Вольная птица 1-3

Предисловие:
Они сидели за тяжёлым деревянным столом, под навесом маленького бара, недалеко от местного порта.
Он: коренастый очень мускулистый мужчина не маленького роста. Абсолютно чёрные глаза и волосы остриженные под короткий ёжик. Кожа чуть сероватого оттенка, в шрамах и татуировках. Он носил целый арсенал достаточно современного оружия, но первыми в глаза всегда бросались рукояти двух коротких, толи мечей, толи ножей, торчащих из особых кожаных ножен за плечами. Он хитро улыбался, периодически поглаживая аккуратно выстриженные усики, переходящие в маленькую бородку. Он был даккарцем! Представителем одной из самых воинственных и жестоких рас этих земель. Воином бога Мевы – духа разрушения и страсти.
Вообще в этом месте, свободных землях, было трудно кого-то удивить жестокостью. Свободные, означало анархию, власть множества банд и военных группировок. Ни одна из них не отличалась гуманизмом. Но даже на этом фоне пара даккарских мечей и серые татуированныё плечи порождали ропот.
Более 30 лет назад Республика уничтожила историческую планету даккарцев. С тех пор их основной зоной обитания стали эти земли. Их разрозненные армии – братства ежегодно предпринимали попытки отвоевать себе планету с комфортными для жизни условиями. Пока все эти попытки рано или поздно терпели неудачу. Разбитые армии отступали, их численность с каждым годом неминуемо падала.
Хотя о вымирании даккарцев говорить было рано. На смену старому и традиционному Даккару приходил молодой. Ежегодно набирая силу, немыслимыми темпами росло новое братство – «Остров богов», со столицей на одноимённой планете в городе-крепости «Клинки». Эта армия не дралась за новые планеты. Их военные базы легко втискивались в законные территории других рас, но не завоёвывая, а покупая себе земли. Братство Острова Богов занималось торговлей. Через собственную сеть порталов провозило целые караваны рабов, оружия, наркотиков. Генерал-командор Острова богов, Роджер Об Хайя решал все проблемы в первую очередь деньгами, которых его бизнес приносил в великом множестве. Это братство контролировало несколько важных торговых путей и портов. Собирало с малых планет дань людьми и ресурсами.

Спутница даккарца была неолетанкой.
На целую голову выше его. Гибкая и стройная. Большие, пронзительно наивные, синие глаза удачно подведённые косметикой, не длинные тёмные волосы. И полное отсутствие интеллекта на лице. Хотя внешность неолетанок часто бывает обманчива. Аккуратная грудь красивой формы, обтянута розовым топиком. А длинная юбка с разрезами больше показывала чем скрывала стройные ноги. Она покусывала губки и задорно смеялась, теребя в руках лямку от сумки в виде пушистой собачки. Во всех четырёх руках сразу!
Милое сущесто! Вот кого уж точно трудно было назвать жестокими, так это этих любвеобильных созданий. Говорят, они не способны были убить даже защищаясь. Высокие, четырехрукие, почти любого цвета кожи, глаз, волос, почти женщины.
Вообще по современной классификации они не относились к женщинам вообще. По этой самой классификации они были третьим полом человека, обычно к ним обращались «ами», а к молоденьким «эми». Науке пришлось изогнуться. Эта раса могла иметь детей только в трёхполом браке: мужчина, женщина и ами. Причём первые двое опять же могли быть представителями почти любой расы человека. Сложный механизм. Странные существа. Простое население портов свободных земель не вдавалось в такие подробности. Оно считало их странными женщинами, которые не сами рожали своих детей. Так проще. Простодушные и непривередливые, неолетанки охотно составляли компанию в постели любому мужчине. В качестве основного образования учились Ар – древнему искусству своего народа, некоторой смеси психологии и магии, позволяющему управлять человеком, влиять на его мысли и пробуждать любовь. Они были прирождёнными психологами. Впрочем так же как и отменными лгуньями. Планета неолетанок, Арнелет, канула в лету стараниями всё той же республики около 200 лет назад. Но не владея оружием, не имея армии, улыбаясь и расточая любовь во всех её смыслах, они не только не погибали в жестоком мире свободных земель,но и наоборот их численность росла со скоростью размножения кроликов. В любом секторе можно было наткнуться на планетку, густо облепленную поселениями затянутыми лёгкой дымкой тумана – хаймы – огромные дома неолетанок насыщающие этот мир молоденькими четырёхрукими эми.

Даккарец аккуратно подхватил тонкую ладошку своей спутницы прижимая её тыльной стороной к своей щеке:
— Детёныш, ты специально оделась так, чтоб на нас все мужики в баре глазели?
Она только удивлёно взмахнула ресницами
— И не притворяйся, что у тебя не хватило мозгов об этом подумать. Я хорошо тебя знаю.
Она радостно улыбнулась:
— Анжей, это комплимент? После стольких лет ты ещё умеешь поражать меня?
Он рыкнул:
— Это констатация факта. Мы сегодня чересчур заметны.
Неолетанка опять хлопнула длинными пушистыми ресницами:
— Ну и что такого? Ни вижу в нашей паре ничего удивительного. Такому бравому даккарскому генералу как ты, такая соблазнительная особа как я, очень подходит.
Она опустилась на пол рядом с ним, обнимая его колени:
— Ты неисправима!
Вообще в этих землях на колени чаще опускались мужчины. Сказывались тесные границы, крупным и с очень развитым государством, САП, имеющим культуру сугубо матриархальную. Плюс и в самих свободных землях амазонки САП, встречались чаще любой другой расы. В каком-то смысле этот мир был создан для них. Религиозные традиции амазонок предписывали девочкам проходить военную службу в юном возрасте на диких территориях. Именно религия амазонок и очень похожие на неё религии неолетанок и даккарцев были в этих землях основным авторитетом. Алтарь бога Мевы – духа войны обязательным атрибутом любого двора. Алтарь бога Цуе – духа денег и власти в красном углу каждого уважающего себя дома.

Даккарец грубо ругаясь крутил головой:
— Юбля, где эти чёртовы официантки? Я пожрать сюда пришёл или как?!
Он аккуратно отодвинул от своих ног неолетанку:
— Пойду, найду кого-нибудь, а то до заката так просидеть можно.

Ретка:
День выдался чудесный. Ясно, последнее ласковое солнышко. Тёплый ветерок. Между камнями мостовой горделиво топорщится дикая лиловая травка. Над длинными причалами, в мутных морских брызгах кружатся смешные чернокрылые птицы. А вдоль причала ходит с суровым видом бывалого рыбака облезлая кошка, внимательно поглядывая в грязную воду.
Миленький порт. Было очень хорошим решением отправиться посидеть в какой-нибудь кафешке у моря. Тут все так по-простому. Кажется что веет домом. Грубые деревянные столы заляпанные жиром и пивом. Широкие лавки на толстых ножках. Простая, понятная публика
Я улыбнулась. Недалеко от меня за столиком разговаривают двое парней — даккарцев.
Они оба красивы. Высокие, широкоплечие, мускулистые. Открытые взгляды чёрных глаз. Широкие шершавые ладони. Обветренные губы в простой кабацкой усмешке. Мужественная серость лица. Военная форма, оружие. Сильные, честные голоса… Мужчины вообще моя страсть. А мужчины – даккарцы просто мания.
Тот, что справа откинулся на спинку стула. У него густые чёрные волосы почти до плеч, и он, стервец, когда смеётся лихо закидывает их назад одним движением головы. А смеётся как… Что-то брызжущее энергией есть в этом смехе. Сидит так провоцирующее: ноги широко, грубая ткань штанов непритязательно обтягивает чёткий бугорок, а он ещё и, несознательно наверно, ритмично так перебирает пальцами по колену…
На мои плечи легли чьи-то руки:
— Опять мужиков разглядываешь?
Я повернулась. Вернулся Анжей. Он конечно красивей. Крепкая фигура. Широкие мускулистые плечи. Не очень высок. Хитрые, смешливые глаза, короткие чёрные волосы и аккуратно выстриженная бородка и усики. А какие у него тёплые, сильные руки. Как он умеет ими касаться… Я облизнулась.
— Ау, детёнышь! Заканчивай эротические фантазии!
Анжей сделал серьёзное лицо. Когда он так делает, в его глазах отчётливо читается власть. Генерал-капитанские погоны ещё можно спрятать под курткой, а вот взгляд генеральский не спрячешь. Вообще я люблю такую черту в мужчинах. Сразу так хочется быть маленькой, ластится к сильным рукам, заглядывать в глаза… Очень люблю! И хотя реально Анжей уже давно не Генерал-капитан. Его братство и род погибли около 15 лет назад в попытке завоевать для Даккара новую планету. Но для меня он генерал самый настоящий. Брызжущий властью очаровательный мужчина!
Я широко улыбнулась хлопнув ресницами:
— Ну, и где еда?
— Обещали сейчас принести. Я тебе мороженного заказал и блинчики.
Подлиза. Я чмокнула его в висок. Вообще он у меня очень хороший. Он обнял меня шепча на ухо:
— Поехали со мной на турнир. Бросай все дела. Ты же любишь смотреть мужские драки. Погуляем, поваляемся на мягких кроватях хорошей гостиницы…
Парни за соседним столом спорили. Причём спорили серьёзно. Так и до драки не далеко:
— Ретка, юбля! – Анжей рыкнул – Я с тобой разговариваю, а ты на мужиков вокруг пялишься!
М-да. Единственный недостаток даккарцев это то, что они ревнивые. Вот как не объясняй, что не делай, всё равно смотрят волком на каждого мужчину, который тебе вдруг понравился. Я надула губки и изобразила обиженную невинную мордашку.
— Анжей, ты ещё помнишь, что я вообще-то неолетанка. У меня природа такая, любить многих мужчин. И вообще я не твой солдат.
Анжей глухо выругался:
— Не солдат она мне! Была бы ты моим солдатом… Ты мне вообще-то жена, если хоть иногда помнишь об этом!
Каким бы бредом это не звучало, но в мои 32 года (на универсальный 17) у меня действительно два мужа. И Анжей один из них уже почти два года. Жуть! До сих пор боюсь этого статуса. Ну какая из меня ами?! Я ещё игрушки и мороженное люблю! Спать до обеда и не думать о завтрашнем дне! Проблема в том, что кроме моих желаний в мире ещё существуют обязанности и долг. В частности мой долг перед родиной, Арнелет.
Природа наградила меня очень не малыми способностями. Огромными, если не сказать фантастическими! Магия бьётся во мне полноводной рекой, океаном. Уже в семнадцать, лишь полгода пожив в откровенном раю множества доступных, темпераментных мужчин, я попалась на глаза кому-то из мастеров Ар. И родина быстро нашла мне применение, отправив учиться в дальний и очень серьёзный монастырь Ар школы «Суани». Самой секретной из школ Ар! Смешно, но в свои годы я уже давно мастер. Дистанционники вообще быстро учатся. Мастер Ар в 32 года от роду! Поэтому и решили, что теперь мне пора заводить семью…
Я прижалась щекой к плечу злобно рычащего мужа:
— Конечно, я помню об этом, мой генерал.
Пока наш брак был условным. Суани – воины и семьи заводят на строго определённый период. В моей жизни этот период грозился начаться через полгода. А пока Анжей, занимаясь своими даккарскими делами, колесил по миру. И я, занимаясь своими делами и не только, порхала по портам и кабакам, упиваясь последними месяцами своей свободы.
— Ретка, задницей чувствую что-то гадкое готовиться. Отложи свои дела! Поехали со мной!
Не то что бы у меня особо были дела. Я должна была встретиться с мастером Очарование, но это было дело на полдня. А потом… Я ещё буду рядом с Анжеем долгие 33 года. Ровно столько по решению мастером составит срок моего брака. А пока я просто хочу надышаться своей свободой впрок. Я промолчала.
— К мальчишке своему опять поедешь?
Мальчишкой Анжей звал кандидата на роль моего третьего мужа, генерал-капитана нижнего узла братства Остров богов, Адениана. Тот конечно моложе Анжея в два раза, ему всего 29. Но даккарцы по своей скорости взросления сравнимы с землянами. Так что 29 – это далеко уже не мальчик. Совсем не мальчик!
— Угу. Наверно. Учитель торопит меня. Хочет быть убеждена, что к положенному сроку я как и должна привезу с собой трёх мужей. Не расстраивайся. Знаешь, я, может быть, даже загляну к тебе в Клинки. Всё равно ведь захочется хоть немного посмотреть турнир. – Я ласково улыбнулась. Улыбка самое действенное средство управлять мужчинами. Особенно моя улыбка! — Хоть на денёк, но загляну.
Он как-то по-особому обнял меня:
— Будь осторожна. В свободных землях что-то назревает. Поверь чутью бывалого разведчика, очень скоро здесь будет жарко.

Глава 1

Венки:
В порт узла мы вывалились дружной компанией. Я, один из моих капитанов крепыш Торес и малолетний юнга, полгода назад навязанный мне отцом, Индман. Вообще в Клинки завтра нужно было только мне. Мать, как всегда слабо объясняя зачем, срочно возжелала меня видеть. Но послезавтра там начиналось главное ежегодное событие братство и всего Даккара – общедаккарский турнир по фехтованию на парных клинках. Феерическая забава! Немного портит настроение мысль, что самому сражаться на турнире не получиться – мать несколько лет назад заставила меня дать слово не драться для забавы с оружием. Да и ладно с ним! Погулять хорошей компанией во время турнира и посмотреть бои тоже весело.
Немного беспокоила мысль, зачем я мог понадобиться матери. Моя мама это вообще длинная история. Она у меня великая ами Армариакка, хранительница Истины, Морена. Величина такая что перечит ей мало кто. Можно сказать единственный человек который иногда спорит с моей матерью это мой отец, генерал-командор самого крупного и богатого даккарского братства, Роджер Об Хайя. Та ещё семейка! «Странный» это самый мягкий термин, которым даккарцы описывают моего отца, «Сумасбродная» это самая привычная характеристика моей матери.

К порталу мы торопиться не стали. Уже начинался вечер, а значит в Клинках уже почти ночь. Что делать ночью в Клинках? А вот вечером в одном их самых крупных узлов братства полно занятий. Например кабак и ринги которого славились на все порты Даккара. На рингах даккарцы дерутся специальными короткими ножами со сложной заточкой, такой что порезы получаются легко, но очень не глубокие. Только полный идиот может назвать такие клинки оружием! Поэтому в таких драках я себе не отказываю.

Мы шумно ввалились в бар. Торес прямо у входа сцапал за задницу девчонку — официантку.
— Командор, смотри какая птичка пролетала!
Я поморщился. Даккарцы на всю вселенную славятся своей непритязательностью к женской внешности. Мне по этому поводу всегда вспоминался один анекдот. Как–то один ушлый работорговец под видом женщины продал даккарцу большую обезьяну. Жить наверно надоело, ну ладно! Через год даккарец возвращается и набрасывается на торговца с кулаками. Тот решив, что терять ему уже нечего спрашивает: «А почему ты сразу не пришёл, если понял, что я тебя обманул?» — «Я пришёл сразу как понял. Как по-твоему я сразу должен был быстро понять, что эта девка не может от меня родить?». Анекдот был не далёк от истины – в даккарские бордели обычно продавали самых уродин.
Сложность же была в том, что я эту непритязательность мужчин моей крови не разделял. Я вырос в богатом доме своей матери. В красоте и изяществе. В школе изучал стилистику, эстетику, этикет. Моё чувство прекрасного просто не вставало на то, что обычно предлагали даккарские бордели. Другое дело неолетанки – их даккарцам не продавали, поэтому среди молоденьких неолетанских шлюх ошивавшихся всегда вокруг даккарских баз, порой встречались очень даже симпатичные. Чаше всего в моей постели бывали именно они.

Торес диктовал официантке список того, что мы будем сегодня пить и есть.
— Так, пивка принеси штук семь и настоечку вот эту, парочку. Мясо. Мы месяц назад у вас гуляли, нам твоя подруга крутые такие ножки приносила. Тащи побольше, мы пожрать любим!
Индман с любопытством поглядывал вокруг. В баре с нами он гулял впервые. Да и гулял ли вообще где-то! Пацан был ещё не совершеннолетний. Просто умудрился поссориться со своим отцом и Роджер, от греха подальше, засунул парня ко мне до совершеннолетия. Моя база не самый лучший пример военного отряда. Реальной опасности нет. Парни киснут. От скуки начинают бузить. Короче пьянки, девки и короткие клинки для рингов вот и вся жизнь моего отряда. Пацан был в восторге!
— Командор, а ты драться будешь сегодня?
Индман с азартом смотрел на пустующие пока ринги.
— А зачем мы по-твоему задержались в узле?!
Парень и сам очень не плохо дрался. Мой дядька, генерал–капитан Клинков, Архо, самолично тренировал его. В прошлом году парень даже был чемпионом юношеского турнира. И грозился в этом году повторить триумф. Но во-первых клинки для рингов имеют немного другую технику, во-вторых, никто никогда не пустит драться на ринг ребёнка.
Я выдернул из голенища высокого ботинка короткий спортивный клинок:
— На, пойди, запиши меня в участники!
Парень обрадовался. Забрал клинок и, одним прыжком перескочив через ограду ринга, пошёл выводить моё имя на доске участников.

Адениан:
Был уже поздний вечер. Я давно отпустил всех штабных и они наверно даже уже успели хорошенько напиться в барах порта… Было что-то странное в этом беспорядочном нападении Мирольцев. Какой им в этом смысл? Они не могли меня свалить. Не могли даже отщипнуть что-нибудь ценное. Заставить меня держать войска в боевом порядке по всему сектору? Для чего? Я ведь не снимаю охрану объектов… Тогда в чём выгода?
Братство Острова богов, одним из генерал-капитанов которого я служу, самая мощная армия Даккара. Более трёх миллионов солдат. Полное оснащение вполне современной техникой и оружием. Мы из тех армий кто может себе это позволить. Мы самые крупные работорговцы из тех кто привозит людей с мелких колоний на границах республики. Самые крупные поставщики наркотиков Арнелет по всей вселенной. А ещё, все кто реально имеет деньги в свободных землях, нанимают на охрану именно нас. Братство Острова Богов громада – с которой спорить опасно и просто глупо. И при всём этом за последние 8 дней меня третий раз атаковали довольно мелкие бандиты этого региона – Мирольцы. Я не верю в случайности и совпадения. Недооценивать противника это последнее, что может сделать полководец! Вот только понять замыслы этого противника у меня тоже как-то не получатся пока.
За окнами было темно. Только в моём кабинете горел свет. В дверь заглянул Раверстон. Мой секретарь некоторое время наблюдал как я морщу лоб над схемами:
— Генерал-капитан, бросай ты уже это гиблое дело! Пошли пивка выпьем!
Я перевёл взгляд на Раверстона. Он был крепкий, жилистый мужик в самом расцвете сил. Кроме генеральского ордена носил знак Высшего паука – разведка, служба безопасности, и занимался в моём штабе больше политикой, дипломатией и другой грязью, с которыми я сам старался не связываться.
— Адениан, дай своему мозгу немного отдохнуть и он сам выдаст решение. Рассвет уже скоро, а ты всё над картами.
Для звания генерал-капитана я был очень молод. Мне всего-то стукнуло по весне 29 лет. И хотя я уже успел выиграть не мало сложных битв и Роджер назначил меня на этот узел абсолютно обоснованно, в глазах окружавших меня мужчин часто оставался просто талантливым мальчишкой, но ни как не командиром.
Я вздохнул. Злиться на это бесполезно. Тем более паук ведёт так себя не со зла. …Пиво? Возможно он прав – надо расслабиться и решение придёт само. Я подхватил куртку и махнул Раверстону следовать за мной.

Всю дорогу я продолжал крутить ситуацию с Мирольцами. Что я не защищаю, когда рассеян по сектору? Рассеян… Может они часть чьего-то крупномасштабного нападении? Но не возможно провести крупные войска в мой сектор, так что бы я не знал об этом за неделю!
В баре было шумно. На рингах дрались. Публика криками поддерживала бойцов. Раверстон остановился.
— Командир, я вот о чём подумал…
— У?
— Сегодня же пятое число? Значит через два дня будет седьмое и кое-кто опять нагрянет трепать тебе нервы?!
Я вынырнул из своих мыслей. О чём он? Паук хитро улыбался. Седьмое? А! Да, седьмого числа последнее время является Морена. Юбля! Как-то она опять ко мне нездоровым интересом воспылала! Вообще хранительница была полезным союзником. Только с заскоками! Главным из этих заскоков было то, что она лезла к мужикам не особо спрашивая их желания. Меня это раздражало очень сильно. Я конечно давно не мальчишка. Но воспоминания о том, как не вовремя попался ей на глаза в свои 18, ни куда не делись. С меня конечно не убыло, но чувствовать себя чьей-то игрушкой очень бесило.
Раверстон улыбался. Этот жук скорее всего что-то придумал.
— Есть идеи генерал?
— Да, командир! Официально Морена является к тебе за договорами. Если договора окажутся у неё раньше, объяснить свой визит будет сложновато. Значит надо что бы договора попали к ней раньше.
— Ты же уже пытался их курьером отсылать?!
— Да. Тот курьер просто не смог пробиться к Великой. Я нашёл тебе курьера, который пройдёт через любые кордоны. Как думаешь, что так поздно вечером в нашем баре делает Веникем?
Он указал на ринг. На ринге, подбадриваемые шквалом пьяных даккарских голосов, дрались двое. Громила с брюшком был капитаном в пилотном полку. А верткий мускулистый парень с ядовитой усмешкой – Веникем Об Хайя, командор селеновой базы и родной сын озабоченной хранительницы Морены. То, что он был в такой час в баре узла, могло говорить только об одном – он направлялся в Клинки.
Раверстон хлопнул меня по плечу:
— Ну, я пошлю за бумагами?
Я кивнул.

Венки:
Есть особый азарт в бою на острых как бритва клинках. По моему правому плечу медленно стекала розовая струйка, рану не сильно пощипывало, от чего в кровь, казалось, пачками выбрасывался адреналин. Противник тоже истекал кровью. Но на рингах, в том то и дело, дерутся не до первой царапины, а пока кто-то не сдастся. В том что сегодня сдамся не я – я был уверен.
Мой противник, был быковатый капитан местных пилотов. Удары у него были хорошие. Но вот двигался он медленно, уже второй раз пропускал, когда я заходил из-за плеча с разворота. Но в третий раз идти тем же путём было бы глупо. Я сделал обманный рывок, потом рывок как будто пошёл на уже знакомый ему удар, а потом сразу рухнул вниз и резанул по ногам противника.
Капитан хрюкнул и повалился на пол.
— Юбля, командор! Ты победил!
Я протянул парню руку помогая подняться. Даккарский спортивный клинок не убивает и не калечит, а просто учит. Но учит по-даккарски!
Я рухнул за столик к своим парням. Индман исходил на восторги. Торес протянул мне пиво.
— Командор Веникем?
Я обернулся. Недалеко от столика стоял собственной персоной генерал-капитан этого узла, Адениан… Он был всего на три года старше меня. Но в отличие от моих, свои ордена, носил очень даже заслуженно. Отец восхищался его способностями стратега и полководца.
— Генерал-капитан?
Он приблизился:
— Пригласишь? – Я кивнул. Он уселся к нам за столик.
Друзьями несмотря на малую разницу в возрасте мы с Аденианом никогда не были. В детстве я старался водиться с теми, кто любил махать мечами, а он тогда был худышкой и заучкой. А потом он уже был легендой всех фронтов, а я сомнительным маменькиным сынком получившим своё звание от папы в подарок.
— Хорошо дерёшься, командор! Хотя холодное оружие, несколько помню, всегда было твоей сильной стороной.
— Спасибо, генерал-капитан!
— Оставь ты эти церемонии! В Клинки собрался?
— Да, мать зачем-то возжелала лицезреть меня.
— Как кстати! Слушай, прихвати-ка пару бумаг для неё.
— Конечно.
Врать Адениан не умел. Отец не редко упоминал об этой особенности молодого генерал-капитана. И сейчас на лице парня чётко читалось, что он не только что придумал про эти бумаги, а как раз это было скорее целью разговора.
— А что за бумаги, командир?
В разговор вмешался Раверстон, генерал-паук и секретарь Адениана, без особых церемоний присаживаясь к нашему столу
— Да, бюрократия всякая: договоры, счета. Коммерция. Морена очень нервничает, когда они не попадают к ней во время. Даже пару раз сама приезжала.
А! Вот в чём дело! Я усмехнулся, паук всё легко объяснил ничего не говоря вслух. Моя мать, как любой великий человек, имеет маленькие недостатки. В частности мама жутко падка на даккарских мужчин. Когда мне было лет 17 со мной вдруг неожиданно перестал общаться один из лучших друзей – даккарцев. Потом я узнал, что мать его практически изнасиловала, естественно входить в наш дом он больше не хотел. А моим самым жутким ночным кошмаром в юности было, что мама забыла, что я её сын и со всей своей силой мастера меча и способностями Ар зажала в тёмном переулке. Если мама взялась за молодого генерал- капитана, его надо спасать!
— Конечно, генерал-капитан. Я увижу мать рано утром, сразу как приеду в Клинки. И сразу при встрече передам ей ваши бумаги.
А ещё так, между прочим доложу отцу, что мама просто грубо домогается его лучшего полководца.

Слева от Адениана возникла шлюшка – неолетанка. Гибкая, симпатичная брюнеточка с синими глазами. По лицу видно что полная дура, но очень сексуальная. Лет 25 может больше, но на запястье браслет шлюхи, с кошками – значит ещё не повзрослела полностью.
Мама, как-то ещё в самом начале формирования братства отца, хитро решила проблемы с неолетанками. В Кострах в монастыре Истины мастера Вестницы молодых эми проверяют на способности к дистанционному влиянию Ар. Если есть хоть грамм, хоть на 2 метра, мигом отправляют учиться в монастыри Хинти. Если же способностей нет, на год (на случай если с возрастом способности всё же появятся) выдают браслет с кошками. А по личному приказу отца в даккарские гарнизоны впускают неолетанок только с такими браслетами. Этим решением мои родители перестреляли сразу целый косяк зайцев. Во-первых молодые неолетанки теперь сами бежали проходить проверку в монастырь Вестницы. И через год тоже возвращались сами потому просроченные браслеты даккарцы быстро отбирают. Во-вторых Роджер с одной стороны забил гарнизоны шлюхами, с другой полностью избавился от всех способных к Ар неолетанок. Неолетанки долго живут и медленно взрослеют. Лет в 14 в них просыпается половое влечение, но к продолжению рода они пока не способны. Годам к 22 они уже ростом и фигурой напоминают взрослую, но это только внешность. Полностью неолетанки взрослеют годам к 30. Только к этому возрасту они способны иметь потомство и в их теле вырабатывается весь букет наркотиков. Поэтому почти все школы Ар берут учениц лишь после 30 лет. Исключение составляют только дистанционники: Хинти, Дотси, Суани. Их способности иногда проявляются очень рано. Те самые дистанционники, которых Вестница теперь так хорошо отлавливает.
— Привет!
Адениан окинул шлюшку скучающим взглядом:
— О! Гулёна пришла!

Ретка:
В нижний узел я прибыла не в лучшем настроении. Встреча с мастером прошла плохо! Меня заставили рассказать подробно, как у меня там налаживаются отношения с Аденианом… короче Очарование в этих вопросах не обманешь. Пришлось честно признаться, что Адениану я пока вообще ничего не рассказывала. Ни то что я хочу видеть его своим мужем, ни то что я мастер Ар и ами, ни хотя бы что наши отношения ни просто секс. Ну не получилось пока! Да, за почти 7 месяцев ни разу не было подходящего момента! Ну дура я ещё малолетняя!
Анжей про меня всё сам узнал когда-то, и сам спросил зачем он мне нужен. Я просто взяла и ляпнула шутя, что хочу его своим мужем. А он взял и согласился. Даже не зная тогда ещё ничего про планы Суани, про возрождение крови, просто согласился быть моим.
Мой второй муж – Гардман, тоже разведчик. Он даже не спрашивал ничего, просто сказал: «Стрекозуля, я уже давно отдал Даккару всё что был должен. Поэтому, если будешь иногда баловать меня своим вниманием, пойду за тобой в огонь и в воду, рука у меня уже не та, а вот глаза зоркие, любую опасность замечу, а скрутить замеченного врага ты и сама можешь»
С Аденианом такой план не прокатывал. Он вроде и любил меня. И радовался моим приездам и ревновал и скучал, но в огонь и в воду за мной не собирался и ничего кроме секса от меня, кажется, не хотел.
Очарованию я всё это выложила как есть. Услышала вполне ожидаемую лекцию о том что я непроходимо тупа в личных отношениях, а так же указания « Делай что хочешь, хоть выкради, но вырви этого парня из его войны. Одного, отдельно от страстей ты его, с моей помощью конечно, быстро уломаешь быть тебе верным мужем. Тем более что генерал- капитан, это не солдат. Он ещё должен успеть вписаться в наше общество, понять его силу и ценности…»
Вот так! Бреду себе под дождём и думаю как буду красть Адениана. Он так любит свой флот. С таким жаром рассказывает про каждую битву. С такой увлечённостью сидит над картами, схемами всякими… Он же у меня потом по углам метаться будет, что не успел рассказать всем своим генералам планы! У него же этих планов на полгода вперёд! И почему я такая глупая!
Солдат у ворот гарнизона приветствовал меня плотоядной улыбкой. Мальчишка! Хотя что с него взять, для него я всего лишь одна из «кошек» шастающих тут в поисках секса. Когда-то я сильно поломала голову что бы получить этот браслет.
Мне было 24. Я наконец-то сдала экзамен третей ступени и теперь могла хоть иногда выезжать из монастыря. Как я рвалась в Клинки. Бредила, как переступлю порог первого попавшегося бара и местные парни будут плотоядно улыбаться мне, пошло шутить и откровенно лапать. Оказалось не тут то было. С 17 лет я выросла и на эми только вырвавшуюся из дома уже ни как не походила. Парни косились на мои запястья, знака «Кошки» что я не владею Ар на них не было, и меня обходили метров за 300. В конце каникул я отчаянно желая секса пробовала запудрить мужчине мозги с помощью Ар. Меня скрутили неолетанки из местного монастыря и выставили из города без права возвращаться в течение года!
За этот год я много передумала. Поняла, что единственный способ получить этот проклятый браслет, повлиять на Морену, ей подчинялся монастырь, который их давал. На Морену легко могла повлиять мой учитель мастер Морок. В тот год она как раз возилась со мной лично несколько дней в неделю. Некоторые техники при моих способностях отрабатывать со мной могла только она. Как повлиять на Морок? Морок была легендой. Основательницей современной школы Суани, сильнейшей из мастеров, искуснейшей из владеющих Ар. А ещё она была самой старой неолетанкой из ныне живущих и очень боялась умереть не передав своего мастерства. Арнелет теряла свою магию. Говорят раньше такие способности как у меня были у каждой второй. Теперь у одной на сто миллионов! Если бы кто-то пообещал Морок способ увеличить силу неолетанок, она бы сделала всё что угодно!
Вообще книжки я не люблю. Но мне пришлось много посидеть в сети и библиотеках монастыря что бы найти оправдание своей просьбе. Звучало моё оправдание в конечном итоге так: « Дочери даккарцев более способны к Ар. Это хорошо видно на сравнении силы дочерей великой ами Армариакка у которой один муж даккарец, а второй землянин. Но мы не можем использовать эту оставленную нам богами возможность, потому что даккарцы не приживаются в наших домах. Они агрессивны, склонны к суициду, бунтам, пьянству, а при более сильном давлении ломаются безо всякого Ар. Удачные браки с ними есть, но это скорее исключение, чем правило. Предлагаю, отправить меня изучать даккарцев. А что бы мне было проще, учитывая мой возраст, дать мне браслет с кошкой» Расчёт был верным: Морок согласилась. Морена хмыкнула, но даже не спросила учителя, зачем она хочет для меня браслет.

— Камтан, а Адениан приехал?
Солдат ухмыльнулся:
— Приехал, куколка. Ещё три часа назад приехал. В баре наверно.
Адениана я действительно нашла в баре.
Вообще мой Адениан ни только самый молодой командир узла, и ни только самый гениальный полководец даккарской армии, он ещё и просто сногсшибательный красавчик. С какой-то такой нереальной яркостью, правильностью, чёрные волосы немного вьются, а глаза просто чистая страсть. Даже местные женщины- рабыни провожают его восторженными взглядами. А уж сколько мне понадобилось объяснять местным «кошкам» не класть на него глаз.
— Привет!
Он повернулся ко мне скривив рот в ухмылке:
— О, гулёна пришла!

Адениан:
Всё сложилось очень удачно. Веникем как-то легко согласился отвезти Морене бумаги без специального приказа. Вообще он тот ещё типчик. Избалованный. Мажор! Если гуляет, то весь бар поит. На своей базе вообще курорт, а не военную часть устроил. Да и прячется от реальной войны за папиной спиной. Роджер над ним трясётся: пускать этот отряд в бой запретил. Даже проверки на этой базе я не делаю по личному настоянию генерал-командора.
Хотя с другой стороны хлопот от Веникема тоже не было. Гуляет себе там на рудниках, ни кому не мешает. В узел приезжает только когда вызовешь или по дороге в Клинки. Отряд ему Роджер сам формирует: отправляет туда тех кому в реальный бой нельзя – калек, стариков. Да и база сама по себе очень полезная. Одним её основанием мы выгнали из этого сектора кучу мелких бандитов и теперь просто регулярно получаем деньги с рудников за охрану.

Как всегда неожиданно материализовалась моя Ретка.
— Привет!
Она была шлюхой. Обычной «кошкой», каких на базе всегда паслось неимоверное множество. Высоченная, тоненькая, хлопает глупыми глазками и улыбается. Отличало её то, что к ней я, как-то случилось, привязался. Мне нравилось, когда она была со мной, даже если не учитывать, что приходила она сугубо потрахаться и только тогда, когда этого хотелось ей. А мне нравилось по утрам смотреть как она улыбается во сне. Как жмуриться когда ест мороженное. Как плещется в ванне. Как мурлыкая облизывает меня где попало. Глупо!
Я несколько раз пытался как-то привязать её к себе. Но денег Ретка не брала, карьера её не интересовала, ко всяким шмоткам относилась прохладно, да и не умею я их выбирать. Я на сто процентов без всякой слежки знал, что спит моя «кошка» не только со мной. Она особо не пряталась когда разглядывала мужиков. А стоило только отвернуться уже оказывалась зажатая кем-то в ближайшем углу. Неолетанка! Шлюха по своей природе!
Она всегда появлялась на базе без предупреждения. Мурлыкала у меня в постели, обещала что-то на завтра. А потом могла под утро без всяких объяснений исчезнуть и не появляться недели три. Ей было уже не 20 лет. И ясно понятно, ещё пару лет и браслет «кошки» у неё отберу, пусть даже эти самые способности к Ар у неё так и не проявятся, но половозрелая неолетанка на даккарской базе никому не нужна. Года два… Только Ретка как и все «кошки» об этом не думала. Просто гуляла сама по себе в своё собственное удовольствие.

Она мягко присела на пол обнимая мои ноги. Юные неолетанки любили так подлизываться к высшим чинам Даккара. Для них в этой позе был какой-то свой смысл. Для даккарцев так на них просто не надо было задирать голову.
— А ты соскучился?
Смотрит на меня, глазками хлопает. В прошлый раз она была у меня 4 дня назад. Весь вечер ластилась, в штаны ко мне лезла, а потом я отошёл на полчаса принять срочное сообщение из штаба и она в это время испарилась. Кошка! Когда-нибудь не выдержу и запру её, чтобы не сбегала. Юбля! Только тогда Морена точно ко мне лично явиться выяснять зачем это я обижаю неолетанскую молодёжь.

Веникем ни о чём болтал с Раверстоном:
— Я вообще люблю в Клинки возвращаться. Как приезжаю к отцу иду сразу. Просто поболтать!
— Очень хорошая привычка, командор. Вообще, когда детям есть о чём поговорить с родителями это правильно!

Из толпы вынырнул дежурный:
— Генерал-капитан, данные из штаба пришли. Вы просили сообщить!
Я кивнул. Махнул Раверстону и Веникему, что покидаю их общество. Мельком взглянул на Ретку: вот если не найду её дома как вернусь, в следующий раз точно запру. И, уже вернувшись мыслями к работе, рванул в штаб.

Глава 2

Венки:
Раверстон был не просто пауком, он был человеком из личной команды отца. Адениан был слишком молод как и всё братство. Приходилось выкручиваться. Самый простой способ: молодой и талантливый генерал-капитан и к нему матёрый секретарь паук, которого так просто не перекусишь.
Я решил воспользоваться ситуацией и выяснить подробности проблемы с этими бумагами:
— А что генерал, много времени наверно отнимает такая бюрократия? Наверное партнёры нарушают условия?
— Да ладно если нарушают, поймал за шкирку и к стенке. Дрянно когда вроде как и не придраться и дурят.
Вот как! Мама шалит на грани!
— Я вообще люблю в Клинки возвращаться. Как приезжаю к отцу иду сразу. Просто поболтать!
— Очень хорошая привычка, командор. Вообще, когда детям есть о чём поговорить с родителями это правильно!
Я кивнул генералу. Мы с ним друг друга поняли. Он беспокоиться за своего молодого командира, и пожаловаться на мать не может. Отец сильно злиться, когда её обвиняют без доказательств. Меня же он послушает без всяких доказательств.

Во время нашей милой беседы к Адениану явился дежурный и он быстро махнув нам умчался в штаб. Раверстон ещё две минуты не спеша допил своё пиво и лишь потом попрощавшись:
— Приятно пообщаться с умным парнем. – Встал и ушёл.
На полу осталась сидеть синеглазая «кошка». Она куксила губы изображая что обижена.
— Кыс-кыс.
Неолетанка подняла на меня оценивающий взгляд. Ух ты, она ещё и с норовом. Как только у неё с этим всем одна извилина справляется?! Шлюшка оглядела меня и заулыбалась. Фэйс-контроль прошел! Интересно она на лицо смотрела, на ордена или оценивала по моему виду состояние моего кошелька? К моим коленям прижалась нежная щёчка. Дура! На Арнелет эта поза знак дара. Сидящий на полу дарует себя целиком, душу и тело, тому к чьим ногам он пал. Так мужчины признаю безраздельную власть своей ами. А эти молодые никчёмные дурочки валяются в ногах любого мужчины просто чтобы потрахаться.
Когда я перебрался на остров богов я долгое время не решался на секс с неолетанкой. Может мораль которую мне вбивали в школе давала о себе знать, может всякие романтические книжки, которые я в юности пачками читал в тайне от отца… Через полгода решился. Как в пропасть шагнул. Ждал что мать от меня вообще откажется. Ждал от этой ночи чего-то сногсшибательного… Не оправдались оба ожидания. Мать немного похмурилась и просто свернула все свои попытки меня женить. Там и так к тому времени уже шансов не было! А секс… секс получился так себе. Неолетанка была молоденькая, из «кошек». Со взрослой я бы не стал конечно ничего крутить – женят потом на этой дуре в два счёта! Конечно поцелуи её пьянили, и стояло на неё так, что просто, казалось, порвёт и трахал я её как заведенный… но ожидал я чего-то большего тогда.
Со временем это прошло. Сейчас ничего сногсшибательного от юных шлюшек я уже не ожидаю.
Я поднял кошку за подбородок:
— Какие губы! Такими губами да пониже ремня…
Неолетанка заулыбалась шире. Работящая «кошка»! Я встал и махнул ей следовать за мной. На втором этаже любого даккарского бара есть комнаты для тех кто хочет потрахаться без зрителей или и просто поспать.

Она с энтузиазмом тёрлась о мои штаны. Мурлыкая расстегивала ремень. Улыбаясь заглядывала мне в глаза расползаясь ладошками по всему телу. Вёртко, одним движением избавилась от топика и сбросила юбку. Хорошая фигурка! Конфетка! По одной снизу кокетливо расстёгивала пуговки на моей рубашке. Расстегнула все. С вопросом потянулась к губам. Умница! Неолетанок, которые со своими наркотическими поцелуями без спроса лезут, я сразу вышвыриваю! Но эта была вполне умелая и вообще аппетитная. Я перевернул её на спину и сам поцеловал. Шикарная кошечка! И целуется хорошо. Ну в принципе и понятно – уже почти взрослая.
Я оторвался от губ и понял что моя шлюшка замерла с широко распахнутыми глазами. Потом вдруг дёрнулась. Каким-то невероятным рывком выскользнула из под меня и как угорела рванула прочь из комнаты. Ёк! Дура!

Ретка:
Адениан меня опять бросил в баре. Ни слова ни сказав просто встал и ушёл. Вредный! Я сидела и уговаривала себя: может у него там что-то серьёзное стряслось? Может там люди гибнут, бой идёт? Может без него погибнут все… Ну ведь мог хотя бы улыбнуться… да хотя бы взглянуть на меня перед уходом.
— Кыс-кыс
Командор с которым разговаривал Раверстон просто грубо раздевал меня глазами. Хотя нет, не грубо. Вообще симпатичный парень. Молодой – лет 25. Не такой яркий красавчик как мой Адениан, но в нём есть какое-то обаяние, авантюрная аура, дерзкая загадка… вообще поднять настроение пойдёт.

Поднявшись в комнату на втором этаже он уселся на край кровати и расстегнул штаны. Нет уж, милый, одним минетом ты от меня не отделаешься. Всему что касается искусства физической любви меня учила мастер Очарование. А ей в этом вопросу равных не было. Кроме того, это был мой любимый предмет. Довести мужчину до лучшего в его жизни оргазма я могу имея доступ к любой части тела площадью с две моих ладони. А уж мужчина который расстегнул передо мной штаны…
Парень расслабился буквально с пары прикосновений и легко позволил моим поцелуям переместиться на другие части тела постепенно освобождая его от одежды. А он красавчик. Сложён что слюнки текут… Буквально… Амосой по губам… Я состроила самую скромную свою рожицу и потянулась к нему губами. Ну, мальчик, давай займёмся этим по-настоящему!
Он некоторое время помедлил, потом ухмыльнулся, рыкнул и рывком опрокинув меня на спину с остервенением впился в губы. Вот и славненько! Сладкий!
Моей голой груди коснулся кулончик. Вообще даккарцы редко носят украшения. Парень оторвался от моих губ нависнув надо мной. Ой блин! У него на шее НЕОЛЕТАНСКИЙ медальон. На котором чёткие иероглифы: Сын Морены!!! Финиш!!! Засада что хуже не придумаешь!!!
Мгновенно опомнившись, я подтолкнула парня в сторону с помощью Ар и не оглядываясь вылетела из комнаты. Обалдеть вляпалась! Вот ведь стервец, прячет эту штуку под рубашкой! Что ж я такая не везучая то сегодня?! Я поймала первую попавшуюся «кошку»:
— Там тебя командор — красавчик зайти просил. Вторая дверь налево. – Пусть переспит с этой блондиночкой, и успокоится!
С неолетанскими медальонами у меня была своя история. Вообще они означают, что мужчина принадлежит какой-то неолетанке и без её разрешения трогать его нельзя. Только даккарцы были в этом плане не дисциплинированными мужчинами. Они могли такой медальон в карман положить или ещё куда. И даже те из них кто носили медальоны как чьи-то любовники к примеру, спать со всеми подряд от этого не переставали.
Как-то три года назад у меня опять закончился срок браслета и я явилась в монастырь Вестницы за новым. Обычно мне его выдавали без вопросов, Морена включила меня в специальную папку. На этот раз мня просто грубо выставили. Через неделю я выловила Морену узнать в чём дело:
— Вестница отказала тебе в браслете? Не удивительно! Тебе известно что Анжей Ар Тойра больше 30 лет носил её медальон? А пару месяцев назад вдруг вернул и теперь, насколько понимаю, он носит твою Миту. Только не рассказывай мне сказки, что ты уговорила его стать твоим мужем на целомудренном расстоянии!
Анжей носил медальон Вестницы? Блин! Как-то он забыл об этом упомянуть! А носил его наверно в кармане.
— Давай так, Рерситея, сейчас, из великого моего уважения к Морок, я всё же дам тебе браслет. Но если до меня ещё хоть раз, хоть шепоток дойдет, что ты пользуешься этой штукой нарушая право других неолетанок…
За нарушение своих собственных прав Морена у меня не просто браслет отберёт. Она меня на ленточки порвёт. Ни знаю как, но она не даром славится своей изобретательностью. Она может!

Адениан:
Итак нападения участились не только на мой флот?! По мелочи, но в 4 из 12 узлов братства увеличилась активность мелких банд. Если бы не запросил и не заметили бы! Что-то готовится! Я долго крутил карту. Узлы атаки в абсолютно разных направлениях. Что их объединяет? Разные сферы бизнеса… Разные порты… Одинаковое в нападениях одно – войска оттягивают от центральной базы! Зачем? К ней не подойти минуя отряды патрулей и периферийных баз! Если только с Клинков! … вывод поразил меня самого. Все узлы соединены порталами с Клинками. Если каким- то образом захватить Клинки, то через порталы можно захватить узлы пока войска рассыпаны по сектору! Да… Только захватить Клинки не реально! Этот город самая защищённая крепость всех свободных земель!
Я в раздумьях бродил по комнате. Недооценивать врага это последнее… Предположим враг обнаружил слабое место через которое можно захватить Клинки. Тогда рассеянные войска узлов это ещё и подорванная защита: эти войска не придут на помощь городу! Почему оттягиваются войска только четырёх узлов из 12? Возможно атаки начинаются не одновременно чтобы не вызвать лишних подозрений. Тогда у Клинков есть время подготовиться.
В кабинет заглянул Раверстон:
— Я нужен тебе, командир? – у этого мужика просто способность появляться вовремя.
— Да, генерал, заходи.
Он внимательно выслушал меня:
— М-да! И что думаешь с этим делать, командир?
— Ну, у себя я сделаю резервный отряд, который стану оставлять здесь, куда бы не оттягивались силы. Причём сделаю тихо! От кого ожидаем атаки пока не понятно, у них могут быть шпионы на базе. А в остальном… Думаю, надо просто сообщить Роджеру.
— Думаю, ты как всегда прав, командир!

Домой я вернулся поздно. Ретка спала. Свернулась у меня на кровати калачиком прижав к груди мишку.
Это была моя игрушка. Когда-то я специально оставил её, что бы помнить… Болезненная память. В 12 лет мы с другом угнали чужой лайнер, покататься. Модель машины оказалась нам плохо знакома. В результате лайнер в смятку, друг погиб, а я, счастливчик, отделался одним переломом. За рулём тогда был я… Эту игрушку, его игрушку, мне отдал учитель, когда в 18 я лихо вызвался в командирскую школу. Отдал что бы я помнил, что собираюсь отвечать за людей.
Как я не объяснял Ретке что игрушку трогать нельзя, бесполезно! Сначала, она этого медведя постирала. Потом как-то я нашёл его с большим бантом на шее. А последнее время она пристрастилась с ним спать. Похабное отношение к памяти! Хотя что с неё возьмёшь?!
Вообще я обычно избегаю спать с неолетанками. После того случая с Мореной в юности… Мужчина ничем не управляет в такой паре! Ни чего не контролирует! После первого же поцелуя весь контроль целиком переходит к неолетанке! Да, любовницы они отменные. Но я всё-таки предпочитаю сам контролировать каждую секунду своей жизни.
С Реткой получилось случайно. Она тогда несколько дней строила мне глазки. А в тот вечер мне было плохо, очень плохо. В битве за торговый путь я потерял почти полсотни людей. Я половину из них знал по именам! Ретка тогда подсела ко мне и как-то заболтала. Её присутствие, казалось, дарило тепло. Она казалась близкой, родной, думающей обо мне… Короче я решил, что будет вполне равноценным обменом: дать шлюшке то, что она хочет – секс. И получить то, что сейчас так нужно мне – ощущение тепла, ощущение что кому-то в этом мире нужен и важен именно я. Ни мои успехи в бою, ни деньги которые приноси моя армия… просто я сам, без звания и других этикеток. Конечно это было иллюзией, но неолетанки от природы умеют дарить иллюзии, а мне тогда это было просто жизненно необходимо… а потом я привык.

Я присел на край кровати, наблюдая за Реткой. Она улыбалась. Она почти всегда беззаботно улыбается. В любой ситуации видит хорошее… Конечно это просто результат её откровенной глупости. Но так приятно было смотреть иногда на мир её глазами! Мой полупустой дом она считала модой минимализма. Обычную военную форму – самой сексуальной одеждой для мужчины. Войны, корабли – романтикой. Похабные шутки в свой адрес – искренним интересом… Конечно 90 % её мыслей занимал секс, остальные 10 игрушки, мороженное и шмотки. Какой тут негатив?!
Ретка открыла глаза:
— Адо! – даже не помню как ей удалось выбить из меня детское имя – А я тебя ждала-ждала и заснула.
Она потянулась. Потом эротично облизнула губы:
— Хочешь чего-нибудь? – Один секс на уме!
— Нет. Я устал! – Если бы она могла просто полежать рядом, был бы чертовски благодарен. – Давай спать.
Ретка подвинулась освобождая мне место на кровати. М-да! По её взгляду понятно, что мой ответ её не устроил и трахаться мы всё-таки будем. С другой стороны, если взять привычку отказывать ей, она быстро найдёт более сговорчивого любовника и вообще ко мне приходить перестанет. А с меня вроде как не убудет!

Венки:
Ёк! Дура! Я плюхнулся на спину на кровать. Ситуация хуже не бывает. Я уже нализался Амосы с её губ, меня ещё минуты две-три и шырнёт так, что без секса я просто вырублюсь. А эта стерва сбежала.
Дверь приоткрылась. В комнату протиснулась молоденькая неолетанка, не больше 20 лет. Пухленькая, чуть выше меня, белые кудряшки, рожа по циркулю, глазки бусинки и нос картошкой. Свинка! Ёк!
— Мне тут сказали, что ты меня звал? – она быстрым взглядом оценила моё состояние, потом оглядела комнату и широко улыбнулась – Да я вовремя!
Юбля! Малолетка, да ещё и уродина! Только выбора у меня нет, я всё равно через пару минут вырублюсь и она меня отымет как только ей захочется. Я протянул шлюшке руку и резко притянул её к себе:
— Сделаешь мне больно, найду и прирежу! – И сам поцеловал.
Есть у неолетанок такая черта не знание которой о них для мужчины может быть очень чревато. Природа вместила в тело неолетанки множество инструментов, правильное владение которыми позволяет сделать секс умопомрачительным. Наркотики на губах, руках, коже, в области лобка, мышцы в тазовой части способные делать невероятное, аура, запах, вкус… У всего этого есть обратная сторона! Совсем юная неолетанка, в теле которой механизмы ещё не полностью заработали, да и пользоваться ими она не умет, способна превратить для мужчины всего одну ночь с ней в настоящий ад. Покалечить тело, напугать до нервных тиков, сделать так что парень никогда близко больше ни к одной неолетанке не подойдет. Хорошо зная это, я никогда не брал любовниц моложе примерно 22- 24 лет, то есть только почти взрослых. Конечно неумелую шлюшку сразу одним пинком выпнули бы с базы, но кто знает, может она явилась сюда только сегодня. Только сегодня выхода у меня не было.
Свинка, состроила обиженную рожу, потом улыбнулась:
— Я буду очень стараться! Тебе понравиться!

Ретка:
Я почти час просидела в углу бара на полу. Почти голая и напуганная просто до дрожи. Вся одежда осталась в той злополучной комнате. И возвращаться за ней я не рискнула. Это ж надо было так нарваться! Из всех мужчин на этой базе подцепить сына Морены! Что он вообще делает здесь. Порядочный парень давно женат должен быть и смирненько обнимать коленки хозяйки. Представив такое я даже развеселилась. Парень явно с норовом. Представить такого перед кем-то на коленях… да он скорее придушит тебя, чем подчинится! Да! У Морены наверно были проблемы женить такого отпрыска.
Я поёжилась, холодно голышом. Надо одежду достать, да и из бара лучше уходить пока никто не заметил меня тут такую хорошую. Угол конечно тёмный, но кто его знает.
Тихонько выскользнув из бара я направилась к Адениану. У него в квартире есть пара моих футболок и хорошая юбка. Как-то сбегая по срочному вызову мастеров забыла, а потом решила пусть лежат. Вот и пригодились!
Вообще вызывали меня часто. Суани ни просто школа. Некоторые называют Суани секретной армией Арнелет. В этом была доля правды. Не все Суани, но элитный отряд называемый «Пустыня» действительно часто решал проблемы всего рода неолетанок. Руководила отрядом непосредственно Морок. А задания ей передавали Великие ами. Я иногда участвовала в операциях с тех пор как получила звание мастера. Сначала это были редкие случаи. Меня брали только когда считали это безопасным. Но последнее время меня берут почти всегда.
Адениан всегда обижается что я исчезаю без объяснений. Я и сама понимаю: иной раз заведу парня, наобещаю, а тут звонок. Но пока не рассказала кто я и зачем, объяснить свои внезапные отъезды тоже не могу. Да и так, что я скажу?! Понимаю что ты меня хочешь, я тебя тоже очень хочу, но если опоздаю Морок меня бантиком завяжет?! Да ещё, когда вернусь не знаю, может быть через пару часов меня убьют и я не вернусь совсем?!

Мне повезло, Адениана дома ещё не было. Было бы трудно объяснить ему без приступов ревности почему я вернулась голая.
Квартирка у него не большая: гостиная, ванна и спальня. А вещей в ней и того меньше. Такой солдатский минимализм! В шкафу три набора формы. Чайник на столе и батарея бутылок в баре. Раз в неделю приходит женщина из общеполковой службы моет и прибирает всё. Единственный предмет не вписывающийся в общий стиль – плюшевый медведь. Адениан сказал мне что это память о его первом убийстве. Ну даккарцы вообще те ещё перцы! Я таким вещам давно не удивляюсь! Подумав, я этого мишку постирала. Сколько крику-то было! А что, память должна быть светлой и чистой! Да и медведь после стирки стал просто обояшка. Я даже потом ему как-то бантик привезла. Правда после моего отъезда от него избавились конечно. Надо было пришить! В следующий раз так и сделаю.

Посидев некоторое время я начала задумываться чем заняться. Адениан может долго не прийти. Кто его знает, что у него там за данные пришли! Кроме того хотелось есть. В баре я поесть не успела. А дома у Адениана как всегда есть нечего. Он дома не питается.
Я порылась в баре. Среди бутылок нашла жалкий пакетик сухариков и счастливая принялась за их поедание. Сухариков хватило не надолго.
Да! Паршивенько сегодня получилось: не поела, сексу тоже не досталось. Адениан может вообще уже с планеты ускакал. А мне спать одной! Сейчас, когда я успокоилась и даже перекусила очень хорошо давало о себе знать нереализованное желание. А в моём возрасте это вредно! Это Морок уже может годами без мужчин обходиться. А моему растущему организму секс жизненно необходим. И причём чем чаще, тем лучше!

Я и сама не поняла как уснула. А когда проснулась надо мной сидел Анениан. Какой-то усталый, как будто придавлен какими-то проблемами. Он так редко улыбается. А у него такая замечательная улыбка искренняя и всё время как будто удивлённая. Он хмурясь скинул ботинки и завалился на постель рядом со мной. Так нельзя! Жизнь должна радовать, а не загружать проблемами, открывать горизонты, манить, удивлять…
Ну ладно. Я знаю один способ заставить мужчину забыть свои проблемы и хоть не надолго почувствовать себя счастливым.
Я скользнула ладошкой под ремень.
— Ретка, я же сказал что устал!
— Ну вот я и хочу помочь тебе расслабиться.
— Юбля! Что ж ты такая упрямая?!

Глава 3

Венки:
Ничего плохого свинка мне не сделала. Вообще вполне милая шлюшка оказалась. Но на синеглазую я разозлился неимоверно. Встречу, ногами отпинаю! Что за мода сбегать без объяснений?!
Торес тоже c утра был сонный и задумчивый. Он вчера опять проиграл на рингах. Год назад он был сильно ранен, несколько месяцев отвалялся в госпитале. С тех пор восстановить форму ни как не может.
Зато вот Индман балаболил прямо без умолку. Добрый дядька Торес вчера с горя таскал его с собой в бордель. И хотя вчера, по словам Тореса, парень там изображал испуганную мебель: зажался в угол и не отсвечивал. Сегодня у него нашлось огромное количество эмоций по этому поводу:
— А потом, командор, капитан разложил эту девку прямо там на столе. Она так прикольно пискнула.
Торес фыркнул:
— Что ж ты сам то в угол жался?!
Индман смутился:
— Ну я… Я потом как-нибудь.

Клинки встречали нас жарким солнцем. Здесь было лето. Крепкие домики из крупного камня, маленькие окна, каменные мостовые. Дикий вьюнок, плевавший на все правила, нагло пробившись через камни мостовой затянул своими стеблями половину стены дома. Грязные доски дверей. Вдали, на горе высокие стены внутреннего города. Это крепость рода Об Хайя. Там находится школа, дома некоторых командиров и ацунав.
Город уже наводнили зрители предстоящего турнира, но основное их количество должно было прибыть течение сегодняшнего дня. Мимо нас с важным видом проплывали неолетанки. По одежде мастера школы Владык Ар. Клинки не гарнизон, а город, сюда пускают любых неолетанок. Условно правда. В восточной части города шикарное здание монастыря Истины Вестницы. Неолетанки из монастыря сами фильтруют кого из их соплеменниц можно пускать в город, а кого быстро выставить за ворота.
Стайками мешаясь под ногами и щёлкая фотоаппаратами проходили группы амазонок. Женщины! Эти приезжают в Клинки как в дикие джунгли смотреть на диких даккарцев.
Редко попадались мужчины и женщины разных мелких рас населяющих свободные земли. И просто на каждом углу даккарцы разных братств, и родовых ветвей.

Со своими парнями я попрощался у входа во внутренний город. Индман полетел к друзьям в школу. Торес свернул к госпиталю ещё раз показать доктору своё плечо. А я направился к высокому белому зданию – офицерскому гостиничному комплексу. Надо было привести себя в приличный вид прежде чем показываться на глаза матери.

Мама как обычно была яркой до крайности. Узкое красное платье, из которого грудь просто грозилась выпасть, множество украшений, яркая помада. Она любит играть главную роль. Любит быть в центре внимания.
Она крепко обняла меня.
— Мальчик мой!
До сих пор обнимает меня как маленького, как будто мне не больше 13. Выпутавшись наконец из маминых рук я выпрямился:
— Ну, зачем ты хотела меня видеть?
— У! Венки, разве мне обязательно нужен повод что бы захотеть увидеть тебя?
Я изобразил недоверие:
— Мама не пугай меня! Когда ты отрицаешь, что у тебе было ко мне дело, это чаще всего означает, что это дело мне не понравится. Кстати!
Я протянул маме бумаги Адениана:
— Вот. Заодно привёз.
Даже если мама была разочарована, она этого не показала.
— О… Венки, спасибо большое. Очень вовремя.
— Ну так что за дело? – Я подмигнул.
— Ну да ладно так сразу, дело. Просто ко мне приехала одна хорошая знакомая и она хотела немного поговорить с тобой. Агатея. Помнишь?
Юбля! Агатея Лимуника была самая известная и самая дорогая сваха на Селене. Её гонорары составляли баснословные суммы. А о её таланте подбирать идеальные пары чуть ли не легенды ходили. Лет пять назад я был бы счастлив узнав, что она хочет со мной встретиться, но сейчас… Какой смысл?
Идею с моей женитьбой благополучно свернули пять лет назад. Я и в 17 был по меркам Арнелет агрессивен и опасен, так что даже возможность породниться с Великой ами этого не компенсировала. А сейчас я агрессивнее и опаснее вдвойне.
Я изобразил удивление:
— Самая дорогая сваха Селены захотела увидеть меня?
Мама сладко улыбнулась:
— Может ей просто нужен твой совет по какому-нибудь вопросу. Я не знаю. Ты же помнишь я очень много должна Агатее. Тем более что она просит просто поговорить.
Когда-то Агатея нашла маме Элни – второго мужа. В нашем доме это самый разумный и рассудительный человек. А ещё единственный кто неизменно помнит о твоих праздниках, событиях, просьбах. Остальные: Мама и Роджер – натуры эмоциональные и очень занятые. Мама очень любит отца. Но иногда они сталкиваются друг с другом в неправильной полярности и искры летят по всему дому. В сложных случаях мирить их опять же приезжает проницательная Агатея.
Я понимающе кивнул:
— Конечно. Просто интересно какой такой экстремалке она сейчас ищет мужчину, что ей пришло в голову моё имя.
Мама засмеялась:
— Я уже пыталась! Она молчит как рыба! Но может ты что-то узнаешь из разговора.

Ретка:
Я проснулась рано и долго сидела глядя на Адениана. Просто поговори! Что я ему скажу? Хочу что бы ты бросил свою любимую войну и поехал со мной, сама не знаю пока куда, не была там, плодить много детишек?! Что бы он не сразу послал меня матом надо чтоб хоть один пункт из перечисленного был для него привлекательным. Что ему может в этом понравиться? Уехать – нет! Дети – вряд ли! Со мной? Что ему нравится во мне? Кто его знает! Я сама? Я часто и в этом сомневаюсь! Он такой придирчивый. Ему не нравится как я говорю – он называет любое моё рассуждение глупым. Не нравится как я одеваюсь – он даже одно время пытался мне одежду покупать. Не нравится мой стиль жизни – по его мнению я должна трудиться на кухне. Ему не нравится когда я пытаюсь заботится о нём, что-то прибирать хотя бы… Ему даже не всегда нравится спать со мной… первые три минуты. Блин! Ладно, будем поступать по-неолетански — спросим его самого!

Адениан резко открыл глаза. Магия Ар просачиваясь через пространство множеством потоков вонзалась в его сознание. Пленила, подчиняла, а главное заставляла говорить правду:
— Адо, скажи если бы я предложила тебе бросить всю эту войну и поехать со мной, ты бы согласился?
— Нет.
— Задумался бы хотя бы?
— Нет. Если только попробовал уговорить тебя остаться.
Хоть что-то.
— Тебе нравиться когда я с тобой?
— Да.
— Чем?
— Ммм… Что просто ты моя и со мной!
Да, информативно.
— Адо, а детей ты хочешь?
— У меня есть дети.
Я удивилась:
— Где?
— Ну я же трахаю женщин, они рожают роду детей, часть из них, наверно, мои.
— А растить их, точно своих, ты бы не хотел?
— Зачем? Что я баба?!
Бесполезно.
— Адо, подумай хорошо, а как я могу тебя уговорить? …Что мне надо пообещать, предложить, может соврать что бы ты согласился вот завра же уехать со мной.
Он некоторое время молчал, Ар заставлял его исполнять приказ, искать оружие на себя самого:
— Не знаю. Если только припугнуть чем-нибудь.
Блин! Ну только пугать его мне не хватало.
— Адо, а если я выкраду тебя сегодня, ты очень обидишься?
Он встрепенулся:
— Только не сегодня! Клинкам грозит опасность, я утром должен всё лично доложить Роджеру. Должен сделать резервный отряд, проверить блокадные механизмы порталов, ввести другой режим дежурств в крепости…
Ну и как его оторвать от этой его войны? Они же единое целое! Он родился и вырос на ней. Все его мысли, мечты…
— Ладно, ладно! А сколько тебе времени нужно на всё это?
— Максимум две недели. За этот срок на Клинки или нападут или опасность рассеется.
— А если я украду тебя через две недели…
— Мне нужно время что бы передать дела.
— А если успеешь передать все свои дела и Клинки спасти и всех предупредить, а потом я тебя украду, обидишься?
— Нет… Просто разозлюсь сильно. Что я баба что ли обижаться!
Вот и весь разговор. И что тут придумать можно?! Ар отпустил сознание моего красавчика обратно погружая его в сон, легким дуновением сметая все следы этого разговора из его памяти.

Всё сказанное мне Аденианом я похлюпывая носом изложила мастеру Очарование по телефону:
— Так, всё с тобой понятно! Ты даже расспросить нормально не можешь. Сделай просто, выспроси у него способ, чем его можно припугнуть так, что бы он за две недельки аккуратненько расправился со всеми своими делами и точно поехал с тобой. Только не угрожай от своего имени, свали на кого-нибудь авторитетного. Да хоть на Морок. Вот на неё пусть себе и злится ближайшие тридцать лет. Поняла?
— Угу.

Адениан:
Когда я проснулся Ретки опять не было. Сбежала! Опять ботинки все зачем-то в шкаф засунула и кружку неизвестно куда спрятала. Юбля! Кошка!
Только искать её времени нет. Через полчаса я уже выруливал по узким улицам Клинков в центральный штаб братства.
Роджер Об Хайя принял меня в своём кабинете:
— Читал твою записку. Заходи. Сейчас подойдёт Архо вместе раскинем мозгами.
Он был чуть ниже меня. Плечистый, очень крепкий мужик. Длинные густые волосы собирал в толстый хвост. А на рубахе не застёгивал две верхние кнопки, так что был виден выжженный на коже знак Морены. Роджер славился незаурядным умом, способностью находить неожиданные решения, побеждать врагов перекупая их союзников. А ещё эффектно доказывать всем что дружить с ним намного безопаснее и выгодней, чем враждовать.
— На вон глянь пока. – Он протянул мне пару распечаток – Я поднял все события в портах и малых представительствах, там тоже кое-что есть.
Нападения на малых представительствах? Архо придётся выслать туда войска. Ещё один камень на весы идеи, что Клинки пытаются ослабить.

В кабинет протиснулся Архо. Генерал-капитан Клинков, высший паук и мой учитель во многом, что касалось деятельности командира. Архо обладал более чем внушительной внешностью. На голову выше любого даккарца, мощный, широкоплечий, с суровым даже можно сказать озлобленным выражением лица. А главное в голове этого гиганта просто феноменальные мозги.
Архо быстро пробежался по тексту моей записки:
— Юбля… Парень, что ж ты всё время дурные новости приносишь?! А идеи как и кто есть?
Я помотал головой. Архо задумался:
— Думаю так: нам на время турнира дают свои отряды другие братства. Пока в городе столько даккарцев напасть на него не возможно. То есть нападение будет после закрытия турнира.
Я кивнул. Да, в городе будет суматоха, кучу разъезжающегося народа. И в сроки это как раз вписывается – за это время можно начать атаки и оттянуть силы оставшихся сейчас без внимания узлов.
— А значит – продолжал Архо – сделаем так: объявим что все эти отряды задержатся в нашем подчинении ещё на сутки. За это время введём усиленные свои и главное закроем город.
Роджер хмыкнул:
— Разумно! Я решу с другими братствами насчёт их отрядов.
Архо встал:
— Ну а остальное парень, каждый мостит в своём узле сам! – мне даже показалось что он улыбнулся. – Ты молодец. И дольше смотри в оба!

Венки:
Резные дорожки и лестницы изворачивались причудливой змеёй вокруг ажурных стен монастыря. Это здание строили по личному маминому проекту. Монастырь Истины в Клинках, в городе, который она построила в подарок отцу. Как и всё в маме этот проект в чём-то шокировал своей откровенностью, прямолинейностью. Неолетанки вообще не любят прямых фраз, как и прямых путей. Они предпочитают говорить намёками, символами, образами. Мама не такая. В ней изначально есть что-то Даккарское. Вот например в этом здании сразу читается власть. Да, неолетанки во многом правят этим городом. В гораздо меньшем объеме чем другими городами и странами, потому что здесь делают это открыто.
Не для кого не секрет, что сейчас, можно сказать, неолетанки уже правят всем САП и окраинами республики не говоря уже о мелких планетах. Правят тихо. Куда не ткнись, за какую нить власти не потяни всегда в конце выйдешь на скромную улыбчивую ами, которая, что бы не говорила, досконально выполняет приказы своих великих. Это стиль Арнелет, ласково опутывать мир своими сетями, успокаивать, находить слабости каждого отдельного человека и подчинять его через эти слабости.
Чушь что они могут управлять только мужчинами. Просто с мужчинами им приятнее работать. Но женщины тоже имеют свои мечты и раны в душе. А неолетанки умеют эти мечты исполнять и эти раны лечить. Кто ещё способен дать человеку настоящую любовь? Найти, на просторах вселенной того, кто создан для тебя богами. Например ами шагавшая сейчас рядом со мной умела это делать очень хорошо. И многие за это готовы были бросить к её ногам почти всё.
— Доброе утро, ами Агатея. Чудной ветер сегодня над долиной Клинков.
По-другому ваше появление не объяснить.
— Здравствуй, Венки. Если пути неолетанки прозрачны, то они ведут в землю.
Я усмехнулся. Есть ещё один вариант этой поговорки «Если пути неолетанки прозрачны, то перед тобой Морена, и она идёт точно не туда, куда тебе кажется»
— Я давно не видела тебя, Венки. Ты всё ещё исправно следишь за танцами Арнелет?
Слежу ли я за политическими играми Арнелет?
— Конечно. Отзвуки этих па громыхают по всему миру.
— Как мило! Слышал сёстры подрались из-за яблока?
Великие сёстры Энастения и Перлиада устроили дележку маленькой планеты в секторе название которого с местного наречия переводится как яблоко.
— Сладкий фрукт был. Двух барсов в кусты запинали!
Два флота под руководством своих генерал-капитанов пытались захватить эту планетку.
— Даже так? Что за запах их привлёк?
Зачем она расспрашивает меня? Хочет что-то узнать? Ложь! Я не скажу ей здесь ничего нового. Вся эта история довольна публична и она наверняка в курсе. Тогда… проверяет всё так же хорошо я плаваю в мутных водах Арнелет? Ей заказали даккарца с умением плавать в политике намёков и недоговорок?
— Территория, главная ценность любого зверя. А некоторые двери открывают целые коридоры дверей.
— Как изящно сказано! Не слышал кому в руку лёг метательный нож?
Я оглянулся на маму. Агатея пожелала говорить со мной без неё, поэтому сейчас Морена вместе с настоятельницей этого монастыря Вестницей пила чай недалеко на террасе, пока мы прогуливались по дорожкам сада. Метательный нож это скорее всего мастер Дотси. И я конечно в курсе, что она заключила союз с гильдией торговцев пряностями. Но для ушей ли Агатеи эта информация?
— Какие тонкие нити плетёт голос. Метательный нож тайное оружие, кто же выставит его на свет?!
Агатея улыбнулась:
— Я хочу кое-что рассказать тебе, Венки. У меня в руках есть карта: черная королева.
А! Значит всё-таки проверяла мою осведомлённость. Что ж это может быть опасно. Чёрная королева? В руках? Заказчица. Королева? Любую кто способен оплатить гонорары Агатеи можно назвать королевой! Чёрная? Чёрный символ безликости. Вряд ли! Может это визуальная черта? Она яркая брюнетка, смуглая, предпочитает чёрный в одежде?
-Ты играешь одной картой?
— Да! Но я дам моей королеве очки для чтения, зонт и шпагу.
И так заказ на трёх мужчин сразу. И «зонт» это скорее всего старший муж – хранитель дома. Интересный объект «очки для чтения» — учёный или журналист. А вот «шпага» это изящное оружие политических баталий. Я?
— Вы прибыли в город за оружием? Не слишком ли черны местные клинки?
— Чёрной королеве полагается чёрная шпага!
Ой, юбля! Чёрный ещё и часто символ Даккара! Её заказчица как-то связана с Даккаром или просто любительница даккарцев? Она хочет собрать трёх даккарцев под одной крышей? Самоубийство! Даже со всеми талантами Агатеи – невозможно! Да и заманить даккарца в такой брак…
— Вам дорого встанет купить такую коллекцию!
— У меня найдутся монеты в рукаве.
Чем можно завлечь даккарца в такой брак? Ну ладно я, насчёт меня ей понадобится уговорить только мать… Хотя я конечно позабочусь чтоб она была против.
— Не боитесь? Даккарский клинок в неумелых руках крайне опасен. Можно и порезаться.
— О! Что ты! Моя королева очень умела с оружием. Все туманы её армия!
Она мастер Ар и очень сильный. Юбля, матери это понравится. Она может и соблазниться!
— Зачем с такой армией носить оружие?
— Она воин слишком многих битв. 19 и 7 узор на её холсте.
Круг великих ами и связка семи школ Ар? Очень авторитетная мастер Ар предпочитающая даккарцев? Да ещё и нет старшего мужа? Ёк! Вот загадочка!
— Могу спорить она искупана в лазури. Разумно ли столько острых предметов!
Лазурный – цвет рода. Камни такого цвета носят в украшениях мужчины и ами, когда их дочери уже имеют свои семьи. Родительницу большого рода можно узнать по широкому поясу из голубых камешков.
— Ты не угадал. Лазурь ей не к лицу.
Молодая? Всё, я совсем запутался! Кто-то новый вылазит в круг великих? Нет, я бы знал!
— Я тебя очаровала?
— Ты не сказала, чем собираешься платить за клинок.
— Ах! Да. В кармане моей королевы есть рубин. Если приложить смекалку она отдаст его.
Красный камень в традициях Арнелет – символ любви. Мой отец носит широкие браслеты матери усеянные крупные рубинами. Рубин в кармане? Желание полюбить. Я тот, кого по гениальной интуиции Агатеи эта самая ами может по-настоящему полюбить?
— Но ты ведь собралась за тремя покупками? Чем ты станешь платить за остальные?
— О! Не волнуйся! Я куплю зонт, за лепесток Алыша. А очки за далёкую звезду.
Алыш – одно из растений Арнелет. Его запах успокаивает и снимает боль. Букеты Алышей обычно дарят девственникам. Это символ заботы и тепла. Далёкая звезда? Обещание чего-то! Юбля! Она меня заинтересовала!
— Твоя сказка завораживает. Но ты только начала рассказ, а в продолжение меня, боюсь, ждёт много неожиданностей.
Агатея широко улыбнулась:
— Думаю завтра я расскажу её тебе до конца.
Вот теперь думаю можно начинать пугаться. Мы как раз подошли к террасе где расположились мать и Вестница.
Агатея кивнула матери:
— Твой сын, Великая, всё так же поражает меня изящностью своей мысли. Возможно завтра я захочу поговорить с тобой.
— Я всегда буду рада видеть тебя, дорогая.

Адениан:
От штаба я шёл не торопясь обдумывая разговор с Роджером и Архо. Как можно напасть на Клинки?
У ворот портала ко мне подбежал посыльный и вручил объёмные пакет. Я раскрыл: записка, сухой цветок и лоскуток красной шёлковой ткани. Юбля!!! Морена!
«Я получила твои бумаги. Приятно понимать, что ты думаешь обо мне. Мне тоже очень приятно тебя вспоминать. До встречи».
Подписи нет и могу спорить подчерк не её. Но красный шёлк… Юбля!!!
…Десять лет назад. Мне было 18 лет. Худенький парень, которому плохо давался рукопашный бой. Я много тренировался, много сидел над книгами, но результата не было. А тут ещё взросление. Меня стало тянуть к женщинам. Я хотел что бы они восхищались мной…
В тот день я явился в бар. Я вышел на ринг точно зная что меня побьют. Но я хотел увидеть хоть на некоторое время восхищённые взгляды. Меня сильно порезали, но то чего хотел я добился. Вокруг меня собралось несколько неолетанок и женщин. Они обрабатывали мои порезы и призывно мне улыбались. А потом вдруг разлетелись как птицы которых спугнули, и возле меня опустилась хранительница Морена.
— Зачем ты полез на ринг малыш? Покрасоваться хотел? Внимания? Любовницу ищешь?
Она коснулась моей щеки. Я дёрнулся.
— Я расскажу тебе страшную тайну. Природа дала тебе кое-что, чего даккарцы не понимают и не ценят, но женщины и неолетанки видят это издалека. Ты очень красив! Такого как ты хочется пригласить в свою постель. И тебе абсолютно ни чего не надо для этого делать. Просто согласиться.
Она приподняла меня за подбородок. Я вывернулся. Её напор меня пугал:
— Простите, хранительница, я пойду.
Она поймала меня за руку.
— Куда ты пойдёшь такой порезанный.
Она впихнула меня в лайнер.
— Не спорь. На улице ночь, клиника закрыта. А будить дежурного доктора ты постесняешься. И даже не переубеждай меня, я слишком хорошо знаю даккарцев.
Я молчал глядя в пол. Морена была женой генерал–командора. Она часто бывала на всяких сборах и соревнованиях. Она была единственной неолетанкой имеющей допуск во внутренний город Об Хайя и во все штабы. Теперь я чувствовал себя глупо. Морена отчитывала меня так же, как отчитал бы любой из учителей. Глупый выбражала, вылез на ринг покрасоваться!
В доме Морена заставила меня раздеться и аккуратно обработала мои раны. Уже через пару минут антисептический клей подсох и даже что бы просто разглядеть порезы надо было приглядываться.
— Ну вот! Как новенький! Иди сюда, сядь. Я налью тебе выпить.
Мне было стыдно и гадко. Почему я родился такой хилый?!
— Малыш, не кукся! Ты ведь за сексуальным опытом пришёл сегодня в бар? У меня есть желание его тебе дать!
Я обомлел. Нет, Морена была очень даже сексуальна. Но просто так сразу… Я и когда в бар шёл просто хотел увидеть себя желанным. А тут, вот так сразу секс… Я попятился.
— Я как-нибудь потом…
Она поймала меня за плечи. По телу растеклись волны магии даря какую-то негу.
— Малыш, это не обсуждается. Тебе понравится! Я из тех кто умеет дарить настоящее блаженство.
Она как игрушку подхватила меня на руки, отнесла в спальню, опустила на широченную кровать с красными, шелковыми простынями. Сняла с меня последние детали одежды. Как свою игрушку трогала меня там, где я ни кому не позволял касаться. По своему желанию вызывая в моём теле незнакомые для меня ощущения и реакции. Играя…

В школу я вернулся через полторы недели. Тогда, когда Морене наконец–то надоело со мной играть. Я был угрюмый и злой. Роджер вызвал меня к себе.
— Станешь болтать кому-нибудь про эту интрижку с моей женой сошлю в самую дальнюю дыру служить.
— Да она сама…
— Я сказал что ты будешь молчать! Красавчик, юбля! А в бар ночью тебя какой чёрт поволок? И чем ты там вертел? Пшёл от сюда!
Я больше никогда не выходил на ринг, а если случалось бывать в барах долгое время старался не привлекать к себе внимания. Я за триста метров обходил неолетанок, да и к женщинам подходить научился не сразу. Хотя Морена была права и те и другие летели на меня как на мёд без каких либо действий с моей стороны.

Тогда мне казалось что история закончилась. Морена наигралась и отпустила меня. Через месяц на мой день рожденье курьер пригнал мне маленький спортивный лайнер. С запиской «Сладкому мальчику» без подписи, но обвязанный широкой красной шёлковой лентой. Типа прощальный подарок. Морена больше не замечала меня, и не подходила даже когда видела на каких-нибудь сборах.
Новая волна на неё нашла около полугода назад. Когда приехав по делам разбираться в узел она наткнулась тут на меня в орденах генерал-капитана.

« предыдущаяследующая »

Как не пропустить новую главу?

1. Вы можете подписаться на обновления этого сайта (вам будет приходить на почту когда я что-то выложила) :


Рубрики: | Метки:
Редактировать:
Напишите комментарий



Моё творчество

Романы Ольги Талан. Женское доминирование
  • Свежие комментарии

  • Метки

  • Рейтинг русскоязычных сайтов о Женском ДоминированииРейтинг русскоязычных сайтов о Женском Доминировании
  • счётчики

    Рейтинг@Mail.ru
    Топ100- Эротические рассказы
  • Дизайн сайта Miss Udacha
  • 

    Оставить комментарий




    Загрузить свой аватар