Сила слабости 7-9

Глава 7

Лия:
Душа-мятежница, заложница-душа
В оковах мира бьётся о барьеры.
Я мыслю, я ещё заражена стремленьем жить…

Вдох через силу, тяжесть век и рук
Не выйдет! Я ещё полна желаний:
Меч вознести,
коснуться с лаской губ,
услышать крик младенца…

Сжать зубы и намеченным путём
Пройти, превозмогая все преграды
Увидеть райский сад, любимых в нём,
И вот тогда проститься…

Голова тяжёлая, веки как будто свинцом налиты, и плечо горит. Хороший знак, значит, я ещё жива. Я всё-таки открыла глаза. Каюта корабля… Женщина-нэрми… влага на губах… Зов улыбается. Что-то говорит, но я не слышу. Улыбается — это хорошо, это значит, я выберусь.

Дэни:
Я сидел за массивным деревянным столом и ел острый суп, который мне налила странная женщина Ктарго. Странной в ней было то, что я сначала принял её за даккарку, а потом вспомнил, что даккарцы — раса флоновая, а, значит, ограничена одним полом, легко совмещающимся с представителями других рас вида человек. Ну, просто эта женщина была маленькая черноглазая брюнетка с очень бледной кожей. Не настолько, конечно, бледной, как у даккарцев, если приглядеться. Но первое впечатление — даккарка.
На кухню вернулся Ктарго:
— Твоя жена ранена, но всё обошлось. Сейчас она уже у сестёр и опасности нет.
Лия ранена? Она в опасности была? Как я мог подумать, что она меня бросила?!
Ктарго тоже сел за стол, и женщина налила ему супа. Заметив, что я рассматриваю её мужчина усмехнулся:
— Что, никогда не видел женщину с Даккара?
— С Даккара? А мне казалось, что даккарцы только мужчины бывают… — Я что, опять что-то не доучил?
— Даккарцы — только мужчины, конечно. Но женщины, которые родились на Даккаре, ведь немного похожи на своих отцов. А у Вериян все предки с начала времён на Даккаре жили.
На кухню вбежал ребёнок, серокожий мальчик лет трёх с мокрыми штанами. Женщина, ахнув, подхватила его на руки и убежала.
Ктарго вернулся к едё:
— Пока Вериян бегает, расскажи мне кое-что. Орден Ан Тойра тебе дала Морок. Это я понимаю. Анжей сам дал ей такое право. Но, получается, у тебя до этого не было ордена рода? Откуда ты такой взялся?
— Раньше я жил на Селене. Моя мама там живёт. А несколько дней назад меня сосватали в мужья… А при чём здесь Морок?
— Твою жену в Меве зовут Морок. Не грузись, у неолетанок целый букет всяких имён, мозги свернуть можно.
Морок? Верховный мастер школы Суани? Мастер, возродившая учение Ар? Автор «Географии Арнелет», «Истории Арнелет с древних времён», «Правители последних дней»? Я же десятка два её книжек всяких читал… Она же, получается, Арнелет своими глазами видела… Не просто видела, жила там много лет! Она же легенда! Я помню, как о ней наша преподавательница по культуре Арнелет рассказывала… Это моя Лия? А что, она очень героическая, это сразу видно! Почему нет! Я женат на великой Морок?! Ответственность-то какая!
— Я знаю про имена. Просто, Морок — очень известное имя. Я много книжек читал её авторства.
— Книжки читать любишь? Хм, — он откинулся на спинку, рассматривая меня, — Слушай, даже если тебя всё это время прятали на Селене, у тебя ведь должен быть отец, который бы учил тебя военному делу, традициям.
— Мой отец умер, когда мне ещё года не было. Так что я не очень знаком с даккарскими традициями. Можно сказать, я вообще знаю только то, что аэр вчера рассказала. Вот…
Ктарго ободряюще улыбнулся:
— Да это наживное. Вообще я рад. В меня ведь в роду всего четверо мужчин оставалось. Может и меньше, двоих я давно не видел. А тут, получается, у нас пополнение молодое. Анжей тоже рад будет. Он и на эту авантюру с браком с Суани решился только, чтобы род возродить, и меня уговорил. Мы ведь раньше величайшим родом были. Сильнейший кулак Даккара!
— Анжей тоже ваш брат?
— Да. И он настоящий мастер, генерал-капитаном был. И мечом владеет, как сам Мева. И голова варит о-го-го. Он тебя научит всему. Будешь настоящим Ан Тойра.
Я решил не говорить Ктарго, что не особо хочу учиться военному делу. Зачем обижать человека? Всё равно ведь без разрешения Лии никто меня ничему учить не будет.
Ктарго мне даже, можно сказать, понравился. Ни красотой, ни изяществом он, конечно, не отличался, зато был какой-то простой и очень домашний. Детишки маленькие, женщины, курицы. Хороший хозяйственный мужчина. Мне надо обязательно с ним подружиться. Мне ведь нужны друзья в новом месте. А он вроде как мне брат по даккарским обычаям.

Сега:
Тоннели оказались просто огромными. То отверстие, в которое мы залезли, скорее всего было вентиляционным. Узенькая труба, в которую нужно было пролезать на карачках. Мальчишки вскрыли решётки, а дальше мы наобум бегали по коридорам, играли в искателей сокровищ и зондер команду, которая хитростью крадётся в крепость врага. Мэй была капитаном, Хавас мастером боевых искусств, Рио разведчиком, Мет инженером, он отвечал за всякие приборы сигнализации, а мне досталась роль доктора. Оказывается, в даккарском отряде это единственный человек, который может не носить оружия. Нам удалось найти ещё два доступных выхода. Один выходил в монастырь к неолетанкам, второй вообще, возможно, выходил за пределы города. Посмотреть его не удалось. Там на выходе была горка. Труба такая, около полутора метров в диаметре из металлопластика, которым посадочные полосы в зонах скольжения покрывают. И вот эта труба виражами уходила куда-то далеко вниз. Скатишься и без спецснаряжения обратно не залезешь.
Спать мы легли прямо в тоннелях. По часам было уже очень поздно, в тоннелях легко не заметить наступление ночи.
А в пять снова вскочили: Рио и Мэй надо было утром на турнире драться.
— Отряд, подьём! Нам пора продолжить наступление!, — Мэй всех оглядела и, заметив, что Хавас рядом с ней не встаёт, пошла пинать его ногами
— Капитан, я же ранен!
— Ты уже выздоровел, десантник. Доктор тебя перевязал и ты уже здоров.
Я вылез из-под одеяла. Спал я с Метом. Одеял было только четыре. У ребят по форме полагалась в кармане штанов аптечка, фонарик и два маленьких рулончика, один раскладывался в плащ, другой в одеяло. Тонкое, но тёплое. Мэй меня от себя отогнала, сказала, что не ручается за свои реакции, если я у неё под боком спать лягу. Поэтому я ушёл к Мэту, он самый маленький, и нам двум маленьким одного одеяла, рассчитанного на нормального взрослого даккарца, вполне хватило.
Мэт тоже вылез:
— Капитан, предлагаю устроить завтрак.
Он порылся в рюкзаке и вытащил кулёк с печеньем. Живём!

Выходили мы по карте. Рио как разведчик составлял её всю дорогу. Очень хорошая карта получилась. Не зря их военному делу учат. Вылезли без проблем через ту же дырку в долине. По дороге ещё кидались шишками. Потом вдалеке показалось озеро. Я сразу оживился:
— Капитан, как доктор предупреждаю, мы побывали в заражённой зоне, на нас могут быть опасные микробы, их необходимо смыть водой. Пойдёмте купаться.
Мэй хмыкнула:
— Микробов обычно не смывают водой. От них обрабатывают всё специальным составом
— А эти микробы воду не переносят. Так что, как только мы окунёмся в озеро, они все подохнут!
Мэй задумалась:
— Ну, так пойдет. Отряд, направление на озеро!

Мы выбежали на берег. Хавас сбросил только рюкзак и побежал в воду. Несмотря на утро было уже жарко. Остальные предпочли снять одежду и купаться голышом. Я, подумав, оставил на себе плавки.
Это было необыкновенно. Вода была тёплая и очень приятная. Пахла рыбой и тиной. Плавать я не умею, поэтому прыгал на мели и смотрел, как ребята плавают, играя в догонялки.

Из-за деревьев показалась неолетанка. Обычная такая неолетанка, высокая, грудастая в зелёном платье, с маленьким ножом на поясе. Я в городе видел таких мельком, Мэй говорила, что это мастера Ар, неолетанские маги из местного монастыря. Но в этой конкретной неолетанке что-то казалось мне неправильным. Странное такое ощущение. Сам не понимаю, что в ней было не так, но я решил позвать Мэй и ребят.
Мэй быстро откликнулась на мой голос и направилась к берегу. Неолетанка села на песок около наших вещей. Мэй вылезла из воды:
— Здравствуйте, мастер, вы хотели что-то?
— Да, Мэй, поговорить. У меня к тебе очень важный разговор, откладывать который нельзя. Твой отец сказал мне, что ты с друзьями на озере и я, видишь, даже пришла сюда.
Мэй присела рядом с неолетанкой. Я на всякий случай вылез из воды и пошёл одеваться, продолжая прислушиваться к разговору:
— Мэй, я знаю, что у тебя нет матери, и ты часто вообще считаешь себя частью Даккара, а не Арнелет. Это твоё право. Арнелет всё равно считает тебя своей дочерью и старается защищать. А сейчас как раз такой случай. Ты находишься в большой опасности, и мой долг как Хинти защитить тебя от гибели.
Мэй молча поморщила лоб:
— Ты ведь у нас в плане войны хорошо обучена. И понимаешь, что опасность могут представлять не только большие страшные создания. Например, в плюшевого мишку можно засунуть бомбу. Или улыбчивый человек может оказаться киллером. Понимаешь меня?
Мэй кивнула.
— Когда-то на Арнелет жили крылатые монстры. Они принесли много вреда. Разрушали поселения, убивали и сводили с ума своим Ар. Ночью спускались с гор на своих крыльях и вырезали целые деревни. И с ними не получалось драться. Их Ар пленил разум неолетанок и делал их рабынями. Великому вождю неолетанок Танталь пришлось приложить много усилий, чтобы уничтожить этих тварей. Но часть их всё-таки сбежала с планеты. И теперь одна из задач школы Хинти находить этих существ и уничтожать.
— А я тут причём?
— Дело в том, Мэй, что у этих крылатых монстров, как и у неолетанок, взросление происходит в два этапа. И примерно до 30 лет у них нет крыльев, и внешне они очень напоминают хорошеньких мальчиков. Только это обман. Они уже опасны в этом возрасте. Мои сёстры чуть в обморок не упали, когда вчера заметили рядом с тобой на стадионе такого юного монстрика. Я пыталась тогда найти тебя сразу на трибунах, но ты уже куда-то убежала. Ладно, твой отец, когда я ему всё рассказала, проникся и объяснил мне, где тебя найти.
— Со мной монстрик?
— Да, Мэй, вот этот беленький мальчик, который стоит сейчас справа от тебя, прислонившись к дереву, юный представитель кровожаднейшей расы — Вамп. Если ты позволишь ему остаться рядом с тобой, то скоро будешь подчиняться любому его капризу. Это часть их природной магии. Ты бросишь отца, школу, братство, всех, кто тебя любит, и, как сумасшедшая, будешь служить ему. Даже, правильней сказать, это будешь уже не ты. Твоё тело, мозги, но не твоя душа.
Мэй посмотрела на меня широко распахнув глаза. Что за чушь? Я замер прижавшись к дереву.
— Сега?
— Да, Мэй. Понимаю, в это очень не хочется верить, вампы жутко привлекательны, и подростки, и взрослые. Им ведь надо притягивать свои жертвы. Да и на обычного мальчика смешанной расы человека очень походят. Но, Мэй, я уже говорила, у меня большой опыт. Я видела, что может сотворить вот такой с виду невинный мальчик. И я знаю чёткие признаки, как узнать монстра. Посмотри на свои вторые руки. Видишь между пальчиками короткие полосочки, как царапинки? Это железы амосы. Только расы с Арнелет имеют такие. Неолетанки и вампы. Встань, посмотри на руки этого мальчика.
Мэй нахмурено встала, подошла ко мне и принялась изучать мои руки. Да, у меня есть чёрточки между пальцев!
— Это я болел в детстве много, у меня вся кожа облазила. Вот шрамы остались.
Неолетанка повернулась к нам:
— А ещё за основными зубами у него есть пара выдвигающихся клыков. Он умеет кусаться, вонзая их в тело, как змея, и выпуская через них сильный наркотик.
— У меня отец патионец, это мне от него такие зубки достались…
— А ещё, если ты возьмёшь концентрированную атакву и выльешь на его кожу, на ней не будет даже покраснения. Не то, что ожога. Даже если он вообще в своей жизни ни разу не видел Атавы. Ему это не повредит, даже полезно будет. Она ведь ему родная среда, как всем расам происходящим с Арнелет.
Мэй молчала.
— А ещё, если ты вытрешь ему губы тёмной тканью, когда он возбуждён, то обнаружишь на них амосу. Только у тебя на губах амоса розовая, а у него бесцветная.
Мэй подняла голову:
— Что ты от меня хочешь?
— Мэй, по закону Арнелет, я должна забрать у тебя этого мальчика и убить его. Он очень опасен и для тебя, и для всех неолетанок вокруг. Но я понимаю, что этот мальчик твоя собственность, и тебе будет очень неприятно, если у тебя его кто-то заберёт даже для того, чтобы тут же убить. Я тоже неолетанка, Мэй, и понимаю твои чувства. Поэтому лучший выход будет, если ты убьешь его сама. Ты, я думаю, способна сделать это быстро и без боли. В конце концов, малыш не виноват, что родился монстром.
Мэй некоторое время молчала уставившись в землю. Мальчишки вышли из воды и стояли на берегу метрах в 10 от нас. А я… а я просто потерял дар речи от всего этого абсурда. Я крылатый монстр?! Сдурели совсем, что ли? Мало стало, что меня в рабство продали, заставили голым ходить, трахнули так, что сутки разогнуться не мог? Теперь ещё и убить?! Что за бред?! Мой отец патионец, мать смесь Аделки и Вронца, и те тоже были не чистыми. Моя раса называется компот кровей! Но крылатых монстров в этом компоте не было! Чёрт!
-Ты хочешь, чтобы я прямо сейчас его убила?
— Да, Мэй.
— А если я откажусь?
— Мне придётся забрать его силой и убить самой. Мэй, я мастер Ар, и вы все сейчас в зоне моего влияния. Пойми, я отношусь к тебе как к младшей сестре и не хочу причинять тебе боль. Но этот шаг необходим, потому что иначе очень скоро ты перестанешь существовать, станешь «куклой». А я не могу такого допустить.
Неолетанка стала совсем неправильной. Какой-то несовместимой с реальностью… Такое ощущение испытываешь, когда смотришь на картинку с нарушенной геометрией. Мэй выхватила меч. Каким-то неловким движением поднесла его ко мне, рыча сквозь зубы:
— Перестань, ты не имеешь право применять ко мне Ар! Морена тебя порвёт!
— Морена скажет мне спасибо. А тебе будет больней, если его убью я. Поэтому не противься. Убей!
Что делать? Я дёрнуться не мог, меня как приклеило к этому дереву. Да и бежать некуда, сзади толстое дерево, справа кусты, не пройдёшь, слева только к неолетанке, спереди Мэй с мечом в руке. Я зажмурил глаза. «Пожалуйста, не убивай меня, я даже спать с тобой буду! Пусть больно, потерплю как-нибудь, жить мне больше хочется..» Звук втыкающегося ножа… Мэй отступила… Хрип…
Меня вдруг как будто отпустило. Я распахнул глаза. Неолетанка лежала на песке и Мэй вытаскивала из её шеи свой меч. Меня вырвало.
— Хрень-пень, ты понимаешь мои чувства? Великолепно! Тогда ты должна была, тапки тараканьи, понимать, что я убью любого, кто попытается его у меня забрать! Он мой и останется со мной!
Мальчишки оживились. Хавас удивлённо хлопал глазами:
— Мэй, ты её убила?! Монастырь ведь твоей смерти потребует.
Над трупом склонился Мет, тоже немного испуганный, но голос спокойный:
— Не потребует. Мэй имеет право защищать своё имущество. Кроме того, Хинти использовала оружие, Ар!
Хавас подходить не решился:
— Мэй, а если Сега действительно этот самый Вамп? У нас в отряде парень есть, он до 12 лет не знал, что он даккарец. Ну, пока его не нашли. Вдруг Сега тоже просто не знает…
Мэй подняла на Хаваса дикий взгляд:
— Мне плевать, какой он расы. Он останется со мной! А эта дура сумасшедшая просто! Вечером папа позвонит Морене и всё уладит.
Я медленно опустился на землю. Без сил. Стараясь не глядеть на окровавленное тело и Мэй, хладнокровно вытирающую мечи об одежду неолетанки. А такой хороший день был…

Дэни:
Ктарго вернулся домой на обед и позвал меня с собой.
— Давай брат, составь мне компанию. А то я уже нашёл тебе корабль, чтоб к жене вернуть, а мы так и не поговорили толком.
— Корабль?
— Да, эти ребята мои партнёры, и они сегодня вечером летят в Узел, а там в Клинки. Твоя ами встретит тебя там. Вернее, сначала встретит Анжей. Наш брат-генерал. Я говорил тебе о нём. А уже он отведет к сёстрам. Так будет безопасней. И тебе врать не придётся, скажешь, что едешь к брату Анжею.
Он сел за стол, ожидая, пока Вериян накроет стол:
— Тебе, может, что рассказать надо. Про Даккар, про Ан Тойра, может, ещё про что. Ты не стесняйся, спрашивай. Я же тебе брат. Я бы сам рассказал, да не знаю, с чего начать. Ты на вид, вроде, парень совсем взрослый, хоть и худоват. Книжки, вон, читать любишь. А в книжках сейчас всё пишут…
Спросить про Даккар? Честно говоря, никаких вопросов про Даккар у меня сейчас не было. Я думал только о Лие. Как сильно она ранена? Не рассердила ли её моя безграмотность… Кстати! По дому Ктарго бегало целый десяток детей разного возраста, даже неолетанка маленькая была, месяца три. Ктарго точно знает, что нужно сделать, чтобы женщина забеременела! Стыдно, конечно, такое спрашивать… Но ведь он сам сказал, что он мне брат, а у брата можно такое спросить…
— Ктарго, а можно я Вас не про Даккар спрошу? Тут такое дело… вы только не обижайтесь, если вопрос покажется вам некультурным, просто не отвечайте… Даже как сформулировать не знаю… Ну… Что нужно сделать мужчине, чтобы женщина забеременела?
— В смысле?
— Ну… Глупый, конечно, вопрос… Но вот меня интересует, какие конкретные действия надо сделать? Понимаете, я сначала в школе учился по амазонской программе, а в колледже у нас была программа неолетанская, и я, кажется, совсем пропустил этот вопрос… Аэр спросила вчера, а я не смог ответить… А я тут подумал, у вас такие хорошие дети, вы точно знаете…
Ктарго некоторое время молча смотрел на меня очень удивлённо.
— Они что там, в САП, вообще сдурели?!, — он встал, прошёлся по кухне, — То есть ты, взрослый вполне парень, не знаешь, что такое трахаться… ой, прости, Секс?
— Ну, теоретически знаю. Это процесс психо-физического взаимодействия между мужчинами, женщинами и ами внутри одной семьи…
Ктарго зарычал:
— Вериян, убери пока всё со стола и иди сюда!
Женщина быстро очистила стол и вернулась. Даккарец подхватил её как пушинку и опрокинул спиной на стол. Я отскочил и прижался к стене:
— Так, вот это женщина, — он задрал ей юбку и стянул нижние короткие штанишки, — Вот там, внутри, развиваются дети,- он тыкнул пальцем примерно во вход во влагалище, потом расстегнул свои штаны. У него там всё стояло торчком. Но я и так видел, что он очень зол, — Это член. В нём находится семя мужчины. Это семя нужно засунуть сюда в женщину. Вот так, —
он приподнял ноги Вериян, раздвигая их, а потом взял и засунул свой … в неё. Прямо так приставил, чуть поднажал и плавно так задвинул… И обратно выдвинул… и снова… Он что, сумасшедший?!
Я посмотрел на женщину, она улыбалась. Прикрыв немного глаза и раскинув руки… Наверно, они оба сумасшедшие!
Ктарго ускорялся, ускорялся, а потом весь выгнулся и, дёрнувшись последний раз, остановился.
— Иди сюда парень.
Я помотал головой. Он же не заставит меня ТАКОЕ делать?!
— Иди сюда, малыш! — Ктарго, подтянув, застегнул свои штаны, а потом поймал меня за руку, притянул к себе и ладонь мне прямо на пах положил. У меня там всё не просто торчком, а как камень стояло.
— Вот видишь, ты тоже женщину хочешь!
Я опять начал мотать головой:
— Не, это я так злюсь.
— Большего бреда в жизни не слышал! Когда у мужчины стоит член, это значит, что он хочет секса. И если он при этом хочет детей, а делать детей обязанность мужчины, он должен это делать с женщиной и так, как я тебе только что показал.
Ктарго отпустил меня, и я стремглав убежал с кухни. Забился в какой-то угол, весь дрожа. Жуть! Он точно сумасшедший! Тут весь мир чокнутый! Лия забери меня, пожалуйста, я буду очень послушным!

Глава 8

Сега:
До стадиона мы шли молча. Хавас сбежал сразу, как вошли в город. Рио с сомнением поглядывал то на меня, то на Мэй. Мэт сжал губы и, ни на кого не глядя, шагал вперёд. Мэй, крепко, до синяков, стиснув моё запястье, молча тянула за собой. Вымылась она не тщательно, и на её локте осталась кровь. Тёмно розовая, почти красная. Я шёл и видел только это пятно. Кровь человека, которого она убила несколько минут назад из-за меня…
Не сговариваясь, на стадион ребята решили входить через дырку, а не через ворота.
Здесь мы протолкались к какому-то пяточку прямо у рингов. Мэй отпустила мою руку, взглянула на Мэта, он кивнул и, взяв меня за руку, потащил к лавкам в самый дальний ряд.
Когда мы уселись, ребят уже отчитывал какой-то седой даккарец:
— Юбля, Мэй, ты должна уже стоять в строю пять минут! Рио, бегом раздеваться! — Старик сделал пару шагов дальше, а потом вдруг развернулся — Мэй, почему на тебе кровь?
— Я подралась, тренер, я сейчас вымою.
— Мэй, это кровь неолетанки! Ты ранена?
— Нет, тренер, это не моя кровь. Я подралась с неолетанкой!
— Неолетанки не владеют мечом!
— Она напала на меня с помощью Ар. Мне пришлось вскрыть ей горло. Честное слово, тренер, я не ранена.
Даккарец выругался себе под нос.
— Бегом умываться и тщательно!
Как только Мэй убежала, старик вытащил телефон и кому-то позвонил. Говорил он на даккарском. Я повернулся к Мету:
— Он пожаловался кому-то, да?
— Отцу Мэй. Генерал-капитану Клинков, Архо Об Хайя.
Бой Мэй выиграла. Трудно было не выиграть. На фоне всех этих мальчишек она бешенной кошкой смотрелась, диким маленьким зверьком, который дерётся как минимум за свою жизнь.
— Если бы у неё в руках был не спортивный, а настоящий меч, таким ударом она бы убила этого парня!
Я посмотрел на Мэта.
— Думаешь это из-за меня?
— Нет! Тебя купили два дня назад, а Мэй такой стала недели две назад. Она и до этого немного дурная была, а тут совсем дикая стала. Я же её с пяти лет знаю. Мой отец живёт напротив Архо. Мы всё детство то у неё во дворе, то у нас играли…
К нам поднялась Мэй. Ничего не сказала, просто притянула меня к себе и сильно-сильно обняла. У меня чуть косточки не хрустнули.
За ней на трибуну бегом поднялся высокий мускулистый парень:
— Юбля, Мэй, у тебя честь есть? Ты же понимаешь, что дерёшься нечестно!
Тумбочка ласково посадила меня на лавку, а потом резко развернулась:
— Индо, ты пытаешься меня оскорбить? Я не посмотрю, что ты чемпион. Хрень-пень, я уже сегодня одну много говорившую убила, могу пополнить коллекцию!
— Я всего лишь пытаюсь призвать тебя поступать честно! У тебя период рождения Мевы. Организм на природном допинге. Тебе не кажется, что нечестно сражаться в таком состоянии?
— Я это состояние себе не создавала. И, как ты верно подметил, хрень-пень, допинг это природный. Природа у меня такая! Я честно в анкете написала «неолетанка»! Хочешь снять меня с соревнований?
— Хочу!
— Обломись! Хотя…- Мэй усмехнулась. Потом стёрла с губ амосу.- Ты можешь купить мой добровольный отказ сражаться. Чемпион! Ты ведь сын ацунавы, знаешь что такое торговля! Только цена ночь секса. Я и ты. Ты, смотрю, и знак Цуе недавно получил.
Ответа на это у парня не нашлось. А Мэй, воспользовавшись его замешательством, схватила меня за руку и потащила прочь со стадиона.

Лия:
Мне повезло. Впрочем, как всегда. Моя судьба терять любимых, но оставаться жить. В пуле был не яд, а всего лишь сильный наркотик. А из двух женщин, которым я поручила доставить меня к Зов, одна была из команды, которая меня ловила, так что сестра легко выяснила у неё все подробности:
— На тебе была метка, учитель. Это такая махонькая штучка, миллиметр в диаметре, примерно. Она не транслирует сигнала, но, попадая под определённый транслятор, определённым образом отражает. САП в последнее время, говорят, много где эти метки внедряет. Ты прошла через такой транслятор при входе в зал космопорта и автоматика тебя подстрелила. Метка была в игрушке у тебя в рюкзаке. Интерпол пас всех даккарских мальчиков в этом свадебном сезоне. В браке Дэни было много подозрительного, очень большая сумма, и советница не рассказала об этом журналистам. Этот брак вообще не был зарегистрирован ни в одном храме Селены. Искали они не тебя. Сейчас многие мастера берут в мужья даккарцев. А то, что эта мастер не появилась в САП, говорило о том, что она преступница.
Метка? В Дэниной игрушке? Подозрительный брак? Боги туманов, я старею.
— Они засекли тебя ещё при посадке, и срочно выслали группу захвата, установив автоматику стрелять на метку.
— Что с амазонками, которые меня доставили?
Зов поморщилась:
— В труху конечно. Как только осознали, что приказ выполнили, сознание развалилось в песок. Но я уже залила их программами. Хорошие исполнительные помощницы получились.
Сломала. Конечно, некогда было силу рассчитывать. Куклы! Цели, желания, мечты — отсутствуют. Голый бессмысленный разум и тело. Без моих приказов способные только умереть.
Зов покрутила между пальцами маленькую крупинку — злополучную метку.
— Ну, всё обошлось! Теперь мы знаем об этих штуках и придумаем защиту.
Всё, как всегда, обошлось?! Всего ещё один шрам на теле. Пара сломанных напрочь амазонок. Напуганный мальчик где-то среди даккарцев. Ну, и в космопорту пара десятков трупов, наверно… Малой кровью.

За моё право жить и силу
Длинным рядом стоят могилы
И чужих, и своих подряд…

— Мой муж, Дэни, приехал к твоему Ктарго?
— Да. Ты не представляешь, как Ктарго удивился неожиданному приезду неожиданного брата.
— У меня не было времени его предупредить. Пусть подумает, как доставить Дэни ко мне.
— Уже придумал, к вечеру твой мальчик будет в Клинках у Анжея. Там ты легко можешь его забрать
Зов вдруг принялась внимательно рассматривать свои ногти:
— Ещё, учитель, если ты уже хорошо себя чувствуешь, есть ещё одна проблема. Ночью звонила Ретка. Она в истерике. Её мужчины тоже. Она говорит, что ей попался мужчина, владеющий Ар. Некий Веникем, сын Морены. Даккарец.
— Боги туманов! Зачем она опять к нему полезла?
— Говорит, он сам пришёл и каким-то способом лишил её силы и заставил говорить. Она ему много всего про Суани разболтала. Про Ар у даккарца — это, конечно, бред, но подчистить мозги мальчику, наверно, надо. Я уже велела Очарованию его найти.
— Веникем, он же Вульпида, очень хорошо разбирается в травах. Не мне тебе объяснять! Ты видела его книгу. А Очарованию позвони сейчас же и вели мальчишку не трогать. У меня на него уже брачный контракт подписан. Морена только со свадьбой тянет из-за своих проблем. Я сама с ним решу. Да, и про брачный контракт пока молчи даже сёстрам. Просто скажи, что я разберусь. Может, я хоть одного мужа, ненашпигованного маяками, получу.

Очарование остановили. Ретку я отругала по телефону, её Анжея успокоила и уговорила не сворачивать Венки шею. Лисёнок, ё-моё! Его бы энергию да в доброе русло!
Параллельно написала Морене: «Больше ждать не могу. Если не отдашь обещанное через сутки, возьму сама».
Позвонила Архо. С генерал-капитаном Клинков у меня были довольно близкие отношения. Когда-то я его женила. А с тех пор, как он остался вдовцом, решаю через него все дела с Клинками и даже примерно раз в году сплю. Сейчас я объяснила ему в двух словах, в чём нахулиганил Венки, и попросила приструнить мальчишку, так чтобы сидел тихо.

Через пару часов я уже крепко стояла на ногах. Плечо мне заклеили. Чувствуется, конечно, но к ранам я привычна. За это время мне успела поплакаться Перлиада, её арестовали в порту Парды, Лимуника, эта даже объяснить не смогла, какие ей предъявили обвинения, просто информировала, что сбежала от ареста в долину Ар.
Можно было уже резюмировать, что все Великие так или иначе попали под удар. Только те, кто поумней, не стали дожидаться прямых действий против себя и сбежали в свободные земли сами. На территории САП пока оставалась только Морена, и та, насколько мне известно, сидела под арестом.

Зов устало опустилась в кресло.
— Ещё, Ведение кое-кого тряханула, информация про роль империи подтверждается. Бред какой-то! Как могла императрица вдруг встать против нас? Она же нас любила, как богиня… Я не верю!
— Может её всё-таки убили уже? Или кто-то осмелился захватить власть? Я всегда удивлялась, как это никто не набрался смелости отобрать трон у сумасшедшей.
— Не говори так, учитель. Я верю, что её императорское величество Октава Эвиг и есть Отка. У неё даже имя созвучное… И она не могла нас предать, она нам мать!
Каждый человек имеет свои сильные и слабые стороны. Моя сестра по Ар, мастер Зов, имела в своей умной голове несколько абсолютно абсурдных теорий, которые ничуть не мешали остальной её безупречной логике. Неолетанкам очень важно, чтоб их любили. Семья, родители, родственники создают вокруг нас крепость покоя. Когда планета Арнелет погибла, Зов было 10 лет. И, как многие молодые неолетанки, она нашла выход, придумала, что в далёкой империи правила ни кто иной, как сама Отка, и, когда она вернётся на свой трон, всё снова будет хорошо.
Да, если наш противник императрица, отряд останется без стратега.

Дэни:
Ктарго вёл себя, как ни в чём не бывало. Через полчаса он заглянул в угол, где я спрятался:
— Вылазь, собираться на корабль пора. Нехорошо задерживать отлёт.
Он был снова спокойный, улыбчивый и вроде не собирался больше меня ничем пугать.
— Да, парень, пока есть время хочу дать тебе пару советов. Даккарцы, с которыми ты поедешь, хорошие парни, но про неолетанок при них упоминать нельзя. И врать тоже без крайней необходимости не стоит. Поэтому говори так: жил ты себе в САП, а недавно тебя нашли, не важно кто, и привезли к Ан Тойра. И теперь ты Ан Тойра. Подробности — тайна рода, их рассказывать нельзя. Такую ситуацию парни поймут и примут тебя хорошо. Ты сможешь доверять почти любому даккарцу во всём, кроме того что касается неолетанок.
Я кивнул. Я и сам помню, что даккарцам про мою жену не стоит говорить. Тем более, ведь великая Морок объявлена в розыск на многих планетах противниках торговли людьми. Теперь-то я понимаю, почему она всюду опасается нападения.
— Едешь ты к Анжею. Тут тоже всё понятно, и это чистая правда. Анжея многие даккарцы хорошо знают. Раньше он был известен как генерал, а несколько лет назад три года подряд был победителем в общедаккарском турнире на клинках, и те, кто увлекаются фехтованием, его там видели. Тут тоже всё понятно. А о том, что я и Анжей связаны с неолетанками Суани, никто не знает.
— Анжей тоже женат на неолетанке?
— Да, на Доминанте, самой младшей из сестёр. Анжею можешь доверять на все сто. Но только ему. С остальными даккарцами не замыкайся, общайся, просто не болтай лишнего.
Я снова кивнул. Теперь у меня новая семья и новые друзья. В этой семье много тайн. Я же женат на самой Морок!
Если подумать, и Ктарго хороший. Просто о сексе я его больше спрашивать не буду.
— Ктарго, а вы не знаете, у моей аэр много мужей?
— По правилам своего ата, каждая из сестёр привезёт с собой трёх мужей даккарской крови. Пока ты первый парень Морок, которого я видел.
Три — это очень даже немного. Я бы даже сказал, это меньше, чем обычно. И все даккарцы, красавчики ещё те! Так что у меня есть все шансы быть лучшим. Я улыбнулся.
Ктарго что-то буркнул себе под нос, потом усмехнулся, уже вставая:
— И ещё совет, парень, прятаться в углу — это не выход. Если тебе всю твою жизнь пудрили мозги в этом САП, это ещё не значит, что секс плохая штука. Очень даже хорошая. Тем более, как я понимаю, с Морок ты тоже этого не делал, а брак без секса это не настоящий брак какой-то.
Не дожидаясь моего ответа, он направился к выходу:
— Догоняй, тебя ждёт корабль

Пилоты корабля были очень молодые парни. На год-два старше меня. Ну, капитан может на три. Втроём они даже чем-то напоминали нашу с братьями троицу.
Ктарго представил меня:
— Это мой брат Дэнкам Ан Тойра, будьте к нему снисходительны, он среди даккарцев недавно. Анжей в Клинках его встретит.

Ко мне отнеслись спокойно, но без особого энтузиазма. Когда мы взлетели и легли на курс, один из пилотов начал рыться в безвременном хранилище для продуктов:
— Юбля, толстяк, ты опять сожрал всё?! Я, между прочим, даже не попробовал.
— Меньше надо было дрыхнуть.
Местные ребята отличались некоторой грубостью в речи, но я, казалось, уже не замечал этого.
— И что я теперь есть должен?
— Свари чего-нибудь.
Парень рыкнул. Я чуть не рассмеялся: Энки тоже жутко не любит готовить, а они с этим парнем чем-то похожи.
— Ребята, а давайте я приготовлю поесть. У меня всё равно другого занятия нет.
Вообще я готовить люблю. Во-первых, процесс творческий, во-вторых, те, кто будут есть, будут благодарны. Да и это замечательный способ подружиться.

Ребята тоже, уплетая мою еду, разговорились.
Звали их Рудиен и Барсиак, а капитана Наноар. Молодые весёлые парни. Дружная такая компания. Барсиак был балагур, Рудиен — обжора, а капитан всё пытался заставить их работать. Ещё мне объяснили про формирование даккарских имён: например, Рудиен это полное имя, значит Рудо детское. Эти ребята были знакомы с детства и привычно звали друг друга детскими именами.
Мне они, смеясь, рассказывали про Клинки, про турнир, про работу пилотов. Особенно много говорил Барсо:
— Вообще я к фехтованию не очень. Ты был на основном турнире?
— Нет ещё.
— Иногда полное мясо. Они же на настоящих клинках дерутся, а те как бритва. Не любитель я такого зрелища, — он подмигнул, — Но во время турнира в Клинках ещё море всего интересного проводится. Например, в одном баре во внутреннем городе проходит чемпионат по карточному «Далсу». Вот это, по-моему, куда интересней.
— Ва! Я тоже люблю карточные игры.
Честно говоря, карты были одной из немногих игр, которые не запрещали в колледже. Для карт существует несколько красивых, очень благопристойных игр, а так как по лежащей в шкафчике колоде не понятно, в какие именно игры ею играют, то в этом вопросе у нас с братьями была свобода.
Барсо хлопнул меня по плечу:
— Юбля, так пошли со мной, как прилетим. Обещаю, не пожалеешь. По-настоящему, это самое увлекательное на турнире.

Сега:
До дома мы не дошли. Уже в переулке после спуска из знакомой дырки у Мэй зазвонил телефон:
— Да, папа. К тебе в штаб? Хорошо, сейчас подойду.

Мы вошли в огромное серое здание с высокими дверями и широкими лестницами. По коридорам здесь важно вышагивали сильно татуированные даккарцы. Мэй тащила меня за руку. Мы протиснулись в приёмную. Здесь за огромным столом сидел седоватый даккарец — секретарь. Он сделал нам знак ждать.
Мы уселись на диван в углу. Мэй стиснула меня, прижимая к себе и нашёптывая на ухо:
— Не бойся, папа он свой. Он нас в обиду не даст.
Через некоторое время какой-то важный дядька покинул кабинет, и мы вошли. Архо сидел за большим столом, на одной стене висела целая коллекция оружия, на другой фотографии самого отца Мэй на каких-то соревнованиях.
— Мэй, заходи. Мне сказали, что ты убила неолетанку. Это так?
— Да папа.
— Зачем?
— Она на меня напала с помощью Ар. Она хотела отобрать у меня Сегу и убить. Она чокнулась, по-моему. Сказала, что он монстр и опасен для меня.
— Рыжая такая Хинти?
— Да, она сказала, что разговаривала с тобой, и ты сказал ей искать меня на озере. Она ведь соврала?
— Я разговаривал с ней. И она что-то несла про опасность от этого заморыша. Но про озеро я ей не говорил, а просто послал ко всем чертям… Юбля!
Архо взял со стола телефон и набрал номер:
— Вестница? Зайди ко мне как можно быстрей, разговор есть.
Мэй всё так же крепко прижимала меня к себе. Некоторое время даккарец молча смотрел на нас. Минут через пятнадцать в дверь ввалилась высокая блондинистая неолетанка с длинной толстой косой.
— Архо, я что тебе, секретарь, что ли?! Девочка, бежать к тебе в припрыжку?!
Даккарец, кажется, не обратил на эту её реплику никакого внимания:
— Так, мастер Вестница, официально тебя информирую, вчера около полудня подчинённая тебе неолетанка школы Хинти воздействовала на меня Ар для получения информации, которую я ей давать не собирался.
Неолетанка немного напряглась:
— Скажи имя, и она будет наказана!
— Она уже наказана. Мэй её убила! Мне этого недостаточно!
Неолетанка перевела взгляд на Мэй, и тут глаза её удивлённо расширились. Она увидела меня. Бедного меня, которого крепко сжимала скрипящая зубами Мэй.
— Ээээ… Архо, это ж вамп! — неолетанка сглотнула, — Хинти хотели забрать у твоей дочери мальчишку, да? Они же объяснили тебе, что он опасен для Мэй? Да? Но ты их послал? …Я поняла. Им не следовало лезть к тебе самим. Давай подождём Морену и решим это через неё.
— Нет. Через Морену я это решать не буду. Доверять мастеру Хинти, когда за Хинти в этом деле уже числятся грехи, я не буду.
— Но, Архо… я, конечно, понимаю, что Даккар плевал на все наши традиции, но твоя дочь неолетанка, и рано или поздно ей придётся прийти в общество неолетанок… Ты не можешь совсем отвергнуть мнение неолетанок. Ты должен считаться с нами…
— Пусть это решит Морок. Без неё любую приблизившуюся ко мне или моей дочери неолетанку я буду считать шпионкой и убивать без вопросов!
— Морок?! — неолетанка удивлённо хлопнула глазами
— Да! Всё, ты свободна!
Неолетанка вышла. Как я понимаю, Архо отшил её так круто, что у ней ещё пару дней челюсть закрываться не будет.
Мэй встрепенулась:
— Папа, почему Морок? Это же кукловод главный! А если она скажет убить Сегу? Я же даже скрутить её не смогу!
— Потому что Вестница права, и послать неолетанок ко всем чертям мы с тобой не можем. По-моему, этот заморыш не может причинить вреда моей дочери. Наоборот — легко, — Архо усмехнулся, — Только у неолетанок много заморочек в голове, а тебе ещё жить в их мире.
— Папа, я его не отдам!
— Да я уж понял… Поэтому мы попробуем договориться с Морок. По законам Арнелет она должна была взять на себя роль твоей матери. Аурелия была её ученицей. Я уговорил её оставить тебя со мной, пока ты маленькая. У неё есть мотив не ссорится с тобой. Она помнит, что по правилам должна быть тебе матерью. А ещё, если у тебя проявятся способности, как у Аурелии, ей будет нужно, чтобы ты пошла служить к ней. Вероятность большая, поэтому она постарается договориться с тобой. Кроме того, у Морок достаточно власти, чтобы просто послать всех Хинти со всеми их заморочками. И они даже вякнуть не смогут.
Мэй хмыкнула носом:
— Я не хочу служить у кукловодов. И какая она мне мать, если даже не видела меня ни разу?!
— Если способности проявятся, ты в любом случае пойдёшь служить к ним. Солдат, имеющий уникальную специальность, должен служить по этой специальности! — Архо вздохнул, — А видеть она тебя видела много раз. Последний раз была у нас в начале зимы… Просто тебе пока рано помнить таких людей. Всё, топай домой и за пределы командирской деревни и школы чтоб ни шагу! Вестница управляет Хинти настолько же, насколько я погодой. Так что я подниму третье кольцо внутреннего города. Нападение с помощью Ар на генерал-капитана вполне потянет за уважительную причину.

Глава 9

Лия:
Это участь слабого, красться под покровом темноты, казаться незаметным, юлить, обманывать. Падать, когда тебя ударили, и прощать удар ещё до того, как встал, потому что ответить всё равно нет возможности. Неолетанки одна из самых слабых рас. Мы — высокие ростом слабаки. Мы с рождения учимся, что гордость это глупость, а единственные, за кого можно драться, это наши мужья и маленькие дети. Мы знаем, что влюблённые в нас мужчины часто умнее нас. Что любящие нас женщины сильнее нас. Наши любовники создают для нас жизнь, потому что сами мы её создать неспособны, даже для себя самих. Мы фикция. Но фикция всеми любимая. Душа мира.
Я шла медленно, прижимаясь к стене, чтобы оставаться в тени здания. Глубокий Ар вокруг, камера и наушник для связи с Зов на виске. Прореспубликанский порт, раннее утро, около 10 градусов тепла.
По удачному стечению обстоятельств сегодня здесь находился один из генералов общереспубликанской армии. Хороший шанс узнать, что там думает республика.

Посольство располагалось в красивом загородном особняке. Довольно редкая для этих мест роскошь. Так как я посещала генерала впервые, пришлось сначала работать с его охраной, в охране местных чиновников обработанные люди уже были.
Глава охраны генерала, подтянутый парень лет тридцати, смотрел на меня с наивной нежностью. Его душа явно давно желала любви. Он готов был её дарить. Губы разомкнуты, как для поцелуя… И почему меня это трогает?! Наверно, воздержание в полгода — это уже чересчур. Или я после очередной близости смерти опять стала сентиментальна. Надо иногда думать и о собственной физиологии. У меня там где-то, между прочим, муж совсем молоденький. Мда… Которому надо ещё как-то объяснить, чего же от него собственно требуется в этом деле… Боги туманов! Охранник распахнул передо мной дверь в спальню генерала, открыв её запасным ключом.
— Подожди меня здесь, мальчик.
На широкой кровати с резными столбиками генерал был не один. Крепкие руки бывалого военного прижимали к груди мальчишку лет 20 от силы. Гибкая стройная фигурка. Крепкие плечики. Младший офицер? Секретарь? Укрыться эти двое как-то не подумали. Они что тут, все издеваются?! Как уроженец Примы, генерал должен быть строго патриархален. За что мне сегодня этот извращенец?
Я плюхнулась в кресло. Немного отдышалась, успокаивая гормоны. Не, надо завязывать с воздержанием! Приказом Ар разбудила генерала, заставила укрыть уже наконец любовника и подойти ко мне. Картинка хороша, но сегодня немного сбивает меня с мыслей.
— Ты очень хочешь помочь мне. Я интересуюсь всем, что касается неолетанок. Что против них готовится, говорится, мыслится. Старайся быть конкретным, у меня мало времени. Говори!
— Эээ… Против неолетанок готовятся войска. Империя настаивает на уничтожении неолетанок… полностью. Простите, ами!
— Как республика узнала о желаниях империи?
— Была встреча с доверенным человеком императрицы…
— Как были подтверждены полномочия человека?
— Приглашение на встречу лично передавал официальный посол империи на Приме. Да и представитель САП подтвердил, что встречался с этой женщиной раньше по делам Империи. Она что-то типа спецслужб императрицы.
— Как выглядела женщина от империи?
— Как обычно выглядят имперцы?! Длинное платье с кринолинами, распахнутое спереди, что трусы видать. Декольте такое, что грудь вываливается. Ногти сантиметров по пять. Причёска какая-то лохматая…
— Меня интересуют черты лица.
— Лица? Я не запомнил. Когда перед тобой почти голая женщина, лица обычно не видишь.
— Как она преподнесла желание империи?
— Прямо: заявила, что императрица желает стереть неолетанок с лица вселенной. Кто откажется содействовать — попадёт в список врагов.
— Как республика восприняла новость?
— Неоднозначно: правый блок обрадовался, война хороший способ переделить власть, демократы поворчали, денег на эту затею надо много. Но кто что может сказать против империи?! Тем более, с очнувшейся безумной правительницей.
— Когда и как готовится нападение на неолетанок?
— Непонятно пока. Парламент рассуждает, министерства подсчитывают бюджеты. Следующее заседание через два дня, может что и решат.
— Твои предположения, мысли?
— Скорее всего, нападут на протектораты. Это дёшево, и сразу заметная галочка перед империей.

Когда я возвращалась обратно на корабль к Зов, шёл дождь. Плечо разболелось. Я окончательно замёрзла и промокла до нитки.
Каждый мой шаг, казалось, только углублял пропасть. Всё, что я узнаю, делает ситуацию только ещё безнадёжней. Нас не просто выгонят с САП. Нас ещё и постреляют пушками республики. Боги туманов, как мы должны выйти из этого?!

В довершение, так сказать, чтобы добить меня, позвонил Архо, спросив вместо приветствия:
— Ты Вампов обязательно убиваешь?
— Ээээ… Вообще я не убиваю людей любой расы, если они мне не мешают.
— Хорошо. Тогда проблема такая, тут вокруг меня Хинти скачут, говорят, что мальчишка, которого купила Мэй, вамп, и его нужно срочно убить. А Мэй и маленькая за свои игрушки крепко держалась. Одну Хинти она уже убила и клянётся, что убьёт каждую, кто на этого пацана вздумает покуситься. Короче, тебе стоит вмешаться, пока мы с Мэй местных неолетанок не поубавили в количестве.
Через полчаса после этого звонка пришло письмо от Вестницы:
«Великий мастер, нижайше прошу вас помочь разрешить крайне важный вопрос. Орден Хинти, обитающий в нашем монастыре, обнаружил вампа-подростка в Клинках. Но беда в том, что принадлежит этот монстрик юной Мэйдалин Аурелия, и расставаться с ним она не хочет. Она уже жестоко убила мастера Амалию. Я напомню, Амалия легко воздействовала Ар на примерно 40 метров вокруг. Свидетели, видевшие это убийство, говорят, что Амалия пыталась заставить Мэй убить мальчишку, и та некоторое время поддавалась Ар, а потом вырвалась. Я думаю, у Мэйдалин начинают проявляться способности.
Кроме того, отец Мэйдалин, генерал-капитан Клинков Архо, сказал, что доверит решение этой ситуации только вам лично…»
Мэй убила неолетанку? Кровь на руках в таком возрасте? Ощутила она это, или она давно по сути даккарец до мозга костей! Ей это легко? Не, ну понятно, зачем Архо настаивает, чтобы я приехала разбираться. Надеется, что я на ночь останусь! Но Вестница-то куда? Мэй ещё и 15 нет, какой Ар?! А вот мечом её орудовать уже научили… Любая неолетанка бросится защищать своего любовника. А первого тем более. Просто Мэй, в отличие от обычных 15-летних эми, умеет это делать. И, кажется, по-даккарски не боится убивать. А, значит, теперь, когда в ней проснулся Мева, её можно начинать бояться. Они правы, чтобы ни рушилось во вселенной, я ответственна за этого ребёнка! Бесы песков, откуда вообще в Клинках взялся вамп?!
Вдобавок пришло послание от Морены: «Мудрейшая, признаю твоё право требовать. Утром мой муж специально приедет в город, чтобы отдать тебе обещанное. Прости за вынужденное ожидание»
Ну вот, всё кстати. Утром я приеду в Клинки и разом заберу у Роджера Венки, у Анжея Дэни и у Архо Мэй с её вампышем. Малышкой надо заниматься. Её и раньше могла забрать только я, никому другому Архо бы её не отдал. Да и я могла забрать только с ним в придачу. А теперь, когда она машет мечами, таскает за собой вампа, и у неё, возможно, скоро проснутся способности матери, теперь она на сто процентов моя забота. Духи болот, куда я дену всю эту толпу?! Как некстати начал рушиться мир!

Дэни:
В порт узла мы прибыли под вечер. Я уже чувствовал даже себя немного своим среди этих ребят. Помогал им разгружать корабль. Потом подошёл хозяин корабля, мастер Доновар. Элегантный такой мужчина, хоть и в военной форме. Я вызвался помочь ему с заполнением бухгалтерских бумаг на груз. Хотелось хоть в чём-то показаться знающим. Доновар мои знания оценил и, проверив бумаги, даже похвалил.
Потом мы все вместе прошли через портал в Клинки. Но возле портала меня никто не ждал. Анжей где-то потерялся. Капитан созвонился с ним. Оказалось, что мы умудрились прилететь на целый час раньше, и Анжей ещё занят. Договорились, что я переночую в казарме во внутреннем городе, а утром он меня заберёт.
В казарму я не попал. По дороге Доновар пригласил меня к себе ужинать:
— Парень, харчи в казарме не отличаются ни вкусом, ни сытностью. Так что приглашаю тебя к себе. Моя женщина отменно готовит мясо. Да не смотри ты так испуганно. Мне нужны умные парни и я не стесняюсь порой переманивать их даже из других братств. Знаешь, не каждый день у нас мальчишки с САПовским образованием пробегают.
Капитан усмехнулся:
— Мастер, он ещё и повар шикарный.
Торговец хлопнул меня по плечу:
— Тем более! Давай, Дэнкам, посмотришь, как живут во внутреннем городе. А приедет Анжей, я с ним поговорю. Угощу его тоже.

Доновар жил в уютном двухэтажном домике, окружённом роскошным садом. Вокруг пахло цветами, и в темноте стрекотали кузнечики.
Ужинали мы втроём. Я, Доновар и его единственный, как мне сказали, сын Мет. Мальчишке было лет 13-14, и он о чём-то усиленно хмурился. Доновар пытался его разговорить:
— Ты чего такой сегодня? Расстроился, что турнир из-за взрыва закрыли? — он повернулся ко мне, объясняя, — Сегодня какой-то сумасшедший рванул небольшую бомбу на трибунах юношеского турнира. Никто не пострадал, но амазонки такую панику устроили, что, сами себя перепугав, всем скопом рванули домой.
Ещё раз улыбнувшись мне, он вернулся к сыну:
— Ну?
— Сегодня Мэй убила неолетанку. Хинти. Та пыталась у неё мальчишку-раба отобрать. Мэй ей с пяти метров нож в горло всадила.
Я чуть не подавился. Доновар нахмурился:
— Вечно с этой Мэй проблемы, — потом опять повернулся ко мне, объясняя, — Мэй — это соседка, неолетанка, дочка нашего генерал-капитана. Вечно влипает куда-нибудь! Жуткий ребёнок!
Аппетит у меня отбило напрочь. Соседский ребёнок вскрыл горло Хинти?! А он говорит «жуткий ребёнок», как будто она окно мячиком разбила! Куда я попал?!

Тут в дверь заглянул Барсо:
— Дэнкам, вот ты где! А мне сначала сказали, что ты в казарму спать ушёл, я туда, там ни одного Ан Тойра не видели. Ты же хотел карточный турнир посмотреть?!
В этот момент я поблагодарил богов за появление пилота. Карточный турнир — это очень даже неплохо. Тем более, что есть я уже не могу, и спать после таких рассказов тоже вряд ли получится. Кровавые эни в глазах мерещиться будут. Мне просто необходимо немедленно отсюда убраться.
Я с вопросом глянул на Доновара. Он отмахнулся:
— Иди, конечно, не беспокойся. Анжей придёт, я позвоню Барсиаку, а пока вы возвращаетесь, мы нормально поговорим.

Всю дорогу Барсо рассказывал мне про игры в прошлом году. Всё-таки он очень похож на Энки. Даже движения некоторые. Нас остановили на пропускном пункте:
— Стой! Действует режим третьего кольца, выйдете на свет.
Мы вышли на свет. Вслед за Барсо я снял куртку, чтобы было видно татуировки.
— О, Ан Тойра! А ты здесь откуда?
Ответил за меня пилот:
— У Доновара он остановился. Ацунава его на службу зовёт.

Сега:
Мы сидели в комнате Мэй, взобравшись с ногами на кровать. Она всё также крепко обнимала меня, зарывшись носом в мои волосы.
— Представляешь, эта Морок должна была забрать меня в свой дом и профилонила. Хрень-пень! Побрезговала! А я маленькая так плакала, что у меня нет матери. Мне так нужно было… Знаешь, у меня ведь раньше была семья. Я с фати жила в доме чужой неолетанки., — в голосе Мэй проскользнула улыбка, — Меня там очень любили. Они все такие добрые были. Говорили: «Мышонок, иди к нам»… И улыбались… И фати меня очень любила. У неё такие же кудряшки, как у тебя, белые и пушистые были.
Она запустила пятерню в мои волосы:
— А потом приехал папа и забрал меня. Даже фати не взял. У неё другой ребёнок ещё был. Ты знаешь, я нужна ему очень. Я пока маленькая была, он всё время брал меня на руки и обнимал долго, говорил, что я на маму похожа. А теперь стесняется. Приходит, когда думает, что я сплю, и сидит у моей кровати часами. Он очень её любил…
Мэй некоторое время молчала. Мне даже показалось, что она плачет. Блин, для меня чересчур много всего за один день. У меня ещё стоял перед глазами застывший взгляд окровавленной Хинти. К слезам Мэй я совсем не готов. Да и что я могу для неё сделать. Подумав, я погладил её по макушке. Она сильней зарылась мне в волосы:
— Морена говорит, что боги создали неолетанок, чтобы исцелять души. Что душа самое главное в человеке, и когда в ней угасает огонь, человек теряет желание жить. И что меня боги подарили отцу, чтобы сохранить огонь в его душе…
Мы немного помолчали.
— Мэй, ты думаешь, я действительно монстрик?
— Не знаю. Мне всё равно. В глазах неолетанок я сама монстрик. Когда я достаю оружие, они готовятся падать в обморок. А если пускаю кому-то кровь, то пару месяцев от меня шарахаются. Они сами оставили меня среди даккарцев, и сами боятся того, что из меня получилось… Мы те, кто мы есть, — она усмехнулась. — И мы, хрень-пень, ни у кого не собираемся спрашивать, кем нам быть. Если у тебя вдруг вырастут крылышки, я не испугаюсь. И никому в обиду тебя не дам. Обещаю! Настоящее даккарское слово даю!
Она кулаком вытерла слёзы:
— А знаешь что, давай в сети посмотрим про эту расу монстриков.
Ни в одной энциклопедии рас Вампов мы не нашли. Зато нашли несколько строк о них в энциклопедии миров, в статье про Арнелет.
«…Флоновая раса мужчин группы розовокровых. Населяли южные горные районы основного материка Арнелет. Были истреблены неолетанками ещё до колонизации планеты…» Но самым интересным был не текст, а фотографии каких-то древних картин. На одной из них танцевал почти голый крылатый мужчина.
Мэй улыбнулась:
— По-моему, очень красивая раса. И крылышки такие милые. Хи! Ты знаешь, тебе пойдут!
— Да ну тебя, Мэй! — Но я тоже рассмеялся. Кажется, я начал отходить от шока. Даже если я Вамп, то в этом нет ничего страшного. Ну, крылья и крылья!

В комнату заглянула Кэти:
— Слава богам, вы здесь! А я по дороге услышала, что на стадионе взрыв был, и бросилась вас искать. Кругом толпы. Амазонки из города бегут. Что творится?! Куда Архо смотрит?! Кушать будете?

Дэни:
Это было очень красивое место. Склон горы, а над ним несколькими террасами нависает бар. Весь город как на ладони. Какой-то нереальный, сказочный город. Из древнего рыцарского романа. Где-то там далеко моя Лия с оружием в руке идёт побеждать дракона. А я вот здесь, в высокой башне на краю скалы, жду её.
Игра меня не увлекла. Даккарцы курили, ругались, и это всё очень сильно портило. На маленькой сцене пела и танцевала молоденькая девушка в воздушном платьице. Очень даже миленькая. Всё портил только какой-то парень, который сидел за самым первым столиком и, откинувшись на спинку стула, одной ругой теребил у себя в штанах, пристально глядя на эту самую девушку. Фу!
Мне на плечо легла ладонь:
— Что малыш, игра не увлекает?
Я повернулся. Рядом со мной стояла высокая неолетанка. Можно даже сказать красивая. Подтянутая такая молодая брюнетка лет 100.
— Что вам надо?
— Да ты не пугайся. Что мне может быть нужно? Ласки конечно. Как ты насчёт ласки? Нежно и страстно до самого утра!
И она облизнула губы.
О чём это она? Я отступил.
— Пожалуйста, уберите от меня руки.
Тут она развернулась и нависла надо мной:
— Да не бойся ты! Ты же большой уже мальчик. Что не пробовал с неолетанками? Обещаю, тебе понравится.
Она попыталась ухватить меня за подбородок. Я вывернулся и бросился бежать. Блин! Я что, на аморального мужчину похож, что меня незнакомые неолетанки руками трогают?
Барсо я нашел почти сразу. Он осмотрел меня:
— Что так дышишь? От кого бежал?
Я сначала попытался объяснить, а потом увидел, что неолетанка явно следовала за мной и теперь стоит, облокотившись о перила террасы, и улыбается. Я махнул в сторону её.
— Ой, юбля! — Барсо приблизился ко мне и стал говорить тише, — Это работорговка! Мне ничего, а вот ты не из братства Острова богов, за тебя Роджер ей голову не скрутит. Оглянуться не успеешь, как очухаешься у неё в конторе повязанный и с ценником на лбу. Молодец, что драпанул!
Неолетанка ухмылялась, глядя на нас. Жуть! Я сглотнул.
— И что делать?
— Бежать конечно! В городе как раз третье кольцо подняли. Нас с тобой за контур пустят, а её нет. Так что, добежим — считай, свою свободу на сегодня ты отбил!
И мы бросились бежать. По какой-то тропинке вниз по склону, через кусты. Я пару раз упал. Руку ободрал. Испачкался, наверно. Не смотрел. Добежать до этого самого кольца, а там будем разбираться.
Через улицу, прыжком через невысокий забор. Дыхания уже совсем нет. А ведь я спортом занимался, на коньках танцевал. Барсо вон несётся, как скакун чистокровный. А ведь ему ничего не угрожает, это он для меня старается.
На уже знакомом пропускном пункте мы дружно повалились на пол.
— Фу! Пробежечка.
Меня вспомнили и даже спрашивать ничего не стали. Так что мы некоторое время ещё сидели в нескольких метрах за пропускной будкой, переводя дыхание, а потом дружно смеялись.
— Вот так у нас весело! Все, кого задолбало бегать до 30 лет, идут к Роджеру служить. Он своих парней в обиду не даёт. Если пойдёшь к Доновару тоже автоматом под защиту Роджера попадёшь. Он из-под земли вернёт если что! А так большой риск очнуться проданным какой-нибудь грудастой неолетанке.
Я тоже смеялся. Продать меня неолетанке, конечно, нельзя. У меня на груди знак Миту, означающий, что я уже неолетанке принадлежу. Но в любом случае попадать в руки работорговцев не стоит. И противно. И лапают. И Лия наверняка заругает. Скажет, что Анжей меня спать послал, а я зачем-то пошёл игру смотреть. Надо, наверно, вернуться к Доновару и попытаться заснуть.
Тут вдалеке что-то прогрохотало. Барсо вскочил и бросился к пропускному пункту смотреть что там. Я побежал за ним. В паре кварталов за стенами горело здание. Тут раздался новый грохот и рядом с пожаром рванул ещё один дом. В будке зашипел динамик.
— Тревога! Закрыть контур по коду 5!
И где-то совсем рядом завопила серена.
Барсо дёрнул меня за руку:
— Что стоишь? Тревога!
— А что делать?
— Помогать бежать! Ты же даккарец! Хоть и из другого братства, но даккарец! Ты по военной специальности кто? Оружием каким владеешь?
Я помотал головой. Какое оружие? Я в жизни оружия в руках не держал! Тут сейчас что война будет?!
— Ну, у тебя ведь клинки на плече, значит, какая-то военная специальность у тебя есть! Или может ты на доктора учился?
Я быстро закивал. Конечно, я учился медпомощи. Я могу помогать местному доктору, если понадобится. У меня в дипломе должно было, кроме всего прочего, стоять «Фельдшер при техническом оснащении уровня А». Мало ли что в доме случится. Образованный мужчина должен уметь оказать медицинскую помощь.
— А! — Барсо развернул меня, указывая на здание вдалеке, — Это госпиталь, беги туда, там тебе найдут применение! А я к гвардейцам!

« предыдущаяследующая »

Как не пропустить новую главу?

1. Вы можете подписаться на обновления этого сайта (вам будет приходить на почту когда я что-то выложила) :


Рубрики: | Метки:
Редактировать:
Напишите комментарий



Моё творчество

Романы Ольги Талан. Женское доминирование
  • Свежие комментарии

  • Метки

  • Рейтинг русскоязычных сайтов о Женском ДоминированииРейтинг русскоязычных сайтов о Женском Доминировании
  • счётчики

    Рейтинг@Mail.ru
    Топ100- Эротические рассказы
  • Дизайн сайта Miss Udacha
  • 

    Оставить комментарий




    Загрузить свой аватар