Сила слабости 10-12

Глава 10

Дэни:
Какая всё-таки у меня была спокойная жизнь, пока я не женился. Ни от кого не бегал, никем не притворялся… Я стоял в широком коридоре местного госпиталя и не знал, куда обратиться. Мимо меня пробегали люди. На каталках протащили несколько раненых. Наверно, они пострадали при взрыве. Мужчины, женщины вокруг суетились…
Меня толкнули в бок. Я повернулся, передо мной стоял сын торговца Доловара Мет:
— О, Дэнкам, а ты что, доктор?
— Ну, не совсем доктор… я фельдшер по категории…
— А чего стоишь?
Он схватил меня за руку и потащил к какому-то столу:
— Мастер Карзан, это Дэнкам Ан Тойра, он доктор, он в САП учился.
Жилистый мужчина оторвался от разговора с каким-то стариком и перевёл на меня взгляд:
— Ты доктор?
— Вообще я фельдшер по категории… Это как младший доктор. Я учился только со всякой техникой медицинской работать. Программируемой, категории «А» и выше. «Данте схемой», «Хирургическим диагнэзером»…
Мужчина оживился:
— Ты умеешь работать с Диагнезером?!
— Да… я практику на нём проходил. Сам коленку мальчику зашивал и делал кесарево сечение роженице…
Техника категории «А» и выше вообще медицинского образования не требовала. Это были приборы способные практически заменить доктора. Наилучший выход для какого-нибудь отдалённого хайма. Купить прибор, конечно, стоило денег, но всё-таки это проще, чем заполучить опытного во всех областях доктора.
Мужчина кивнул:
— Мет, ты ведь знаешь доктора Жанвана? Отведи к нему этого парня. Пусть скажет, что умеет работать на диагнэзере.
Мет опять потащил меня по коридору, потом обратно, пока мы не поймали за рукав какого-то молодого парня лет 23. Тот глянул на меня:
— В САП учился? Ну пошли.
Прибор стоял в отдельной комнате. И им явно давно не пользовались. Пыли вокруг было полно.
— Вот наш диагнэзер. Роджер его уже полгода как купил, сразу как у них программы для даккарцев появились, а настроить нам его и показать, как работать, всё не могут. Ехать к нам сюда их техники боятся. Ну и мы к ним тоже не особо рвёмся, на Ажюрдаю-то. Так, Мет, найди кого-нибудь, чтоб здесь помыть всё быстренько. Бегом давай!
Мет убежал. Молодой доктор тоже выскользнул, пообещав заскочить через полчаса.
А я? Как-то я не думал, что меня одного тут всё делать поставят. Я помыл тщательно руки и подключил прибор. Тут, конечно, всё просто. Только меню на Лингвцуе, да и настроен прибор, по умолчанию, на физиологию нэрми. Я сменил программы. Всё элементарно. Это же САП-овская техника категории «А». Возможно, мне удастся быть полезным. Уж зашить на этой штуке рану я могу. Он же почти всё сам делает.
Влетел Мет, а за ним неолетанка лет 15 и беленький мальчишечка примерно такого же возраста. В руках у всех вёдра и тряпки.
— А вот и мы! Дэнкам это моя подруга Мэй, я тебе про неё рассказывал. Мэй, это Дэнкам, он очень умный, он в САП учился. Вон видишь какую штуку завёл!
Я чуть не упал. Ладно, рядом стенка оказалась. Мало того, что этот мальчик приволок ту самую эми, которая, по его словам, сегодня убила ножом неолетанку, так ещё и за руку эта эми тащила никого иного, как маленького Вампа. Абсолютно реального вампа! Худенький, между пальцами рук отметины желёз амосы, и в смущённой улыбке хорошо видны задние ядовитые зубки. Я в колледже проходил про этих существ. Они неолетанок с ума сводят. Очень опасные.
Теперь понятно, почему малышка так озверела, что убила Хинти. Она просто сумасшедшая. И с оружием… Так, Дэни, спокойно… Сейчас ты ничего с этим не сделаешь. Надо вести себя как обычно, а потом сказать кому-нибудь.
— Так… Тряпки принесли? Хорошо… Надо всё здесь вымыть. Чтоб стерильно было.
Подростки, радостно кивая, дружно взялись за работу. Уф!

Сега:
От изучения содержимого сети на предмет Вампов, нас отвлёк протяжный звук серены. Мэй вскочила. Потом на мгновение замерла, видимо что-то обдумывая:
— Ты пойдёшь со мной. Я по тревоге приписана в госпиталь помогать, ты там тоже пригодишься и на виду будешь.
В госпитале мы почти сразу наткнулись на Мета:
— О, Мэй, пошли. Я с таким классным парнем познакомился. Отец его на службу к себе уговаривает. Представляешь, он в САП учился. Всего несколько дней как оттуда приехал. Он всё-всё умеет сразу. Отец его бухгалтером хотел позвать, а он, оказывается, ещё и доктор!
Описываемый доктор оказался молоденьким даккарцем с волосами почти до пояса. Высоченным, как все даккарцы, но худеньким. Наше явление его явно обескуражило. Он прямо так и застыл с открытым ртом. Может, он просто командовать не умел, а может, не ожидал, что неолетанка здесь появится. Видок у Мэй ещё тот!
— Так… Тряпки есть? Ну… надо здесь всё отмыть.
Ребята принялись за работу с каким-то особенным энтузиазмом. Я тоже пристроился к ним. Если подумать, они счастливые. Пусть их мир рискованный очень, стреляют, ножами кидаются, но зато они точно знают, кто они и на чьей стороне. Они вместе! Они команда! Они понимают зачем! А я… Мечтал уехать с Кагылыма и увидеть мир…Зачем? Никогда об этом не думал! Просто увидеть! Чтобы знать, какой он. Попробовать его на вкус. Просто сбежать из захолустья, от старых куполов и пыли… А что теперь? Оказывается, этот мир для меня опасен. Меня зачем-то хотят убить! И я даже толком не знаю, кто я…
Отец Мэй садист и извращенец. Но он любит её и очень любил её мать. А мои родители… Нет, меня они конечно любили. Но как-то очень по-своему. Может, они знали, что я монстрик? Скучаю ли я по ним? Скучаю, конечно! Только на Кагылым обратно не хочу!
В комнату вошёл ещё один молодой даккарец:
— Ну как? Разобрался?
Дэнкам весь немного напрягся. М-да, волнуется, видно, молодой совсем.
— Да, я всё настроил. Можно работать.
— О! И чего эта штука умеет?
Дэнкам ткнул что-то тонкими пальцами на сенсорном экране прибора:
— Ну, на даккарскую физиологию у него немного… Ну, тут есть специальный режим «военные действия». Я на него переключил. Здесь есть «Простая рана», «Рана с осколками» и «Повреждение кости, простое». Ну, и диагностика конечно. На режиме «Простая рана» я даже работал. Зашивал мальчику коленку.
Второй доктор кивнул:
— Ага… Ну, давай попробуем. Скажу, чтобы к тебе направляли с ранениями конечностей. Поток уже пошёл, курсанты вытаскивают наших ребят с поля боя. Потом зайду.
И тот доктор ушёл. Дэнкам аж застыл от удивления. А когда к нам прикатили какого-то раненного парня, который к тому же вопил, что ему больно, его вообще потряхивать начало. Но работу свою он делал.
— Так, Мэй, надо срезать штанину у этого парня. Нам нужно добраться до его раны. Мет, найди доктора и скажи, что нам ещё нужно обезболивающее и антисептик и… Блин, как я сразу всё это не вспомнил! Ты, мальчик…
Я в это время вжимался в стенку. У парня вся штанина была в крови. Жуткое зрелище. Причём не обычной красной крови, а темно-розовой такой. Даккарской.
— Ээээ… Я Сега.
— Сега, помоги мне закрепить его. Нам нужно, чтобы он не дёргался во время лечения.
Мэй старательно, аж язык высунув, отпиливала мечом штанину парня. Ну да, ей к крови не привыкать. Мет тоже ничего, спокоен. А вот нам с доктором как-то явно не по себе.
Дэнкам что-то включил на приборе.
— Мэй, убери руки. Так, нам повезло! Это просто рана. Мы её сейчас обработаем и зашьём!
Мет прибежал с каким-то пухлым даккарцем средних лет. Тот нёс в руках коробки с лекарствами.
— О, Ан Тойра! Так, здесь полный набор для перевязочной, как что кончится — присылай ребят!
И мужчина убежал. Дэнкам опять проводил его вопросительным взглядом, потом повернулся к коробкам, вытащил оттуда ампулы, попытался что-то на них прочитать, потом вздохнул, и, быстро пощёлкав по прибору, начал по одной запускать в него ампулы. Мэй вытянула шею:
— А это точно обезболивающее?
— Я включил режим опознания. Сейчас он считывает данные с ампулы и определяет её там у себя в нужный отсек. Обезболивающего пока не нашёл, — в прибор пошла ещё пара ампул, — Во, нашёл!
Мэй смотрела на него с недоверием.
— Не бойся, это очень умная машина, она хорошо разбирается в лекарствах и всё определила правильно. Сейчас мы просто разрешим ей сделать укол…
Дэнкам что-то щёлкнул на экране, и из прибора вылезла какая-то штука с иглой и быстро начала аккуратно тыкать вокруг раны.
— Это она так обезболивает?
— По-моему, да. Она сказала, что нужен препарат из этой группы. Определила лекарство как подходящее… Да, я думаю, это чтоб не больно было. Понимаешь, я же не на даккарцах учился. Химия немного другая, лекарства по-другому называются. Так что остаётся доверять технике.
Мы просто стояли и смотрели. Раненый тоже уже не кричал, а только, морщась, смотрел, как машина колдует над его ногой. Дэнкам периодически щёлкал по экрану, подтверждая следующую команду, и эта умная штуковина сама обработала, почистила и зашила довольно большую рану. Даже полоску клея нанесла так ровно, как по линейке.
— Ну вот! — Дэнкам, казалось, облегчённо вздохнул. — Пишет, что раненому лучше поспать и несколько дней не нагружать ногу. Всё…

Лия:
Этот день мне как-то с самого утра показался излишне тихим. Такое только перед бурей бывает.
Когда мы с Зов уже правили корабль, в Клинки пришло сообщение от Анжея, что Ретка пропала. Созвонившись, я выяснила, что её выкрали, заставив надеть браслет перемещатель. Дорогущая игрушка! Морена дарила мне один такой. Это её контора их выпускает. Зачем надо было красть Ретку? Кому доступны такие браслеты и кто мог принести его в дом Од Мэдра в Клинках? Может она отшила какого-нибудь генерала, и он таким образом пытается её вернуть? Странность была ещё в записке, которую нашли на месте. Тот, кто её писал, разбирался в довольно тонких вещах, связанных с Ар. Но даккарские пауки во многом разбираются. Почему-то вариант с отвергнутым любовником казался мне самым правдоподобным. Так что опасность была только в том, что её в этот момент не охраняют другие её мужчины. Будем надеяться, что тот, кто украл, с охраной справится и сам. Ну, и что её взбешённые мужья не наломают дров.

Мы ещё выпили чаю с Зов. Поразмышляли насчёт того, что делать с угрозой республики. Идей не было. Не так сразу. Надо дать разуму время обработать информацию.
Когда до прибытия на Остров богов оставалось буквально часа полтора, раздался звонок Морены. Вообще, позвонить мне напрямую могут только те, кого я внесла в свой список контактов, остальные — только послать сообщение. Но моя связь работала через систему анонимизации, принадлежащую Морене, и периодически она этим пользовалась:
— Мудрейшая, скажи, что ты в Клинках. Пожалуйста.
Голос Великой был какой-то напуганный и очень взволнованный
— Я почти там. Что случилось?
— Несколько минут назад все маяки, которые были на Венки, одновременно вышли из строя. Все шестнадцать! Те из них, что были с датчиками, показали очень высокую температуру. Я пыталась позвонить в генеральскую гостиницу, где он останавливается, на вахту связи, да хоть куда-нибудь… никто не отвечает! Ни один телефон в Клинках! Телефон Венки на анимизаторах работает, но он не отвечает. Роджер уже умчался туда, но ему только до портала добираться 2 часа…
Нет связи с Клинками? Анжей на днях присылал сообщение о том, что, возможно, готовится нападение на город.
— Я поняла тебя. Как что-нибудь выясню, я тебе сообщу.

Обычная связь действительно не работала. Но все мои люди использовали аппараты с Морениными технологиями, поэтому я скоро вызвонила и Очарование, и Анжея.
— Да, учитель, тут какая-то заварушка. Нам повезло, что мы не спали в поисках Ретки. Стреляют просто отовсюду. Монастырь раскрыл силовые поля, так что мы уходим туда…
— Что тут у нас? Задница тут полная! Кто с кем воюет — пока непонятно, но неолетанок режут не глядя, а я… Юбля! Полный …ец! Слушай, я, разыскивая Ретку, отослал твоего мальчишку спать в казарму Об Хайя… Сейчас вижу, что там огонь и одни трупы. Генеральские корпуса сложены взрывом, как карточные домики, а солдатские казармы сожжены и вокруг перерезанные тела… Прости! Я пошёл искать Ретку… Если боги ещё со мной, я её найду живой!
Я выключила телефон медленно переваривая информацию. На Клинки всё-таки напали. Причём напали настолько внезапно и вероломно, что во внутреннем городе Об Хайя сожжены казармы и взорваны генеральские корпуса. Мой Дэни спал в этих казармах. Мой Венки спал в генеральском корпусе и метки на нём показали высокую температуру, прежде чем отключились. В городе режут неолетанок, а моя Ретка где-то там с этим своим брошенным любовником.
Зов замерла над пультом корабля. Она слышала разговор с Анжеем.
— Учитель, что будем делать?
Что делать…
— Мне надо попасть в Клинки. Если там драка, то космопорт нас не примет. Надо войти по-другому.
Зов кивнула.
— Войдём через подвальчик пивовара. Я там недавно свежий портальчик поставила
С тех пор, как Роджер установил на главных воротах и порталах клинков постоянное видео наблюдение, нам пришлось создавать дополнительные входы в этот город. Несколько маленьких порталов, таких, что проползать приходилось на карачках, связывали неприметные точки города с соседними удобными для посадки портами.

Ещё полтора часа мы неслись в холодном космосе, прежде чем приземлились на планету. Ещё полтора часа я смотрела на приборы, считая минуты. Дэни, бедный мальчик! Как, должно быть, его пугало всё это даккарское… Я не должна была оставлять его одного в этом всём. Надо было направить его в хайм сразу. Там, по крайней мере, безопасно… Ретка! Боги туманов, если она погибнет, Суани потеряют последнюю надежду на возрождение! Пожалуйста, выпутайся! Удиви меня! …Лисёнок… Блин!

Перед посадкой ещё раз созвонилась с Анжеем.
— На город напали даккарцы — предатели. Те, кто приехал на турнир и клялся в братской дружбе! Собаки! Вошли во внутренний город как свои и порезали весь гарнизон. Теперь режут Об Хайя и неолетанок по всему городу… Архо потерял большую часть войск в первые минуты боя. Но успел поднять третье кольцо. Тем и держится. Остальное: порт, порталы, ворота — захвачены предателями. Я не знаю, где искать Ретку… Я не нашёл следов! И больше всего боюсь найти её среди трупов…
Роджер строил этот город крепостью. А Морена не жалела денег. Внутренний город Об Хайя был защищён со всех сторон, но не был последним рубежом. Внутри его можно было последовательно поднять ещё три контура. Силовые поля, способные стать непреодолимым препятствием. Третье кольцо — это был сектор, в который входили командирская деревня, школа и госпиталь. Самое сердце рода Об Хайя!

Дэни:
Меня всего немного потряхивало. Несмотря на то, что я сказал, что я не доктор, а фельдшер, причём очень ограниченной категории, меня поставили работать одного. Совсем одного! Как старшего!
Мои помощники — подростки. Максимум, что они могут, это прикатить-укатить раненного, ну, или помочь переместить. В остальном смотрят на меня, разинув рты. Да и раненных просто море. Настоящих раненых! Мальчиков, чуть младше или немного старше меня! И им всем больно!
Прибор опять замигал, требуя какое-то лекарство. А я мало того, что не знаю этих названий, так ещё и ампулы подписаны на незнакомом языке!
Я ещё только одного мальчика зафиксировал для диагностики, а Мэй уже вкатила каталку со следующим.
— Это тоже к нам. У них там просто завал в приёмном!
Крики, стоны, команды доктора в приёмном отделении.
Прибор выдал результат диагностики. Кроме раны у парня обширное внутреннее кровоизлияние. Я такого лечить не умею. Это нормальный доктор нужен. Спокойно Дэни!
— Мет, — я послал заключение прибора на печать. — Это не наш раненный. Ему нужен опытный доктор. Вот, — я протянул мальчишке бумагу, — Мэй, давай следующего.
Я повернулся к следующему раненному и чуть не выругался вслух. Моя маленькая помощница зачем-то трогала шею мальчишки вторыми руками:
— Мэй, а ну-ка прекрати! Что ты делаешь?
Она повернулась. Глаза испуганные, и весь подбородок в амосе:
— Я … я, чтоб ему не больно было…
Ещё этого не хватало! Ё-моё! Ага. Она же как раз в возрасте рождения Мевы. Блин! Ну конечно, как я сразу не заметил?! Её вообще к мальчикам подпускать нельзя. Тем более к голым. У мальчишки, вон, рана на бедре. Штаны с него, соответственно, сняли. У неё же сейчас от амосы мозги совсем отключатся.
— Так, Сега, готовь раненного. Мэй, найди такого мужчину с лекарствами и попроси атакву и экстракт Ибики.
— Они боль снимают?
— Нет, они помогают неолетанкам не терять рассудительность в присутствии мужчин. Это не твой мальчик. Ты не можешь трогать его, тем более вторыми руками!
— Ну, я же только, чтоб не больно было…
— Мэй, Ибика и атаква!
Малышка убежала, насупившись. Конечно, мне страшно, а они дети, и всех этих ребят знают, наверно. Блин, Дэни, ты взрослый, и ты здесь старший.
Влетел доктор из приёмного отделения:
— Ан Тойра, это твоя машина такое выдаёт? — в руках он держал распечатку, которую я сделал несколько минут назад.
— Да, это функция диагностики. Сканирование узи, биолокатор и минимальный набор физиологических параметров типа температуры, давления. Параметры сверху, внизу примерный диагноз, составленный на их основе программой…
— Долго она такое делает?
— Сам процесс полторы-две минуты. Дольше раненного размещать.
— Понятно. Я буду направлять к тебе тяжёлых на такую штуку, — я даже кивнуть не успел, как он уже вылетел из кабинета. В коридоре крики, команды.
Сега возился с ремнями, фиксирующими раненного. Мальчишка даккарец был лет 17, крепкий, дёргался и сквозь зубы ругался на моего помощника. Вампыш по сравнению с ним был просто тростиночка. Да и устал он явно уже.
Вернулась Мэй и теперь сидела верхом на тумбочке, попивая раствор ибики и разглядывая моего голого пациента. Интересно, её в такой ситуации эта штука вообще сможет успокоить?
Вернулся Мет. И вампыш почти без сил плюхнулся на табуретку. Да, слабенький он совсем. А раненых всё везут.
— Мэй, Сеге тоже просто атаквы налей, она его взбодрит немножко.
Вампыш вдруг замер, потом сделал на меня большие глаза и отпрыгнул за спину Мэй:
— Ты знаешь, да?

Глава 11

Лия:
Как отобрать надежду у того,
Кто потерял последнее в веках…
Как веру отобрать из той души,
Что выжжена…

Дать лучик света, маленький глоток,
Росток весны, клочок мечты в руках…
Согреть, обнять, раскрыть…
И выдрать с корнем всё!

Я стояла у пролома на втором этаже когда-то красивого ресторанчика. А перед моим взглядом внизу простиралась центральная площадь внутреннего города Об Хайя. Руины. Огромный гостиничный комплекс превращён в груду камней, а дальше по широкой улице казарм весь булыжник мостовой устлан трупами. Мальчишки. Всё братство Роджера это мальчишки. И сейчас они устилали эту улицу, площадь, развалины… куда ни кинь глаз. И тишина. Только вдалеке, у поднятого кордона третьего кольца, редкие выстрелы, и где-то внизу в городе перестрелка…
Мимо пронёсся отряд даккарцев в чёрных косынках — предатели. А ведь Даккар больше всего дорожил честью. Братством… Эти земли научили их предавать! Так же, как когда-то научили меня убивать.
Что теперь? Если Ретка погибла, я не вижу больше смысла пытаться воскресить Суани. Я слишком во многом надеялась на неё… Если погибли Дэни и Венки… Я не возьмусь больше назвать мужем ни одного мужчину. Смерть просто идёт по моим следам. С размаху, не глядя, косит вокруг меня жизни… Да и более прямого предупреждения от богов, что семьи мне не иметь, трудно придумать…
Я опустилась на пол, привалившись к стене. Что теперь делать? Где искать Ретку? Город просто усыпан трупами молоденьких неолетанок. Столько жизней! Жизней, с таким трудом вскормленных, взлелеянных чьими-то руками… Молодых, здоровых… Я перестаю понимать этот мир! Я никогда его особо и не понимала, но сейчас мой разум просто оглушён этим непониманием. Зачем? Даккарцев и так с каждым годом всё меньше и меньше. Зачем убивать своих? Зачем убивать неолетанок? Глупеньких, молоденьких кошек. Послушных и ласковых для любого даккарца, невзирая на ордена? …Зачем, если все погибли, я осталась жива?!
Пронзительное чувство дежавю. Я уже сидела вот так однажды, глядя в каменную стену, и медленно осознавая, что всё… моя жизнь, всё, что её составляло, погибло! Осталось только моё тело. Усталое израненное тело, неспособное больше дарить тепло. Выжженный холодный разум, способный убить…
Из оцепенения меня вырвал сигнал коммуникатора:
«Учитель, прости, что пишу ночью. Позвони, пожалуйста, моим мужьям. Скажи, что со мной всё хорошо. А то у меня связь не работает. Ретка.»
Я, некоторое время замерев, смотрела на сообщение. Потом воздух как будто вырвался из лёгких ошарашенными толчками смеха. Как? «Связь не работает?» И это единственная проблема? Она вообще не знает о резне в городе? Как?
«Где ты, и кто рядом с тобой?»
«Я на природе. Со мной мужчина. Красавчик. Тут озеро, водопад, горы. Вдалеке виден какой-то город. Там, кажется, фейерверки»
Смех, который вырывался из меня, точно был истерический. Фейерверки? Да, милая, это взрывы в центральной части города. Там взлетают на воздух дома. Там улицы усыпаны трупами. Там реки крови… Но ты не слышишь. Водопад, озеро… Да это сельскохозяйственная долина Клинков!
«Оставайся на месте и не подпускай к себе никаких даккарцев, кроме молодых Об Хайя и твоих мужей. Силу применяй, но не подпускай»
Я одним прыжком перемахнула через балку. Быстро, прижимаясь к стенам, избегая открытых пространств, вниз и на запад, в долину. Моя юная волшебница! Любимица богов! Ласково ведомая ими за руку через любые неприятности! Город омыт кровью всех оттенков. Выжить невозможно! Поэтому боги заранее похитили тебя руками какого-то очарованного тобой, моя чудесница, мужчины. Ты даже не слышала выстрелов! Не видела всего этого ужаса.
Звонок Анжея:
— Мастер, Даккар начинает ответную операцию. Адениан ввел в город войска нижнего узла. Знак освободительных войск белая повязка на лбу со знаком Клинков.
— Адениан?
— Да, мальчишка сначала примчался, как только пропала Ретка, а теперь вернулся уже с войсками через портал в монастыре. Мне старик звонил. Он с ним.
— Это замечательная новость, мастер. Но, спорю, моя лучше. Наша малышка жива и здорова, и я направляюсь к ней. Отбивайте этот город, мальчики!
— Да, мастер! — в голосе мужчины слышалась улыбка облегчения, — Дайте нам два часа!
Я усмехнулась. Волшебница! Ты собрала своих мужчин велением сердца, порывом нежности. А получила продуманную армию. И твой молодой — генерал, кажется, вернёт Роджеру этот город!

Сега:
Надо же, очередным раненным оказался чемпион, которому Мэй днём предлагала переспать. И Мою тумбочку на него явно повело. Пока доктор, хмурясь, возился с предыдущим парнем, она взобралась рядом с ним на каталку и принялась вторыми руками массировать ему сзади шею. Когда доктор это увидел, у него чуть глаза на лоб не полезли:
— Мэй, что ты делаешь? Ты не можешь трогать его. Это не твой мальчик!
Про себя я рассмеялся. Мэй обижено стреляла глазами, не успевая вытирать амосу с подбородка. Ещё бы пара минут, и она бы его трахнула.
Дэнкам сжал зубы:
— Пойди и попроси для себя атакву и экстракт Ибики. Это вернёт тебя в разумное состояние.
Мэй скуксилась и убежала. А так как Мет только что увёз предыдущего раненного, а к Дэнкаму вдруг срочно пришёл другой доктор, готовить чемпиона мне пришлось в одиночку. Ну и сильный он, зараза! И брыкается ещё! Огромный. А скулит, как ребёнок. Прежде чем мне пришли на помощь, я окончательно выбился из сил. День и так был очень непростой, и спали мы ночью совсем немного, и Хинти эта… Как только вернулся Мет, я повалился на табуретку. Всё, кролик сдох! Сил нет!
Дэнкам взглянул на меня, хмурясь:
— Мэй, Сеге тоже атаквы налей. Это его взбодрит.
Я сначала пропустил фразу мимо ушей. А потом вдруг до меня дошло: «атакву». Это вещество вызывает бурную аллергическую реакцию, если непривычен к нему. В фильмах часто бывают всякие интриги с этой атаквой. На ней многие лекарства делают, и если по глупости герой сразу, без подготовки, такого лекарства хапнет, то каюк. Доктор ведь не может этого не знать?! А та неолетанка, которую Мэй убила, говорила, что у Вампов атаква не вызывает аллергии. Что она им родная типа…
Я поднял на Дэнкама глаза. Он знает, что я вамп? Он меня тоже убить хочет? Дальше всё просто, в одно мгновение я прыжком переметнулся к Мэй. В этом кровожадном мире она единственная, кто готов меня защищать.
— Мэй, он знает? Да?

В кабинете повисла пауза. Все замерли. Только прибор чего-то там делал с раной чемпиона. Через некоторое время Дэнкам, видимо, взял себя в руки:
— Да, я вижу, что этот мальчик вамп. У меня хорошее образование, и я способен отличить расы Арнелет. Атаква должна его взбодрить. У вампов такая же химия внутренних процессов, как у неолетанок. А неолетанкам атаква в таком случае хорошо помогает.
Мэй нахмурилась:
— И что вы будете делать, раз знаете?
— Ничего. Да, вампы опасны для неолетанок. Но, я думаю, и твоя мать об этом в курсе. Этот вопрос лучше решать ей. А мужчинам в такое вообще вмешиваться не стоит.
Мэй хмурилась. В комнате опять повисла пауза. Нет, наверно, Дэнкам действительно не будет меня пытаться убить. У него и мечей нет. Он что-то переключил на приборе:
— Кроме того, Мэй, я не способен причинить вред кому-либо. Тем более ребёнку.
— Я не ребёнок! — зачем я это сказал? — Мне 16 лет, уже через 5 месяцев 17 будет.
Дэнкам пожал плечами:
— 16 лет для разных рас может быть абсолютно разным возрастом. Тебе 16, а взрослеют вампы к 30, как и неолетанки. Так что ты ребёнок.
Мэй вскинулась:
— А даккарцы во сколько взрослеют тогда?
Дэнкам на некоторое время замолчал, давая указания прибору:

Дэни:
И потянул меня чёрт за язык предложить вампышу налить атаквы. Вот заботься теперь о людях! Они стояли, замерев, напротив меня. Блин! У неё оружие, между прочим, на спине, и она уже сегодня убила неолетанку. И Мет молчит.
— Да, я знаю, что этот мальчик вамп. Но это дело твоей матери, а я вообще не способен причинить вред ребёнку.
Мальчишка аж подпрыгнул на месте:
— Я не ребёнок, мне почти 17 лет!
— А взрослеют вампы к 30, как и неолетанки, так что ребёнок.
Мэй нахмурилась:
— А даккарцы когда взрослеют?
Блин! Смешно как-то получается: я весь такой взрослый, а про собственную расу вообще ничего не знаю. С одной стороны, я радовался, что легко соскочил с темы про вампов, с другой, не знал, как ответить.
Выручил меня наш пациент:
— Мэй, ты как с гор спустилась! Даккарцы взрослеют к 17 годам, тогда и ордер воина получают.
Мэй обратно взгромоздилась на тумбочку и задумалась.
— И чего тогда получается? Неолетанки взрослеют к 30, а мне почти 15, то есть половина. А Мету 13, это больше чем две трети от 17… Это он меня старше получается? Мет?! Да я сильнее его, выше, и задачки по стратегии лучше решаю, и трахаться уже могу. Как он может быть старше?
Я врубил финальную стадию обработки раны. Смешная. Кто кого старше?
— Ну… взросление это не только рост и ум… Кроме того, до роста взрослой неолетанки тебе ещё расти и расти. А остальное… Взрослый это тот, кто берёт на себя ответственность за свою жизнь. Кто признаёт, что всё, что с ним происходит, происходит так, потому что он сам разрешил…
— А если он не может управлять, ну, если он раб… — вампыш дулся, ему тоже не понравилось считаться ребёнком
— Обстоятельства — да, бывают разными. Но тут дело в другом. Это как игра. У неё есть правила. И ты или принимаешь эти правила и играешь, победишь не победишь, как получится. Или не принимаешь, и за тебя играют другие…
Вообще это были не мои слова. Просто мне очень нравилась эта книжка: «Ступени сознания», и я мог говорить почти цитатами из неё. Мне очень хотелось бы сказать, что вот я сам взрослый. Ну, хотя бы три дня, как взрослый. Но пока никак не выходило. Обстоятельства закручивали меня, и я пока никак не мог научиться в этом играть. Я пытался, вот даже спросил у Ктарго про секс. Только ответ его мне не понравился, и я решил ещё немного побыть маленьким, чтобы Лия решила этот вопрос за меня.
Я осмотрел своих помощников. Они сидели, задумавшись каждый о своём. Даже мой пациент поддался общей задумчивости. Ну, задумываться — это лучше, чем за ножи хвататься. Надо, наверно, было что-то сказать, как-то взбодрить всех.
Сказать я ничего не успел. Дверь распахнулась, и двое курсантов вкатили каталку с каким-то тяжело израненным парнем. За ними влетел доктор:
— Ан Тойра, сделай мне на него бумажку. Быстренько, он плох совсем. Там вообще реально зашить?

Лия:
Ретку я нашла обычным приёмом — направленной иллюзией запаха своих духов.
Это была пещера на склоне горы. Внизу гладь озера, сильный шум водопада. Она сидела у маленького костерка, завернувшись в плед. Я крепко обняла её. Она реально цела и невредима! Смотрит на меня чуть испуганно:
— Учитель, я не виновата. Он меня выкрал!
Волосы немного растрёпаны, глазки хлопают. Волшебница моя! Сердце понемногу начало отпускать. Как я за тебя испугалась.
Я осмотрела пещерку. На полу расстелены пушистые чёрные шкуры. Свечи горят. Маленький столик. И, по-хозяйски развалившись на этих шкурах, спит мужчина, лишь местами укрытый чёрной шёлковой тканью. Об Хайя, трижды победитель юношеского турнира… тааак, ну конечно, это мой Венки! Я рассмеялась:
— Мне следовало сразу догадаться, кто мог с таким знанием ругать твой Ар и легко раздобыть браслет перемещений!
Я смеялась. Крепко обнимала Ретку и смеялась. Боги туманов! Что ты чувствуешь, дорогая, застав своего законного мужа в постели своей красавицы ученицы? Не ври себе, Морок! Ты чувствуешь облегчение и благодарность богам за их юмор. Если бы этого мальчика не задел так Реткин отказ в сексе, возможно, он бы не выкрал её, и тогда они бы оба погибли. А так… интересно, это он в отместку матери или мне решил оторваться напоследок?
— Мастер, я понимаю, что он сын Морены… и я не должна была… Она меня убьет! — Ретка смотрела на меня своими большими, очень виноватыми глазами. Она не знала, что мальчика отдали мне…
— Дорогая, прежде чем начнёшь оправдываться, послушай меня. 151 год назад я поверила, что боги оставили нас. Мы гибли, мы разучились дарить любовь, мы пали на колени перед мужчинами. Знаешь, с тех пор, как появилась ты, я часто чувствую дыхание богов за твоей спиной. Как я волновалась за тебя! Сейчас улицы Клинков усыпаны тысячами трупов молоденьких неолетанок. Даккарцы подняли бунт и передрались между собой. Заодно перебили всех неолетанок, попавшихся им под руку, и огромное количество Об Хайя. Если бы ты осталась там, скорее всего, ты бы погибла! И Венки тоже. Первым делом бунтари взорвали казармы и гостиницы внутреннего города. А он должен был там спать. Его мать просто с ума сходит.
Я постаралась сделать голос более строгим. Всё-таки надо и о воспитании думать:
— Что же до того, что ты взяла в постель чужого сына без разрешения его матери… надеюсь, тебе очень стыдно, и ты больше никогда так не поступишь. Рассказывать Морене об этом мы не будем.
Ретка быстро закивала, хлюпая носом. Маленькая моя! Я крепко прижала её к груди.
— Честное слово, учитель, я отбивалась. Я не оправдываюсь… Знаешь, у него такой винегрет в голове. Жуткие комплексы. Он считает себя ущербным из-за того, что в нём и Даккар, и Арнелет сразу… А при слове женитьба вообще замирает, как будто кусаться будет. Самый ласковый даккарец, которого я встречала!
М-да. Морене, наверно, пришлось объяснять ему насчёт женитьбы по телефону. Мальчишка вспылил и решил в отместку переспать с заведомо взрослой неолетанкой.
В это время Венки перевернулся во сне таким образом, что эта самая шёлковая тряпочка с него слетела совсем. Просто абсолютно голый крепкий серокожий мальчик. Красивое юное тело. Выгнутая спинка, на губах лёгкая улыбка. Стервец! Стервец и шлюха! Но меня об этом предупреждали.
Ретка проследила за моим взглядом и, покраснев, тут же бросилась укрывать Венки обратно. А я вытащила коммуникатор, решив, наконец, успокоить его мать:
«Нашла твоего сына. Он жив и здоров. На всякий случай, к твоему мужу приведу его лично за руку»

Мы ещё некоторое время сидели и разговаривали с Реткой. Отсюда действительно казалось, что в городе праздник. Шум водопада закрывал все другие звуки. А сладкий запах цветов, свечи и рассвет делали картину поистине волшебной.
Я прислушалась. Отличить дыхание спящего человека я ещё способна. Наш развратник явно уже явно не спит, а просто самым наглым образом притворяется.
— Венки, тебе не кажется, что подслушивать чужие разговоры — это верх невоспитанности. Ты давно проснулся, вставай и оденься уже, наконец.
С громким «Хм» парень поднялся. Я отвернулась. В конце концов, я действительно не знаю ситуации, как Морена преподнесла сыну этот брак, и смущать мальчишку лишний раз не стоит.
Он и не смущался. Откинув покрывало в сторону, молча продефилировал мимо нас в другой конец пещеры. Абсолютно спокойно развернулся к нам голой попой, не торопясь, роясь в сумке. Посвистывая, выудил оттуда бельё, небрежно отбрасывая его на шкуры. Потом повернулся к нам, улыбнулся и принялся не спеша одеваться. Интересно, чего он хотел этим добиться? Это он перед Реткой выделывается или он со всеми себя так ведёт? Ретка сидела красная, как рак. Заметив это, мальчишка рассмеялся и как бы невзначай облизнул губы. Шлюшка! Блин, я доведу его до храма Цуе, а потом, честное слово, разложу прямо на алтаре. Длительное воздержание и близость доступных для меня мужчин скоро совсем лишат меня разума. Отымею так, что неделю отсыпаться будет.
Мальчишка вдруг перевёл взгляд на меня, задумавшись:
— Мастер, почему вы позволяете мне видеть ваше лицо?
Я удивилась:
— Почему я должна его прятать?
— Насколько мне известно, лица Морок не видели даже некоторые Великие.
Оппа! А откуда его, это лицо, знает один очень распутный мальчик?
— Почему ты считаешь, что я ношу это имя?
— Простите ами, но вам на вид лет 400, Ретка называет вас учителем, а кроме того, я слышал как-то, что Морок отличается довольно высоким ростом.
Он смотрел на меня с интересом. Чуть задумавшись. Но не стесняясь и не чувствуя за собой никакой вины. Итак, он только что угадал, кто я, и это его не смутило. Может ли быть, что Морена рассказала только о самом факте женитьбы, не объяснив вообще ничего? Не назвав имён?
— Да, мне говорили, что ты умненький мальчик.
Блин, мальчишка подобрал под себя голые ноги и, ловко потянувшись, выдернул какой-то кусочек со стола, который мгновенно исчез у него во рту. Да, разложу на алтаре, медленно-медленно раздену и отымею! Сидит и явно выделывается перед Реткой! Шлюха!
В этот момент Венки быстро вытер губы и начал стремительно одеваться.
— Мальчик, если ты собрался в город, то ты туда не пойдёшь. В Клинках бунт, Роджера предали. Там сейчас битва, и улицы трупами усеяны.
Он на секунду замер, как будто задумался. А потом просто пожал плечами:
— Что ж, я солдат братства отца! Если там бой, то я тем более должен быть там как можно скорее.
— Сядь! — Не обращая на меня внимания, стервец подхватил куртку и направился к выходу. Он не только шлюха, он ещё и абсолютно не умеет слушаться! Я магией отбросила его обратно в угол. — Ты ещё и дерзок и неуважителен к старшим! Я обещала твоей матери, что ты не полезешь в эту битву. Сиди и не зли меня!
Мальчишка смотрел на меня ошарашенно. Ретка тоже на некоторое время застыла с открытым ртом, но, быстро опомнившись, прикрыла его. Да, применять Ар к чужим мужчинам не принято. Ну, кроме случаев, когда это спасает им жизнь. А сейчас это именно так, даже если не учитывать, что этот мальчишка мой по всем документам.
Я постаралась успокоиться. У этого парня просто талант выводить меня из себя. А я очень сдержанный человек. Надо переключиться. Я обратила внимание на столик:
— Венки, что-нибудь из этого можно есть, не рискуя попасть под влияние трав?
Мальчишка хмыкнул:
— Да, всё кроме вина. В нём коктейльчик для болтливости.
Ретка аж подскочила:
— Ты же сам его пил?!
Венки пожал плечами:
— А он на даккарцев не действует.
Я прикрылась ножкой курицы, чтобы не выдать улыбку. Вот так! А ты, милая, думала, что всё просто?!
Он тебя ещё и разговорил. Интересно, что такое ты ему забыла в прошлый раз рассказать?!
— Мастер, — мальчишка заговорил, пристально глядя мне в глаза, — Вы не ответили. Почему вы позволяете мне видеть ваше лицо?
Умненький и не догадывается. Ну, ведь не может быть, что мать ему вообще ничего не сказала.
— Что-то подсказывает мне, что ты не станешь обо мне никому рассказывать.
Мальчишка с видом терпения на самой грани скрестил руки на груди. Да, милый, честное слово, ещё одна такая ягодка, вот таким вот небрежным движением отправленная в рот, и я точно найду твоей способности вообще издавать звуки более интересное применение, прямо не отходя от алтаря.

Глава 12

Лия:
Раннее утро. Ласковая свежесть озера, монотонный шум водопада вдали. Где-то совсем рядом со входом в пещеру чирикала маленькая птичка. Ночь была полна переживаний, но боги меня пощадили. Почти пощадили. Дэни затерялся в окровавленном городе и шанс, что он выживет просто ничтожен.
Я снова повернулась к Ретке:
— Ты всё запомнила?
— Ну…,- она кусала губки и пальчиками теребила подол юбки, — Может, не надо сразу в хайм? Тут сейчас столько всего происходит…
— Вот именно поэтому ты уедешь сразу, как откроют порты. Ты наша надежда. Поэтому повтори, как ты доберёшься до хайма.
— Ну… А может, лучше кто-нибудь другой запомнит?
Она всегда пыталась отлынивать и не думать собственной головой.
— Твой Анжей знает дорогу. Но я хочу, чтобы ты и сама её знала. Ты способна взять под контроль корабль в любом порту, поэтому если ты будешь знать дорогу сама, я буду уверена, что ты туда доберёшься.
— Ну… сначала нужно лететь в сектор 12-56…
В полуха слушая Ретку, я осторожно взглянула на Венки. Да, с ним всё будет намного сложней. Подчиняться для него было неприятно. Он просто весь кипел изнутри, при этом старательно пытаясь выглядеть спокойным. Зато он очень эротичен, и ему точно не надо объяснять, что такое секс. Боги, прошу ещё немного вашей любви, пожалуйста, верните мне Дэни! Я уже привыкла к этому мальчику…
Зазвонил коммуникатор. Анжей:
— Город почти отбит. Адениан соединил войска с Архо. Мастер, я хотел бы забрать Ретку. Пожалуйста. Мне так спокойней будет.
— Хорошо, подходи в долину к озеру.
— Буду через двадцать минут!
Это будет правильно. Ретке надо к своим генералам и улетать. А мне наведаться к Роджеру.
— Дорогая, я хочу проводить тебя к твоему мужу. Венки, ты пойдёшь с нами.

Анжей пришёл с солдатами. Молодец. Этот отряд и сам мужчина точно смогут обеспечить безопасность моей волшебницы.
Венки во время прогулки, казалось, взял себя в руки. Он улыбнулся:
— Мастер, вы можете с честной совестью отпустить меня тоже с этим отрядом. Это десант нижнего узла. Я состою на службе в этом подразделении. С ними я буду в полной безопасности.
— И через полчаса найти твою хитрую рожицу в ещё каком-нибудь неожиданном месте?! Нет, малыш, я за руку тебя к твоему отцу отведу.
Я ухватила его и прижала к себе. Вообще, это даже интересно. Обычно я хорошо себя сдерживаю…
— Мастер, вам не кажется, что вы несколько фамильярны со мной? По-моему, неолетанская мораль не одобряет такого поведения.
Оппа! Мы ещё и мораль читать умеем?! Я провела щекой по его волосам, коснулась губами уха:
— Это ты мне будешь рассказывать про мораль? После того, как я нашла тебя в постели взрослой неолетанки, а потом ты, не прячась, дефилировал передо мной голый? — После того как я нашла тебя, моего законного мужа, в постели с другой? — Венки, ты самый циничный даккарец, которого я видела!
Мальчишка испугался. Поджал губы и опустил голову. А у него обалденные плечи, и волосы пахнут чем-то пьянящим…
Эх-х. Этот мальчик, конечно, мой по закону. Но сам он этого не знает. А значит, прежде чем прикасаться к нему, нужно довести его до штаба Роджера, чтобы тот утвердил моё право на эти самые прикосновения. Я развернула мальчика к себе:
— Малыш, ты очень эротично пугаешься! — он аж вздрогнул, — Пятнадцать минут тебе хватит, чтобы привести эту пещерку в исходное природное состояние? Не стоит оставлять следы!

Появилась связь. Об этом событии мне сообщил первый звонок, обрушившийся на мой коммуникатор. Кажется, каждая, кто имеет право мне звонить, это сделала.
Многие хотели моей помощи. Арнелет желала знать, за что порезали её дочерей в Клинках. И я пообещала прояснить этот вопрос.
Кроме того, вселенная не ограничивалась городом Клинки. Горы трупов в нём были не единственной бедой сегодня. Селена проводила массовые аресты и депортацию неолетанок. Выбрасывала за свои границы целыми семьями. Большинство портов САП закрыли неолетанкам вход. Дублёр Селены заполняли толпы ни в чём не виноватых неолетанских женщин и детей.
Правда, Ведение благополучно под шумок выкрала мужчин Энастении из тюрьмы Ажюрдаи, и теперь у нас снова есть вполне функционирующая Великая. Поэтому этот вопрос я быстро переключила на неё.

Венки предстал передо мной, готовый выдвигаться в город, минут через десять. Пещера действительно вернулась в абсолютно девственное состояние. Никаких следов. Даже парафин, накапавший на камни, убрал. Что ж, в некотором смысле хорошо, что у него есть военный опыт и образование в этой сфере. Самое опасное место во вселенной это рядом со мной. А этот опыт поможет мальчику выжить.
— Где твоё оружие? — Кроме мечей на мальчишке ничего не было
— Я, мастер, как-то в Клинках обычно, кроме мечей, ничего и не ношу. А насчёт того, что сегодня оружие мне всё-таки понадобится, меня не предупредили.
И улыбается при этом. Стервец! Я бросила ему второй пускатель.
— До внутреннего города ещё дойти надо.
Он легко поймал оружие, отточенным движением повесив на ремень.
— Отец в монастыре.
Я встала.
— Ну, значит до монастыря.

Сега:
Я уже просто падал на ходу, как спать хотел. И даже атаква не помогала. Такая приятная штука, кстати, на вкус оказалась. С каждым глотком как будто дышать легче становится:
— Мэй, я уже не могу. Сейчас усну прямо здесь где-нибудь.
Тумбочка осмотрела меня критическим взглядом:
— Сейчас найдём Индо и пойдём домой. Я хочу удостовериться, что с ним всё в порядке.
Наша смена в госпитале закончилась несколько минут назад. Мы были слишком уставшие. А в город как раз прибыла ещё одна союзная армия, и с ними целый отряд медиков. Поэтому нас отправили поспать.
Но вместо того, чтобы радостно уже плестись домой, мы с Мэй шастали по коридорам, заглядывая в палаты в поисках чемпиона.
Я устало хихикнул. Всё-таки она его трахнет.
Несмотря на усталость, день мне понравился. Сейчас, после всей этой крови и раненых, воспоминание об утреннем убийстве уже не вызывало у меня такого шока. В конце концов, Мэй просто защищала меня приемлемыми для этих мест методами. Со своим, конечно, интересом, но защищала. И вообще она хорошая.
Ещё мне очень понравился Дэнкам. Классный парень. И знает много, и не зарывается. И убивать меня не рвётся. Я подумал, что когда мы с Мэй снова вернёмся на смену… как мне нравится чувствовать себя по-настоящему полезным… когда мы вернёмся, я обязательно расспрошу Дэнкама о вампах. Он же, наверно, много знает.

Палату чемпиона мы всё-таки нашли. Только сам парень спал. Но ещё примерно двадцать пар мальчишеских глаз с интересом уставились на нас, как только мы вошли. Хотя Мэй на этот интерес плевала:
— Привет, болезные!
Она шустро прошествовала к койке чемпиона. Некоторое время поразглядывала его, убеждаясь, что парень точно спит. Потом вытащила из кармана два круглых оранжевых фрукта и сложила их рядом с чемпионом на подушку. Это нам Кэти поесть приносила.
Мальчишки оживились:
— Юбля, Мэй, он тебя всё-таки трахнул?
— Мэй, а ты, типа, взрослая, может, и пососать можешь?
Мэй подняла голову:
— Тебе, Ларан, что ли? Что-то я знака Цуе на тебе не вижу. Не стоит или на алтарь выйти сцыкатно?
Она усмехнулась:
— Да и согласитесь, парни, до Индмана вам далековато. Так что зализывайте раны, потом, может, ещё зайду.
И спокойненько так, потянув меня за руку, вышмыгнула из палаты.

Лия:
Сдержанно опущенные ресницы, сжатые губы… После того, как я надела маску и затуманила свой образ магией у входа в монастырь, рассматривать мальчика стало удобней. Не видя направления моего взгляда, он не отводил глаз. Сейчас он сидел, о чём-то задумавшись. И в этой задумчивости чувствовалась ярость и сдержанность сразу.
Про себя я усмехнулась: «В нём Даккар и Арнелет одновременно». Да, именно так! Не совсем даккарец: гибче, хитрее, терпеливей. И не совсем Арнелет: сильнее, сексуальней, наглее.
Мне понравилось идти с ним по городу. Он не падал в обморок от вида трупов, был вполне вынослив, хорошо стрелял, хорошо держал себя с даккарцами. При всём этом умудряясь оставаться жутко сексуальным. Его можно таскать с собой, ну, кроме совсем опасных операций. Агатея говорила, что он склонен к политике. Ему должно понравиться разгадывать все эти интриги и заговоры.
На веранду монастыря, где мы сидели, пытаясь, наконец, приступить к завтраку, поднялся даккарец из штаба Роджера:
— Здравствуйте, мастер. Приятного аппетита. Роджер встретится с вами, но сначала он бы хотел поговорить с сыном. Позволите?
Я кивнула. Конечно, ведь ему надо, наконец, рассказать Венки, что того уже несколько дней как женили. М-да.
Мальчик вышел вместе с даккарцем. Но только я попыталась, наконец, заняться едой, появилась Вестница. Я устало вздохнула. Монастырь одно из немногих мест, где я могу поесть. Хинти относятся ко мне как к учителю. А местная повариха — как к спасительнице мира. Поэтому я иногда ем здесь, только обязательно каждый раз вызываю её, чтобы магией удостоверится в неугасшей любви. И ем только то, что приносит она лично… Но у настоятельницы, видимо, было ко мне дело:
— Здравствуй, Вестница, ты хочешь пожелать мне приятного аппетита, или ещё какие-то вопросы есть?
— Здравствуйте, Великий мастер. Вопросов сегодня просто море, но я бы не посмела отрывать Вас от трапезы, если бы не просьба Морены кое-что передать Вам в отсутствие Венки.
Она положила передо мной свёрток, продолжая:
— Морена очень извиняется за поведение своего сына. И просит принять эту книгу.
Морена извиняется? Что из приключений своего сына она узнала?
Я развернула свёрток: «Чай для ами» автор Вульпида. Год издания 918. Тираж 1 экземпляр.
— Когда Морена узнала, что Венки умудрился опоить вашего мастера, — слово «мастер» произносилось с некоторой издёвкой. Не любит она Ретку, — она решила, что эта книга должна быть у вас.
Я усмехнулась. Морена узнала о вчерашних событиях? Я развернула оглавление: «порождение страха, лишение силы, физическая вялость, соблазнение, корректировка памяти…». Это всё можно сделать с неолетанкой с помощью трав? Ууу… Да, этой книжке лучше быть у меня.
— Это всё?
— У меня есть ещё вопросы, но я надеюсь, что вы уделите мне внимание позже, когда будете свободны. Хотите, чтобы я помогла вам с обрядом бракосочетания?
— Спасибо, но я уже попросила это сделать Атшолию. Думала, ты занята, — я постаралась улыбнуться как можно мягче. — Да, и вамп, о котором ты писала, я им займусь, скажи Хинти, чтобы держались подальше.
Вестница кивнула и удалилась.

Венки вернулся с отцом. Вообще трудно представить себе бледного даккарца, но мальчишка был именно бледен. Я была права на все сто. О браке ему рассказали только сейчас.
Генерал-командор Роджер был на полголовы ниже сына. И даже при неполностью стёртом макияже с глаз смотрелся даккарцем больше, чем мой мальчик. Что-то было в нём резкое, грубое, вероломное, чего почти не было в Венки.
— Мастер, спасибо, что дали нам с сыном поговорить, мы готовы к обряду.
— Тогда прошу в храм монастыря.

Храм Цуе в монастыре был крохотной комнаткой с маленьким алтарём. Говорят, его создали здесь специально, чтобы регистрировать браки с даккарцами. В последнее время такое случается всё чаще. Особенно после находки моей Ретки про наследование способностей к Ар.
Венки без промедлений скинул одежду. Надо признать, он умеет быстро брать себя в руки. Сейчас он уже, казалось, был полностью спокоен.
— Правом мастера и именем бога Цуе, объявляю этого мужчину мужем этой ами пока её духи неделимы.
Обряд был коротким. Атшолия, или в Меве мастер Очарование, шепнула мне на ухо:
— Учитель, позволь себе расслабится. Я пока побуду в монастыре. Зов тоже здесь. Позволь себе насладится хорошими моментами этого дня.
Она вышла, Роджер тоже быстро ушёл. Венки, повернувшись ко мне спиной, одевался.
Позволить себе расслабится? Я обняла мальчика за плечи. Он не вывернулся и даже не отвернулся. Поразительно, но одним велением разума он умел принимать обстоятельства.
— Ты умеешь чертовски соблазнительно одеваться.
— В смысле, зря стараюсь, можно раздеваться обратно? — но язвить продолжает так же. Хмыкнув, я подхватила его на руки. С утра мечтала это сделать! Где-то там внизу есть комнатка, в которой я обычно останавливаюсь. Пара пролётов по лестнице, пара коридоров, поворот. Я поставила Венки на ноги и закрыла за собой дверь, повернула мальчишку к себе:
— Не знаю, понимал ли ты это, но ты, лапочка, старательно соблазнял меня сегодня всё утро. Сначала одеяло скидывал. Потом принялся дефилировать передо мной…
— Вас так легко соблазнить, мастер Морок?
Абсолютно спокоен. Даже как будто мягок. Но смотрит прямо в глаза и хитро улыбается. А ещё без зазрения совести зовёт меня именем Мевы:
— Венки, мы договоримся так, я один раз говорю тебе правило, и ты больше никогда его не нарушаешь. Первое: мужчине не следует обращаться к ами именем Мевы. А в моём случае это имя вообще лучше не произносить, если ты не уверен в том, что тебя никто не слышит. Моё имя Цуе, к сожалению, тоже лучше не использовать. Так что звать ты меня будешь или аэр, или мастер, или каким-нибудь ласковым прозвищем. Сам придумай. Не знаю, нужно ли напоминать тебе другие обязательные правила. Но лучше напомню: ты обещаешь хранить мне верность, будешь беречь мои секреты, ограничишь свои сексуальные контакты с женщинами только теми, кого я привезу для тебя в хайм. И ещё ты не убьешь и не покалечишь ни одного жителя хайма.
Лёгкая задумчивость в глазах, даже горечь, и снова циничное безразличие:
— Как скажете.
Просто потрясающее сочетание. Вся эта даккарская дерзость с осознанной будто бы покорностью. Я обняла его. Он послушно позволил мне это сделать.
— А по поводу соблазнения… у меня мужчины почти полгода не было. А тебя мне уже несколько дней обещают, да ещё такое дефиле…
Зря я это сказала. Он реально испугался. Дёрнулся. Да, для неолетанки воздержание в 6 месяцев это страшно. Но я не неолетанка. Это они, малохольные северяне проповедуют, что управлять желанием опасно, что нужно идти на поводу чувств. А Суани считали, что мужчины отвлекают мастера. И я руководствуюсь этим принципом более 300 лет.
Я погладила мальчика по щеке:
— Эй, ты чего испугался? Аэр происходит от слова «доверие». Я хорошо контролирую себя. Успокойся.
Бесполезно!
Я легонько опрокинула мальчика на спину. Он поддался. Уже хорошо. Смотрит пристально в глаза. Молчит.
Я легонько коснулась губами его губ. Ответил. Молодец.
Руки ласково скользнули по телу. Напряжён, но податлив. Что просто неимоверно прибавляет сексуальности.
Пальцы, запущенные в волосы, ладонь, скользящая по мускулистым плечикам, губы…
— Ты ведь пошутила насчёт полугода?
— Ну, ты же умненький…

Я даже позволила себе поспать. Во-первых, после секса просто замечательно спится. Во-вторых, мне в любое время хорошо спится, если есть возможность. Разбудил меня звонок коммуникатора, Анжей:
— Мастер, я сейчас смотрю на списки погибших во внутреннем городе. Ни одного Ан Тойра там нет. Он вообще не приходил в казарму. Правда, где он тогда тоже не понятно. Тем более, что парень, который должен был его сюда привести в этих списках есть. И, чтобы найти мальчишку в такой неразберихе, мне понадобится не меньше суток.
— Я поняла тебя. Я сама его найду. А ты увози нашу малышку отсюда.
Я отключила соединение, быстро пролистала текстовые сообщения. Блин, говорят, этажом выше меня разыскивает Перлиада, умоляет о встречи. Пора вставать.
Я потянулась. Как приятно просыпаться в постели, а не на холодной земле. Но злоупотреблять не стоит, слишком предсказуемо сейчас моё местонахождение.
Я повернулась на бок. А ещё приятней просыпаться в постели с сексуальным молодым мужчиной.
Пока я спала, Венки отодвинулся от меня подальше и свернулся калачиком в углу кровати. Я прислушалась — он не спит. Шлюшка маленькая, часа три прошло, как заснули, а он уже бодренький!
— Венки, не притворяйся, ты уже проснулся.
— И что теперь? Тихо полежать в углу нельзя?
Блин. Он что, обиделся!? И чем, интересно знать, я вызвала такую реакцию?
— Малыш, одного тебя я не оставлю даже в комнате в монастыре. Это не недоверие, просто на меня давно и много охотятся, и я всякое видала. Поэтому, пока мы не прибудем в хайм, ты будешь всё время возле меня. А меня ждёт Вестница. Да ещё Великая ами Перлиада прискакала по мою душу. Так что вставай, пошли пообщаемся с Великой.
Венки молчал. Блин, он просто провоцирует меня! Я аккуратно обняла его, целуя на уровне поясницы.
— Хотя, если ты не против продолжить…
Мальчишку просто сдуло с кровати
— Нет, Перлиада так Перлиада!
Интересно, я стала столь плоха в сексе, или это просто капризы избалованного мальчишки, которого забыли спросить, когда женили? Я спрыгнула с постели, поймала Венки за руку и притянула к себе:
— Лапочка, у меня есть ещё один вопрос. Я знаю, что тебя не особо спросили, заключая этот брак. Но ты ведь вполне взрослый и умненький мальчик. Ты подумал, как будешь себя вести? Ты будешь послушным или хулиганить?
Мальчик некоторое время молчал, сверля меня чёрным взглядом:
— Я сделаю так, ами, чтобы вы влюбились в меня. Чтобы теряли от этой любви разум, чтоб больше всего хотели радовать меня, чтобы солнцем считали мою улыбку.
Оппа! Неожиданно. Самозабвенное обещание подчиниться и яростная клятва подчинить одновременно. Нет, он, конечно, обиделся, но собирается играть по правилам. Удивительный мальчик! Ладно, я признаю, что Агатея просто гениальна в своей профессии. Проблем с этим лисёнком, конечно, будет много, но как он разжигает мою душу!

« предыдущаяследующая »

Как не пропустить новую главу?

1. Вы можете подписаться на обновления этого сайта (вам будет приходить на почту когда я что-то выложила) :


Рубрики: | Метки:
Редактировать:
Напишите комментарий



Моё творчество

Романы Ольги Талан. Женское доминирование
  • Свежие комментарии

  • Метки

  • Рейтинг русскоязычных сайтов о Женском ДоминированииРейтинг русскоязычных сайтов о Женском Доминировании
  • счётчики

    Рейтинг@Mail.ru
    Топ100- Эротические рассказы
  • Дизайн сайта Miss Udacha
  • 

    Оставить комментарий




    Загрузить свой аватар