Дети Мевы 7 — 9

Глава 7

 

 Марика:

Над Кострами поднималось утро. Столовая наполнялась светом. Лёгкие шторы трепыхал ласковый тёплый ветерок. На белых скатертях в красивых плетёных тарелочках красовался завтрак. Эстетика!

Мы, не торопясь, пили чай: я и мои мастера, Нандрель и Арсе. Арсе рассказывала нам обстановку:

— Ты была права, хранительница, даккарцы не опровергают сексуальность своей расы. Они лишь пытаются бороться с перегибами. Мальчишки продолжают легко общаться с девочками драконов, а вот неолетанок стали избегать тщательней. Сразу после шоу Нандрель сюда прибыла дополнительная порция даккарских пауков. Как будто их без этого мало было! Хотя командует миссией до сих пор Ритнер Ан Барда, расследование по нашей проблеме ведёт некий Анжей Ан Тойра. Молодой симпатичный мужчина, но, чем-то чувствую, очень опасный. Хитрец. И отчитывается этот парень не Ритнеру, а мастеру Гардману Од Мэдра. Как это объясняется, не выяснили пока.

— Как настроения у нэрми?

— Девочки нэрми восприняли нашу шутку на ура. Если Драконы ещё как-то пытаются поддерживать в своих рядах уважительное отношение к даккарцам, то в рядах Королей и остальных объединений это уважение рассыпалось, так и не родившись. Из незапланированного, в городе собралось много молоденьких неолетанок, обивающих даккарские пороги. Пока они просто глазеют и закидывают даккарцев цветами, – она усмехнулась, — Честное слово, я тут ни при чём. Они вообще не организованны никем. Просто любопытствующая молодёжь.

— Что говорит Ника?

— Ника воздерживается от комментариев или повторяет свои старые лозунги. Чувствуется, что её уверенность на договор с Даккаром сильно пошатнулась. Но пока она продолжает гнуть своё.

— Как реакция публики на Роджера?

— А Роджера публика пока и не видела. Даккарцы сразу же заперли его. Мы пустили об этом слух, и их резиденция периодически подвергается мягким атакам поклонниц. Пока безрезультатно.

— Что вообще предпринял Даккар?

— Сложно сказать. Внешне пока ничего. Мастера встречались с Великими, но что обсуждалось на этой встрече, не знаю.

— Энастения была на встрече?

— Да. И Перлиада, и Хранительница Эдолла.

И все молчат! Больше всего ненавижу в неолетанской политике такие штуки. Как я должна вести дело, если от меня утаивают часть информации. Я встречалась с Энастенией вчера вечером. И она ни словом не обмолвилась о встрече с даккарскими мастерами. Вряд ли забыла! Она не глупа и не рассеяна. Скорее всего решила, что мне это знать не нужно. Эдолла туда же. Но эту хоть понять можно. То, что Хранительница Ар меня терпеть не может, я нисколько не сомневаюсь. А Перлиада со мной даже разговаривать не станет. Эта меня вообще грязью считает. Для неё неолетанка, не имеющая семьи, самое падшее создание.

Арсе смешно поджала губки:

— Хотите развлечение? Мы вчера записали новую эротику. В отличие от всех предыдущих, это не молоденький мальчик, а один из даккарских мастеров. И там хорошо видно, что в сексе он кое-что умеет.

Я оторвалась от своих мыслей:

— Даже так?! Тебе удалось заснять кого-то из мастеров?

— Мне удалось заснять такого, на которого приятно смотреть. Предыдущие три на видео были абсолютно отвратительным зрелищем. Нэрми таким только пугать можно. Они же грубияны и насильники!

Я тихо улыбнулась сама себе: а чертёнок в моих руках был очень даже ласковым! Просто, наверное, не для нэрми их боги создавали…

 

В коридоре послышались громкие шаги и крики охраны. А потом, буквально через минуту, в комнату ворвалась Великая ами Перлиада собственной персоной. Высокая, квадратная, с пронзительным взглядом карих глаз.

— Морена, что это за шутки?! — она кинула передо мной свежую газету

Заголовок: «Отберёт ли Ника наших мужчин?»

«На данный момент на территории САП и прилегающих территориях официально проживает более тысячи мужчин даккарской крови, принадлежащих гражданкам САП. Потребует ли Даккар, в случае заключения договора с Драконами, вернуть его людей? …»

По-моему замечательная постановка вопроса. И статья такая броская, красочная, мальчик на фото просто сама сексуальность.

— Чем тебе не понравилась эта статья, Великая?

— Чем? Ты понимаешь, что большая половина этих мужчин принадлежит неолетанкам? Что я сегодня целый день получаю обвинения в разглашения тайны, кому мы продали эти мужчины?!

— Ну, прости, Великая. Всю информацию дала твоя помощница Урсудана. А опубликовать её велела Энастения. Как-нибудь разбирайтесь там сами.

— Энастения? — она на минуту задумалась, — Ты идёшь со мной!

— Я не одета!

— Меня это не волнует!

Пришлось собрать свою злость в кулак и топать за Перлиадой, прямо как была, в халате.

Шлёпая мягкими тапками через две улицы, я, в который раз, напоминала себе, почему вызываю столь презрительную реакцию у большинства великих и влиятельных ами – у меня нет семьи. Это сложная и долгая история. Я родилась и выросла далеко за пределами САП, на маленькой прореспубликанской планете-университете. А семья моя тогда состояла из двух мам: женщины и неолетанки, Алины и Дани. Моего отца эти двое так и не вычислили, потому что количество их общих любовников в тот важный для меня период было слишком большим. А когда вечерком, покуривая кальян, они всё-таки пытались предположить, кто сделал им такой подарок, вспоминали ещё парочку ранее забытых мужчин. Они были очень молоды. Мотались со мной в охапку по всяким молодёжным фестивалям и тусовкам, таскали домой неимоверное количество любовников. Живой солнечный зайчик – Алина, лёгкая, подвижная, смешливая, шумная. И спокойная и всегда немного усталая Дани. По настоящему заставить её улыбаться до сих пор только Алина умеет.

При чём не сказать, что у меня было плохое детство, наоборот: хорошая школа, колледж, университет, занятия боевыми искусствами с 4 лет, первый собственный бизнес в 19. Единственное, что мне, кажется, так и не дали, это не научили быть неолетанкой. Дани всё время открещивалась от своей расы. Одевалась во что-то невообразимое, прятала руки. В чём-то её можно понять — боги не дали ей вырасти, она ростом как женщина. Она и сейчас тщательно открещивается от своей расы: одевается как нэрми, общается с нэрми, а последние 30 лет вообще является главой Драконов. Даже имя Мевы взяла, как нэрми — одной из иноземных богинь войны и победы — Ника.

В своё время я приложила очень много сил, чтобы всё-таки быть неолетанкой. В 27 продала свой бизнес и уехала сюда, на Остров богов, учиться в монастырях Ар. Как всё в моей жизни, Ар дался мне легко, мастерам удалось вкрутить в мою голову многие специфические вещи неолетанского восприятия, я была способна. Даже пыталась учиться у мастера Суани. Но это, видать, была не моя судьба. Столько талантов во мне не нашлось.

Тогда мне казалось, что теперь я настоящая неолетанка. Меня признали мастером высшей ступени. Я поселилась в САП. Снова открыла своё дело. И вот тогда моя бабка Энастения взялась найти мне мужа. И не тут-то было! Меня таскали по всем этим свадебным приёмам и единственное, что я понимала на них, что не могу так.

— Я не люблю их!

— Ты неолетанка, ты полюбишь того, кто станет основой твоей семьи, твоего мира

Я представила, как это я полюблю чужого мальчика, который будет наивными глазами смотреть мне в рот, и содрогнулась.

— Наверное, я не хочу пока семьи. Как представлю кучу мелких детишек, в дрожь бросает. Может, мне рано ещё? Я не хочу отдельный мир, мне нравиться этот, с бизнесом, политикой, тусовками.

Моя великая бабка дала мне отсрочку. Потом ещё одну. Мне пытались дарить мужчин, которые, по мнению дарящих, обязательно тронут моё сердце. Пока никто не тронул. Мне и так хорошо. И если бы не эти проблемы со статусов в глазах других неолетанок, который, чем я старше, тем становится хуже, я бы давно оставила эти эксперименты…

 

В дом Энастении Перлиада ворвалась так же вероломно, как и ко мне. У этих двух великих сестёр были свои правила общения друг с другом. Энастения сидела, как всегда, на полу, рядом с ней миниатюрный тёмненький мужчина с узким разрезом глаз — Хён Чон. Ещё одна крупная фигура Теневой лиги, о которой знают все.

— Сестра, ты велела бросить прессе информацию о даккарцах, проданных в САП?

Энастения ответила на незнакомом мне языке. Вообще, это излюбленная неолетанская фишка, когда необходимо сохранять тайны, говорить на незнакомых присутствующим языках. Неолетанки быстро и просто осваивают новый язык: берут на пару месяцев любовника, говорящего только на этом языке. Это даже стало каким-то спортом: находить языки, пока никому не известные в твоём кругу, а нужному тебе собеседнику всегда можно потом подарить нужного мужчину.

И всё же этот способ сокрытия тайн имел свой недостаток. Если некоторых имён в разговоре ещё можно избежать, используя все возможные эпитеты, то вот от названий мест, чаще всего, никуда не деться.

— …Аралия… Эракс… Мериль…

Я внимательно слушала незнакомую речь, выхватывая из неё знакомые названия. Сёстры ругались. Говорили резко и обрывисто, махали руками.

— …Суани… Морок…

Но из них двоих ведущая роль всегда была за Энастенией. И хотя моя великая бабка была младшей из них по возрасту, в жизни за ней было неоспоримое старшинство.

— …Гардман… Анжей Ан Тойра…

В какой-то момент Перлиада замолчала, потом спокойно произнесла уже на неолетанском:

— Приглядывай за своими зверюшками, сестра.

— Конечно, дорогая, я буду очень осторожна.

Перлиада кивнула и, изобразив улыбку, вышла. Ну, и зачем она тащила меня сюда в халате и тапочках?! Сама зверюшка дикая! Ко мне повернулась Энастения:

— Выпьешь с нами чаю, хранительница? — пояснять мне она явно ничего не собиралась

 

 Дже:

Мартион привёл меня в узкую комнату. Все мои вещи были уже перенесены сюда и свалены на узкую кровать. Правильно, меня отселили отдельно, в дальний угол, чтобы не позорил своим присутствием других мужчин рода.

— Инструктирую. Что у нас изменилось в связи с твоими похождениями? Ничего! Продолжаем мило общаться с амазонками. Проявляем уважение и терпение. Улыбаемся и не обижаем девочек. Неолетанок обходим более тщательно. Интервью не даём, никаких заявлений на камеру, кроме улыбок, не делаем. Понял?

— Да, капитан.

— Сегодня ты появишься на публике. Твои похождения сильно прославили тебя в рядах молодых амазонок. Дадим полюбоваться девочкам на тебя целого и невредимого. И ты, как и раньше, не будешь отказывать девочкам драконов в сексе. Понял?

— Да, капитан. Можно вопрос?

— Давай.

— Информация о том, что нэрми не станут заключать договор с теми, кого хотят в сексе ложная?

— Частично. Если мы позволим Даккару свалиться в этом вопросе на один уровень с их рабами, то это погубит миссию. Но мы не зря взяли с собой столько молодых мужчин. Нэрми проявили интерес к Даккару, только осознав его сексуальную привлекательность. Тут есть некая грань, которую нужно соблюсти. Не больше, ни меньше.

— Понял.

— Ну, а если всё понял, то отправляйся радовать девочек. У тебя наряд на уборку территории вокруг штаба миссии. Метлу в руки, и пошёл. И чтоб ни слова прессе.

— Есть, капитан.

С метлой наперевес я спускался во двор. С одной стороны, я был несказанно рад, что меня наконец-то выпустили, и общаются вполне по-доброму. С другой, ощущение было, что этой доброты я не заслужил. И сейчас тоже, вместо того, чтобы делать что-то для исправления ситуации, просто отправлен в наряд. Пусть и по каким-то там соображений.

Метлой я успел взмахнуть только пару раз. А потом за решетчатым забором, отделяющим территорию временного штаба даккарской миссии от территории резиденции драконов, раздался оглушительный радостный визг. И там начала собираться небольшая толпа молоденьких женщин драконов.

— Роджер!

— Тебя уже отпустили?

— Они оправдали тебя?

— Ты вернёшься на ринг?

Пока я остервенело махал метлой, отделённый от них забором, всё было ещё ничего. Но когда, нагрузив тележку мусором, я выехал через пост к свалке, вот тут они на меня налетели:

— Роджер, пригласи меня к себе в постельку.

— Не слушай эту лохушку, зови в гости меня, коньяк обещаю в придачу

Меня готовы были покупать и перекупать. Я мысленно досчитал до 30, напоминая себе, что мне велено не обижать девочек-драконов, и что я сам виноват в таком своём положении.

— Девочки, вы не на рынке, а я не продаюсь. Диспут окончен! Все свободны! Посторонись, освободи дорогу тачке.

Они немного приумолкли, но расходиться явно не собирались. Кто-то уже откровенно лапал меня под шумок.

И тут голос откуда-то сзади заставил их встрепенуться:

— Отделение, смирно!

К нам подошла одна из старших чемпионов Драконов — Артемида. Сильная женщина: я пару раз видел её на ринге. Крепкая, мускулистая, ярко зёлёные глаза и короткие белые волосы до ушей. У неё, по крайней мере, хоть были волосы. А молоденькие Драконы стригли их так коротко, что их вообще не видно было. Женщины, и без волос!

— По какому поводу сбор? — она внимательно оглядела девчонок, — А ну бегом на стадион. И чтобы я не видела вас шатающимися без дела!

Девчонки начали неохотно расходиться. Артемида ещё некоторое время постояла, наблюдая, как я высыпаю свой мусор.

— Ритнер что, совсем с ума сошёл?! Додумался отправить тебя одного в зубы этих маленьких пираний!

Я молча сжал зубы. Что я теперь, такой беззащитный, что с женщинами не справлюсь?! Я и без оружия достаточно опасен!

Я молча покатил тачку обратно. Артемида двинулась за мной. На крыльце нас встречал Мартион.

— Капитан, могла бы я поговорить с тем, кто отдаёт приказы Роджеру

— Я слушаю тебя, женщина.

— Я просила бы вас больше не отпускать этого мальчика одного, это может спровоцировать неприятные инциденты.

— Ты предлагаешь мне его охранять или запереть? Это невозможно! Приказ перевёл этого солдата в моё подчинение, как подсобного работника, без привилегий, и он будет выполнять свою работу.

Артемида нахмурилась:

— Хорошо, капитан, как вижу, с приборкой ваш работник уже закончил. Не могли бы вы одолжить мне его до вечера. Мне необходима помощь на полуфинале.

Мартион усмехнулся:

— Как пожелаешь, мастер! До вечера он в твоём распоряжении.

 

 Марика:

Уже к вечеру Нандрель рассказывала мне свои измышления и изыскания по планетам, названия которых я вычленила в разговоре великих.

— Там много тайн, хранительница. Но есть предположения, что все эти планеты подверглись нападению двое суток назад. Нападению, очень похожему на даккарское. Разгромлены порты и транспортные узлы. И всё тщательно скрывается. Кстати, в примерно тот же период была попытка нападения на твои порты на Банбе и Нертусе, но там современная охрана, устройства быстро обезвредили.

Банба и Нертус были, фактически, моими планетами, хотя принадлежали формально к протекторату Энастении. Располагающиеся там мои заводы составляли 70 процентов всех предприятий этих планеток. А хорошая охрана портов привлекала неолетанок, втихаря громоздивших там свои хаймы. Технику для охраны ставила я, а вот руководили этой охраной люди бабки. И мне докладывали, получается, далеко не всё.

— Значит, Даккар ответил нападением на неолетанские планеты? А нам ничего не сказали. А наоборот, дали огонька для дальнейшего пожара… Кто такой Анжей Ан Тойра?

— Молодой паук, ведущий расследование, я говорила тебе утром, — Арсе явно была немного напугана. Взрывы на хаймовых планетах – есть чего испугаться. Я попыталась её подбодрить:

— М-да. Обидно конечно, что нас не посвятили в детали. Опять не посвятили! Но, думаю, у великих есть основания так поступать.

Сама я в такие основания не верила. Энастения умна, конечно, но в некоторых вопросах подобна ребёнку, как все неолетанки. Не созданы они для войны. А Даккарцы – жестокие мальчики. Да и просто обидно чувствовать себя пешкой.

А ещё закрадывалось чувство, что как только Энастения решится договориться по всей этой заварушке, первой она сдаст на растерзание меня. Даже сомневаться не стоит. Или я не знаю свою великую бабку.

Самым же неразгадываемым в том разговоре было «Морок». Узнать, куда и зачем Энастения заслала свою самую эффективную армию, даже и мечтать не стоит. Суани умеют быть просто чудесно незаметными. Если бы я в своё время не училась полтора года у Морок, таскаясь с ней по свету, думаю, вообще бы ни одну Суани в лицо не знала. Но уже то, что к делу даккарцев привлечена великая Суани, говорит о серьезности намерений Энастении.

 

 Дже:

Никакой работы для меня у Артемиды не было. Мы просто сидели с ней в первых рядах на трибунах центрального стадиона Костров и смотрели бои полуфинала амазонско-даккарской олимпиады. Артемида поила меня пивом и спорила со мной по поводу происходящего на ринге:

— Дурацкая тактика, она измотает его быстро.

— Не измотает, бой всего 3 минуты, столько он выдержит в любом темпе.

— Да он уже лупит абсолютно беспорядочно

— Это не беспорядочно. Эта техника называется хаотическим нападением. Между прочим, очень действенная.

Артемида повернулась ко мне, улыбаясь:

— Блин, Роджер, а ведь ты со мной так и не дрался. А мне очень бы хотелось.

— Жаждешь быть побитой или просто хорохоришься, зная, что на ринг я больше не выйду?

Злиться на Артемиду мне было не за что. И вела она себя вполне уважительно и, вдобавок, дурных девчонок своим присутствием отпугивала. Просто настроение было дурацкое. Смотреть бои и знать, что никогда не будешь в них участвовать – самая жестокая пытка.

— А ну-ка! – Артемида потянула меня за руку прочь с трибун. Мы вышли со стадиона.

— Ну, не выпустят тебя, я так понимаю, на публичные ринги. А вот отлупить тебя по-тихому на тренировочном мне никто не помешает.

Мы протиснулись через какую-то заднюю калитку на одну из тренировочных площадок Драконов. Сейчас здесь было пусто. Артемида быстро скидывала лишнее оружие. Она реально предлагала драться.

— Ну, иди сюда! Если выиграешь, с меня пиво.

— А проиграю?

— Проиграешь… А если проиграешь, пива не будет!

Она резко развернулась, нападая. Техника у неё очень хорошая. Её драться выставляли обычно с кем-то из наших чемпионов. И это были очень напряжённые поединки. Я сгруппировался, бросок, захват, разворот, удар, перехват. Она, смеясь, вывернулась.

— Браво!

В следующее мгновение я летел мордой в низ. Перекат, уход. Удар, захват. С трудом вывернулся из её удара, разворот. И тут, вместо того, чтобы увернуться от моего захвата, она, наоборот, притянула меня, опрокидывая вместе с собой на землю.

— Тсс! У нас незванные зрители. Изображаем интим!

Она лежала подо мной на земле, восстанавливая дыхание. Я отпустил её руку. Она, смеясь, перекатилась на меня сверху, целуя.

— Пошли пиво пить!

Я поднялся с земли и уже сейчас заметил женщину с фотоаппаратурой в руках. Вид у репортёра был расстроенный. Да, публично драться мне сейчас ни с кем нельзя. Тем более с признанными чемпионами. Для них бой со мной позор.

Артемида взяла пива, и мы вернулись на полуфинал:

— Ну, побью тебя в другой раз, как-нибудь.

 

Вечером она проводила меня прямо до моей комнаты. Легко поцеловала в губы.

— Спокойной ночи. Завтра опять тебя заберу. Ещё несколько дней придётся тебе погулять со мной, – она усмехнулась, — А то наши девочки тебя порвут.

И ушла. Проводила, поцеловала и ушла! Юбля! Таких обломов на Острове богов со мной ещё не было. Город кишил женщинами, желающими ко мне в постель, а я ложился спать один!

 

 

 Глава 8

 

 Марика:

На следующий день, вооружившись лучшей из своих улыбок, я явилась на стадион. Сегодня в утренних газетах должна выйти статейка о матери Артемиды. Хотелось лично увидеть реакцию этой девки.

С Никиным псом – Артемидой, мы, как-то так само получилось, не дружили. Может, потому, что я не вожу дружбу с собаками. Может, Энастения права, и в этом было что-то от ревности — Ника носилась с Артемидой, как с любимым детём, а ко мне в Чашу за 12 лет ни разу на праздник не приехала. Так или иначе, желание почесать кулаки при виде этой девки у меня появлялось неизменно.

Народ уже толпами валил на стадион. Продавцы газет тоже уже вовсю шныряли между трибунами. На Острове богов больше пользовались спросом именно бумажные издания.

Нандрель, улыбаясь, приземлилась рядом со мной на трибуну, протягивая мне свежие номера четырёх основных изданий Костров. Три из них Драконы не контролировали:

«Даккарец живёт в доме Артемиды в качестве раба уже 15 лет.»

«В каком статусе Артемида предпочитает даккарцев?»

Тут мой взгляд остановился на фотографии. На ней эта собака жадно целовала Роджера, распластавшегося под ней на земле. Блин! И когда она успевает! Нандрель кивнула мне:

— Видела уже? Мальчишка только вчера вылез из под замка, а уже успел закрутить с драконовской чемпионкой.

— Да драконы просто охраняют его таким образом. И Роджеру прикажи его мастера, и он будет изображать хоть любовника, хоть чёрта лысого.

Нандрель покосилась на меня:

— Дорогая, я слышу в твоём голосе нотки ревности?

— Что за чушь!

— А что? Красивый мальчик. Чуть поработать, и будет шёлковым. Я тут с Урсуданой беседовала, там уже столько техник изобретено.

— Урсудана маньячка! Только сумасшедшая согласиться жить с мужчиной, которому вправили мозги Ар!

— О, понятно! — Нандрель рассмеялась, — Я смотрю, тут всё серьёзно!

Я фыркнула. Вот мне ничего непонятно.

— Не неси чушь! Лучше давай поищем эту шуструю драконовскую собачонку и подольём масла в огонь.

Подколы Нендрель меня нисколько не смущали. Мы с ней много лет в команде. Она лезла со мной в такие авантюры, что у любого разумного человека бы точно инстинкт самосохранения сработал. Безусловно вставала на мою сторону в самых пропащих операциях. А ещё она никогда не смеётся над моим сумасбродством и не осуждает, даже если я вдруг начинаю отменять свои же приказы.

 

 Дже:

Разбудили меня рано утром, ещё до рассвета. Дежурный солдат, отчаянно борясь с зевотой, передал мне приказ явиться к генералу Анжею Ан Тойра. Через пять минут я уже стоял на пороге кабинета. Генерал сидел на углу стола:

— Заходи!

В углу кабинета уже молча сидел капитан Мортион. Генерал указал мне на стул и кинул передо мной газету:

— Что ты там вчера успел заявить по поводу своей продажности?

На первой странице газеты была большая фотография, как я целуюсь с Артемидой, валяясь на земле на тренировочном корте драконов: «За что продаётся Роджер Об Хайя?»

— Генерал, я не разговаривал с журналистами. Но они, видать, за мной следят и просто перекручивают любую сказанную мной фразу.

— А зачем ты понадобился Артемиде?

— Думаю, генерал, она считает, что я нуждаюсь в охране со стороны Драконов, причём в охране, не привлекающей внимание. Поэтому вот изображала вчера со мной…

— Изображала?! Ну и прекрасно, подыграем девочкам, пусть охраняет тебя дальше! И держи уши открытыми, может, что полезное услышишь.

— Да, генерал!

— И ещё, с этого дня ты будешь аккуратно просматривать всю прессу на свой счёт. Ты должен быть в курсе всего, чем тебя обливают, и учиться выгибать эти сплетни в правильную сторону. Мартион проконтролирует и, где надо, объяснит. Сейчас возьмёшь у секретаря подборку о себе с момента исчезновения и внимательно ознакомишься.

— Да, генерал.

 

Ближайшие три часа я, краснея от стыда, читал толстую подборку газетных вырезок о себе. Никогда бы не подумал, что меня можно смутить подробностями секса с женщиной. Но подробные рассуждения этих бабёнок, что и как я делаю… как ОНИ укладывали МЕНЯ в постель… Это кто кого укладывал?! Потом подборка рассуждений о моём проигрыше, высказывания их Великих ами, глав нэрми и прочих титулов. И опять рассуждения мелких неолетанок о сексе со мной: » К сожалению, ему не понравилось. Я ещё очень молода и плохо владею своим телом. Ему было больно. Но мне хотелось ещё. Он такой открытый, так бурно возбуждается. Мне пришлось брать его силой. Мне очень понравилось…» Вот сволочь! Я был взбешён. Ненавидел всех этих баб разом. Но больше всего я ненавидел Морену. Особенно читая в сегодняшних газетах: «Роджер умненький мальчик. Хорошо подготовленный боец и очень нежный любовник. Умеючи конечно! Честно говоря, мы все надеялись, что он победит. Чуть-чуть ведь не хватило. Не могу сказать, что было неправильно. Возможно, он просто чересчур красив, и юные соперницы слишком желали попробовать его. Не знаю! Все даккарцы обладают очень яркой внешностью. Мне тут случайно в сети попалось видео с мастером Раверстоном. Он немолодой мужчина. Но, поверьте, это очень красиво…». Стерва! Ещё и Раверстона приплела.

 

От газет меня отвлёк Мартион:

— Ознакомился?

— Да, капитан!

— Вкратце, помни, любоё твоё движение – карта в руках соперника. Подробнее обсудим вечером.

— Да, капитан.

— А сейчас снова поступаешь в распоряжение Артемиды. Она в кабинете Анжея.

 

У кабинета генерала мне пришлось подождать. Артемида вышла злая. Небрежно махнула мне следовать за собой.

— Интересно, все Ан Тойра такие гадкие, или у этого просто застой желчи?

Я усмехнулся. Женщина злилась на моего командира и собиралась еще и говорить со мной об этом

— Чем он разозлил тебя?

— Просто едкий очень. У меня сегодня проблемы небольшие. Моренины писаки кое-что вытащили на мою мать. Так что мы сегодня в центре внимания.

— Да? А что там за история?

— Да вот… Ты в курсе ведь уже, что в САП бойко торгуют даккарскими мужчинами?

Я поднял на неё удивлённый взгляд. Конечно, рабством меня не удивишь. Я родился, когда на Даккаре уже процветало рабство. И я в курсе, что хотя САП и не называет это своими именами, но мужчины на его территории находятся в положении рабов. Продаются и покупаются. Причём в основном торговцами являются неолетанки. Но мне трудно было представить в таком плену даккарца. Да и мне казалось, что, принимая решение о переговорах с Даккаром, САП должен был что-то сделать с этим вопросом.

— До сих пор? В смысле, и сейчас тоже торгуют?

— Сейчас, я думаю, даже дороже и бойче!

Я сглотнул. В САПе торгуют даккарцами?! В то самое время, когда ведут переговоры? Интересно, наши генералы знают об этом? Наверное, знают. Они должны знать о САПе всё.

— Короче, проблема в том, что у моей матери есть такая покупка. Конечно, ко мне лично это мало относиться. Но тема для скандала благодатная.

Я остановился, переваривая услышанное. Мать этой женщины держит даккарца в рабстве, а сама она в это время пытается заключить с нами союз?!

Артемида, заметив мою задержку, тоже остановилась и удивлённо посмотрела на меня:

— Что случилось? — потом нахмурилась, — Роджер, мне казалось, ты взрослый парень и понимаешь, во что играешь.

Понимаю?! Понимаю ли?! То, во что я теперь играл, было уже не спортом, а делами пауков. Переговоры, добыча информации, слабые и сильные стороны противника, информационная война, политика. Я не восхищался и не презирал такую работу. А в своём положении я согласен был на самые грязные её проявления. Просто я был немного ошарашен. Неолетанки играли грязно. Драконы тоже ничуть не честнее, просто пока они были на нашей стороне. Думаю, наши пауки тоже вели свою игру по местным правилам, не особо отличаясь чистотой.

— Просто … Просто я немного ошарашен. Как-то не думал об этом. А какого звания мужчина в плену у твоей матери?

— Понятия не имею. Никогда не видела его. Я уехала из дома матери 85 лет назад. А в её постель вообще никогда не заглядывала.

Тут она обняла меня, притянула к себе, замерев буквально в сантиметре от моего лица:

— Давай-ка, включай голову и выходи из этого состояния. Нам сейчас ещё перед журналистами прыгать.

Тихонько поцеловала в уголок рта Я дёрнулся:

— Юбля, опять дразнишься! — вывернулся из её рук

— Дразнюсь?! — она смотрела на меня удивлённо

— Ага, вчера весь день дразнилась, а потом слиняла, махнув ручкой! А я живой, между прочим!

Артемида некоторое время смотрела на меня удивлённо, а потом вдруг начала смеяться.

— И чего тут смешного?

Она через силу заставила себя успокоиться:

— Роджер, воистину даккарцы уникальная раса! Тебя 3 дня назад от души отымели 13 неолетанок-подростков. Да после такого любой нормальный мужчина вообще к себе никого с полгода подпускать не будет. А ты… ручкой, говоришь?! Ты обиделся, что я не пожелала с тобой секса?!

Я нахмурился. Тупые женщины в тупом мире! Да на мне всё через сутки зажило. Хлюпики их нормальные мужчины

— Ладно, не кукся! Я действительно думала, что тебе нужно время восстановиться. Не нужно, так не нужно. Я учту!

 

 Марика:

Запинать Артемиду ногами не получилось. В тот самый момент, когда журналисты напали на неё, идущую в обнимку с Роджером на стадион, с расспросами и просто заклёвывали, появилась Ника и Энастения. И сегодня двое последних явно выглядели союзниками. Короче, Артемиду отбрехали. А всю ответственность свалили на «некоторых несознательных молодых неолетанок»

Мы сидели с Нандрель у меня на веранде и пили кофе:

— Ну ладно, ломать ты его не хочешь. Ну давай просто выкрадем.

— Даккар сейчас охраняет его бдительней любых сокровищ

— Ну и тем интересней

Нандрель улыбалась. Вообще, ей всего лишь 40 лет. И юношеский азарт дня неё нормальное дело. Она не унималась:

— Я тут в городе пару сильненьких эми видела. Могу спорить, у них проблемы с деньгами, и они посчитают честью послужить хранительнице и Арнелет.

— Даже если я его украду, куда спрячу? Даккар перевернёт город в течение суток, а мне пока рано уезжать

— А зачем прятать?! Какая бравада: украсть, поиметь, а утром отпустить! У меня есть коды от дома великой ами Гардеоны, там искать не будут. Поваляешь мальчишку в спальнях Гардеоны и вежливо отпустишь. Ты же хочешь его?

Я задумалась: получить чертёнка в свою постель было очень даже заманчиво. С развитием всей этой истории мой интерес к нему только усиливался. И на данный момент требовал выхода абсолютно недвусмысленным образом. Да и пощёчина Драконам и Даккару будет очень знатная: выкрасть Дже прямо из похотливых лап Артемиды, а утром вернуть, как ни в чём не бывало. Мальчики по вызову!

— Ага, а утром скажем журналистам, что мальчишку никто не крал, и вообще, он сам на шею вешался. Просто нарушил приказ командира, — Нандрель хитро улыбалась, — Ордена с него уже сняли, думаю, ниже опускаться некуда

Подставлять опять чертёнка Дже мне не хотелось. Ну, если только совсем прижмёт. Но в целом предложение Нандрель очаровывало. Соблазн этой ночью сжимать его тело… Я усмехнулась:

— Лучше скажем, что Артемида нам его продала?

— Ага, пусть её начнут заваливать заявками на мальчишку. Поотбивается от роли сутенёрши!

— Как-то бы ещё это подтвердить…

— Подтверждением будет, если она не заявит о пропаже мальчишки, а будет вести себя, как ни в чём не бывало.

— Ар использовать нельзя!

— Само собой разумеется! Ар только на мужчин, да и то не усердствуя!

Много лет назад, поселившись в САП, неолетанки, чтобы успокоить бдительность нэрми, развернули байку, что Ар не действует на розовокровых женщин. Частично это была правда: большинство используемых мастерами наркотиков на нэрми не давали должного результата. Но дистанционный Ар действовал безотказно на любое разумное существо. И это было неолетанской тайной. Конечно, тайна не для всех нэрми. Правители, спецслужбы, полиция не имели на этот счёт иллюзий. Но обычные, мирные нэрми считали себя полностью защищёнными от Ар природой. И разрушать это общественное мнение было нельзя.

 

 Дже:

Журналисты на Артемиду наброситься не успели. Явилась Ника и, что удивительно, великая Ами Энастения. Так что с журналистами разговаривали именно они:

— Родная мать мастера Артемиды, владелица антикварного салона, Амильятти, действительно в качестве одного из мужей имеет даккарца. Но это абсолютно добровольный брак, которому уже около 15 лет. Любовь, знаете ли, не делит нас на расы! Так что никакого криминала и двусмыслицы здесь нет. Просто некоторые несознательные дочери Арнелет умело раздувают скандал из ничего.

Сзади меня возник Мартион:

— Давай-ка отойдём, чтобы не светиться в кадре.

Я высвободил руку из крепкой хватки Артемиды. Она быстро метнула на меня взгляд, но, заметив Мартиона, успокоилась и вернулась к разговору с журналистами. Ведёт себя, как будто меня могут украсть прямо тут, в этой толпе.

Мы с капитаном незаметно пробрались между людьми и медленно пошли по маленькой улочке от стадиона.

— Что, Энастения решила сменить сторону? Мне казалось, она была заодно с Мореной тогда в Чаше судьбы.

Мартион усмехнулся:

— Мы её немного простимулировали. Эти габаритные девочки только интриги плести горазды, а как только видят реальную кровь, мгновенно становятся сговорчивыми.

— А Морену прижали?

— С Мореной сложней: у неё нет планет и людей, мужчин и кучи детишек. Из близких людей только помощницы: такие же оторвы, как она сама. Из значимого только бизнес, но с хорошей и дорогой охраной, да и под защитой САП. И убить её невозможно: она воспользовалась имперской штукой «Дистанацией», и теперь, можно сказать, бессмертна. Крепкий орешек! Особенно пока мы не поняли, кто именно ей приказывает.

 

Мы свернули в какой-то переулок. Тут нас ждала совсем молоденькая неолетанка лет 17-18. Она улыбалась. Мартион целенаправленно пошел к ней. А я, разглядывая её довольную рожу, как-то засомневался и решил притормозить на безопасном расстоянии. Неолетанка усмехнулась. И тут кто-то как будто перехватил управление моим телом. Оно само пошло быстрым шагом к этой нахальной роже, абсолютно мной неуправляемо.

Меня прошибло в пот от страха. Я тупо таращился по сторонам, как кукла, управляемый чужими руками. Более ужасной ситуации в самом кошмарном сне не привидится.

Неолетанка открыто смеялась. Она лишь мельком взглянула на подошедшего к ней Мартиона:

— Отправляйся к своим. Роджера ты не видел. Он остался с Артемидой.

Мартион кивнул, вытянувшись, как в кабинете у генерала, и быстрыми шагами удалился. Неолетанка, смеясь, погладила себя по щеке. Моя рука в точности повторила её движение, скользнув по моему лицу. Я чётко ощущал, что это моя рука, и что я касаюсь своей щеки, просто не управлял этим процессом.

— Страшно? — она обняла меня за плечи, — Не бойся! Это называется дистанционное влияние. Один из инструментов мастерства Ар. Сейчас мы сядем в лайнер, и я отпущу тебя. Вредно воздействовать этой штукой долго, могу случайно снести тебе крышу, и ты начнёшь подчиняться всегда и всем, — она наклонилась, заглядывая мне в глаза, — Жутко да?! Поэтому веди себя хорошо и не провоцируй меня.

Моё тело село в закрытый лайнер, и только тут ниточки кукловода его отпустили. Я дёрнулся. Неолетанка, улыбаясь, погрозила пальчиком:

— Не провоцируй!

Я вжался в сиденье. Ситуация была безвыходной. Бороться с таким оружием я не умел. Меня трясло, как перепуганного кролика. Неолетанка рядом улыбалась.

— Вот и умница. Теперь улыбнись и прикинься воспитанным мальчиком.

Лайнер тронулся, мягко поворачивая по узким улочкам старого города. Неолетанка молчала, поглядывая на меня в зеркало.

— Я могу узнать, куда мы едим?

— Зачем? Тебе лишнее это знать. Расслабься. Когда тебе что-нибудь понадобиться знать, тебе это скажут.

Она явно была чьей-то наёмницей. И явно похищала меня средь бела дня прямо из под носа Даккара и Драконов. Юбля! Как я уже устал чувствовать себя куклой в этой игре.

Лайнер остановился на полянке около большого дома. Неолетанка вышла, обошла лайнер и открыла дверь, приглашая меня выходить. Взяла за руку, некоторое время разглядывая.

— Какой ты хорошенький! Приодеть, подкрасить и просто красавчик будешь! Мы сейчас поднимемся в этот дом, и я передам тебя одной очень уважаемой мной ами. И мы договоримся, что ты будешь вести себя очень воспитанно. Когда войдём, встанешь на коленочки и опустишь глазки в пол. Не нужно лишний раз строить из себя дикого варвара.

Я кивнул. А что мне оставалось делать?!

Мы поднялись по лестнице в зал. На одной из стен в широкие окна ярко светило солнце. Поэтому рассмотреть людей, сидящих в той части зала, было сложно. Мы остановились на середине. Моя похитительница тихонько нажала мне на плечо, требуя опуститься на колени.

 

 Глава 9

 

 Марика:

Нандрель как раз наливала мне второй бокал амосы, когда на пороге появилась молоденькая беленькая эми и Дже. Он опустился на колени, тихонько уткнув глазки в пол. Я аж ахнула.

— Что ты с ним сделала?

— Абсолютно ничего, хранительница. Просто он немного напуган.

Я подняла чертёнка на ноги. Он злобно на меня глянул из под бровей. Действительно, просто краткий миг смирения!

Нандрель похлопала эми по плечу, вручая ей деньги:

— Молодец. Просто твоё искусство настолько сильно, что порой вызывает страх даже у неолетанок.

Она заулыбалась:

— Хранительница Морена, меня зовут Аурелия, и я признана в мастерстве до 3 ступени. Я бы хотела, чтобы вы знали: я очень уважаю вас. 7 лет назад вы были единственной, кто помог тысяче хаймов в северной части материка на Эраксе, планете, находящейся под покровительством другой ами, планете, лишь немного связанной с вашим бизнесом. И если я могу быть чем-то полезна вам, обращайтесь в любой момент. Для меня это большая честь, — эми попыталась вернуть Нандрель деньги, — И мне не надо платить.

Ну вот, ещё одна жертва моего меценатства:

— Не глупи. Возьми деньги. Они позволят тебе не отвлекаться от учёбы и быстрее стать настоящим мастером. Это важно!

Поджав губки, эми убрала деньги в карман. С финансами у неё всё-таки были трудности. Таскаясь по монастырям, особо не заработаешь. Я мигом подчеркнула у себя в голове, что эми не назвала ни имя своего учителя, ни название монастыря. Или Суани, или Хинти. Учитывая явное владение дистанционным влиянием, скорее всего Суани.

— Ещё раз спасибо, Аурелия. Если мне ещё раз понадобиться твоя помощь, я буду иметь в виду твои слова.

Она, улыбнувшись, кивнула. И Нандрель взяла её за руку, провожая к выходу.

 

Всё это время Роджер стоял, тихо прижатый к моему плечу, и даже не пытался дёргаться. Лишь когда за Аурелией и Нандрель закрылась дверь, он расслабился. Я его пугала явно меньше, чем эта маленькая Суани.

— Мне следовало догадаться, что это снова твои выходки. Соскучилась? Что, родился план, как ещё развлечь публику с моим участием?

Было видно, что он всё ещё напуган и просто пытается этого не показывать. Я обняла его.

— Сильно испугался?

Он метнул на меня сердитый взгляд:

— Кто она такая?

— Мастер Ар одной из мелких школ. У них интересная техника. Дистанционная. Я в молодости как-то училась такому. Просто магия в чистом виде.

— Ты тоже так можешь?

Я задумалась. Нет, так, конечно, не могу. Что бы эта малышка ни делала, не могу. А после дистанации у имперцев я вообще дистанционный Ар только чувствую. Эта была моя цена за бессмертие. Но очень многие вещи, которым я тогда научилась у Суани, теперь, идеально изучив травы и магию слова, я могу делать и без дистанционной силы.

— Нет. Я владею лучше техниками других школ. Они не менее действенны. Мне хватает их.

В глазах его читалось «Не верю», злость и всё тот же, хоть и хорошо сдерживаемый, страх.

— Так зачем я тебе понадобился сегодня?

Я погладила его по волосам. Сегодня он не вырывался.

— Не поверишь, действительно соскучилась. Вино будешь?

Он выскользнул из моих рук. Прошёлся по комнате. Настороженный и немного напряжённый. Блин! Марика, ты чёрствая эгоистичная маньячка. Подумала о чём угодно, о том, как отбиться от Драконов и Даккара, как выставить это похищение себе на пользу… обо всём, кроме самого мальчика. Да, он, конечно, сразу взял себя в руки и держится очень гордо… Но ведь даже недели не дала, чтобы хоть как-то улеглось… Он ведь от неолетанок, наверное, сейчас, как от огня, шарахается! Только не пугайся меня. Лучше ругайся, дерись.

Чертёнок остановился, глядя мне в глаза:

— Что-то мне не верится. Да и местечко странное ты выбрала для моего пленения. Окна чересчур большие, дверей чересчур много. Чем ты собралась меня удерживать?

 

 Дже:

Странная молоденькая неолетанка покинула комнату вместе с той, что вела мой бой в Чаше судьбы. Осталась только Морена. Меня всё ещё немного трясло от страха. Не каждый день сталкиваешься с настолько настоящей магией! Но Морены я уже не боялся. Опасался — да, но не более. Хотя разумом и понимал, что она как раз должна быть значительно опасней той, что меня пленила. Хотя бы если исходить из звания «мастер 3 ступени» и «хранительница».

— Ты можешь так? – наверное, страх просто читается на моём лице.

— Нет, я училась в молодости этой технике, но предпочитаю другие.

Фразы извиваются, как уж на сковородке.

— Зачем я тебе понадобился? Как ты собираешься удерживать меня при таком количестве дверей и окон?

Она улыбнулась:

— Чертёнок, припомни, тебе ещё не удавалось победить меня. Я вполне способна удержать тебя здесь без посторонней помощи. Даже надеюсь, что ты просто не будешь дёргаться. Или хочешь подраться со мной?

Мысли в моей голове бежали галопом. Что она опять задумала? Где в этом всём подвох? Как я её ненавижу за эти игры!

— Что-то драки с тобой плохо влияют на мою репутацию. Так что, пожалуй, драться я с тобой не буду. Пока не буду. Сначала выслушаю, чего тебе надо.

Я сел на диван, постаравшись выглядеть как можно уверенней и спокойней.

— Репутация?! Ну, прости. Надеюсь, секс со мной для неё не так опасен? Потому что, в принципе, кроме секса, я сегодня от тебя ничего требовать не буду. Потом позавтракаешь со мной и можешь быть свободен на все четыре стороны.

Она уселась рядом со мной на диван, мимоходом поглаживая пальцами мою шею. Интересно, в чём подвох? Ей просто что-то нужно провернуть в моё отсутствие? Вряд ли! Тогда проще было бы запереть меня. Или же всё, что она говорит, ложь, и она просто собирается спровоцировать меня на что-то?

Она мягко обняла меня, целуя в губы

— Мммм! — я ударил её в бок и вырвался

Она ухмылялась:

— А говорил, что драться не будешь! Спишь с половиной свободных земель, а тут вдруг брыкаешься?!

Всё таки провоцирует! На что?

— Ну, Дже, ведь сексом тебе заниматься ни с кем не запрещено?!

— Да прекрати уже ко мне как к ребёнку обращаться!

Она усмехнулась:

— Ну, так веди себя уже, как взрослый мужчина! Я предлагаю просто хороший вечер и долгую сладкую ночь, утром кофе, и ты свободен. Мммм?! Немного любви, и ничего более. Не строй из себя недотрогу! Ты ложишься на всех желающих. Ты за сутки, выбравшись из под замка, успел попасть в газеты с Никиной девкой отнюдь не в самом целомудренном виде. Кроме того, если ты забыл: в моей постели ты уже был, и ничего страшного с тобой не случилось!

Точно провоцирует! Хочет, чтобы я начал сопротивляться. Я подошёл ближе и спокойно плюхнулся рядом с ней на диван.

— Хорошо. Ты права, в сексе ничего плохого для меня нет! И мою репутацию им точно не испортишь!

Она наклонилась надо мной, целуя в шею:

— Хитрющий чертёнок Дже.

— Морена! Меня зовут Роджер!

— Ладно-ладно! Но меня для тебя зовут Марика.

— Не коверкай моё имя, и зовись хоть чёртом лысым!

— Ладно, договорились, Роджер. Обещаю звать тебя полным именем, раз тебе так удобнее.

Она стаскивала с меня футболку.

 

 Марика:

— Я предлагаю просто хороший вечер и долгую сладкую ночь, утром кофе, и ты свободен. Ну как?!

Больше всего я боялась, что он испугается. Он кажется таким сильным, независимым, что поневоле забываешь, как он плакал у меня на руках 3 дня назад. Лучше разозлись, лучше ругайся и дерись со мной… только не слёзы.

Я нахально провоцировала его подраться.

Тут, прервав мои размышления, мальчишка плюхнулся на диван рядом со мной:

— Ты права, ничего плохого в сексе я не вижу!

Невероятно! Я как можно более ласково обняла его. Блин, я обещаю быть самой нежной. У тебя такого секса в жизни не было. Только не пугайся меня!

Чертёнок с нахальным видом оттянул моё декольте, заглядывая внутрь. Ой, шлюшка мелкая!

Я ласково обняла мальчишку, целуя везде, куда достала.

— Дже!

— Ррр! Я давно взрослый, не коверкай моё имя!

Как пожелаешь! За то, чтобы ты вот так подставлялся под мои поцелуи, я готова обращаться хоть «Ваше Величество».

Я задрала его футболку. Великолепное тело. Мне даже этот бледный цвет кожи с сероватым оттенком уже не кажется странным. Замечательный цвет! Цвет моей страсти! Футболка полетела на пол. Какие мускулистые плечики и грудь. Мужчины в моём детстве тоже были мускулисты. И я до сих пор считаю это красивым, что бы ни говорила неолетанская мода. Мррр! Как непривычно смотрятся эти плечи без своих странных символов. Неправильно, нелогично. Ничего, они ещё вернут тебе все ордена и даже добавят. Мне нравится, когда ты гордый…

— Ты решила облизать меня целиком?

А голос дрожит, дыхание прерывисто. Я рыкнула и подхватила его на руки. Он не вырвался, но сердито глянул на меня.

— Всего лишь экспресс до спальни.

У Гардеоны замечательные спальни. Огромная упругая кровать, пол устелен чем-то мягким и пушистым…

Я аккуратно положила Роджера на кровать. Он позволил себя раздеть. Добровольно включился в сексуальную игру, разрешая ласкать себя, отвечая на ласки и периодически кокетничая по разным поводам.

— Эээ, куда пошла?! Халявишь! Ну-ка, верни свои губы обратно.

По моей шкале целомудренности этот мальчик легко получал «100% -Разврат». Грубит, пошло шутит, выделывается… Вот только грязи в нём при всём этом не было. Наоборот, что-то такое, что вызывало неописуемый восторг. Такой восторг, что я, кажется, теряю разум.

Я сжала его в объятьях, целуя бледные сильные бёдра. Как великолепно и удивительно, что он почти не боится меня, улыбается, и не в дурмане амосы, а сам. Глаза чернее чёрного, ощущение, что готовится порвать меня на тонкие ленточки.

— Ты чудо! Зачем тебе кулаки, Роджер, ты одними поцелуями способен снести мозги, кому угодно! Чертёнок!

Он зарычал и выругался сквозь зубы, а я, смеясь, продолжала ласкать его губами, к главному не прикасаясь.

— Марика, я сейчас тебя изнасилую!

— Может, я этого и добиваюсь?

И это было бы великолепно! Так ты точно не испугаешься.

— Рррр! — он опрокинул меня на спину, забравшись сверху, — Ты меня достала! Юбля… Какая ты там сегодня узкая!

— Я неолетанка, у меня там сильные мышцы. Могу сжать так, что ты туда вообще войти не сможешь, — я подмигнула, — или выйти.

А он уже совсем потерял связь с окружающим миром, унося меня вместе с собой куда-то на седьмое небо. Так открыто чувствует, доверяясь или отвергая, без хитрости, сильно, страстно, всеми фибрами души излучая пьянящий дурман своего желания.

Сногсшибательный, чарующий, дурманящий, открытый, страстный, настоящий… Парень, от которого у меня срывает крышу.

 

 Дже:

Я проснулся около 4 часов утра. Морена спала, раскидав четыре руки во все стороны и блаженно улыбаясь. Я тихонько встал. Что теперь?

Секс ночью был обалденный. Морена превзошла себя и всех бывавших у меня женщин в стремлении доставить мне удовольствие. И это ещё больше подвигало меня к мысли, что утром меня ждёт соразмерная подстава.

Кстати, с её стороны глупо спать в моём присутствии. Что это она такая самоуверенная? Чего она от меня ожидает?

Я тихо прошёлся по комнате. Даже если за дверями охрана, отсюда я без особого труда уйду через окно. Под что подстава? Мои следы в доме… её следов больше! Камеры? Я прошёлся, обследуя помещение на устройства записи. Всё было вроде чисто. Попытка убить её? Просчиталась, мне уже сообщили, что она бессмертна! Если Мартион был вменяем, когда говорил это…

Ладно, с другой стороны, чего от меня не ожидают? Что я останусь. Нет, что я закручу свою игру!

Мой взгляд остановился на вещах Морены, разбросанных по комнате. На широком ремне юбки был ритуальный нож. Небольшой, но убить можно и таким. А личный нож, воткнутый в правильный труп, способен кому угодно доставить много неприятных моментов.

Я аккуратно вытащил нож салфеткой, потом огляделся и собрал ещё несколько мелочей из её карманов, её бокал со стола… О, и каменную фигурку, которую она ночью шустро кинула за кровать, когда поняла, что я могу её как-нибудь неправильно применить.

Так! Теперь мне нужно уйти. А ещё нужно время, чтобы успеть подставить. Было бы замечательно зафиксировать её в этой спальне до обеда. Чем? Нужно что-то крепкое. Я аккуратно заглянул последовательно в ящики трюмо. Извращенка! Полный набор наручников. Крепкие. Пристегнуть одну руку вполне хватит. Я осмотрел кровать: прочная металлическая основа и прикручена к полу. Великолепно!

Когда я защёлкнул наручник на руке Морены она открыла глаза. Я быстро отпрыгнул на безопасное расстояние. Она оглядела наручник, подёргала пробуя его на прочность:

— Тебе что не спиться? Хочешь ещё поиграть?

Ключ от наручников и все вещи Морены включая телефон я отпинал в другой конец комнаты.

— Поиграть?! Возможно, только правила теперь мои!

Я сдёрнул портьеру и, примотав её к раме, спустил за окно.

— Ты мог бы и просто через дверь уйти. Охраны нет. Вообще в доме никого нет.

— Вот и замечательно. Никто тебя не отцепит в ближайшее время, — я изобразил улыбку, — Классно трахаешься. Пока!

— Эээ! А завтрак?!

Не ответив, я спустился через окно, захватив собранные трофеи.

« предыдущаяследующая »

Как не пропустить новую главу?

1. Вы можете подписаться на обновления этого сайта (вам будет приходить на почту когда я что-то выложила) :


Рубрики: | Метки:
Редактировать:
Напишите комментарий



Моё творчество

Романы Ольги Талан. Женское доминирование
  • Свежие комментарии

  • Метки

  • Рейтинг русскоязычных сайтов о Женском ДоминированииРейтинг русскоязычных сайтов о Женском Доминировании
  • счётчики

    Рейтинг@Mail.ru
    Топ100- Эротические рассказы
  • Дизайн сайта Miss Udacha
  • 

    Оставить комментарий




    Загрузить свой аватар