

— Ты ведь знаешь, что неолетанки живут по своим очень строгим законам. Старшие решили, что мне нужно уехать. На 30 лет…

Как сложно объяснить тебе хоть что-то пока ты не дал слово хранить мои тайны. О том что Суани собираются  в ата не знают даже самые осведомленные неолетанки. Слишком важна эта тайна. Да и лица Суани секрет…

— Понимаешь, я очень сильно люблю тебя. – Я потянулась к его руке, он отдёрнул её.

— Ты пришла попрощаться?

— Не совсем, я пришла позвать тебя с собой…

Адениан рассмеялся.

— Тебе захотелось любовника в дальний поход? Думаешь, что вдали от даккарцев трахаться будет не с кем, а не прихватить ли местного генерала?!

М-да. Ни чего я не могу объяснить!

Я встала и отошла в другой конец комнаты. Четыре метра и за стеной точно ни кого, там кладовка кажется. Я мягко опутала Адениана Ар. Не подавляя, просто чуть смягчая агрессию.

— Адо, у меня много секретов. Я обязательно расскажу их тебе, но только когда ты пообещаешь поехать со мной и хранить мои тайн…

— Я ни куда с тобой не поеду и ничего обещать тебе не буду. Пришла прощаться, уходи.

 

Адениан:

Ретка немного отстранилась от меня задумавшись, а потом на одном выдохе выдала:

-Адо, я уже взрослая и старшие решили, что мне нужно уехать. Я пришла позвать тебя с собой…

Юбля! Знал же, что когда-нибудь это закончится. Хорошо хоть сказала, а то ждал бы её ещё несколько месяцев, волновался…

— Тебе захотелось любовника в дальний поход? Задумалась с кем будешь трахаться вдали от даккарцев, а не прихватить ли местного генерала?

Я смеялся. Адекватность в мышлении «кошек» вообще редкая черта. И у Ретки с этим тоже плохо.

— Адо, у меня много секретов, я расскажу их когда ты поедешь со мной…

— Я никуда с тобой не поеду! Уходи!

Юбля! Без неё здесь станет совсем холодно. Даже ждать станет не кого… Уходи! Терпеть не могу прощания!

Ретка встала и пересела подальше от меня:

— Адо, пожалуйста только не злись. Я так и подумала, что ты не согласишься поехать… Прости. Думаешь мне легко? Была бы моя воля я бы никуда не уезжала. Мне тоже нравятся даккарские базы. – Она расплакалась —  И приходить к тебе сюда нравится. И даже слушать про твою войну! Но мне сказали уезжать! А ещё сказали взять тебя с собой. Вот!

Она быстро сунула мне в руки конверт и отошла. Хмыкнула обиженно.

Я быстро разворачивал бумаги. Что ещё день сегодняшний мне готовит? Мало мне с утра Морены. Теперь моя Ретка … Мысль остановилась на полуслове. Бумаги, которые я достал из конверта оказались фотографиями. Капитан из штабных над трупом тартокца. Эту тартокскую рожу я ещё долго не забуду. Он ходил, шантажировал нас, а потом вдруг его кто-то на наше счастье прирезал. Раверстон тогда даже расследовал этот случай, что бы не ссориться с Тартокцами. Он у них типа благородный был. И мы доказали свою полную не причастность.

На фотографиях было хорошо видно, что в руках у даккарского капитана кривой нож, какими обычно пользуются засельцы. Значит этого болтуна всё-таки убили мы! А ведь мы клялись! Я видел этого капитана у Раверстона. И он даже кажется в том расследовании участвовал…

— Откуда это у тебя. –  Я резко вздёрнул Ретку за ремень юбки.

— Мне сказали, что если ты не поедешь со мной, командиры армии убитого получат такой же конверт.

— Ретка, ты представляешь, что будет если Тартокцы получат это.

— Мне сказали, что будет война.

Я постарался успокоиться. Орать на Ретку бесполезно. Она всё равно ничего не понимает. Бить тоже не поможет. Она просто маленькая дурочка, у которой закончился срок браслета, и кто-то этим воспользовался.

— Маленькая, кто дал тебе эти бумаги?

— Старшие.

— Хорошо, а когда тебе их дали?

— Сегодня, утром.

Вполне возможно всё взаимосвязано. Сегодня я начал активно готовиться к обороне узла и Клинков. А ещё утром был у Роджера поэтому же вопросу. Я стал опасен. И меня решили таким образом убрать с узла?

— Маленькая, а старшие это кто?

Ретка вытерла слёзы и уставилась на меня большими синими глазами без грамма понимания:

— Ну они неолетанки?

— Конечно неолетанки. Я же сказала тебе закон неолетанского рода. Старшие велели…приказали мне привезти тебя через две недели любым способом!

— Две недели?

— Да. Тебе же дела надо все закончить. Поэтому я приеду за тобой через две недели.

Не сходится! Через две недели заварушка с Клинками уже разрешится. Юбля! Как я устал от всего этого!

— Адо, не хмурься пожалуйста.- Ретка опять расплакалась — Ты просто поедешь через две недели со мной и  этих бумаг никто не увидит. Всё будет хорошо.

Глупая, маленькая Ретка!

— А как ты собираешься эти фотографии тартокцам показать. Сама к ним поедешь? Они неолетанок ближе расстояния выстрела не подпускают.

— Ну… Не знаю, как старшие скажут.

Понятно. Везти эти бумаги ты никому и не собираешься. Хотя не известно что собираются с ними делать те, кто их тебе дал.

Ретка поднялась:

— Ну я пойду – она хмыкнула носом – Пока ты меня не побил.

Я не ответил. Какой паршивый день!

 

Глава 5

 

Ретка:

Я тихо плакала со злостью и бессилием пиная серые гальки. Не ужели нельзя было пойти по-другому. Без слёз, без всей этой грубости… Он меня больше никогда не простит.

А я тоже хороша, расплакалась, ничего толком объяснить не смогла. Просто вручила конверт и сбежала.

Он ведь умный и понял, что никакие бумаги я никуда не понесу, да и нет их у меня. Просто запретит меня пускать и забудет. Другую найдет… Мне вспомнилась записка Морены. Я вытерла слёзы. Стерва! Порву!

Вот сейчас пойду к ней и скажу, чтоб не лезла к моему Адениану! Кошка крашенная!

 

Через пять минут я уже полная решимости перешагнула порог монастыря Вестницы. Морена была здесь, о чём свидетельствовал дорогущий расфуфыренный лайнер во дворе.

— Где Морена? – здоровенная Хинти сжалась под нитями Ар

— В зале, с настоятельницей…

 

Я влетела в зал широким шагом. Вестница и Морена сидели в креслах у большого камина

— И что это значит? — Я швырнула Морене злополучный цветок – Только не говори, что ты не знала, что этот парень мой!

Со своего места поднялась Вестница:

— Кто ты такая?!

Ар усадил её обратно. Её мнение меня не интересует! Меня вообще ни чьё мнение уже не интересует! Мне плохо! Мне так гадко, что слёзы наворачиваются!

Морена молчала.

Сзади в зал ворвалась охрана. Ар вышвырнул их обратно. Моих сил хватит всю территорию монастыря подчинить. Всех кто здесь есть!

Морена подняла с пола цветок:

— У тебя любовь к барсам? В руках-то удержать сможешь?

— Не твоё дело! Просто не лезь к нему!

— Ну, я волнуюсь за парней этого братства. – Голос у неё спокойный, как будто она не в сетях доминирующего Ар со мной разговаривает, а в мягком кресле за чашечкой сладкого чая. Она встала и медленно,  как бы прогуливаясь, пошла дальше по залу. Хочет выйти из под моего влияния?!  Даже если в окно выпрыгнешь не поможет! Я расширила влияние на весь  монастырь. Масштабная техника доминирования  мой конёк.  Это с мелкими мишенями у меня проблемы, а что-то большое – раз плюнуть. Сейчас весь монастырь прижался в страхе не в силах что-то сделать против моей воли.

Морена развернулась:

— Что ж! Если сможешь удержать, хорошо. Я действительно не знала, что ты так серьёзно настроена к этому мальчику. Твой, так твой! Не буду больше его трогать!

Она широко улыбнулась. Ласковой такой улыбочкой от одной которой страшно становится.

Блин, что я делаю! Я сейчас себе такого врага заработала! Я посмотрела на Вестницу. Настоятельница нахмурившись сверлила меня глазами из своего кресла. И не одного врага!  Они меня в порошок сотрут… Зато моего парня я им не отдам!  Я гордо развернулась и вышла сохраняя вокруг себя сеть Ар. Потом подумав, добавила иллюзии незаметности, пару миражей  и почти бегом выскочила из монастыря.

 

Адениан:

Спать после такого я не мог. Лучше бы она осталась, пусть даже трахаться опять потащила… Юбля! Конечно никакой опасности Ретка скорее всего не представляет. Да может она и не связана со всем этой заварушкой с Клинками.  Просто я ещё и зачем-то понадобился неолетанкам. Зачем? Что-то мне подсказывает, что не зачем хорошим.

Вообще мои отношения с неолетанками всегда складывались плохо. По молодости они всё время пытались меня красть, за что я периодически бил им морды. Помогало не всегда. Два раза Морена вытаскивала меня уже с территории САП.  Сейчас красть меня уже не пробуют. Взрослый чересчур наверно. А может охраны при мне как при генерале чересчур много. Сейчас мои споры с неолетанками в основном идут по делам узла. Я не даю им красть у братства земли и деньги. Ну и зачем я им мог понадобиться?

Кто вообще додумался хранить эти бумаги?!  Раверстон?  Лгун! Как он тогда доказывал, что мы не причём! Я сам опираясь на его доклад  слово давал этим толстозадым!

 

Уже понимая, что даже не стоит пытаться уснуть, я отправился в штаб.

Я не верю в совпадения. А это значит, что всё что происходит скорее всего связано. Как? У меня явно не хватает данных.

С чашкой горячего кофе в руках я рассматривал информацию на Ретку из архива узла. Рерситея Аттуана Ларийк, 25 лет… Рано для взросления. Фотография у неё тут хорошая, ласковая. Маленькая, глупая Ретка!

От недосыпа, перегруза и излишка проблем в мозгах случился коллапс и я как-то весь взбодрился. Второе дыхание что ли. Я с азартом начал выискивать по доступным мне базам данных (а мне доступно очень многое) где моя Ретка ходит.

Ха. Она вошла в Клинки с моего портала через 40 минут после разговора со мной. Бегом бежала? Из Клинков не выходила. Кому она побежала докладывать?

Юбля! Опять придётся идти к Вестнице или напрямую к Морене. Как не хочется её видеть! Но разобраться с неолетанками может только она. Чёрт! Тянуть бесполезно, да и в Клинках утро наступает раньше. Пока доберусь, пока договорюсь о встрече… Может ещё на открытие турнира попаду.

Я отдал распоряжения дежурному и не спеша отправился в Клинки. Часто я туда бегать стал!

 

Секретарь Морены перезвонила мне буквально через пять минут после моей просьбы о встрече:

— Хранительница в Клинках, в монастыре Вестницы. Она готова встретиться с вами прямо сейчас, генерал-капитан, не дожидаясь утра.

Юбля! Как-то мне не нравится такая поспешность. Встречаться с Мореной в монастыре да ещё и ночью… Чёрт!

К моему удивлению Морена встречала меня не одна.  Рядом, устало откинувшись в кресле, пила чай настоятельница Вестница, в углу сидела эми-секретарь, а у порога застыли охранницы Хинти.

— Здравствуй, генерал-капитан. Что случилось, что ты просил о встрече со мной?

— Здравствуй хранительница. У меня проблемы с неолетанками. Поскольку этими вопросами в братстве Острова богов занимаешься ты, я пришёл к тебе.

Морена как-то болезненно усмехнулась:

— Твою проблему случайно не Ретка зовут?

Она уже что-то знает?

— Юная «кошка» Ретка участвовала в этом. Но лишь как проводник. Думаю мою проблему зовут более громким именем.

Морена не спеша отхлебнула чай. Она сегодня странная. Шиза на меня явно прошла. Это хорошо. Но как-то вся эта обстановка… И почему Морена не спала в такую рань? Тут что-то случилось.

Морена аккуратно поставила кружку на стол:

— Часа два назад я бы возможно с тобой согласилась. Но… Тебе стоит знать: у твоей Ретки браслет «Кошки» отобрали в 17 лет. А восемь лет назад сильные мира сего просто попросили меня снова дать его малышке. Она даже уже несколько лет как полностью взрослая! Твою проблему конечно зовут ни «Ретка». Конечно! Разве проблемы называют домашними именами?! А имя Мевы твоей проблемы мне не известно, прости!

У Ретки отобрали браслет в 17 лет? Почему отобрали? В таком возрасте только у способных… Имя Мевы?! О чём она?

— Морена перестань говорить загадками!

— А что тут загадочного?! Заходила твоя Ретка часа два назад. Вот, цветочек мне вернула.

Хранительница покрутила в руках сухой цветок, похожий на тот, что Ретка вытащила из мусорки.

— Просила больше тебе не писать.

Ретка? Юбля, глупая маленькая Ретка!

— Где она? Что ты с ней сделала?

Морена нахмурилась:

— Адениан, ты меня вообще не слышишь? Твоя Ретка мастер Ар одной из дистанционных школ! Взрослая и очень опасная! Она нам сейчас тут чуть весь монастырь не разнесла! Если у тебя с ней проблемы, пойди, найди её и попроси прощения. Или что там у тебя стряслось.

— Ретка?

— Я бы сама не поверила если бы явно не ощутила собственной шкуркой.

Я в шоке опустился на кресло. Моя Ретка мастер Ар? Бред! Может она перепутала её с кем-то? Морена опять отхлебнула чаю.

— Кстати, генерал-капитан, у тебя есть её медальон?

— Какой медальон?

Морена повернулась к Вестнице:

— И о каких правах она заявляет?

Настоятельница хмыкнула:

— Если станешь к этому апеллировать, она в два счёта сделает так, что он поклянётся, что носил этот медальон не снимая уже полгода. Причём весь узел это подтвердит.

Морена сжала губы:

— Ну и зачем мудрейшая подсунула мне такие сложности?

— Птенчику просто нужна была еда, а у тебя самая полная кормушка.

— Она же не ест! – Морена рассержено глянула на меня. – Она же в карман складывает!

— А это, Великая, право сильного!

Морена повернулась ко мне:

— У тебя ещё есть вопросы, генерал-капитан?

— Да! Где Ретка?

— Не знаю. – Морена пожала плечами – Она ушла под таким мощным Ар, что мы не поняли даже, через какие ворота она вышла и вышла ли вообще. Но думаю она в городе. В кабаке каком-нибудь. Да… — Морена поморщилась – Не болтай даккарцам, о том что твоя Ретка мастер Ар. Сама она конечно дура малолетняя, но у неё очень серьезные старшие.  И они не любят популярности.

 

Венки:

 

Я проснулся очень рано.  Не спалось! Сегодня моя жизнь может быть круто перевернётся…

Когда-то, когда мне было лет 16 и я, параллельно с боями на детских мечах,  зачитывался по ночам романами о любви… когда-то я мечтал, что кто-то будет смотреть на меня так же, как моя мать всегда смотрела на отца. С безумным восхищением, с вдохновенным обожанием, и со страстными замашками влюблённой собственницы. Она создавала для него мир таким, каким он хотел. Нарушала правила, меняла традиции, вставала на его защиту. Она буквально носила его на руках. Боги создали их друг для друга!

Только чем старше я становился, тем больше понимал, что обычные неолетанки не похожи на мою мать. Они трусливы, слабы, зависимы, глупы. Они  подчинены традициям и чужим суждениям. Ни кто из них ни стал бы ради меня изменять этим традициям, да и на руках носил бы разве что в постель и то только первое время…

Но Агатея… Про неё столько рассказывают. Говорят пары, которые она подбирает обречены на любовь.

Ёк, как я разнервничался! А ведь Агатея могла и соврать. Легко! Неолетанки считаю нормальным делом врать, тем более мужчине.

 

Со своими парнями я встретился у ворот:

— Ну что? – Я хлопнул Индмана по плечу.- Дядька взял тебя?

Парень вовсю улыбался:

— Взял! Сегодня после обеда первый бой!

В принципе я и не сомневался что Архо в конце концов запишет мальчишку в участники юношеского турнира. Ну и хорошо!

Я взглянул на часы:

— Идём занимать места на открытии?

Торес поморщился:

— Перекусить бы.

Индман тоже усиленно кивал:

— Ага, я тоже не ел!

Жук! Конечно супчик в школе не сравниться с обычным обедом с командором Веникемом! Ладно. Заскочим в какой-нибудь ресторанчик по дороге. Мне тоже не помешает поесть.

 

Ресторанчик был не большой, уютненький и с хорошей кухней. Нам накрыли за широким столом возле ряда высоких окон, выходивших прямо на площадь перед входом на стадион. Парни как всегда с энтузиазмом принялись за еду. Смеясь, что завтрак за чужой счёт особенно вкусен! Ладно, оклады командиров братства отца и так не маленькие, а мне ещё и тратить особо не куда. Всё что я заказываю с Селены оплачивает мать, просто потому, что туда платежи со свободных земель трудно провести. А я почти всё себе покупаю с Селены. Вот и остаётся мои командорские доходы только на пиво и жрачку.

 

Пока официантка расставляла  жаркое я рассматривал в окно площадь. Куча народу, бары, лавки, торговцы с коробами. Внизу, напротив расставлены грубые столы дешёвого бара. Я присмотрелся. Юбля! В углу за столиком моя синеглазая беглянка! Стерва!

— Кого-то увидел командор? – Торес энергично уплетал мясо

— Да… — Рассказывать парням как меня кинула «кошка» совсем не хотелось. Но душа требовала мщения.

Я встал.

— Там внизу «кошка» которая сильно просила моего кулака. Я быстро!

Торес на ходу запихнул в рот ещё пару кусков:

— Я с тобой! – И быстро обернувшись к Индману – А ты сторожи выпивку!

Прятаться я не собирался. Я по крайней мере имею право спросить, с какой дури она сбежала. И имею право особо при этом не нежничать.

Я просто вошёл в бар. Одним пинком сбил эту стерву на пол, вторым припечатал к стене, а потом подхватил под руки и выволок туда, где поменьше народу.

— Привет! Помнишь меня?!

Я крепко прижал шлюху к стене в узком безлюдном переулке. Она вытаращив глаза кивала.

— Уже хорошо! Понимаю, что для твоих мозгов это почти непосильная задача. Но всё-таки, попытайся как-нибудь объяснить, какого чёрта ты от меня тогда сбежала?

Вылупив глаза, «кошка» молчала. Я отступил на шаг, а потом легким пинком под зад послал её в полёт по переулку почти до тупика.

— Я помню, ты умеешь говорить! Так что давай!

— Медальон. – Шлюшка вытерла грязь – Я у тебя медальон увидела. Прости, пожалуйста, но я тогда послала тебе другую «кошку».

— Медальон?

Её спугнул медальон матери? С каких пор неполовозрелые эми пугаются таких вещей? Даже для женатого мужчины случайный секс с неполовозрелой неолетанкой конечно не одобряем, но не преступен. А уж для тех кто официальными узами брака с неолетанкой не связан…

Я рывком поднял шлюшку на ноги и снова прижал к стене:

— Прости, крошка, но я знаю только одну причину, почему ты можешь бояться неолетанских медальонов.

Я с видом исследователя  ощупал её грудь. Хорошая кстати грудь! Потом запустил руку ей в трусы, провёл пальцем по промежности, выдернул руку и сунул палец в рот. Конечно другой палец! Но что бы это понять нужно иметь мозги и наблюдательность.

— Ууу! – Я изобразил, что пробую вкус — Да ты взрослая! И давно уже взрослая! И почему ты до сих пор носишь браслет?

Шлюшка смотрела на меня вытаращенными глазами.

— Прости…

Она тихонько попятилась, потом смекнула, что я её не держу и быстро, очень быстро рванула бегом из переулка.

Торес загибался от смеха.

 

Ретка:

Выйдя из монастыря я забилась в первый попавшийся угол и расплакалась. Глупая, глупая, глупая Ретка! Как мне плохо! Немного подумав набрала телефон Анжея:

— Мне так плохо, забери меня отсюда!

— Где ты? Тебе что-то угрожает?

— Я сижу одна в какой-то подворотне в Клинках и  плачу! Мне просто плохо!

— Детёныш! – Голос Анжея сделался каким-то воспитательным – Я сейчас сильно занят. Сними себе комнату и поспи. Или просто подожди меня на площади возле стадиона, там много заведений, ты найдёшь чем развлечься. К открытию турнира я приеду!

Вот и вся забота! Я конечно знаю, что Анжей реально занимается очень важными делами. Он у меня что-то вроде общедаккарской разведки. Очень тайно и очень серьёзно! Он и мне не рассказывал, это я у него это под Ар в самом начале выспросила.

Спать я была не способна, поэтому молча направилась на площадь ждать когда мой Анжей освободится.

 

Я уже сидела в этом баре около двух часов. Девочки-официантки давно поняли что больше есть я не буду, я и два блинчика ковыряла полтора часа. Время было раннее, но на площади полно народу. Вообще в Клинках раннее утро, но у кого-то из гостей в это время день в самом разгаре и спать их сейчас совсем не тянет.

Не далеко за длинным столом пила шумная компания портовых техников. Некоторые очень симпатичные парни. Но подходить я не стала, даже наоборот, закрыла на руке браслет, чтоб не заглядывались на меня. Не стоит! И так проблем по горлышко!

Что теперь будет? То, что Морена меня накажет я не сомневалась. Порвёт! И Морок ругаться будет. Что ж я такая глупая! И почему мне так плохо?!

 

— Юбля, шалава!

Удар по лавке опрокинул меня вместе с ней на пол:

— Ай! – следующий мощный пинок даккарского ботинка с хрустом отпечатался на моём плече  отправляя меня в полёт к стене

Ещё один пинок в зад. Ау! Неделю сидеть не смогу! И ещё чушкой в пол впечаталась! Сволочи! Меня быстро подхватили под руки и выволокли из бара.

— Помнишь меня?

Аккуратный парень, волосы уложены в модные перья, на губах ядовитая усмешка. Хорошенький! Командор Об Хайя… Блин! Сын Морены! Опять он!

— Ну и какого чёрта ты от меня тогда сбежала?

Блин, он следил за мной? Да не, не мог следить. Тогда как нашёл? Блин, ну что за день! Час от часу… Крепкий пинок в бедро заставил меня упасть на землю и пролететь несколько метров. Так не честно, я же даже подумать не успеваю!

— У тебя на шее был неолетанский медальон! Прости! Я послала тебе другую кошку!

Он на некоторое время задумался. Отстранился. Потом вдруг усмехнулся, крепко ухватил меня за грудь:

— Я знаю только одну причину почему пугаются этих медальонов!

И с размаху запустил руку мне под юбку и прямо в трусики, внутрь… А потом сунул этот палец в рот исследуя вкус. Он не нормальный!

— Ты взрослая! Причём давно! Почему у тебя браслет?

Я просто потеряла дар речи. А что это так просто можно определить на вкус? Финиш! Ни кому больше не дам туда языком лазить!

— Прости…

В какой-то момент я поняла, что меня особо не держат. Конечно, он же Амосы нализался, ещё немного и крыша поедет! Только у стены второй стоит. Я тихонько сделала шаг назад, ещё один, и ещё быстрей и совсем бегом пока не поймали рванула прочь из переулка.

 

Адениан:

Около получаса я рыскал по кабакам Клинков, Ретки ни где не было.  Как-то чересчур много открытий для одного дня. Моя Ретка мастер Ар? Или Морена обманула меня? Одно сходилось однозначно: Ретка принадлежит к одной из конфессий неолетанской церкви и её старшие приказали ей шантажировать меня.

Я прямо перед глазами видел свои конспекты из командирской школы по защите от Ар. Дистанционники: Суани, Дотси, Хинти. Способны показывать все фокусы Ар даже не прикасаясь к человеку, на расстоянии в среднем до 15 метров, максимум до 100. Силовики Арнелет! Если Морена не врала и Ретка действительно встряхнула кого-то в монастыре, и Морена ничего не смогла с этим сделать, то Ретка Дотси или Суани. Потому что Хинти в некоторой степени подчиняются Морене. Полицейский или солдат! Моя Ретка солдат?! Бред!

Разобраться можно было только одним образом, найти Ретку и всё нормально выяснить. Но сегодня в Клинках слишком много работающих баров и гуляющих мужчин. Утром откроется турнир! Как в такой ситуации можно найти одну ласковую шлюху?

Запищал коммуникатор. Раверстон.

— Что тебе паук?

— Здравствуй командир! – В голосе Раверстона чувствовалось облегчение. – Ты сегодня ведь не спал дома?

Мой секретарь может и лгун, но вот в его преданности братству я никогда не сомневался:

— Нет. А что случилось?

— Пятнадцать минут назад твою квартиру разнесло по кирпичикам. Женщина пришла делать уборку. А в спальне видимо была бомба. Боги хранят тебя и братство Острова богов, командир!

— Бомба? Что именно за устройство известно?

— Добротный САП-овский механизм, видимо настроенный на нажатие на кровати. Уборщица такое поставить не могла!

Значит и Ретка тоже! Боги, но если бы она сегодня не ждала меня рассказать всё это с этим письмом, она бы скорее всего заснула без меня. И я не лёг спать именно из-за её заявления…

— Командир, я начал расследование. Было бы очень хорошо, если бы ты смог подъехать и прояснить некоторые моменты.

— Да! Я буду через полчаса!

Тот кто поставил эту бомбу, угрожал в первую очередь моей глупой Ретке. И я порву его за это!

 

Глава 6

 

Венки:

Трубы, барабаны, спортсмены обнажённые по пояс с флагами своих братств и родов в руках.  Две трети зрительских мест на открытии турнира заранее выкупается туристическими компаниями САП. Остальное раздаётся даккарским братствам.

Несколько лет назад, когда отец придумывал этот турнир, он думал ни только о сохранении даккарской культуры, но и о коммерческой выгоде. В даккарской культуре не было ни музыки, ни обнажённых мужчин. Всё это было сделано уже для зрелищности. Но по-моему спорту ни сколько не мешало.

Амазонки усердно щёлкали фотоаппаратурой. Солидные неолетанки капали слюной.

За эту неделю Клинки получат треть своего годового дохода. Фотографии спортсменов, сувениры. Даккар торговал тем что имел – мужской красотой.

Рядом с нами сидела целая толпа мальчишек лет 20. Индман нашёл знакомых  и что-то бурно обсуждали.

Вообще братство отца по большей части состоит из молодых парней. 30 лет назад, когда он с дядькой Архо и мастером Отарданом организовывали братство, воины не пошли к нему. Пришло несколько Ацунав, прельстившихся сетью порталов Клинков. Пришли некоторые старые друзья. Кто бы тогда мог предсказать что «Остров богов» станет крупнейшим из даккарских братств на порядок обогнав в численности и влиятельности все остальные.

Роджер думал о будущем. Сначала он объявил, что станет платить за каждого мальчика даккарской крови которого ещё не называло своим ни одно из братств. Цена была мизерной сравнимой с ценой  потрепанного раба. Но украсть ребёнка проще чем взрослого.

В Клинки потянулись мелкие бандиты привозя мальчишек, которых любвеобильный Даккар в немереном количестве раскидывал по вселенной.

Потом, в Клинках появились бордели. В принципе нужды в них не было. Неолетанки и амазонки великолепно удовлетворяли желания солдат. Но Даккару нужны были сыновья. И заработала целая система, где работорговцы отстёгивали определённую часть налогов братству здоровыми молодыми женщинами. Которых в Клинках отправляли в бордель для солдат, что бы они рожали роду сыновей.

Половина братства отца это парни, которых он можно сказать вырастил и воспитал. Он создал для себя армию. И не просто армию, а сильнейшую армию Даккара!

— Аттурда Об Хайя!

Мимо трибун двигалась самая большая из колон, колонна спортсменов рода Об Хайя братства острова богов.

12 лет назад был ещё один эпохальный поворот. Вытаскивая из лап работорговцев мальчишек братства отца, юристы матери заодно отсудили всех даккарцев что успела украсть эта фирма. Роджер тогда публично извинился с язвительностью заявив, что не хотел. Что защищал свободу только своих солдат. Даккарские братства поливали отца бранью, а парни которым приходило время выбирать армию, всё больше склонялись в сторону богатого и защищённого «Острова богов». Сейчас это уже норма, почти со всех родов парни до 30 лет служат Роджеру и лишь потом иногда уходят в братства своих отцов. Грубо. Но так отец даёт им возможность возмужать свободными.

 

Ретка:

Анжея я дождалась у входа на турнир.

— Детёныш, юбля! Ты опять в синяках! Я прибью этого мальчишку!

— Анжей, это не он. Это парни тут из Клинков ошиблись…

С ужасом представляю как Анжей с Аденианом встретятся. Анжей его точно побьёт! Он каждый раз, стоит Адениану оставить на мне пару синяков, так ругается. Не понимает, ведь я не мужчина, и мне может нравиться грубость и сила. Ну не всегда, но иногда очень нравится.

Анжей достал салфетку и аккуратно вытер мне лицо:

— Твой учитель звонила, велела взять тебя за шкирку и как нашкодившего ребёнка тащить к ней. Что случилось?

Морок уже всё знает? Морена нажаловалась?

— Я немного нахулиганила…

 

Морок была в гневе. Высоченная, сильная, пронзительный взгляд до прозрачности серых глаз, сжатые губы. Она часто бывала строга ко мне, но и любила меня как родную дочь.

— Ты возомнила себя всесильной? Двести метров и любой мальчишка с пускателем обеспечит тебе смерть! В монастыре было около трёх сотен народа, ты представляешь сколько из них болтливы?!  Даккарцы к вечеру получат твои фотографии. Видеокамера и лазер на дистанционном управлении и тебя нет! Ты уже не ребёнок Ретка! Пара думать мозгами!

Морок перевела дух. Сейчас она поругается и сама придумает выход.

— Ну я понимаю Морена… Ты ревновала, ты продемонстрировала ей силу… Но зачем нужно было демонстрировать это всему монастырю?!

— Я испугалась…

Морок обняла меня.

— Ретка, ты понимаешь, что ещё несколько лет тебе лучше не высовываться?! Ты сильная, но эту силу надо воспитать, обучить, а ещё нужно, что бы ты сама повзрослела. – Она ласково гладила меня по волосам – Ты ещё очень молода. Ты сейчас этого не понимаешь. Я тоже была 30-летней. Я тоже думала только о мужчинах. Природа создала нас такими. Маленькая моя, ты повзрослеешь и тебе не нужно будет ни кому демонстрировать свою силу. И Морена и другие Великие признают тебя сами. Не торопись! Ты очень нужна нам живая!!!

Мне даже чудились в голосе мастера, слёзы. С ней случалось иногда. Безмерно сильная и мудрая она до отчаянья любила своих учениц. В ней был не просто океан силы, её сила умела творить такие вещи, что даже знающие возможности Ар застывали в изумлении. Но судьба забрала у неё всех дочерей. Я молодая и не видела того дня. Но тогда, в день, когда Арнелет рассыпалась  в пыль, Морок потеряла почти двести дочерей и тысячу внучек, семь сотен родных сестёр, наставников, друзей, любимых… Она до сих пор иногда вспоминала тот день. Я немного жила с ней в её доме в долине Ар, она кричит по ночам… а ведь прошло почти 200 лет.

— Я очень люблю его! Я не знала что делать… Он не любит её, он избегает даже встречаться с ней, а она шлёт ему Райсу…

— Она больше не будет! Малышка, это твой мальчик! Она больше не подойдёт к нему!  Успокойся! Морена импульсивна, но мудра, она всё поняла и  просто позвонила мне. Но её люди…

Учитель перевела взгляд на Анжея:

— Генерал, глаз с неё не спускай! Сам будь с ней или вызови старика. Морена её не сдаст даже Даккару. Но её люди… Неолетанки не знают слов чести, они думают только о любви!

 

Я хлюпнула носом. Придётся рассказать Морок ещё и про сына Морены. Он теперь знает что я не имею право носить браслет и может выдать меня.

— Учитель, у меня ещё есть маленькая проблема…

Я конечно не стала рассказывать, что этот парень меня побил. Тут Анжей, он на мои синяки вообще бурно реагирует. Да и ту сцену в баре узла упростила до фразы: «я отказалась с ним спать когда увидела медальон». В остальном рассказала как есть:

— …Я и не знала что это на вкус можно определить!

Морок рассмеялась.

— Вот пройдоха! Маленькая моя, он тебя просто разыграл. Эффектно надо сказать!

— Да?

— Да. Он просто сделал предположение, а ты ему всё сама подтвердила. Хитрец! Этого парня зовут Веникем. И говорят он унаследовал от своих родителей очень изворотливый ум. Так что просто постарайся с ним не сталкиваться. В крайнем случае скажи, что служишь Морене и все вопросы к ней. И не беспокойся, он про тебя не разболтает.

 

Адениан:

Раверстон спокойно выслушал мою тираду по поводу лжи:

— Я дал слово генерал-командору беречь вас, командир, от подлецов! Я ношу знаки паука, мой командир,  и моя честь так же как моя жизнь принадлежит братству  Острова богов и лично Роджеру Об Хайя.

— Зачем ты хранил эти бумаги?

— Турбаан, капитан который убил того толстозадого, не очень надёжный человек. Я посчитал разумным сохранить на него компромат.

— Как они эти бумаги попали к шлюхе?

— Я не знаю, мой командир, но я выясню это уже завтра. Просто дайте мне время!

Он был скользким и часто меркантильным типом, но он верой и правдой служил. Не мне, Роджеру! Он был одним из первых кто пришёл в братство острова богов. А ещё он был из тех, кто даже анекдоты про Роджера считал преступлением. Он был предан ему лично и до самой глубины своей расчётливой чести.

— Это нападение, этот шантаж, я всё выясню… дайте мне сутки.

Про покушение да, надо выяснить. А что я хочу выяснить про Ретку? Ничего! Я просто хочу встретится с ней и поговорить. Терпеливо и не торопясь выяснить, что там твориться в её милой головке под сенью ласковых кудряшек.

— Генерал, если что-то найдёшь про Ретку, обеспечь секретность этой информации. Возможно она агент Дотси или Суани, но я не хочу что бы об этом кто-либо знал.

Об этом точно узнает Роджер, но он не в счёт. Я сам ещё не понял… я хочу сохранить тайну странной маленькой «кошки»… Моей кошки!

 

Раверстон вышел. Я большими глотками пил кофе. В чём был смысл покушения на меня? Не может быть, что бы преступник который сумел пробраться в мою спальню и установит взрывчатку не знал, что Ретка в гарнизоне и скорее всего будет спать у меня. Конечно знал! Тогда возможно его мишенью был не я? Мишенью была Ретка? Или злоумышленник изначально знал, что спать мне в ту ночь не грозило…

В дверях появился один из моих генералов:

— Здравия желаю, генерал-капитан. Я принёс наброски по наступлению на Церте. Или я не вовремя?

Церта? Юбля, я ведь хотел сам почитать доклады разведчиков перед этим обсуждением! Я так погрузился в свои проблемы… Возможно в этом и смысл! Пока я занимаюсь этими покушениями, шантажом, я не занимаюсь войной! Это попытка отвести мне глаза! Вполне может быть!

 

Венки:

 

Мать так и не позвонила.

Я искренне поздравлял Индмана с победой над первым соперником, но думал совсем о другом. Не ужели от меня отказались?! От МЕНЯ?! Эта ами взглянула на мою историю и сказала: «Фи!»? Не может быть! Меня должны были позвать…

Ни то что бы я особо хотел жениться. Я абсолютно точно не хотел быть запертым в чьём-то хараме среди женщин и детишек. Но браки с неолетанками тоже бывают разными.

Мне не зря дали эти сутки. Я сильно подумал. Было о чём. Сейчас весь  такой умный, красноречивый, напористый  я просто прозябал.  Отец давно дал понять, что настоящей карьеры в его армии у меня не будет. Максимум должность избалованного сынка генерал-командора, чем по сути и была моя база. Безопасная, с лучшей техникой и не одного реального сражения за 5 лет. В нижнем узле меня даже не считали военным подразделением. Ко мне даже генералы с проверками не ездили. А ведь по меркам даккара я давно был взрослым  и мои ровесники уже многие носили генеральские ордена и имели значительный авторитет.

Причём я бы понял, если бы отец просто пёкся о моей безопасности. В своё время я просил дать мне возможность служить пауком, работать мозгами, приносить братству хоть какую-то пользу. Нет!

Со статусом в обществе Арнелет всё было прозрачней. Здесь я буду считаться ребёнком пока не женюсь. И если бы удалось жениться так, что бы не потерять свободу… Мой дядька Архо был женат 19 лет и вообще не видел ни хайма ни женщин с детишками. Его жена была агентом Суани и он 19 лет с ней в паре работал на неолетанскую разведку. Женат и свободен одновременно! Многие мастера Ар официально регистрируют брак, но не торопятся обзаводиться огромным семейством многие годы. Допуск в политику Арнелет и ни каких оков в виде застенков харама.

За этот день я придумал сотни таких вариантов. Агатея должна понимать, что я не буду счастлив лишившись свободы. А значит её вариант должен учитывать это!

Через полчаса я сам был в монастыре матери. Охранница на входе только приветливо кивнула, я часто бываю здесь.  Дорожки парка петляли под ногами:

— …Такая сила! 150 метров! Как думаешь, кто она?

Я застыл в движении подслушивая чужой разговор:

— У меня только одна мысль: она наследница воинов!

Наследница воинов? Несколько лет назад Морок, глава школы Суани и старейшая из мастеров Ар, заявила что нашла ученицу способную перенять всю её силу. Она даже назвала имя молодого мастера, Доминанта. И велела в чрезвычайных случаях считать её своей наследницей.

Доминанта! Вот кому обеспечен выход в высший круг сразу после своего публичного явления. Да! Если Доминанте сейчас около 70 лет, ей пора заводить семью, а ещё ей пора показаться в свет. Показаться и моментально получить все привилегии сильнейшей Суани. Она появилась здесь? Сегодня? Уж не связано ли это с женитьбой моей особы?

Как я не подумал об этой фигуре?! Вот уж право королева! Принцесса с приданым! Такое действительно могла подобрать только Агатея. Все нити неолетанской политики и молодая ничего не понимающая в ней жена! И такой фигуре сейчас нельзя бежать от общества! Наоборот, много лет зарабатывать и укреплять свой статус. Никаких хаймов! И я ей просто необходим! Признаю таланты мудрейшей свахи!

Я остановился у зеркала. Хорош! Сейчас мы её тёпленькой возьмём!

 

На месте матери не оказалось. Я выловил секретаря:

— Се Венки, Морена уехала часов 5 назад. У неё были очень важные дела. Нет, она ничего не просила Вам передать. Она сказала, что вернётся дня через три. Да, у неё было сегодня несколько важных встреч. Нет, она не оставила письма. Она была сильно зла,  кажется, когда уезжала…

… Я застыл в шоке! Не может быть! Как так?! От меня всё-таки отказались? Явились сюда, раскрыли инкогнито этой наследницы, а потом отказались? … интересно, что выставили причиной? То, что я сплю с кем попало? Или может что, я не хожу в церковь по праздникам? Или мечи за спиной… Юбля!!! Да, нет! Это лишено всякой логики!

Я постарался успокоиться. Доминанта не могла от меня отказаться!  Если бы её что-то во мне не устраивало, она бы просто не пришла сюда! Значит они не договорились с матерью. Почему? Что могло не устроить эту юную гигантку?

По дороге из монастыря я встретил Вестницу:

— Добры дороги ваши Мастер.

— И тебе милости богов, юный Венки.

— Сегодня боги не грезили мной!

— Да, сегодняшняя ночь несла много хлопот. В громыханиях сраженья боги запамятовали о тебе.

Мать что-то выясняла с Суани. Это что-то было основным вопросом. А я остался за кормой! Нет, на любые возражения Суани мать бы нашла аргументы… Значит недовольной договором оказалась именно Морена! Почему? Как она могла оказаться недовольной такой партией для меня?! Она встретилась с Доминантой и только после этого отказала… Значит её не устроила сама эта ами!

Я усмехнулся. Да, не избалованный предложениями о женитьбе я забыл о ещё одном факторе. Мать обещала, что отдаст меня только той, которая будет достаточно сильна. Юбля! Она говорила это много раз в шутку и не совсем в шутку, когда я легко проводил и одними словами отделывал своих сестёр и тёток. «Та, которую боги пошлют мне в невесты для тебя, должна быть умнее и крепче. Сильному мужчине нужна сильная хозяйка» Неужели это стало причиной?! Юбля! Да я коврик готов из себя изобразить лишь бы уже перестать болтаться в этом мире без дела как дерьмо в проруби! Почему она не позвала меня?! Такая партия!

Юбля! Твоя судьба парень охранять селеновые рудники! Пиво, спортивные клинки и «кошки», которые даже трахаться по-настоящему не умеют.

 

Метаться было бесполезно. Если мать уже дала официальный отказ молодой предводительнице Суани, то та не имеет право просить меня второй раз. Шанс стать в этом мире кем-то был, но со свистом прошёл мимо!

К полуночи я совсем напился. Напился серьёзно, до не стояния на ногах и пьяных слёз в жилетку бармена:

— Я ведь не только власти хочу. Я хочу чтоб всё правильно было. …Я хочу чтоб она приходила ко мне в спальню как в свою сокровищницу… Чтоб руки целовала мне, но как хозяйка… как обладательница этих рук.

Пьяный я даже был готов признать, что быть любимым тоже являлось для меня не маленьким фактором. Что я попался на обещания Агатеи «отдать рубин».Чушь конечно и девчачьи сопли, но мелкий я страстно мечтал, что кто-то будет любить меня также, как моя мать любит моего отца. В 17 собираясь на первый свадебный приём я не спал всю ночь, я ждал чуда… А потом я слышал разговор матери со свахой: «Выслушай мой совет, Великая. Я понимаю, что ты очень любишь сына и потакаешь всем его желаниям. Но так ты испортишь ему жизнь! Он слишком своенравен, он не умеет проявлять покорность, он дик не смотря на хорошее образование! Ни я, ни кто другой не сможет найти хорошую жену такому мальчику. Он никогда не будет любим! Займись им наконец! Ограничь его свободу, приучи исполнять правила…»

Сваху мать спустила с лестницы и наняла другую, ту что держала свои советы при себе. А я тогда впервые понял, что ущербен для мира Арнелет. Непригоден для любви…

— Знаешь, мне иногда снится, что я просыпаюсь в чьих-то руках и эти руки по хозяйски так прижимают меня к себе…

Свой пьяный бред я фильтровал лишь на столько, чтоб не произносить лишних имён и дат. В остальном, думаю, я не первый пьяный, несущий бред в жизни этого бармена.

— А просыпаюсь с какой-нибудь шлюхой! Место в кровати много занимает, а одиночество ни куда не девается…

Как я устал от этого одиночества, бесполезности, тупого пропивания времени. Юбля! Зачем меня учили всем этим выкрутасам неолетанской политики? Зачем меня вообще чему-то учили? Чтобы управлять этой базой хорошие мозги не нужны! … Я ведь поверил! Поверил, что это было нужно! Что боги помнили обо мне всё это время! Готовили… Я вырос, набрался мозгов, опыта. Я бы эту молодую к таким высотам вывел… Да ей бы Великие ноги целовали и слово против сказать боялись! Это Морок сейчас как цепная собака по приказам Великих бегает. Со мной Доминанта бы сама приказы отдавала!

 

— Командир?! – В моём поле зрения нарисовался Торес – Пойдём, у нас там и выпивки  много и друзья кругом.

Он подхватил меня под руки:

— Капитан, по-твоему я дурак?

— Нет, командор! По-моему ты умён, но очень пьян.

— Она отказалась от меня, представляешь?! Уехала! Да она драться за меня должна была!

— Дура! Забудь её, командир! У дур тоже бывают славные задницы, но они того не стоят!

Простой даккарский солдат! Бессмысленная гордость! Знал бы ты, как я в свои 17 молил богов дать мне хозяйку сильнее меня и как пил две недели, когда понял, что моё желание несбыточно. Как ругал мать и отца, что не умею проявлять покорность… Я хотел быть любимым. В моём братстве три миллиона парней завидующих моему отцу и я первый среди них. Я хотел чтобы меня любили! Тем беззаветным, безусловным, магически… или хотя бы просто любили. А ещё мне надоело болтаться за бортом! Как они могли… Боги? Я так надеялся в разумность этого ожидания… 26 лет! Юбля!

Торес вывел меня из бара.

— Мы с тобой, командор, пойдём в бар во внутреннем городе. Там безопаснее!

С тех самых пор, как Торес попал ко мне на базу, он опекал меня. Почему? Возможно отец или дядька Архо наговорили ему высоких речей.   А может он просто тоже видел во мне мальчишку. Ему было 47. Он получил ранение в бою и не совсем оклемался поэтому попал ко мне. Он имел два ордена чемпиона турнира, но теперь не мог  победить даже меня.

Мы присели за стол. Передо мной возникла кружка пива. Я был в баре рода Об Хайя на восточном склоне. Отец любит здесь бывать.

Где-то рядом грудной даккарский голос выводил:

— Нет чести большей, чем погибнуть, исполнив долг в бою…

Вот он идеал бесцельной даккарской жизни! Нажраться, натрахать шлюхам потомков и погибнуть в бою. Только мне и это не доступно.

 

Ретка:

Напряжение мышц, изогнутая спина, ритм… Анжей входил в меня с силой. Раз! Мощный и властный! Одним рывком… два!  Ладони на моей спине… ласковые.

Он любит меня! По-настоящему! Как любят только королеву… или богиню.

— Детёныш, ты не представляешь как я волновался… ты жизнь моя… моя надежда.

Три! Крепкий, сильный… Если боги пророчили мне мужей, то Анжей был в этом пророчестве! Четыре! … Пять!

Скользящие по моим плечам ладони… дыхание над ухом… руки… А-а-а-а-а-а!!!

Он знал все мои чувствительные места. Умел облизывать губы так, что я задыхалась от желания… Умел рождать вихрь страсти…  Я любила его! Но во мне было что-то ещё заставлявшее любить и других.

Анжей замер, задрожав, крепко прижавшись к моей спине. Заботливый. Тоненький жгутик внутри меня, неолетанская сущность, как крошечная змейка скользнула в так любезно замершую во мне  плоть мужчины. Узенькая, скользкая, угощающая моим семенем заглянувших на огонёк. Теоретически угощающая. Пока я ношу за ухом маленький пластырь контрацептива, она конечно ничего никуда не передаёт. Просто дарует своими вылазками мне удовольствие. Ва-а-а-а!

 

Мы валялись на кровати. Клинки были почти единственным местом, где мы могли снять хорошую гостиницу не привлекая к себе внимания. Анжей прижал меня к своей груди постепенно отрубаясь. А мои мысли уже бежали по просторам событий последних дней:

— Анжи, а кто собрался нападать на Клинки?

— Нападать? Когда?

— В ближайшие 2 недели.

— Кто сказал?

— Адениан.

— Ууу… Сейчас я не способен об этом думать, детёныш. Напомни мне об этом утром.

« предыдущаяследующая »

Как не пропустить новую главу?

1. Вы можете подписаться на обновления этого сайта (вам будет приходить на почту когда я что-то выложила) :


Рубрики: | Метки:
Редактировать:
Напишите комментарий



Моё творчество

Романы Ольги Талан. Женское доминирование
  • Свежие комментарии

  • Метки

  • Рейтинг русскоязычных сайтов о Женском ДоминированииРейтинг русскоязычных сайтов о Женском Доминировании
  • счётчики

    Рейтинг@Mail.ru
    Топ100- Эротические рассказы
  • Дизайн сайта Miss Udacha
  • 

    Оставить комментарий




    Загрузить свой аватар