Дети Мевы 4 — 6

Глава 4

 

 Дже:

Первые соперницы давались мне очень легко. В спарринге со мной они не выдерживали и пяти минут. И то, больше прыгая от меня по арене, чем сражаясь.

С шестой что-то пошло не так. И понял я это, только когда её уже уносили с арены. Хотя я не пропустил ни одного удара, но у меня кружилась голова!

Дальше бой пошёл примерно на равных. Периодически смаргивая расплывающуюся картинку перед глазами, я пропускал некоторые удары. Лопатка оставляла на моём теле множество основательных синяков. Пальцы вторых рук несколько раз вонзались в какие-то точки на животе и шее. Положение стремительно ухудшалось.

Я понял, что проигрываю, когда белобрысая коротышка воспользовалась моим замешательством и, с треском разрывая футболку, прошлась ладонью по животу.

Я уже видел этот приём у Марики!

Девятая! Сжать зубы и драться до конца…

Я ещё успел вырубить пару соперниц, прежде чем в глазах сгустилась темнота, и на мои сжатые губы опустились чужие. Мир стал отрывочным. Я помнил, как стоял на коленях в слезах. Как тянулся губами к руке смуглой маленькой неолетанки. Как, уже абсолютно голый, обнимал её колени…

 

 Марика:

Он был открыт и нежен. Гордая юность с искусанными в кровь губами. Прекрасное бледное тело в смуглых руках, одурманенных амосой вожделения.

Ученица монастыря Второго заката вовсю оправдывала высокий статус своей школы: побеждала красиво и очень зрелищно. Мальчик стоял в раздумьях несколько минут. Ар уже вовсю владел его сознанием. Фотокамеры щёлкали, не переставая. Красивое полуобнаженное тело, окровавленное оружие и растерянный взгляд, избиваемый какими-то внутренними, только ему видными демонами.

Соперница не торопила, она мягко улыбалась, всем своим видом показывая предвкушение обладания этим телом.

Роджер поднял на неё взгляд. Ар опять нашёл выход. Мечи отброшены в сторону. Мальчик повалился на колени.

— Пожалуйста…

— Ты просишь пощады? Я хочу услышать это громче!

— Пожалуйста, пощади!

Зал взорвался аплодисментами. Но малышка не спешила заканчивать. Правильно, её роль была больше. Мы не просто низвергаем Даккар со ступени воина, мы так же спешим напомнить о сути и предназначении мужчины. Ведь воины Даккара всего лишь мужчины.

Эми дождалась, когда аплодисменты утихнут. Потом неспешным шагом подошла к мальчику и, приподняв за подбородок, смакуя, поцеловала его в губы:

— У! Какой сладкий! Раздевайся!

Зал защёлкал фотокамерами с двойным усердием. Чертёнок хмурился, чего-то пугался, но повиновался. Как он мог не повиноваться?! Что он осознавал из происходящего?! Сейчас в его голове не было реальности, не было логики, всё подчинял себе Ар.

Мальчишка, со слезами на глазах, выпрямился. Абсолютно голый. Затерянный в мире своих демонов.

Эми, смеясь, обошла его, грубовато лапая ручонками.

— А я смотрю, с призом мне сегодня повезло! И инструмент очень даже…

Рука по-хозяйски сжалась на члене.

 

Я залпом допила коктейль. И что со мной такое сегодня?

— Нандерель, всё, уводи эту порнографию в помещение. Да, туда, где оборудование для съёмок. Телевизионщикам намекни, что если будут снимать тихо и не мешать основным операторам, то за небольшую сумму ты проводишь их в зал.

На арену я больше не смотрела. Блин, что такое? Этот парень не первый, кого я выставляла на круг. Ничего с ним плохого не будет. Да и получила ведь я от него уже всё, что хотела?! … Кого я убеждаю!? Меня до боли раздражает видеть, как к нему прикасаются другие. Боги туманов! Марика, с каких пор ты стала ревнивой?

 

В элитложу пустили журналистов:

— Великая Ами Энастения, как вы прокомментируете случившееся?

Это оппозиционный канал планеты Ажюрдай. Энастения улыбнулась, стараясь не глядеть на меня:

— Очень красивое зрелище. Какая грация, энергия, страсть! Мне понравилось!

— А что вы скажете о политической стороне этого вопроса?

— Политической? Простите, я приехала на день Большого солнца отдыхать. Политика меня сегодня не занимает.

Энастения подняла высокий бокал Амосы делая глоток. Тем самым давая понять журналистам, что интервью окончено.

 

— Хранительница Морена, даккарец признался, что знаком с вами лично, это правда?

Женский канал планеты Селены.

— Разве даккарцы умеют врать? Мне искренне жаль, что мальчик проиграл. Но со своей стороны я сделала всё, чтобы досконально проинструктировать его и подготовить к этому сражению.

— И теперь Арнелет открыто заявит о своём непризнании Даккара?

— Нет, что вы! Просто этот мальчик не победил. Но, возможно, способны победить другие, мы не будем торопиться с выводами. Мы не питаем агрессии. Тем более… Разве можно испытывать агрессию к столь сексуальному существу?!

 

Стрела отвечала, пронзая камеру смеющемся взглядом:

— Феерическое шоу! Кажется, я понимаю, каким способом Даккар покорил сердца Драконов!

 

Сехмет отмахивалась:

— Без комментариев!

 

Перлиада расслабленно облизывалась:

— Очень страстный мальчик! В моих ассоциациях теперь именно так будет выглядеть юный Мева! Истинно, раса сыновей Мевы!

 

Журналистов с ложи выставили, и они пустились опрашивать гостей попроще на других балконах храма. Праздник Большого солнца продолжался. По округе разливались туманы музыки. Ко мне подсела Энастения.

— Что дальше? Ведь это только первый шаг?

— Конечно. Дальше я попрошу тебя потрясти наших работорговцев. Не поверю, что за 20 лет после открытия Даккара они не продали ни одного парня этой крови. Я хочу знать всё: впечатления охраны, характеристики психологов, кому таких мужчин рекомендуют, кому продали, как подошли.

— Ты собираешься перевести Даккар из союзников в объект вожделения?

— Абсолютно верно!

— Хорошо, — Великая была уже пьяна. Улыбка киселём растекалась по её губам, — Ты получишь всё и даже больше.

 

Начинался закат. Гремели барабаны. Бокалы наполнялись более крепкими напитками. Самая короткая ночь года вступала в права. По традиции эту ночь следовало танцевать и пить.

Я уже была пьяна. Энастения тащила меня танцевать.

— Ну, Морена, гони свои мысли. Эта ночь принадлежит телу. Хлебни дурману, и пошли освятим этот танец своим присутствием.

Мы спустились на арену. По всему свободному пространству отплясывали неолетанки. Да, такого успеха мой маленький праздник ещё никогда не имел. Меня приветствовали знакомые и незнакомые мне, но обязательно пьяные лица…

Почему я не могу расслабиться и радоваться празднику? Что не так?

Я отделилась от толпы и спустилась в глубь храма.

Охрана у дверей расступилась. Я вступила в комнату. Яркие софиты на середину, устремившиеся взгляды вожделения и телекамеры. Чертёнка растянули по ногам и рукам. На плечах, на губах кровь…

Рядом с ним худенькая рыженькая эми. Одна из соперниц. На фоне её розовой кожи и редких веснушек, он просто демон ада. Но демон пленённый. И она по-хозяйски играет языком на его груди и, хихикая от наслаждения, оставляет лиловые колечки укусов.

На её губах ручейки Амосы, её амосы. Вряд ли она сейчас хоть что-нибудь соображает. В таком возрасте от возбуждения вообще всякий контроль теряют. Её контроль сейчас мастера, наблюдающие за происходящим из противоположного угла комнаты. Спокойные ами, чьи лица закрыты масками. Перед ними накрыт стол (Нандрель постаралась). И в руках бокалы Амосы, наркотика той же группы, что и на губах малышки, только полученного из бесконечного сочетания дивных трав Арнелет. Амоса правит балом!

Чертёнок закинул голову, невидящим взглядом впиваясь в пространство. Крик! Боль души и тела. Рыжая эми уже сидела на нём верхом. Я слишком долго разглядывала мастеров. А обращаться с мужчинами это малолетнее создание явно не умеет. Чёртёнок резко забился в оковах. Совсем не умеет! Да мало кто умеет в 15 лет, к тому же после такой эмоциональной драки и под прицелом нескольких телекамер. Видео явно пополнит коллекцию самых известных изнасилований.

Блин! Зачем я сюда пришла? Прошло уже около 3 часов. Я, как в тумане, наблюдала за гримасами, сменяющимися на лице чертёнка: боль, страх, унижение, крик отчаянья… Сколько из них его поимело? Сколькие, не умея этого делать? Зверёныши!

Возле меня материализовалась Нандерель. Я, как можно непринуждённей, улыбнулась ей:

— Сворачивай всё это по-тихому.

В глазах её мелькнуло удивление.

— Не забывай, что мы вообще-то в политику играем. Убирай камеры. А после того, как они уйдут, наших малолетних победительниц по одной. Все должны уйти тихо. Не зная, когда кто ушёл. И проследи, чтобы все участницы вместе со своими учителями в течение часа покинули город и направились куда-нибудь в дикие места, в паломничество по монастырям.

Взгляд Нандерель трезвел:

— У нас проблемы?

Ага! У нас приступ сумасбродства хранительницы!

— Проблемы – это когда что-то идёт не по плану. А у нас запланированные махинации.

Она кивнула и удалилась. Из помещения тихо начали уходить операторы.

Я стояла и смотрела. Даже не на действия, происходящие в ярко освещённом центре комнаты.

Я всё так же смотрела в глаза чертёнку Дже. Боль! Слёзы растоптанной даккарской чести и гордости.

Нандерель тронула меня за плечо:

— Все ушли.

— Хорошо. Теперь подгони мне лайнер и собери его вещи и оружие.

Я выключила часть ламп. Опустилась рядом с мальчиком на пол. Казалось, он не видел меня, погруженный Амосой в туманы своих кошмаров. Как только перерезала ремни он сразу свернулся калачиком. Зверёныши!

Я подсунула ладонь ему на живот, чёткими нажатиями пальцев отключая болевые центры. Мальчик расслабился.

 

 Дже:

В какой-то момент осознание вернулась ко мне. И я сильно пожалел, что меня не убили.

Я лежал на спине на какой-то пушистой штуке. Оседлав меня сверху, мелкая белобрысая неолетанка (кажется, предпоследняя из моих соперниц) самозабвенно скакала на мне. А на всё это в свете нескольких софитов смотрели телекамеры. Они делали из моего поражения шоу. Добивая капли последней чести.

Я дернулся одним броском, неолетанка отлетела метра на 3. Но я был слаб. Какая-то сила делала меня уязвимым. Меня быстро скрутили три моих малолетних соперницы, крепко растянув ремнями. Белобрысая вернулась, разозлившись, отхлестала меня, связанного, по лицу. Я дёргался и глухо матерился. Она, ухмыляясь, залезла на меня. И в следующий момент я думал только о неимоверной боли в паху.

Кажется, это продолжалось вечность. Я периодически выключался. Потом что-то возвращало меня в сознание. Неолетанки менялись. Наверное, они решили отыграться на мне все 13, и не по разу.

Я вернулся из этого состояния, когда боль вдруг отпустила. Было тихо. Свет уже не так ярок. И я не был связан. Меня сжимали чьи-то чужие ладони. Поднимали на руки, как маленького, завернув во что-то. Кажется, я вслух рыдал, в каком-то странном полунаркотическом состоянии.

В какой-то момент чётко понял, что руки, удерживающие меня, принадлежат Марике. Она была растеряна и встревожена. Я не мог думать, ничего не чувствовал и не предпринимал. Меня купали, укладывали на постель, поили чем-то сладким… Сознание рвалось закатиться в сон. Метания, слёзы, опять сладкий напиток… Лоб, прижатый к тёплой груди Марики… В какой то момент я всё-таки заснул.

 

 Марика:

Я перестала пытаться объяснить свои действия. Завернула чертёнка в покрывало и, закинув в лайнер, рванула в свою резиденцию.

Что я хочу от него?

Искупала, как рёбёнка. Напоила Ибикой с коктейлем обезболивающего дурмана. Он в слезах утыкался в мою грудь. Ничего не говорил и не спрашивал. Просто бесшумно плакал, оставляя на моей кофте мокрые пятна.

Я так и пролежала с ним в обнимку, пока он, наконец, не заснул. Без посягательств на что-то ещё, просто поглаживая по коротким волосам.

 

Когда над городом поднимался рассвет, я чётко решила для себя, что как только внимание прессы к этой истории поутихнет я заберу Дже к себе. На месяц, полгода — как хватит моей непостоянной натуры. Завалю подарками, перекуплю у даккарских мастеров, извернусь, но заберу.

 

 

 Глава 5

 

 Дже:

Я проснулся в огромной постели. Тело болело, ощущения в паху были сравнимы с последствиями пары прямых ударов от Архо. Но моё тело меня сейчас не интересовало.

Я проиграл! Как? Как, пусть 13, но мелких, абсолютно хилых на вид подростков победили меня?

Что-то произошло в шестом поединке. А ведь она даже не коснулась меня. Но как-то запустила этот процесс… Ар! Что теперь? Дед не переживёт такого моего позора. А он единственный человек, чьё мнение для меня по-настоящему важно… Скорее всего, он уже видел всё это. Сидел, вызванный в штаб рода, и сгорал от стыда за своего непутёвого внука…

Я постарался успокоиться. Мои терзания сейчас никому не помогут! Что делать? Во-первых, собрать информацию и разобраться, как меня победили. Как и зачем! Чтобы, явившись к мастеру Отардану, хотя бы представить приличный содержательный доклад. Хотя бы быть полезным роду в разборках с последствиями моего позора.

Я даже не сомневался, что ордена с меня снимут буквально в полчаса после того, как я предстану перед мастерами. Не сомневался, что ближайшим порталом сошлют на Даккар с глаз долой. Не сомневался, что больше никогда близко не подпустят к рингу. Это я заслужил! Но это не повод расслабляться сейчас. Наоборот, это повод стараться вдвойне, пытаться быть полезным роду, хоть немного искупить…

Я встал, огляделся. Комфортная спальня, огромная кровать, шёлковое бельё. И ни следа моей одежды и оружия.

Короткие отрывки памяти о вчерашнем подсказывали, что засыпал я в объятиях Марики. Хранительницы Морены, если быть точным.

 

 Марика:

Ближе к утру ко мне заявились Энастения со Стрелой. Они уже были почти не пьяны. Энастения, наверное, от души поимела пару мужчин, а Стрела не сильно пила. Но праздник продолжался. На стол взгромоздились бутылки «Ночи Желаний» и белого вина для Стрелы.

— Всё-таки объясни мне, в чём был подвох. Ведь ты изначально знала, что он проиграет? — не унималась нэрми.

Я, ухмыляясь, повернулась к Энастение:

— А ты поняла, в чём обман?

Она пьяно улыбнулась:

— Нет. Я смотрела этих малышек, там не было способных к дистанционному влиянию. В чём?

Я плеснула себе ещё амосы и рассмеялась:

— Чем крупнее обман, тем сложнее его разглядеть! Невозможно победить в этом бою. Даже простейший запах «Белого пера», применённый первой, для пятой соперницы сделает мужчину покорным. А чтобы набрызгаться духами, не нужно быть ни сильной, ни мастером.

— Но обычай древних…

— Этот обряд наши прабабки применяли чтоб наказывать мужчин, посмевших взяться за оружие. Ни о каком признании воина речи никогда не шло!

Стрела расхохоталась:

— Подожди, Энастения, ты не знаешь собственных традиций? И все остальные там неолетанки тоже…

Энастения уже тоже смеялась:

— Да! Браво! Да в роду Арнелет сейчас хорошо, если с десяток неолетанок найдется, которые что-то помнят из старых обычаев. Но после заявления Хранительницы Истины каждая будет утверждать, что об этом знала с детства. Браво! Никакой политики, мы слепо следуем своим древним традициям!

Стрела оправилась от смеха:

— И что дальше? К чему ты хочешь вывести Даккар в результате своих махинаций?

Я ещё немного глотнула амосы:

— В результате? Даккар туда, где положено быть мужчине.

Энастения подхватила:

— Никаких мужчин с оружием, никаких мужских правительств, никаких равноценных союзов и договоров с Даккаром. Место мужчины в хараме! Кстати, что там получилось с фотографиями?

— Сейчас, — я встала и, не спеша, направилась в свой кабинет, где на столе валялись принесённые мне около часа назад образцы фотографий.

Я сделала всего несколько шагов от мягко закрывшейся за мной двери гостиной.

— Браво!

Чертёнок сидел на полу, прислонившись к стене. Я взглянула на часы. Он проспал всего пять часов. Даже очень привычный к амосе мужчина отсыпался бы 7-8. Он был голый. Сильные плечики сжимала тоска. В глазах боль.

— Ты мастерски врёшь! Если бы за эту грязь давали ордена, ты бы носила высший.

Он явно слышал мой разговор со Стрелой и Энастенией. Я присела рядом с ним на корточки.

— Такой орден называется «Мастер Истины». Я главная среди таких мастеров.

Он не кричал, не ругался, не высказывал той боли и злости, которую я читала в его глазах.

— 4 дня уже прошло?

— Нет. Я воспользовалась своим положением и забрала тебя через 3 часа.

— Зачем?

Я бы сама хотела знать зачем.

— Просто проявление лояльности Даккару. Политика не терпит крайностей.

Он помолчал.

— Я не нашёл своего оружия. Верни мне его.

— Пошли, оно у меня в кабинете.

Мы поднялись по лестнице. Я указала чертёнку на аккуратную стопку его вещей и оружия.

— Ритнер ещё не сообщал о своём намерении прибыть в Чашу. Но пока раннее утро. Все официальные сообщения будут часа через четыре. В любом случае добраться сюда не просто. Дня три. Если хочешь, можешь дождаться его у меня. Или могу отвезти тебя в Костры.

Мальчик натягивал свои штаны, сделанные из очень крепкой кожи, они почти не пострадали.

— Зачем тебе это? Или опять лояльность и политика?

— Дже…

— Меня уже давно зовут полным именем.

— Роджер, понимаешь, против тебя лично я ничего не имею.

— Но имеешь против Даккара?! — он выпрямился, глядя мне в глаза.

— Да! Я же говорила, что являюсь преданной дочерью Арнелет. А они с Даккаром в холодном противостоянии. Но к тебе лично это не относиться.

— Не пытайся оправдываться! Если ты враг Даккару, мне ты тоже враг. Да и я слегка не дружу с теми, кто меня обманывает и подставляет. Да ещё и так крупно.

— Понятно, — я вытащила из ящика конверт с фотографиями. Гордый, не сломленный. Сила и упрямство. Как он красив в таком состоянии! — Завтракать будешь?

Он не ответил на вопрос. Закрепил перевязь с мечами на голой спине (от футболки остались одни клочки). Молча распихал по карманам мелочи.

— Это фотографии со мной?

— Да.

— Дай посмотреть.

Он уселся рядом со мной на стол. Я протянула ему конверт. Он некоторое время рассматривал фотографии.

— В них тоже есть какой-то подвох?

— Ну да! В мире САП они будут классифицироваться как эротика. Ты очень красив и сексуален здесь.

— И в чём подвох?

Я усмехнулась:

— Нэрми не заключают военных союзов с теми, кого хотят видеть в своей постели.

Он долго смотрел на меня широко распахнутыми от удивления чёрными омутами своих глаз.

— Ну, так будешь завтракать?

 

 Дже:

Легко сориентировавшись на звуки голосов, я вышел к какой-то комнате. За стеклянными вставками дверей различались Марика, женщина нэрми из Королей и одна из знатных неолетанок.

— Ведь ты изначально знала, что он проиграет. В чём был обман?

Смех Марики:

— Этот обряд никогда не имел целью признать в мужчине воина. Им наказывали мужчин, посмевших взять в руки оружие. В нём невозможно победить!

Я тихо присел на пол у стены. Меня просто мастерски обманули! В комнате смеялись.

— Что будет дальше? Место мужчин в хараме!

Марика неторопливо вышла из комнаты и направилась к лестнице:

— Браво!

Я не чувствовал никакой ненависти к ней. Я вообще ничего не чувствовал. Я пытался выглядеть сильным и спокойным. Ага… голым, без оружия и с полным осознанием, что тебя отымели, как полного идиота,.. но пытался.

— Ты мастерски врёшь! Если бы за эту грязь давали ордена, ты бы носила высший.

Она не оскорбилась и не разозлилась. Просто с какой-то откровенной задумчивостью присела рядом со мной на корточки.

— У неолетанок есть такой орден, он называется «Мастер Истины». Я главная среди таких мастеров.

Она, казалось, нисколько не смущалась своего разоблачения. Не стыдилась своей лжи. Вообще разговаривала со мной так, как будто ничего этого не было.

— Я забрала тебя через 3 часа, воспользовавшись своим званием. Хочешь, можешь дождаться здесь Ритнера, или могу отвезти тебя в Костры. Я враг Даккару, а не тебе лично… Будешь завтракать?

Она без возражений вернула мне оружие и мои вещи. Смеясь, показала фотографии. Я на них был в слезах, голый и занимался сексом.

— Это эротика. Нэрми не заключают военных союзов с теми, кого хотят видеть в своей постели.

Я отчаянно понимал, что она опять ловко играет со мной. И в чём был подвох её игры, я опять не пойму, пока не будет слишком поздно. Но с другой стороны, сейчас она была единственным способом разобраться в происходящем.

 

Мы сидели за столом. Женщина накрыла нам завтрак:

— Ты сказала, что не враг мне, это означает, что у тебя был приказ от твоих генералов организовать мой проигрыш в этом бою?

 

 Марика:

Он молча согласился позавтракать со мной.

А он, оказывается, совсем не слаб. Дурман амосы развеялся, и вместе с ним слёзы. Сейчас он был собран и серьезен. Что-то обдумывал, не обращая внимания на, ручаюсь, немалую физическую боль и просто неописуемую моральную. Я любовалась.

— Ты сказала, что не враг мне, это означает, что у тебя был приказ организовать мой проигрыш в этом бою? От кого?

Оппа! А малыш решил собрать данные. Про себя я улыбнулась: «Ты хочешь ещё одну истину?».

— Не совсем так. Мне дали приказ поставить Даккар в ситуацию, когда взаимодействие с Арнелет станет неизбежным. Понимаешь, мы ведь тоже дети Мевы, тоже базируемся на Острове богов своими военными структурами, тоже относимся к группе этого загадочного родства. И при этом, Даккар ведёт переговоры с нэрми, а наших Великих туда никто не зовёт.

— А теперь, ты думаешь, с вами будут сотрудничать?

— Придётся. Я взяла самого сексуального чемпиона из объявленной накануне генералом Ритнером десятки лучших. Заставила проиграть. Но, главное, вывернула ситуацию таким образом, что этот бой (да и все последующие бои с даккарцами) в первую очередь будут попадать в раздел «Эротика», а уж потом в «Спорт». А если меня продолжать игнорировать, я способна сделать и не такое.

Мне доставляло какое-то удовольствие выкладывание карт (части карт) перед этой сосредоточенно серьезной юностью. Я любовалась им. Ловила реакцию на намёки. Боги, да я готова намекнуть на все тонкости, чтобы увидеть, что именно он сможет разгадать. В крайнем случае, потом придумаю другой план.

— Хранительница Морена это твоё имя Мевы?

— Да.

— А мне ты назвалась «Марика»?

— Да, «Марика» моё домашнее имя. У неолетанок принято дома общаться домашним именем. А я дома.

Что-то происходило в его чертёныших мыслях, что-то складывалось.

— Хранительница – это звание? Примерно какому даккарскому оно соответствует?

— Я не особо сильна в даккарских.

— Тогда расскажи мне цепочку своих командиров до самого верха.

И, кажется, складывает он там не только те вещи, которые я понимаю, что рассказываю:

— Ну, управляют Арнелет Великие Ами. Их 14 и они равны по своему влиянию. Дальше есть несколько школ мастерства Ар, у каждой из них есть глава. Школы подчиняются Великим. Глава самой крупной школы называется Хранительница Ар. Я её зам, можно сказать.

— Ясно. А как называются те, кто подчиняются тебе?

— Мастера Ар. Существует четыре степени мастерства. Но обычно мастерами называют только высших. Такие мастера имеют свою специализацию. Мои те, чья специализация «Истина».

— Ты сказала, что «Мастер Истины» — это титулованный лгун?

— Ну-у… У неолетанок другое отношение ко лжи. (Вернее, другое оно у даккарцев, а у всех остальных оно одинаковое). Ложь это такое же оружие, как яд, например, или снайпер, или незаметная мина. Ложь, ловко переплетённая с правдой, когда нельзя отделить одно от другого, это искусство.

— Сейчас ты мне тоже врёшь?

— Скорее нет, чем да. Ты пока не спрашиваешь ничего такого, что я не могу тебе рассказать.

— А зачем ты вообще со мной разговариваешь?

— Ты мне нравишься! Ты очень красивый и умненький мальчик. Мне просто приятно разговаривать с тобой.

 

 Дже:

Марика легко отвечала на мои вопросы. Не скрывая, кажется, ничего. Объясняла мне иерархию армии Арнелет. По даккарским меркам она была генералом или генерал-капитаном. И мастером врать. А я даже самого мелкого паука не носил, чтобы мечтать разобраться в её хитросплетениях правды и откровенной лжи.

— Зачем ты со мной разговариваешь?

— Ты мне нравишься! Ты очень красивый мальчик.

Она готова говорить со мной ради секса? Или это всё-таки тонкая дезинформация?

— Я не хочу секса с тобой.

Кажется, она удивилась.

— А я и не предлагаю.

— Ты сказала «Красивый мальчик», может, я плохо перевожу с межпланетного, но, по-моему, это предложение секса.

Она рассмеялась:

— В даккарском языке, правда, нет слова «красивый»? В смысле, «хороший внешне», которое можно одинаково применить к человеку любого пола, кораблю, животному, вещи?

— Эээ..

— Это слово означает «хороший внешне», а не «хочу секса». Ну да, в разговоре о мужчине это «Хороший», конечно, имеет сексуальный оттенок, но и эстетический тоже. Красивым можно просто любоваться. Это тоже удовольствие. У большинства рас есть понятия красоты и эстетики.

Разбираться в тонкостях перевода с неолетанского и межпланетного я не стал. Главное, дело было не в сексе. После моего отказа она не потеряла интерес. Значит, всё-таки дезинформация. Переплетение правды и лжи.

Марика ещё немного помолчала, потом добавила:

— В моём случае, по поводу секса, правильней будет сказать так: «Я хочу с тобой секса, но не сегодня. В постели я люблю доставлять удовольствие. А ты после вчерашнего, некоторое время будешь вряд ли способен его получать. Поэтому я согласна просто пообщаться».

Ладно, получим то, что она хочет сказать, а дальше будем фильтровать и делать выводы:

— Куда пойдут эти фотографии и вчерашнее видео?

— Видео с ринга вчера крутили по трём женским телеканалам, через полчаса после окончания боя. Видео о том, что было дальше, продано нескольким ночным каналам и Интернет-сервисам этой тематики, а частично выложено в свободный доступ на женских сайтах. Фотографии тоже пойдут на максимум ресурсов сети и часть в свободный доступ.

То есть, мой позор увидят, если ещё не видели, весь САП и свободные земли без исключения. Моральные силы пытаться хоть что-то понять иссякли окончательно:

— Ты предлагала отвезти меня в Костры? Вези.

Она улыбнулась:

— Только я завяжу тебе глаза.

— Зачем?

— Я пользуюсь порталами, не хочу показывать тебе точки входов и выходов.

— Хорошо, завязывай.

 

Мы спустились во двор дома. Сели в лайнер. Никаких водителей. Марика собиралась везти меня собственноручно. Она завязала мне глаза плотным шёлковым шарфом. Я откинулся на сиденье в ожидании.

Мы некоторое время летели. Ветер обдувал лицо. Потом остановились буквально на минуту. Снова полёт. Остановка.

Марика положила мне руку на плечо, потом обняла меня сзади, касаясь губами мочки уха. Я не дёргался, ждал, что будет дальше. С глаз скользнула повязка.

— Мы приехали. Вон башни резиденции драконов и поднятые на них даккарские символы.

Я осмотрелся. Лайнер стоял в лесочке, скрытый от глаз наблюдателей в резиденции драконов. Одни из ворот под даккарской охраной.

Мы доехали очень быстро. Портал у Марики явно выходил непосредственно в Костры.

Марика потерлась носом о моё ухо:

— Всё, иди. А то у меня ещё дел полно.

Я усмехнулся, освобождаясь от её рук.

— Ты ещё не все пакости мне сделала?

Она хитро улыбнулась:

— Что ты, моя фантазия на этот счёт бездонна, — а потом чуть серьёзней, — надеюсь, эта игра скоро закончится, и в следующий раз мы встретимся на одной стороне.

— По поводу «скоро кончится» – возможно. Только не надейся, что в твою пользу.

Я вылез из лайнера и, не торопясь, чтобы часовые у ворот заметили меня заранее, отправился к своим.

 

 Марика:

Чертёнок позволил себя обнять, а потом тут же выскользнул и пообещал, что ещё поборется со мной. Это было увлекательно. Игра становилась интересней. Кроме проницательной меланхолии Ники, я теперь ещё играла с бездонным омутом чёрных глаз чёртёнка Дже, способного иногда путать мои мысли и планы.

Что я хочу от него? Сейчас, глядя на удаляющийся силуэт побитого, но не покорённого мальчика, я чётко осознавала: ставки взвинчены, риски резко возросли, но и приз, выставленный на кон, просто сказочно желанен. Колесо раскручено, нужно успеть сделать ход …

Ага. Только сейчас даккарская разведка сложит в два счёта полную картину по всему, что я выболтала, и похоронит меня в этой затее. Ход нужно делать очень быстро!

 

 

 Глава 6

 

 Дже:

Одного из парней у ворот я знал, как-то мы встречались с ним на ринге.

— Роджер?!

— Отведи меня к мастеру Отардану Об Хайя

 

Отардана мы разбудили. Но, остановив на мне взгляд, он тут же полностью проснулся.

— Часовой, возвращайся на пост.

Мальчишка вышел. Я стоял смирно, стараясь не опускать глаза совсем в пол.

— Докладывай!

— Мастер, три дня назад меня опоила женщина-дракон, подкупленная неолетанками. Спящим, я был украден из казармы. Очнулся связанным в руках похитителей, старшим из которых была Хранительница Морена. Ей удалось очень ловко обмануть меня, уговорив выйти на бой по старой неолетанской традиции. Мне сообщили, что этот ритуал использовался на погибшей планете Арнелет, чтобы признать в мужчине воина. Так же хранительница продемонстрировала мне неолетанский стиль боя, из чего я ошибочно сделал вывод, что смогу легко победить менее опытных, чем она, бойцов. Бой я проиграл. О том, что был обманут, узнал лишь сегодня утром, случайно подслушав разговор Морены с предводительницей Королей и великой ами Энастенией, кажется. Мне даже, смеясь, объяснили, что смысл моего проигрыша в том, что последующий секс переводил меня из ранга возможного союзника в ранг объекта сексуальных желаний. А нэрми не склонны заключать союзы с теми, кого хотят в постель. Возможно, это дезинформация. Морена слишком легко согласилась вернуть мне оружие и сама предложила привезти сюда, используя порталы…

— Помедленней, парень… В чём именно был обман?

— Этот обычай не предназначался на Арнелет для признания воинов. Моя шестая соперница, насколько я понимаю, использовала наркотик «Белое перо», распылив его на свое тело. Это сильно ухудшило мою координацию и ловкость.

— Откуда знаешь про наркотик?

— Из подслушанного разговора. Хотя, возможно, это было подстроено… Морена является признанным неолетанками мастером лжи.

Отардан выглянул в коридор:

— Солдат, мастера Раверстона ко мне срочно.

Он вернулся в комнату:

— Зачем неолетанкам понадобилось вступать в спор с Даккаром?

— Я спросил об этом Морену. Она сказала, что Даккар проигнорировал Арнелет в переговорах, и ей поручено поставить ситуацию так, что сотрудничество будет неминуемым. Но в том, что я подслушал была другая мысль. Великая ами была недовольна появлением мужчин-воинов. Ни о каком сотрудничестве с Даккаром речи она не вела.

— Какое сотрудничество? У неолетанок нет армии, нет флота, даже планеты своей официально нет. Они ничто, одно имя в воздухе.

В комнату вошёл капитан с орденами высшего паука. Он остановился на мне взглядом:

— Где нашли?

— Сам пришёл, — Мастер устало опустился в кресло, — Теперь, парень, всё сначала и медленно для паука.

 

Через час я повторял всё с начала уже в третий раз. Теперь перед целой кучей народа, основная часть которых носила пауков спецслужб разных родов Даккара.

— Она сама представилась тебе как хранительница? — Мастер Гардман явно занимал в этой группе лидирующее положение.

— Нет, мастер. Она представилась мне детским именем «Марика», и меня тоже пыталась называть детским именем. Она говорит, что неолетанский обычай велит использовать детские имена для общения дома. Но люди перед боем удивлялись, когда я использовал это имя. И это они назвали её именем Мевы.

Гардман обернулся на молодого коренастого генерала спецслужб Ан Тойра. Именно Ан Тойра, как самый крупный род, обеспечивали охрану в этой миссии.

— Мужчины обращаются к неолетанкам детским именем, когда принадлежат им или являются их любовниками, — молодой паук смотрел на меня презрительно, — Почему ты согласился на этот бой?

— Мне сказали, что этот обычай использовался для признания мужчин-воинов на Арнелет. Я решил, что мужчины на Арнелет вряд ли превосходили силой даккарцев. Я дрался с Мореной, проиграл, но, мне казалось, понял слабые и сильные стороны её стиля. Выйдя на ринг, я тщательно произнёс все подробности этой традиции. Там на трибунах присутствовало около тысячи неолетанок. На балконе с Мореной несколько великих и представители Королей и Драконов. Мне подтвердили, что такие бои были на этом ринге… Я просто не мог предположить, что при этом все присутствующие не знают сути этой традиции и просто охотно соглашаются с мнением высокопоставленного офицера… Я виноват и готов понести наказание. Только… только прошу позволить мне остаться здесь с миссией, чтобы иметь возможность быть полезным в решении порождённых мною проблем.

Все молчали. Потом опять заговорил Ан Тойра. Странно, в данной ситуации ведущая роль, кажется, была отдана ему. А Раверстон вообще молчал.

— Мальчишка вряд ли имел шансы противостоять обаянию Морены. Драконов она тоже обманом заманила на это позорище. Говорят, слово Морены очень сильно для неолетанок. Они поверят ей, даже если она объявит день ночью. Но Морена только исполнитель. Реальный приказ исходит от Великих Ами.

 

Ещё через час я стоял на коленях у алтаря Мевы. С меня снимали ордена. Даккарские ордена наносятся стойкими красками, проникающими под кожу. Но для воинов, особо отличившихся в покрывании своего рода позором, существовала технология, позволяющая бесследно удалять эти символы. Не особо даже больно. Если затирание всей моей чести и всего накопленного статуса можно вообще назвать небольным. Эти ордена мне больше никогда не вернут. Даже если когда-нибудь мой поступок будет оправдан. Мои победы на рингах, звание мастера боевых искусств… даже право носить оружие… всё стиралось бесследно. Если я когда-нибудь смогу вернуть себе расположение рода, то единственный мой шанс будет заработать себе новые ордена.

 

 Марика:

Отпустив чертёнка я взялась за проработку планов заново. Во-первых, мне нужно было теперь подтверждение моих слов по поводу назначения «Круга власти». На ещё продолжающемся гулянии в честь Большого солнца я отыскала своего старого учителя, мастера Морок. Морок была самой старой неолетанкой из ныне живущих и имела непререкаемый авторитет. Если кто и мог подтвердить для меня назначение этой традиции, так это она:

— Честно, не вижу никакой лжи в твоих словах. Уверена, что если бы какой-нибудь мужчина когда-либо победил на Круге власти, его, без сомнения, признали бы воином. Не сомневайся, я подтвержу твои слова. Но советую тебе так же обратиться к Луису Ар Гардеона, традиции Арнелет лучше всего блюдут мужчины.

К Луису, практически официальному лицу Теневой Лиги, я отправила одну из его дочерей, найденную среди моих помощниц. Отец всея Арнелет согласился, что мои действия оправданы, и выдал в сеть подробную статью о традиции «Круга власти» в необходимом для меня свете.

 

Кроме того, нужно было срочно втягивать в круговорот других даккарцев. Сейчас моё положение было очень шатким, если Даккару удастся качественно откреститься от Роджера, мои усилия будут напрасны.

Я выделила своей помощнице Арсе несколько молодых мастеров Истины и учениц разного уровня и самолично забросила их в Костры. Мне нужна была эротика с участием как можно большего числа даккарских воинов. А кроме того, надо было будоражить толпу нэрми, подталкивая их настроения в нужную сторону.

Сама же я ещё два дня принимала в Чаше судьбы журналистов. Продолжая придерживаться всё той же позиции:

— Мы очень хотели, чтобы мальчик победил. Но, видать, не в этот раз.

Потом я закрывала ставший за эти дни очень популярным праздник. И, не торопясь, отправилась в Костры.

 

 Дже:

Без орденов, без оружия меня заперли. Периодически ко мне заходил кто-то из пауков, задавая новые вопросы.

— Ты не задавался вопросом, зачем ей рассказывать тебе всё это?

— В какой-то момент мне показалось, что она разговорчива, потому что хочет со мной секса. Я спросил её об этом. Она сказала, что хочет, но позже, когда моё тело выздоровеет, чтобы я мог полноценно воспринимать её ласки.

Гардман кивнул и снова молча удалился.

Ещё Архо молча приносил еду раз в день. Весь мой позор отразился и на нём тоже. Брат даже, казалось, ниже стал.

Через 3 дня утром ко мне пришли Отардан и мастер паук Мартион Оп Вэкра.

— Роджер, ты до сих пор хочешь помогать в расследовании?

Я кивнул.

— Тогда ты поступаешь в распоряжение капитана Мартиона. Его приказы могут показаться тебе непонятными или даже унизительными, но ты выполнишь любой из них. Понял?

— Да, мастер. Я осознаю глубину своей вины и готов служить роду так, как ему будет угодно.

 

 Марика:

В Костры я прибыла поздно вечером и сразу отправилась на встречу с Энастенией. Она покинула мою долину сразу после шоу, ещё до закрытия праздника, и теперь настойчиво звала меня обсудить какие-то вопросы, причём непременно сразу же по приезду.

— Здравствуй, Великая.

— Здравствуй, дорогая, — Энастения улыбалась, — Ты просто не представляешь, что за фейерверк я откопала для твоего спектакля.

Откопала?! Это должно быть что-то просто сногсшибательное, лицо великой святилось просто неминуемой победой.

— Гробовой камень на Драконов во всей этой истории.

— Даже так? Я сгораю от любопытства.

— Подожди, подожди. Всё по порядку, сладкое на закуску.

Мы присели в гостиной. Обстановка в доме Энастении была простенькой. Великая вообще славилась минимализмом. Низкий столик, простые белые чашки и гости, сидящие на полу вместе с хозяевами.

— Для начала, по отчётам работорговцев. Мы действительно торгуем даккарцами. Причём за очень большие деньги. Дело в том, что, возможно, родственная розовая кровь, а возможно, особенность крепкого телосложения делает их очень неутомимыми любовниками. Они легче переносят амосу, быстрее приходят в себя. Непривередливы к внешнему виду женщин, — она усмехнулась, — У них ведь нет понятия «красивая — некрасивая». За 20 лет мы продали около тысячи мужчин. Последние пару лет продаём больше. Даккарцы склонны разбрасываться сыновьями по вселенной. Такие мальчики самый лучший товар. Правда, взрослеют они медленно. Половое созревание достигается годам к 18.

Про себя я присвиствула: 18!? Так этот чертёнок, получается, совсем только оперившийся птенчик. В это время Великая продолжала:

— Мужчины, воспитанные самим Даккаром, хуже, так как склонны к суициду или же слишком быстро ломаются Ар. Но как ты понимаешь, подавляющее большинство проданных это именно воспитанники Даккара.

Энастения протянула мне бумаги:

— Это координаты и подробные отзывы некой Урсуданы Придыи Лимунийки, главы одной из центральных баз распределения людей у Перлиады. С даккарцами эта Урсудана работает лично.

Я пробежалась глазами по бумаге:

«Даккарцы являются редкой, но очень востребованной расой в нашей сети. Они темпераментны, выносливы, физиологически проще переносят амосу. Таких мужчин мы часто советуем в качестве наложников неолетанкам и нэрми, ведущим образ жизни, связанный с длительными поездками. Даккарцы хорошо адаптируются к кочевому образу жизни, нетребовательны в условиях и способны в одиночку практически покрывать потребности своей хозяйки (как нэрми, так и неолетанки) в сексе. В обращении с такими мужчинами мы рекомендуем клиенткам практиковать жёсткую дисциплину. При мягком и ласковом отношении даккарцы чаще всего быстро раскисают и впадают в суицидальное состояние. А в случае с выходцами непосредственно с Даккара (через наш центр было продано более 600 таких мужчин) обязательную коррекцию с помощью Ар. Мы категорически не рекомендуем даккарцев на роль мужа. Даже никогда не видевшие Даккара мальчики слишком агрессивны и жёстки для общения с женщинами и детьми. Так же мы не рекомендуем даккарцев для борделей и служб эскорта. Такой мужчина требует индивидуального воспитания, но даже в результате такового, чаще всего, остаётся послушен только своей хозяйке и может периодически брыкаться даже по прошествии 10 и 15 лет…»

Я вернула свой взгляд на Энастению. Эта Урсудана явно была одной из тех ами, глядя на которых торговля людьми начинает бесповоротно называться работорговлей.

— Занимательно?

— Да уж!

— Она с удовольствием даст интервью на эту тему. Сейчас она младший партнер Перлиады в одной из фирм, и торговля даккарцами идет именно через эту фирму. Так что для неё это реклама.

Я сглотнула. Никогда не понимала ами, сознательно корректирующих своих людей с помощью Ар. То, что получается в результате, по-моему, больше напоминает зомби или куклу. Как можно любить такого человека?!

— Ну, а вот это десерт, — Энастения протянула мне ещё одну бумагу, — Это список клиентов Урсуданы, которые покупали даккарцев, и там отмечены те, кто, в принципе, согласен быть упомянутым в этом деле или даже дать интервью. Внимательно посмотри на пункт 24. Это мать Артемиды. Она покупала мужчину, украденного с Даккара, 15 лет назад, и владеет им до сих пор.

Оппа! Артемида была лицом драконов и официальной чемпионкой уже почти 10 лет. Крепкая и болтливая нэрми на любой официальной встрече прилагалась к Нике, как само собой разумеющиеся. Конечно, Артемиде уже около 100 лет, и она вряд ли знает, что твориться в доме её матери, и кого та покупает для своей постели, но…Но как будет звучать заголовок этой статьи! «Артемида больше предпочитает даккарцев в качестве рабов» или «Мать Артемиды знает, как сделать даккарца покорным». Ладно, у меня найдутся помощники, способные из этого сделать всепланетную бомбу.

Я ещё мельком пробежалась глазами по списку. Две неолетанки и одна нэрми, владеющие даккарцами в течение 7, 12 и 5 лет были согласны дать интервью.

Очаровательно! Мы так распишем достоинства даккарцев в качестве наложников, так взвинтим на них спрос, что делегацию Ритнера разберут, не выезжая с Острова Богов!

Я торжествовала от складывающихся обстоятельств.

Уже через полчаса все сведения, предоставленные мне Энастенией, легли на столы нужным людям, преобразуясь в скандалы общеСАПовского масштаба.

« предыдущаяследующая »

Как не пропустить новую главу?

1. Вы можете подписаться на обновления этого сайта (вам будет приходить на почту когда я что-то выложила) :


Рубрики: | Метки:
Редактировать:
Напишите комментарий



Моё творчество

Романы Ольги Талан. Женское доминирование
  • Свежие комментарии

  • Метки

  • Рейтинг русскоязычных сайтов о Женском ДоминированииРейтинг русскоязычных сайтов о Женском Доминировании
  • счётчики

    Рейтинг@Mail.ru
    Топ100- Эротические рассказы
  • Дизайн сайта Miss Udacha
  • 

    Оставить комментарий




    Загрузить свой аватар