Дети Мевы 10 — 12

Глава 10

 

 Дже:

По дороге я решил, что ситуация с капитаном Мартионом неясна, поэтому напрямую отправился к Анжею. Генерал спал. Сонный и помятый, он появился, разбуженный по моей просьбе адъютантом:

— Чего тебе?

Я немного замешкался, не было похоже, чтобы моё исчезновение вообще заметили:

— Генерал, есть основание полагать, что хранительница Морена сегодня снова провернёт за мой счёт какую-то игру. Сложить факты и понять какую мне самому не удалось.

Он плюхнулся в кресло:

— А Мартион что говорит?

— Я не разговаривал с капитаном Мартионом. Дело в том, что вчера, около 5 вечера, под влиянием неолетанского Ар, капитан сдал меня агенту Морены.

— Сдал?

— Да, меня скрутили и похитили. И, как я понимаю, этого никто не заметил.

— Мартион сказал, что ты с Артемидой.

Генерал уже явно проникался ситуацией:

— Давай по порядку.

— Около 5 вечера я был с Артемидой на стадионе. В тот момент, когда она разговаривала с журналистами, меня позвал капитан. Капитан рассказал мне, что нам удалось прижать Энастению, и поэтому она теперь выступает в защиту Артемиды. Но не удалось прижать Морену, потому что у неё нет близких, и она бессмертна.

— Есть такое.

— Капитан привёл меня на некоторую улицу, где нас ожидала молоденькая неолетанка. Применившая, как мне позже объяснили, технику дистанционного влияния. Она тупо могла управлять движениями моего тела. Мартиона она отправила, внушив, что он меня не видел. Эта неолетанка доставила меня к Морене. Неолетанку зовут Аурелия, мастер Ар 3 ступени. Она представилась Морене.

— Зачем ты понадобился хранительнице на этот раз?

— Честно, генерал, вот как раз это я не понял. Я просто поимел её. А утром связал спящую и ушёл. Возможно, суть была, чтобы меня этой ночью где-то не было?

— Возможно, — генерал задумался, – Хорошо, что доложил сразу. Что ещё?

Я выложил свою футболку, разворачивая:

— Ещё я подумал, что лучшая защита – это нападение, и кое-что прихватил из вещей Морены.

— Ого! На всём 100% есть её отпечатки?

— Нет, 100% только на бокале и этой каменной фигне. Остальное просто снято с её одежды.

— А нож ритуальный. Мы, кажется, видели демонстрацию техники с его участием. Молодец! Теперь иди и пришли ко мне Мартиона. И через час полный рапорт в письменном виде мне на стол.

 

 Марика:

Я проснулась от сомкнувшихся на запястье наручников. Чёрт! Роджер проснулся изумительно рано. Невероятно! Второй раз на этом прокалываюсь! Я взглянула на часы: мы заснули 4 часа назад. Прошлый рекорд побит! Может, он способен приспособиться так, чтобы сон после амосы совсем не требовался?

— Хочешь ещё поиграть?

Лично я могла бы и продолжить.

— Да, только по моим правилам.

После этого он оскалился в улыбке.

— Классно трахаешься. Пока.

И, как заправский альпинист, ушёл через окно. Блин!

Я села на кровати. Чёрт! А такая ночь была! Ну, что ему стоило сказать «Доброе утро» и выпить со мной чаю? Да, но тогда бы я его не отпустила. По крайней мере, сегодня бы не отпустила. Я усмехнулась про себя: и завтра бы тоже.

Я раскрыла браслет на руке, набирая номер Нандрель, запасной коммуникатор уже не первый раз доказывал необходимость своего существования.

— Я слушаю тебя, хранительница. Спешишь поделиться своим хорошим настроением?

— Милая, как ты думаешь, через сколько способен сбежать мужчина, которого имели 6 часов подряд?

— Нескоро.

— Прошло 4 часа, его уже нет. Даже без пьянящего действия амосы он должен был крепко спать до обеда после такого.

— Эээ… Может, его выкрали?

— Нет, он приковал меня наручниками к кровати и, ласково попрощавшись, ушёл через окно. Через 4 часа! Воистину, даккарцы просто созданы для постелей Арнелет. Мужчина, способный так легко переносить Амосу!

Чертёнок! Мало того, что его вчера хватило на такое время. Я могла бы ещё и утром продолжить. Ага, если бы первая сообразила приковать его на ночь! Истинные сыновья Мевы!

 

Следующие полтора часа я нежилась в постели, улыбаясь воспоминаниям этой ночи. А что ещё делать, если ты прикована к кровати?! Нандрель явилась спасать меня так быстро, как смогла.

Я подобрала свою одежду:

— Оппа! — ножны на поясе были пустыми, — Нандрель, как ты думаешь, к чему он решил захватить мой нож?

Нандрель выругалась:

— Точно ни к чему хорошему!

— Потрясающе! Очаровательно! Есть предположение, что настоящую цену этой ночи мне ещё предстоит узнать!

Нандрель усмехнулась:

— Оно этого стоило?

— О! Оно стоило чего угодно! В конце концов, по справедливости, он имеет право на месть. Играть в это с ним настолько опьяняет…

— Ты рискуешь потерять разум

— Да ладно! Я в жизни разумностью не отличалась.

Я закончила одеваться:

— Ну всё, пошли искать, кого там прирезал мой нож!

 

 Дже:

Около обеда меня вызвали к генералу Анжею:

— Ты был прав, подвох был, и такой, что искать надо было с фонарём. На счёт Артемиды перечислена некоторая сумма со счёта Морены. Если мы заявим, что тебя похитили, Драконов обвинят, что они тебя продали.

Генерал хитро улыбался в усы:

— Поэтому заявлять о твоём похищении мы не будем

Я кивнул, живо представляя себе заголовки газет: «Артемида продаёт Роджера Об Хайя по сходной цене.» М-да, скоро слова Роджер Об Хайя и Позор станут синонимами.

— Сейчас идёшь со мной к Гардману. Не для разглашения: этой миссией управляет именно Гардман, а Ритнер фигура фиктивная.

— Зачем такие сложности?

— Гардману 120 лет, его уже вот-вот в старики спишут. Было решено, что для официальных парадов нужен кто-то помоложе.

 

У дверей бывшего генерал-командора «Второго неба» было оживлённо. Летали адъютанты, секретари, агенты. Мы вошли. Мастер Гардман был худ, жилист, носил длинные волосы по традициям офицеров-северян и, кажется, был способен взглядом разбивать камни.

— Ну, как успехи? — обратился он к Анжею

— На место событий прибыли и полиция Драконов, и гвардейцы Королей. Улики опознаны, никаких сомнений в виновности Морены ни у кого не возникло. С мотивом тоже всё просто: эта журналистка была очень известная девка и много кому дорогу переходила. В том, что она могла иметь что-то на Морену, сомнений не возникает.

— Что выдала Ника?

— Реакция Ники неоднозначна. С Мореной лично она воевать не будет: дочь, всё-таки. Поэтому и организовали появление на месте преступления Королей и прессы. Но препятствий следствию она не ведёт.

— Хорошо. Молодец! — Мастер повернулся ко мне, презрительно оглядывая, — Ты считаешь, из него выйдет паук?

— Да, генерал.

Я замер. Даже не дышал, кажется. Анжей ручался за меня главе миссии, единственному, кто здесь имел право снова дать мне ордена.

— Ладно, доверимся чутью самого пронырливого Ан Тойра. С этого дня, парень, ты младший клерк при моём штабе. Докажешь, что способен воевать головой — верну оружие. Но ошибёшься хоть один раз, и вышлю тебя роду.

— Да, мастер! Вы не пожалеете!

Я был готов подпрыгивать от счастья. Мне давали шанс вернуться! Опять стать кем-то в обществе великого Даккара.

 

 Марика:

Я даже до дома не дошла. По дороге меня перехватили люди Энастении и притащили к ней лично на ковёр:

— Как ты могла допустить такое?! Столько улик, полное отсутствие алиби!

Мой нож, как оказалось, нашли под рёбрами одной вредной нэрми, самой ядовитой на язык журналистки Ажюрдай. И ведь даже нельзя сказать, что я не хотела её убить! Порой очень хотела! Кроме ножа там же оказалась каменная статуэтка с моими отпечатками, которой женщину оглушили. Бокалы на столе, опять же один мой. И развороченные и частично похищенные рабочие материалы.

— Конечно, любая разумная неолетанка поймёт, что это подстава. Но Хранительница Истины не должна попадать в такие истории!

Дело вели не только полиция Драконов, но и гвардейцы Королей. А это значит, что стоит мне появиться дома, арест обеспечен.

Замигал коммуникатор, сообщая о полученном сообщении:

«Сейчас же покидай планету и Свободные Земли. В свой дом не приходи. Дани»

О! Проявление материнской заботы. Энастения продолжала бушевать, расхаживая по комнате:

— Ты сейчас же уедешь на Селену. Ника замнёт дело, со свободных земель оно не выйдет. От работы по Даккару я тебя отстраняю. Для этого нужны мозги и аккуратность, у тебя этих качеств явно не хватает. Убирайся!

 

Из города меня вывезла одна из эми Нандрель, просто спрятав в грузовом отсеке фургончика. Правда, с планеты я не улетела. Это было бы чересчур предсказуемо. Что Драконы, что Короли способны отслеживать границы.

А здесь, на север от Костров, располагалось несколько неолетанских монастырей. Вот в один из них я и явилась.

Что ж, месть Роджера была очень умным, метким ударом. Нэрми, конечно, замнут это дело через недельку, им не выгодно со мной ссориться. Но неолетанки, простые неолетанки, составляющие душу и тело Арнелет, слова «Убийство» боятся, как огня. Убить женщину же в понятиях Арнелет то же, что убить ребёнка… Этот скандал посеет в их душах столько сомнений, что я со всем своим красноречием буду ещё несколько лет возвращать их доверие.

 

 

 

 Глава 11

 

 Марика:

Я сидела в этом забытом богами монастыре уже третий день. Настроение было поганое. Арсе каждый день звонила, сообщая новости. Моё дело действительно замяли. Адвокаты знали свою работу, а арестовывать меня для нэрми было невыгодно. Но вот вход в приличное общество Свободных земель мне теперь заказан. Да и моя репутация среди неолетанок упала, ниже некуда.

На Роджера я ни капли не обиделась. 1:1! Проигрывать я тоже умею. По теории надо было сейчас уезжать на Селену. Там можно будет начать оправдываться. Да и управляющие моего бизнеса давно изъявляли желание меня видеть. Надо бы…

 

Вечером опять приехала Нандрель:

— Можешь считать, что твоё дело закрыли! Ника завела дикие бюрократические дебри, где-то там оно и потеряется.

Она расправила юбки, усаживаясь на диван:

— Какие планы теперь?

— Энастения не пожелала меня обратно?

— Нет, пока от неё в твою сторону только нецензурная брань. Вернёшься на Селену?

— Наверное… Только знаешь, я хочу ещё раз его увидеть!

Нандрель усмехнулась:

— А как с политическим аспектом?

— Энастения меня уволила. Больше к политике я отношения не имею. Буду заниматься любовью!

— Выкрасть его сейчас даже проще, он таскается при штабе Гардмана, бегает по городу с бумажками и поручениями. Да и нам тут услуги предлагали… Но вот пропажу заметят быстро и начнут искать. Прятать придётся, причём серьезно.

— Да? Давай устроим свидание на природе!

— Можно, — Нандрель хитро улыбнулась, авантюры всегда забавляют её, — Надо обдумать всё хорошо, подготовить. Завтра займусь.

 

 Дже:

Гардман делал вид, что я пустое место. Единственный Об Хайя при его штабе, видя меня, морщился и исчезал. Как, в принципе, и все остальные. Чести общаться меня удостаивали только Мартион и Анжей. Причём Мартион сам ходил, сверля глазами пол. (Свой позор он ощущал всем существом. Хотя Анжей и не предал эту историю гласности)

Олимпиада подходила к концу. Но вопрос о военном сотрудничестве до сих пор висел неосязаемым и недостижимым. Даккар прижал Великих ами. Морена после обвинения в убийстве испарилась. Но на её месте появились другие.

Газеты продолжали жевать Даккар с чем попало, сеть полнилась порнухой с участием даккарцев, ежедневно взрывались новые и новые скандалы. У неолетанок не было армии, не было правительства и планеты. Великие ами публично признавались, что не управляют ситуацией, отрекались от происходящего и всех участвующих персон. Ссорились между собой. Валили всё на Морену и прочих отсутствующих. Не правители, а бабы на рынке. Война, можно сказать, перешла в разряд партизанской. И то, что кто-то вообще управлял ею сейчас, вызывало сомнение.

 

На второй день моего появления в штабе пришёлся очень ощутимый удар от этой партизанщины. В попытке запугать неолетанок отряд Ан Тойра проник на планету Мериль, сильно населённую неолетанками, с диверсионной операцией.

Обратно в космопорт эта двадцатка воинов пришла на четвереньках, дружно подпрыгивая через каждые три шага. Причём прошагали они таким способом около двух километров по центральной улице города, на радость прессе. Объяснение простое – Ар, последствия – над воинственным Даккаром смеялись не только свободные земли, но и республика, Империя и все до последнего существа, умеющие читать. Фотографии этого действа облетели газеты всей вселенной.

 

Мы сидели на малом заседании штаба. Гардман, Анжей, Раверстон и ещё 5 высших пауков со своими людьми. Меня притащил Анжей.

Гардман был зол и задумчив:

— Что мы можем сделать, чтобы предотвратить повторение?

Ответа не было. Оружия против Ар мы не нашли! Неолетанки, казалось, сами плохо знали его возможности. Они рассказывали, что каждая школа имеет свои тайны. Что мастеров многих школ никто не знает в лицо. Воспринимали Ар, как магию, абсолютно не понимая его природы. Они были малограмотны, суеверны, разрозненны, остатки народа погибшей планеты. И при всём этом мы им проигрывали.

Поднялся паук Оль Тобра:

— Думаю, нужно начинать переговоры с Арнелет.

Анжей усмехнулся:

— С кем из них? Перлиада заявила, что не занимается политикой, Энастения, что глупа и ничего не понимает в этом. Лимуника, что не разговаривает с мужчинами по статусу и что всё, не касающиеся церкви, не её проблемы. Это самые авторитетные великие. Остальные ещё тупее.

Вступил Раверстон:

— У меня вообще складывается впечатление, что они дурят нас по поводу своих правителей. Не могут трусливая Энастения и не умеющая читать Лимуника чем-то управлять! Скорее всего, это подставные фигуры!

— Лимуника не умеет читать?! — паук Оль Тобра рассмеялся

— В то же время Морена в этом плане является вполне реальной фигурой: образована, обеспечена, популярна, умна. Если выходить на реального правителя, то выходить надо через неё. Морена сейчас в монастыре в 15 км на север.

— И как нам купить её лояльность?

Анжей усмехнулся:

— Доверь мне это дело и дай с собой Роджера.

— Валяй, генерал!

 

 Марика:

Мы проболтали с Нандрель ни о чём полночи. Напились. Потом пьяные, в компании ещё десятка местных ами, ходили купаться на пруд и танцевать у костра.

 

— Хранительница, — меня тихонечко трясла за плечо молоденькая эми-ученица. Она говорила шёпотом, — Там к вам приехали.

Я выкопалась из под одеяла. Зрелище в спальне было то ещё: в одной постели со мной по диагонали спала Нандрель, а в промежутках между нами ещё, кажется, трое мужчин.

— Ко мне? Кому я понадобилась?

— Там два молодых даккарца прибыли, они спрашивают вас.

Я резко начала просыпаться. Зачем это я понадобилась даккарцам?

Из под одеяла показалась Нандрель:

— Убейте меня сразу! А лучше дайте опохмелиться!

Она, не глядя, пошарила рукой, нащупала ногу одного из мужчин, поднялась выше:

— Ну, это тоже подойдёт!

— Нандрель, просыпайся. К нам там даккарцы прибыли.

— Даккарцы – это хорошо! А то наши парни уже ни на что не способны!

Я рассмеялась. Да, похмелье было жуткое. Мужчины явно не справились!

— Сейчас я оденусь и разберусь, что там за даккарцы.

 

Когда я вышла из комнаты меня ожидал сюрприз: на подоконнике сидел Роджер. С ним был ещё один парень постарше.

— О! Смотри, сам пришёл! — шепнула Нандрель, выходя из комнаты.

Даккарцы сидели на подоконнике, потому что большой круглый диван в нашей гостиной был занят ещё одним спящим мужчиной.

— О! Нашёлся! А я думаю, ну не могла я взять на двоих трёх мужчин!

Нандрель подошла к дивану, подхватила мужчину на руки и утащила в спальню

На даккарцев вид голых тел в моей гостиной, кажется, не произвел ни какого впечатления.

— Привет! — Роджер мне хитро улыбался, — Долго же ты спишь!

— Здравствуй, чертёнок. Какими судьбами?

— Генерал Анжей хотел с тобой поговорить.

Он показал на своего спутника. Парень был лет около 30, симпатичный, рожа хитрая, усики торчком. И, кроме генеральских орденов, носил орден высшего паука — спецслужба. Что ж, уже наслышана: Анжей Ан Тойра собственной персоной! Только я уже не занимаюсь делом Даккара! Если бы генерал пришёл один, я бы с ним разговаривать не стала точно. Прикинулась бы глухой, слепой, пьяной. Но отвергнуть общество Роджера я не могла. Значит, чертёнка взяли в качестве приманки.

— Генерал? — я посмотрела на Анжея, — Вообще я не разговариваю с мужчинами, кроме тех, что принадлежат роду Арнелет или являются моими настоящими или будущими любовниками. Вы в каком статусе хотите со мной говорить?

— Не разговариваете? А мне говорили, что Ами Армариакка очень умна и демократична. И ещё, что никогда не упускает своей выгоды.

Генерал усмехнулся. К разговору со мной он был готов. То, что он упомянул моё имя Цуе и мою репутацию в мирной вселенной, было ненавязчивой демонстрацией этого.

— Да? И что же, в данной случае, будет выгодой для меня?

— Об этом судить лучше вам. Я не стану настаивать. Не захотите разговаривать, и мы сейчас же уедем обратно в Костры. Согласитесь, и мы задержимся на сутки для неторопливой беседы.

Да! Он не просто привёз Роджера, он хорошо понимал, что привёз его в качестве приза для меня. Меня предупреждали: опасный мужчина!

— Хорошо. А если я соглашусь поговорить, но не стану отвечать на какие-то вопросы?

— Главное, чтобы не на все.

— Ну, или навру.

— Вы соврёте некоторую часть в любом случае. Кроме того, я постараюсь не спрашивать такого, о чём вам захочется лгать.

Самоуверенный парень. Нандрель подошла сзади, положив мне голову на плечо, и хитро шепча на неолетанском:

— Отдашь мне этого усатика?

— На здоровье! Устрой нам уединённое место на четверых, с коньяком. Но первым – бочонок с Ибикой.

— Так точно, хранительница! — последнюю фразу Нандрель произнесла на межпланетном

 

Я вернула рассеянный взгляд на генерала:

— Хорошо, генерал, ничего не обещаю, но я попытаюсь с вами поговорить. Присядьте, мне понадобится время, чтобы привести себя в нормальное состояние.

 

Выпив огромный бокал отвара Ибики в качестве завтрака, я немного уняла своё невыносимое похмелье. Вообще, опьянение амосой у неолетанки легко снимается. Всё, что для этого нужно, это хороший секс. Собственные эротические переживания, возбуждение, оргазм быстро нейтрализуют действие наркотика. Но! Главное в этом правиле слово «хороший». Такой секс, в который ныряешь с головой. Вчера я явно барахталась на поверхности.

Нандрель явилась, шумно хлопая дверями:

— В 3 километрах отсюда лесной домик настоятельницы. Коньяк и шикарный стол уже там.

Она плеснула себе в бокал Ибики и жадно выпила большими глотками.

— Давно мечтала трахнуть даккарского генерала!

 

 Дже:

На следующий день мы с Анжеем отправились говорить с Мореной.

— Что от меня требуется?

— Ничего. Улыбайся и позволь ей с собой заигрывать.

Мы прибыли в неолетанский монастырь около полудня. Небольшая территория, обнесённая высокими рыжими стенами. А внутри куча домиков, террас, и всё плотно засажено кустиками и пальмочками, вокруг которых стоит лёгкий туман.

Охранница у ворот лишь мельком оглядела нас и велела проводить к Хранительнице. Ну и охрана! Даже оружие не забрали! Проходи, кто хочешь, убивай, кого хочешь!

Неолетанка-подросток, впустившая нас в комнаты Морены, на некоторое время замешкалась.

— Хранительница ещё спит…

В комнате, которая, скорее всего, была гостиной, стоял полный разгром. На полу валялись вещи, одежда, пустые бутылки, а на диване калачиком спал голый раб.

— Эээ… пожалуй, я сама разбужу её.

 

Морена появилась минут через 10. Заспанная, завёрнутая в огромный шёлковый халат на голое тело, зевая и пялясь на нас с полным отсутствием осознания в глазах. Потом её взгляд сфокусировался на мне:

— Чертёнок! Какими судьбами?

Она явно была не в духе и, может, оттого вполне лояльна. Генералу легко удалось уговорить её пообщаться.

 

Ещё через полчаса мы прибыли в какой-то маленький домик на берегу озера. Морена, уже вполне бодрая и болтливая, пригласила нас на террасу. Сама с размаха плюхнулась на широкий диван и ловко опрокинула меня к себе на колени. Я попытался вырваться, она хитро шепнула мне на ухо:

— Ты ведь сильно хочешь, чтобы я ответила на вопросы твоего генерала? Тогда сделай мне приятное, посиди со мной.

Я взглянул на Анжея. Генерал сделал вид, что не заметил ситуации. Я молча выругался на него, её и себя и терпеливо остался на Морениных коленках.

Явилась та самая неолетанка, которая вела мой бой в Чаше. Она принесла тарелки с фруктами и сок и скромненько села в кресле неподалёку.

— Ну, генерал!? Что бы вы хотели у меня узнать?

Анжей, казалось, чувствовал себя спокойно и уверенно. Он сидел в кресле, свободно откинувшись на спинку, и крутил в руке яблоко.

— Последнее время между Арнелет и Даккаром явно выявилось сильное непонимание. Неолетанки всеми силами противостоят договору между нами и женщинами САП. Причём очень настойчивы в этом противостоянии, как будто подписание этого договора лишит их чего-то важного. Изначально мы считали, что понимаем причины этого сопротивления. Но сейчас, когда Арнелет продолжает драться, несмотря на потери, не отступая, мы пришли к выводу, что, возможно, понимаем их неправильно. А ведь, возможно, понимая, мы могли бы пойти на уступки и договориться!

Морена хмыкнула:

— А почему вы не задали этот вопрос кому-нибудь из великих?

— У нас как-то не складывается взаимопонимания с этими ами. На разумный диалог они не идут, свои действия и условия объяснить не могут. Так что мы пришли к выводу, что ваш способ мышления для нас самый понятный и, следовательно, наиболее перспективный в диалоге.

— Конечно, вы не можете с ними найти взаимопонимания: вы же с ними не спите! А я была абсолютно честна в том, что неолетанки разговаривают только с мужчинами, принадлежащими роду Арнелет, или с любовниками. Вы же сами понимаете, что если бы пришли один, я бы не стала разговаривать.

Пальцы Морены легонько гладили мне шею. Я сжал зубы. Она же улыбалась и говорила с генералом абсолютно спокойно.

— И всё же, хранительница, вернёмся к причине раздора. Чем помешает Арнелет договор между Даккаром и САП?

— По большей части, всё банально: деньги! Основные доходы влиятельных ами – это торговля людьми. А если быть точнее, торговля мужчинами на территории САП. Причём неолетанки торгуют мужчинами-иностранцами. Думаю, мне не надо вам объяснять, что это парни, насильно увезённые со своих планет?! Сейчас ежегодно законы, связанные с миграцией мужчин в САП, только упрощаются. Партии противники таких упрощений не имеют веских аргументов. Одна из таких партий – Драконы. С заключением договора с Даккаром потребуется как минимум включить поправки, чтобы предотвратить похищение самих Даккарцев. А это уже повод и первый шаг к ограничениям.

— Насколько мне известно, лично вы не торгуете людьми. Но именно вы выступили ударной силой в этом противостоянии. Почему?

— Всё очень просто, у нас принято подчиняться старшим по рангу. Так же как и у Даккарцев.

— На данный момент вы прекратили эту деятельность?

— Да, Роджер позаботился, чтобы меня уволили со скандалом.

Она зарылась носом мне в волосы и чмокнула за ухом. Я не мешал, просто терпеливо сидел у неё на коленях и слушал.

— Этот бизнес работорговцев – основная и единственная причина?

— Основная, но не единственная. Ещё есть Неолетанская культура, мировоззрение, очень хрупкое наследие наших предков. Именно это мировоззрение делает неолетанок живучей и целостной расой. А в нём, в этом мировоззрении, женщина может быть иногда воином. (На Арнелет всегда существовали племена с двуполым обществом, где доминировали женщины.) А вот мужчина всегда чья-то собственность. Причём это особенность менталитета не только неолетанок, но и нэрми. Просто амазонки более беспечны по поводу своей культуры. Вы знаете, что Ника добилась безопасности для миссии Даккара, только объявив вас всех собственностью Драконов?

Морена рассмеялась:

— Вам известно было это?

— Да, конечно.

— Тогда давайте сделаем допрос взаимным. Зачем? Зачем обществу мужчин понадобилось искать союза с матриархальным САП? Не с республикой, не с империей, не с тысячей других более мелких, зато вполне патриархальных обществ?

— У Даккара большие проблемы с республикой. Возможно, назревает война. Империя пока лишь тихо осуждает наше общество. Все остальные чересчур слабые союзники. Союз с САП сможет вытянуть ситуацию. САП не осуждает нашу воинственность, работорговлю, пиратство. Это единственное крупное и сильное государство, которое не видит в нашем образе мышления порока.

— Да! Только объект сексуальных желаний… Вы поражающе откровенны, генерал.

— Надеюсь на взаимность.

 

 Глава 12

 

 Марика:

Молодой даккарский генерал оказался интересным собеседником. Очень умный, проницательный мужчина. И всё же такого азарта, как Роджер, в моей душе он не рождал. Чертёнок же, притихший на моих коленках и весь превратившийся в слух, наоборот, занимал мой разум, несмотря на интересную беседу. Невероятно, но я всё-таки влюбилась!

— Хранительница, если вопрос покажется неприемлемым, не отвечайте. Ваши великие официально приняли сторону Драконов 4 дня назад, но вы всё равно продолжали действовать. Как я понимаю, приказ вам они не отменили. И это при всей реальной опасности положения… Почему?

Он очень верно формулировал вопросы: я не выдавала тайн. (Хотя на тайны Энастении я плевать хотела) Я лишь подсказывала, в чём ошибка его понимания событий.

— Мммм… Генерал, на неолетанок нельзя давить. Подчинение силе предполагает разум, благоразумие, а неолетанки – это эмоции. Кроме того, у неолетанок в этом плане плохо с чувством самосохранения. (На меня не смотрите. Я в этом смысле ненормальная.) Неолетанки быстро восстанавливают численность и готовы легко отдавать себя будущим поколениям. Не пытайтесь понять их головой. Воспринимайте их как… как явление природы. Арнелет переводится как «Край всепоглощающей любви». Вот именно этой любовью и руководствуются мысли неолетанок, – я рассмеялась, — Именно из-за этого вы их и не понимаете.

— Явление природы… Скорее, стихийное бедствие! То есть, Великая ами готова легко погибнуть? И всё из-за законов, не мешающих работорговле?

— Скажем так: работорговля – это источник доходов. Эти доходы великие добровольно вкладывают в развитие расы в целом, на них содержатся планеты протекторатов: больницы, школы, дороги, порты, доставка лекарств и продовольствия, содержащего атакву. Перебой в таких поступлениях хотя бы на месяц будет стоить около миллиона жизней. В основном, детей до 1 года.

Генерал Анжей некоторое время смотрел мне в глаза, осмысливая сказанное:

— И как бы нам выработать компромисс? Как объяснить вашим Великим, что мы согласны на уступки, и на ваших детей не покушаемся?

— Как я уже говорила, генерал, чтобы разговаривать с неолетанками, надо с ними спать. Заведите при генерале, ведущем переговоры, молодого капитана, который будет любовником этой великой. Неолетанка будет вас лучше понимать, читая мысли любовника, и будет охотнее общаться, понимая.

— Читая мысли?!

Про себя я усмехнулась.

— Да. Читать мысли любовников способны почти все взрослые неолетанки. Есть мастера и школы, которые способны делать это с любым мужчиной.

Вообще, идея создавать мифы вокруг Ар принадлежит не мне. Ещё Лимуника, войдя в должность Хранительницы Ар, завернула такую систему в монастырях, что породила множество мифов и невероятную сложность узнать истину даже для неолетанок. Ар приписывались возможности буквально магические.

Задумывая свои книги про искусство Ар, я сделала то же самое. Кроме реальных методов и возможностей, включила море легенд и откровенной лжи. Например, про чтение мыслей. Хотя это не ложь, это полуправда. Неолетанки способны заставить любовника говорить. Но только говорить! А чтение мыслей – это миф.

Анжей недоверчиво покосился на меня:

— Вы способны читать мысли?

— Любовников – да, конечно.

— То есть, например, вы читали мысли Роджера?

Чертёнок на моих коленях напрягся.

— Нет, не было такой необходимости.

— То есть, это сознательное действие? Надо применить какие-то усилия, специальные действия?

— Да, это специальная техника. Вернее, несколько техник. Наиболее распространенная довольно трудоёмка. Без необходимости неолетанка не станет этим заниматься.

Ну, или если она такая же чокнутая, как я, и не вмешивается в сознание своих любовников.

— А насколько глубоко можно читать мысли?

— Настолько, насколько мужчина их помнит. Или настолько, насколько ами интересно.

Он ухмыльнулся:

— Ладно. Вернёмся к переговорам. Значит, к генералу приставить молодого помощника. Любого?

— Ни в коем случае! Неолетанки гурманы в любви. На кого угодно согласится только подросток, а их мужчине, если он не хочет потерять уважение, лучше избегать. Для Великой лучше предоставить выбор. Подсылать ей разных мужчин по разным вопросам, она сама проявит интерес. Причём подобрать любовника нужно до переговоров.

— Чего ещё нужно избегать?

— Ещё? Ну, пожалуй… пожалуй, хорошо бы не опускать планку. То есть, если переводить на даккарский: «Спишь с генералами, ниже в звании уже не спускаться». Это относится только к неолетанкам. Женщины, даже амазонки, значения не имеют.

— Я до сих пор плохо понимаю неолетанскую иерархию и звания.

— Правильно, мы ведь не носим погон! — я задумалась, — Есть две ветки: Цуе и Мевы

— Мирная и военная?

— Не совсем. Мева у неолетанок это не война. У нас же даже армии нет. Только диверсионные отряды. Поэтому Мева – это, скорее, мастерство Ар. По линии Цуе неолетанки бывают Великие, Первого круга, среднего круга и остальные. Всё перечисленное только про Ами, Эми по определению ниже. По линии Мевы, Главы школ, мастера, ученицы.

— Как соотносятся две линии между собой?

— Никак: эми может быть мастером Ар самой высокой, 4-той, ступени. А Великая ами может не иметь статус мастера даже первого уровня.

— И кто кому в таком случае подчиняется?

— Ну, это индивидуально для каждой пары и ситуации…

Роджер, увлечённый разговором, тоже решил вмешаться:

— Ты говорила, что главная хранительница подчиняется Великим.

— Да. Статус Великой Ами уникальный. Он высший и в Цуе и в Меве. Но… Например, в Цуе я отношусь к первому кругу свиты Энастении. В Меве являюсь помощницей Хранительницы Ар Эдоллы. Но Эдолла в Цуе носит имя Лимуника, и сама является Великой ами. Кому, по–вашему, я подчиняюсь, если их приказы противоречат?

— Хранительнице. Она прямой командир, — Роджер смотрел на меня увлечённо

— Не угадал, чертёнок, Энастении. Потому что она ещё и моя бабка.

Ну и потому, что с Лимуникой мы друг друга просто терпеть не можем.

— То есть, родственные связи тоже влияют?

— Не однозначно, генерал. Например, вы же знаете, что Ника моя мать…

— Мать?! — чертёнок уронил челюсть от удивления

— Да, малыш. Ника в Цуе зовется Даниэлла Энастения, а я Армариакка Даниэлла Энастения.

— Это значит, что Энастения мать Ники?

— Ты жутко наблюдателен, Роджер.

— Ты воюешь под руководством бабки против матери?

— Если перевести на даккарский: Ника выступает против своего рода. Она предательница.

— Почему тогда Энастения её не убила?

Я мельком взглянула на генерала. Анжей молча, откинувшись на спинку кресла, внимательно наблюдал за нашей увлечённой беседой с Роджером.

 

 Дже:

Глупо, как ребёнок, сидя на коленках у Морены, я внимательно слушал разговор. То, что она рассказывала, было очень увлекательно. Хотя я уверен, что половина сказанного ложь.

В какой-то момент я даже вступил в разговор. Настолько удивился, что карлица Ника мать Морены. Они не походили друг на друга до полной противоположности. Морена улыбчивая, высокая, сильная фигура, авантюристка. И Ника с кислым выражением лица, мелкая, почти без грудей, зануда.

— По-моему, позор выносить разногласие между родственниками на общее обозрение. И если Ника предательница, почему Энастения её не убила?

— Роджер, разве ты не помнишь, неолетанки не убивают никого. Даже нож, который ты у меня стащил, можно было применить только к одному определённому существу… А на женщину, или даже даккарца, я бы им не воспользовалась

Рассказывая, казалось бы, серьезные вещи, Морена успевала, не торопясь, лазить у меня под футболкой руками и хитро улыбаться. Потом, в какой-то момент задумалась с хулиганской усмешкой и без смущения выдала Анжею:

— Генерал, честно говоря, я уже устала разговаривать. Но если вы дадите мне перерыв часов 5, примерно, то я согласна потом продолжить.

— Ну, что мне остаётся сказать? Хорошо. Надеюсь, вы не против, если я пока порасспрашиваю вашу помощницу.

— О! Абсолютно за.

И после этой фразы она подхватила меня на руки и потащила из комнаты:

— Юбля! Морена, я сам ходить умею!

Она затащила меня на второй этаж и бухнула на кровать:

— Блин, чертёнок, как я по тебе соскучилась, — потом игриво нахмурилась, — Назовешь меня ещё раз именем Мевы, буду звать тебя, как ребёнка: «Дже».

Я вскочил, поправляя одежду.

— Ты ведёшь себя, как подросток. Могла бы хотя бы при генерале обращаться ко мне уважительней.

Морена рассмеялась:

— После того, как он недвусмысленно намекнул, что привёз тебя в качестве платы за мою лояльность?!

— Что?!

— Твой генерал хорошо понимает, что я согласилась говорить с ним только из-за тебя! Потому что хотела тебя видеть, — она броском повалила меня на кровать, прижимая сверху своим телом, — И не только видеть! Хочу касаться тебя губами, хочу смотреть в глаза, хочу пробегаться легонько пальцами по сильным плечикам, спинке, попе…

Заявления о намерениях Анжея по поводу меня я пропустил, запомнив обдумать потом.

Морена хихикнула и, изогнувшись, небольно укусила меня за ягодицу

— Рррр! — вообще я, конечно, возбудился уже. Поваляйся-ка вот так в кровати с молодой, бойкой, пусть не совсем женщиной, особенно когда она рассказывает, как собирается тебя ласкать. Но в отношении Морены чувствовались нотки собственника. А позволять относиться к себе, как к рабу, я не собирался, — Перестань!

Я выскользнул из её захвата.

— Я тебе не игрушка и не приз!

— Вот это, чертёнок, мне в тебе особенно нравиться. Просто так в руки ты не даёшься!

Она резко сделала подсечку, я ушёл. Развернулся с прямым ударом — она увернулась. Удар, блок, захват. Морена сменила технику, и я оказался прижат к кровати с вывернутыми руками. На запястьях щёлкнули наручники. Я вывернулся, ударяя ей в грудь коленом. Она громко ахнула. Потом, извернувшись, загнула меня дугой, перевернула и ловко пристегнула обе ноги к металлической спинке.

— Ты попался!

Я восстанавливал дыхание, пока не рыпаясь. Морена сидела у меня на бёдрах и тоже дышала тяжело. Я дёрнулся. Надо признать, скрутила она меня мастерски. Без шансов вырваться. Последний раз так меня связывали малолетние неолетанки, когда имели по кругу…

— Эй, ты чего?! — она чмокнула меня, поглаживая по щеке, — Да ладно, не расстраивайся так! …Ну! …Ну не буду больше.

Морена расстегнула наручники на ногах, потом аккуратно на запястьях.

 

Я ничего не делал и не говорил ей. Не возмущался и не дрался. Но она отпустила меня и выглядела проигравшей.

Я потёр запястья.

— Почему ты меня развязала?

— Ты так помрачнел. А я не хочу делать тебе больно. Я люблю тебя, — она улыбалась.

Бред! «Любить» по отношению к человеку — означает находиться в психологической зависимости. Полный бред!

— Когда ты меня на коленках, как раба, тискала, я тоже не особо радовался.

— Не так. Тебе было просто стыдно немного. А вообще приятно.

Я поднялся с кровати, поправляя на себе одежду. Морена не препятствовала.

— Роджер, останься. Давай поваляемся. Тебе ведь нравиться со мной спать.

Спать с Мореной было очень даже хорошо. Но!

— Ну! Роджер, ты же хочешь секса?!

Она развалилась на кровати и, кажется, командовать больше не собиралась.

— Ты не договорила с генералом.

— Роджер, я, как голодный зверёк, хочу секса с тобой. От этого голода я ничего делать неспособна. Утоли его, и я в благодарность побеседую с твоим генералом ещё.

Я уселся на край кровати:

— На что ты ещё способна, чтобы со мной потрахаться?

— А что ты хочешь?

— Ну, не знаю, выступить сторонником договора с Даккаром.

— Ввергнуть Арнелет в экономический кризис, надломить мировоззрение неолетанок? Воспользоваться тем, что мне в рот смотрят миллионы необразованных ами и вогнать их в хаос? — она как будто задумалась, — Не! За одну ночь многовато! Если бы за тебя целиком… Скажем, ты едешь со мной на Селену и остаёшься столько, сколько мне будет угодно!

Издевается надо мной просто в открытую.

— На Селену?! В САП?! Твоим рабом?! Ни за что!

— Ну, я так и подумала! — она изобразила на лице расстроенность, а потом засмеялась. Издевается!

 

 Марика:

— Ввергнуть Арнелет в экономический кризис, надломить мировоззрение неолетанок? Воспользоваться тем, что мне в рот смотрят миллионы неолетанок, и вогнать их в хаос? — я притворилась, что задумалась, — Не! За одну ночь многовато! Если бы за тебя целиком… Скажем, ты едешь со мной на Селену и остаёшься столько, сколько мне будет угодно!

Я внимательно смотрела чертёнку в глаза. Скажи, что согласен! Я искупаю тебя в роскоши, избалую. Я открыто поддержу этот дурацкий договор. Ну, переметнусь от бабки к матери! В конце концов, они ведь просто ищут защиты. Почему бы роботам САПа не защитить таких хорошеньких парней!

Глаза Роджера расширились, выражая гнев:

— В САП?! Твоим рабом?!

Свободу мой чертёнок ценит гораздо больше. Почему-то не сомневалась! Я рассмеялась, сведя всё в шутку. Не хочу, чтобы его заставили согласиться. У его командиров чести значительно меньше. То, что ВСЕ даккарцы очень честные, байка того же разряда, что и та, что на нэрми не действует Ар. Даккарские солдаты, капитаны действительно честны, порой, до глупости. Но даккарские генералы врать умеют очень искусно, особенно те, что носят знаки пауков.

Я вытянулась на кровати, смешно поджав губки:

— Ну что? Я сегодня напрошусь на секс, или мне стоит уже начать жалеть, что я так легко повелась на развод и согласилась болтать с твоим генералом?

Чертёнок наклонился надо мной, утыкаясь носом мне в грудь

— Какая же ты стерва! М…

— Марика!

Я извернулась, подставляя под его поцелуй губы. Рай! Он сам приехал ко мне и сам меня поцеловал! Ну, почти сам! Я блаженно расслабилась, позволяя чертёнку самостоятельно затягивать меня в дурман своей страсти. Желание собиралось между ног, грозясь разбить разум в мелкие осколки и втихаря замести веничком под шкаф. Нереально! Божественно! Рррр! Умеренно грубо, сильно, источая желание… Аааа!  Что я готова отдать за то, чтобы спать с тобой? В такие минуты всё!

 

 Дже:

Как всегда после секса с Мореной, я ненадолго вырубился. Очнулся от того, что она гладила меня по щеке.

Она улыбнулась мне, потом взглянула на часы:

— Три часа двадцать минут! Невероятно!

— Почему невероятно?

— У меня на губах наркотик, помнишь. Он усиливает ощущения. Но после него требуется довольно продолжительный сон. Мужчину можно просто пинать ногами, не проснётся. Обычно мужчина, привычный к амосе, просыпается через 7-8 часов. Ты проснулся через три! Сознайся, сколько раз ты спал с неолетанками?

— Ты считать разучилась?

Морена довольно заулыбалась.

— Значит, на первый раз ты проснулся через 14 часов, второй пять, третий четыре, четвёртый три. Сногсшибательная адаптация!

Я встал. Подобрал свои штаны.

— Ты поговорила с генералом?

— Нет. Когда я спустилась вниз, ему уже было не до меня, он ублажал Нандрель.

С чего это он вдруг? Или чтобы разговорить? Я плюхнулся в кресло. Если Морена действительно хоть немного психологически зависима от меня, надо этим пользоваться. По крайней мере, попытаться:

— Тот план, как найти подход к вашим Великим, имеет ещё какие-то подводные камни?

— Как любой план.

— Рассказывай!

Она улыбнулась:

— Может, чаю?

— Можно и за чаем.

Морена встала, с хитрой ухмылкой подхватила меня на руки и перекинула через плечо.

— Юбля! Отпусти!

Она аккуратно опустила на диван уже на террасе, расставляя на столе чашечки и вазочки с печеньем.

— Ну?!

— Во-первых, великие между собой не равны. Старшими являются Энастения, Перлиада и Лимуника (она же хранительница Эдолла). Первые две – самые крупные торговцы людьми в САП. Последняя просто очень популярна из-за распространенности учения школы Владык Ар. Первых двух можно купить. Денег им не хватает всегда. Ну и, конечно, пообещать не препятствовать их бизнесу. С Лимуникой говорить не нужно. Это ничего не даст. Лучше для количества привлечь Великих помладше. Хорошо подойдут Гардеона и Растенья. Гардеона занимается фармацевтикой, не торгует людьми и не имеет статуса в Меве. Честно говоря, она и в Цуе одна фикция. Всё могущество Гардеоны – это могущество её мужа Луиса. То есть, здесь не нужно любовников, просто поговорить в присутствии Луиса. Он почти всегда молчаливо присутствует на её встречах. Решения принимает он. Луис имперец, аргументы для него соответствующие. Цитируйте незабвенную императрицу. А она, мадам Эвиг, любила говорить: «Вселенная прекрасна в своём разнообразии. И мы будем защищать в ней это качество.» Объясняйте, что просто ищете защиты от республики.

Рассказывая это, Морена улыбалась и, как кошка, терлась щекой о мою руку, растянувшись на диване:

— Растенья тоже не торгует людьми. Зато она владеет целой сетью добывающих колоний. И ей, если это, конечно, не противоречит каким-нибудь вашим правилам, нужно пообещать военную защиту от бандитов. Вам всё равно, где базы строить, постройте в её секторе. Ни один бандит в сектор к даккарцам не полезет!

— Я думаю, установить охрану из наших людей вполне возможно.

— Ну вот! Проще всего переманить Растенью. Одновременно нужно подбирать мужчин для Великих сестёр и разговаривать с Гардеоной. Луис отец Энастении и Перлиады, и имеет на них значительное влияние.

— Ещё?

— Ещё камень в том, что договариваться нужно не только с неолетанками, но и с нэрми. Драконы сейчас единственная партия, которая вас поддерживает. Короли пока молчат, но если Арнелет перестанет бороться, они начнут активные действия. Надо встречаться со Стрелой. Чем их заинтересовать, придумывайте сами.

Она некоторое время молчала. Я тоже обдумывал то, что она сказала. Какой бред эта бабская политика: к этой иди, к этой не иди, эту трахай, эту не трахай.

— Роджер, а если без громких восклицаний, чем тебя так пугает идея поехать со мной на Селену? Я могу пообещать вернуть тебя через месяц.

— Чем? А с какой радости я должен стремиться в рабство?

— Ну, «рабство» бывает разное. Я просто хочу узнать, какие конкретно моменты жизни на Селене тебя пугают?

— Моменты?! Ходить с тряпкой на лице, размалёванный, как клоун?! Как собака в ногах валяться?! Я по твоей милости и сейчас ежедневно читаю про себя в газетах. Что бы ни сделал — вывернут! Ежедневно покрываю свой род толстым слоем позора! Представляю, сколько они бы мусолили мой визит на Селену!

Морена вздохнула:

— Поняла: сшафа, косметика, пресса… Хотя немного косметики тебе бы пошло! — и она с хохотом увернулась от бокового удара.

« предыдущаяследующая »

Как не пропустить новую главу?

1. Вы можете подписаться на обновления этого сайта (вам будет приходить на почту когда я что-то выложила) :


Рубрики: | Метки:
Редактировать:
Напишите комментарий



Моё творчество

Романы Ольги Талан. Женское доминирование
  • Свежие комментарии

  • Метки

  • Рейтинг русскоязычных сайтов о Женском ДоминированииРейтинг русскоязычных сайтов о Женском Доминировании
  • счётчики

    Рейтинг@Mail.ru
    Топ100- Эротические рассказы
  • Дизайн сайта Miss Udacha
  • 

    Оставить комментарий




    Загрузить свой аватар